МЕЧ и ТРОСТЬ

ПАСХАЛЬНАЯ СЕДМИЦА В БУЭНОС-АЙРЕСЕ. ПРИХОЖАНИН СОБОРА РПЦЗ(А) 96-ЛЕТНИЙ БЫВШИЙ ВОИН РК, РОА А.А.ЯНУШЕВСКИЙ РАССКАЗЫВАЕТ

Статьи /
Послано Admin 12 Мая, 2021 г. - 12:43

Пасхальная Светлая неделя русских идет и в знаменитом Свято-Троицком соборе РПЦЗ(А) Буэнос-Айреса. Храм один из самых верных устоям, традициям РПЦЗ в Русском Рассеянии, в него ходят истинные потомки белоэмигрантов. Вот его история.

В 1890-е годы в Аргентине увеличилось количество выходцев из России, В конце 1894 года в Буэнос-Айресе был приобретён участок земли, начался сбор средств для строительства там новой церкви. Пожертвования собирались большей частью в России: распространялись воззвания, произносились проповеди в различных городах. 5000 рублей пожертвовал Государь Николай II, жертвователями были Императрица Мария Фёдоровна и святой Иоанн Кронштадтский. Закладка храма произошла 6 (18) декабря 1898 года в присутствии дипломатического корпуса и представителя президента Аргентины. Проект был разработан действительным членом Императорской Академии художеств М. Т. Преображенским, строительство осуществлял аргентинский архитектор Алехандро Кристоферсен. 23 сентября (6 октября) 1901 года Свято-Троицкая церковь была освящена в присутствии дипломатического корпуса и президента республики Хулио Рока.

В 1910-е годы при храме были открыты потребительская лавка, приют для нуждающихся, бесплатная читальня и культурно-просветительский кружок, любительский хор и драматическая труппа. Приход вёл сборы денег в пользу бедных, осуществлял помощь в возвращении в Россию. Настоятель храма до 1917 года занимал должность секретаря дипломатического отдела Российской миссии в Буэнос-Айресе. С 1920-х годов приход находился в юрисдикции Архиерейского синода Русской Православной Церкви Заграницей.

В июне 1949 года, несмотря на то, что настоятель храма о.К.Изразцов ушел из РПЦЗ в ПЦА, ее община осталась преданной Зарубежной Церкви. В Буэнос-Айресе состоялось Учредительное Собрание «Российской Колонии в Аргентине», на котором присутствовало свыше 400 человек, в том числе представители большинства Российских общественных организаций в Аргентине. Это Собрание «отвергло с негодованием оскорбительные заявления протопресвитера Константина Изразцова» против Первоиерарха РПЦЗ митрополита Анастасия (Грибановского), «вождя русской эмиграции». В августе 1991 года в Буэнос-Айресе состоялся Седьмой Всезарубежный Съезд Русской Православной Молодёжи, литургическим центром которого был Свято-Троицкий храм. В съезде приняли участие более ста представителей молодёжи из разных стран. На съезд прибыл Первоиерарх РПЦЗ митрополит Виталий (Устинов). После 2007 года, когда часть РПЦЗ под руководством вл.Лавра (Шкурлы) соединилась с МП, епископ РПЦЗ Агафангел (Пашковский) из его синода в Одессе возглавил из отложившихся приходов юрисдикцию РПЦЗ(А),в которой находится Свято-Троицкий собор поныне.

Собор построен в историческом центре города в стиле московских церквей XVII века («узорочье»). Здание храма двухэтажное: на первом этаже приходская школа, на втором — церковь. В соборе имеются два боковых придела — святителя Николая Чудотворца и равноапостольной Марии Магдалины. Роспись купола, потолков, колонн, арок и весь орнамент церкви была произведена итальянским художником Маттео Казеллой. Картина А. П. Рябушкина «Святая Троица» (в новозаветной концепции) послужила картоном для венецианской мозаики, пожертвованной академиком Н. А. Фроловым, расположенной над входом в храм. Фарфоровый иконостас был изготовлен в Миргородской художественно-промышленной школе за 1899—1900 гг, по проекту архитектора Н. Н. Никонова. Храму с Афона была передана «Самонаписавшаяся» икона Божией Матери с частицами мощей некоторых святых. В соборе находится памятная доска, установленная в 1967 году, с надписью: «Светлой памяти императора Николая II Мученика, вождей и воинов добровольцев Белых Армий за честь Родины — за Россию Великую Единую неделимую, против большевистской власти меч поднявших. РОВС, Буэнос-Айрес. 1967 г.».

+ + +
Старейшим прихожанином этого собора является Александр Анатольевич Янушевский (три его ФОТО) -- один из двух последних здравствующих чинов Русского Корпуса на Балканах. На сайте РПЦЗ(А) он так рассказывал о себе год назад:

"Мой отец, Анатолий Иосифович Янушевский, родился в Петербурге 20 апреля 1902 года, по старому стилю. Доброволец Вооруженных Сил Юга России генерала Деникина и Русской Армии генерала Врангеля. Корнет Крымского Конного полка. В Русском Корпусе - в 1-ой юнкерской сотне 1-го батальона 1-го полка. Затем в полку «Варяг» полковника М. А. Семенова. С 1948 года в Аргентине. Был вице-председателем объединявшего корпусников в этой стране Союза Святого Александра Невского. Скончался в Буэнос-Айресе 26 июня 1979 года и похоронен на Британском кладбище Буэнос-Айреса.

Я – сын от его первого брака. Отец был женат первым браком на Екатерине Петровне Кузнецовой, которая родилась 21 января 1905 года, жила и училась в Новочеркасске, после эвакуации из Новороссийска и пребывания в Константинополе, проживала в Югославии, где в Белой Церкви окончила Мариинский Донской Институт. После войны, из Югославии попала в Венгрию, а потом в Ташкент. Там и скончалась 27 октября 1996 года.

Я родился 24 декабря 1925 года в Югославии, учился в 1-ом Русском Великого Князя Константина Константиновича кадетском корпусе в Белой Церкви. После вторжения немецких войск в Советский Союз, генерал Михаил Фёдорович Скородумов собрал нас, человек 50 молодежи (помню в их числе В. В. Гранитова) в Русском Доме, в Сокольне, на улице Кралице Натальи, 33, объяснил создавшуюся ситуацию, дающую нам возможность возобновить борьбу за свободу России от большевицкого ига и закончил свою речь словами: «Я вас приведу в Россию!». Через два дня он был арестован Гестапо, а его место занял генерал Борис Александрович Штейфон.

К концу октября 1941 года я уже был с моим отцом в Русском Корпусе, на Банице, хотя мне еще не исполнилось16-ти лет. Я попал в 4-й взвод 1-ой юнкерской роты, - велосипедной - под командой полковника Василия Георгиевича Корнилова (его сын Юра, скончавшийся в Аргентине в 1995 году, тоже служил в Корпусе). Что касается 3-й роты, то она получила прозвище «индейская» - все её бойцы были 16-ти или 17-летними. Из Топчидерских казарм нас отправили в Шабац. Мы действовали в Лознице, в Баньей Ковиляче, вступали в перестрелки с красным партизанами. У всех был большой энтузиазм, мы не сомневались, что вскоре будем отправлены воевать на Восточном фронте, а не с титовцами. В этом смысле мы поначалу верили немцами, видели их как союзников. Ведь руководство Вермахта было согласно с этой идеей: колоссальное количество подсоветских пленных вкупе с белым зарубежным офицерством и его сыновьями можно было успешно использовать против Сталина. Но Гитлер и партия нацистов боялись, что будет потом? И на Восточный Фронт нас так и не допустили.

Мы все воспитывались в монархическом духе, но о политике особенно не задумывались. Сбросим большевиков, - а там разберемся. В рядах Русского Корпуса я пробыл до середины 1942 года, а затем, по настоянию отца, вернулся в кадетский корпус - доучиваться. Однако в 1944 году в Германии поступил в Русскую Освободительную Армию. Был во власовской офицерской школе в Мюнзингене. А с 1948 года и по сей день - в Аргентине".

http://xvm-9-108.ghst.net/index.php/novosti/rptsz/95


+ + +
Вот что узнаем подробнее о Свято-Троицком соборе РПЦЗ(А) и А.А.Янушевском из очерка А.Титовой «Аргентина для русских» в блоге «Эксперта»:

...Свято-Троицкий храм на улице Бразилиа зажат между высокими жилыми новостройками. Табличка с назва¬нием прячется за пальмами, а голубые купола можно рассмотреть, только запрокинув голову. В общем, в первый раз я прошла мимо.

— Девушка, служить будут здесь, — вежливо окликает меня женский голос с прибалтийским акцентом. Пожилая леди в соломенной шляпке жестом предлагает последовать за ней.
— Я хожу в эту церковь много лет. Здесь, в Буэнос-Айресе, есть другие православные приходы, но мне туда нельзя.
— Почему?
— Папа белогвардейцем был. Значит, сюда положено ходить…
Ее изящная шляпа в один миг уступает место русскому платку и уже почти без акцента она шепчет:
— Помолитесь за него…

Свято-Троицкий храм, построенный еще в 1901 году, в том числе на пожертвования царя Николая II, в начале XX века превратился в главный бастион белоэмигрантского духа в Аргентине. Здесь не признали революцию в 1917 году, молились за победу Гитлера в 1941 году и решительно отвергли Акт о каноническом общении в 2007-м. Московскую пат¬риархию в Свято-Троицком храме считают «дочерним ведомством НКВД», а Московский патриархат настаивает на том, что в храме на улице Бразилиа собрались раскольники. Православные в Аргентине взаимопонимания не нашли.

Внутри непривычно много утреннего солнечного света. На фоне фарфорового иконостаса теплятся свечи. Распевается хор — две молодые женщины. Остальные по аргентинскому обычаю опаздывают. Часть службы идет на русском, часть на испанском. В целом, все как в российских храмах, только юбки у аргентинских прихожанок короче, а каблучки — выше.

Разными путями оказывались в Аргентине белогвардейцы. Кто-то сразу после гражданской войны плыл в Парагвай, откликнувшись на романтические призывы генерала Беляева, а затем перебирался в более благополучную Аргентину. Но большинство семей белогвардейцев оказались здесь в 1948 году, когда Хуан Доминго Перон издал указ о привлечении иммигрантов.

Слышу в храме вопрос:
— Простите, это вы тут интересуетесь жизнью очень старых людей?

Это Александр Янушевский. Старейший представитель белой эмиграции в Буэнос-Айресе — простой учтивый старик. Он похож на состарившегося в одно мгновение гимназиста.

Найти его очень легко. У Янушевского нет страницы в Facebook, нет электронной почты, нет мобильного и даже, кажется, нет обычного телефона. Зато каждое воскресенье, в любую погоду он поднимается на второй этаж Свято-Троицкого храма, аккуратно ставит свою палочку под иконой святого царя-мученика Николая II и два с лишним часа неподвижно стоит на литургии. Для него это также естественно, как для меня читать по утрам новости.

— Пойдем выпьем кофе, — Янушевский быстро стучит палочкой по тротуару. — После каждой службы я много лет подряд заказываю двойной эспрессо в баре на углу.
— Однажды сюда пришел советский научный пароход. На него пускали смотреть. Я в очереди стоять не хотел и кричу матросику: можно по трапу подняться к вам? Он мне сразу по-свойски выпить предложил, а я и говорю: я белогвардейский продукт. Они тогда не поняли, как я тут оказался, — смеется Янушевский, — дали мне коммунистические газеты почитать. Вот, мол, вспомни родину. А мне вспоминать нечего, я никогда не был в России. Мой отец служил у Врангеля. Из Крыма попал сначала в Галлиполи (совр. Гелиболу, Турция. — «РР») и уже затем в Сербию — тогда Королевство Сербии, Хорватии и Словении. Там я и родился в 1925 году.

В те годы король Сербии Александр I приютил в стране русскую монархическую эмиграцию, которая не спешила далеко уезжать, надеясь на скорый крах большевиков. Русские офицеры полностью сохранили в Сербии прежний уклад жизни — остались при своей форме и званиях, организовали штаб Русского общевоинского союза и даже служили в боевых частях, охраняя границы. На содержании короля был и Кадетский корпус, где учился Александр Янушевский.

— Я воевал в РОА. Правда, Власова никогда не видел. Только в кино. Когда началась война, нас, кадетскую молодежь, собрал генерал Скородумов и объявил: будет создана русская воинская часть для борьбы против большевиков на востоке. Он произнес большую речь, и последней его фразой было «я вас поведу в Россию». Так я оказался в Русском охранном корпусе. Мне еще не было 16 лет.
— Много вы успели повоевать?
— Совсем нет. Немцы поздно предоставили Власову свободу — в ноябре 1944 года. Конец войны застал меня в Чехии. Мы с нашей ротой выжидали: придут американцы — увидим, что они станут делать. Поговаривали, что продолжат воевать, но уже против Советского Союза. В Чехии на форму РОА смотрели косо, но нас не трогали: вот придут «братья», пусть сами вас вешают…
Звук его голоса то чуть дребезжит, то гаснет, но затем возвращается с прежней силой.
— И тут в один прекрасный день вдруг — пух! — американцы. «Вы кто? Русская армия? Единственная русская армия — это армия Сталина. Приходите сдаваться в плен на площадь через два часа. Мы поняли: надо драпать. Нас четверо было, корешей. Вокруг все кишит: танки американские, пленные немецкие, а мы идем себе спокойно по шоссе, курим и стараемся не оглядываться. Ну хоть бы одному америкашке пришло в голову спросить — куда это мы! Уже в Германии нас отвели в какой-то лагерь для беженцев. Начальником оказался сербский коммунист. Мы поняли, что сейчас придет НКВД, смерши, вся эта компания — и нам не поздоровится. Ну и смотали удочки.
— Неужели у вас в самом деле была надежда на то, что вы придете в Россию с немцами и победите Сталина?
— Считали так: в немецкой армии много бывших царских офицеров из Прибалтики, они поддерживали русских. Потом, семь миллионов пленных! — Старик чуть приподнимается на стуле. — Воспользоваться бы этим моментом, не гонять их по лагерям, а предложить: кто хочет, пойдемте против советской власти. Это была последняя попытка и надежда — формировать русские части с национальным духом. И самое главное: армия немецкая нам сочувствовала, а вот их партийное начальство — нет. Мы шли сбрасывать советскую власть с помощью немцев, потому что другой силы у нас не было. А потом нужно было и немцев останавливать.
— Хорошо, допустим, свергли бы русские войска вместе с немцами Сталина. А дальше-то что?
— Дружба народов, — разводит руками Янушевский.
— Это каких?
— Немецкого и русского!
Несколько секунд мы молча смотрим друг на друга.
— Да, да, знаю, что вы думаете. Немцы — проклятые фашисты, я страшный предатель родины, — с явным равнодушием к моему мнению говорит Янушевский.
— Нет, я думаю о бесконечных, трагичных и странных русских иллюзиях.
— Знаете, накануне войны в наш кадетский корпус пришли немцы. У нас там в музее висели портреты царя, великих князей, предводителей белого движения. Были и немецкие знамена, взятые еще в 1761 году. Немцы их увидели, попросили отдать. Ну, «нет» не скажешь, это понятно. Они свернули свои знамена и ушли. Теперь конец войны. В Белграде остались только наши преподаватели, не захотели бежать. Приходит русский солдатик: открывайте музей. Что-то ему отвечают, он — бах! — пулю в лоб. Сапогом дверь выбил, все, что счел нужным, — забрал. А остальное, не разбираясь, подожгли. Это свои, русские.
— Вам когда-нибудь хотелось побывать в России?
— Когда-то да. Теперь уже, наверно, нет. Теперь там, в общем, свобода, как и здесь: хочешь — в храм свой ходи. В частную жизнь тоже вроде никто не лезет. Но мне кажется, что в России сейчас продолжение советской власти. Во всем, что ни происходит, кто-то виноват. Америка, капиталистическое окружение, недорезанные буржуи. И Путина не поймешь. Российский флаг вроде бело-красно-синий, а знамя вооруженных сил все равно красное. Красные звезды на кокардах, тут же — царские орлы. И Ленин на площади бесконечно отдыхает. Лично для меня той России нет. И дело не в царе. Национальной, православной страны нет и не будет. Потому что весь мир катится к чертовой матери, — подумав, спокойно резюмирует Янушевский.
В Буэнос-Айресе он живет почти 70 лет. За все это время у него так и не появилось друзей-аргентинцев. Он работал на стройке, затем секретарем в конторе. Потом открыл свою мастерскую по пошиву пластиковых чехлов. Вшивать в них молнии ему помогала Светлана из «новых русских». Так здесь называют приехавших в 1990-х годах. Первый раз он женился только в 65 лет — на русской иммигрантке из Ростова-на-Дону. Детей у него нет.
— Народ здесь добрый и простой, но для меня это иностранцы. Так же, как тогда, в детстве, иностранцами были сербы. В 1949 году в Буэнос-Айрес прибыли 255 выходцев из Русского корпуса. Сейчас в живых осталось пять от силы.
Даже в этом, казалось бы, исключительно узком круге не все дружат. Ниточки, связывающие русских, никогда не видевших Россию, рвутся. Кто-то ходит в другой храм, признав над собой духовную власть Московского патриархата, кто-то, как Янушевский, всегда будет верен только главному храму потомков белогвардейцев.
— Я один тут в округе болтаюсь бесконечно. Но тоже скоро в Англию поеду — на Британское кладбище Буэнос-Айреса, — спасается безжалостной старческой самоиронией Янушевский и, посмеиваясь, всматривается в быстрое движение улицы.

https://expert.ru/russian_reporter/2015/09/argentina-dlya-russkih/



Эта статья опубликована на сайте МЕЧ и ТРОСТЬ
  https://apologetika.eu/

URL этой статьи:
  https://apologetika.eu/modules.php?op=modload&name=News&file=article&sid=3715