МЕЧ и ТРОСТЬ

Иерей РПЦЗ(А), историк А.М.Хитров об основателе «гусарского богословия» -- имяславия-имябожничества иеросхимонахе Антонии (Булатовиче)

Статьи / Современная ИПЦ
Послано Admin 07 Сен, 2020 г. - 19:10

Предыдущая публикация: В.Черкасов-Георгиевский «Моя дискуссия со старостой калужской общины АС РПАЦ А.Зайцевым – «имябожником», их объявление других РПЦЗ-осколков еретиками» -- http://apologetika.eu/modules.php?op=modload&name=News&file=article&sid=3676

Поручик А.К. Булатович получил тяжелейшую контузию в голову, последствия которой сказывались у него до конца жизни. Уже во время излечения в полевом госпитале в Порт-Артуре у него стали регулярно проявляться вспышки немотивированного буйного гнева, одна из которых закончилась попыткой покушения на жизнь соседа по госпитальной палате, - кубанского казака. Именно за этот неблаговидный поступок полковой Суд офицерской чести постановил в 1902 г. лишить поручика А.К. Булатовича звания гвардейского офицера Русской Императорской армии.

Вернувшись в Санкт-Петербург в 1903 г., А. К. Булатович не смог добиться своей реабилитации и, осознав невозможность продолжения военной карьеры, он поступил там послушником в Св. Сергиеву мужскую пустынь, находившуюся тогда в пригороде северной столицы. Затем, в 1906 г. он получил огромную государственную компенсацию за сожженную крестьянами родовую усадьбу в с. Луцыковка Харьковской губернии (ныне Сумской области в Украине) и отправился на Св. Гору Афонскую. На Афоне он приобрел отдельную калибу, принял схиму и некоторое время занимался лишь только переводом с греческого на русский язык сочинений св. Нила Мироточивого.

Во время начального этапа богословских споров об Имени Божиим в 1910-1911 гг. он был в очередной (на этот раз самодеятельной) поездке по Эфиопии и проявил свой личный интерес к спорам о книге «На горах Кавказа» только лишь в начале 1912 г. После кратковременного периода осуждения «имяславия», о. Антоний (Булатович) неожиданно переменил свою точку зрения на прямо противоположную, а затем, до момента своего окончательного отъезда в Россию в январе 1913 г., фактически являлся организатором и идейным вдохновителем этого движения на Русском Афоне. В своем главном сочинении «Апология веры во Имя Божие и во Имя Иисуса» и в ряде статей о. Антоний (Булатович) придавал «имяславию» весьма своеобразное понимание сути споров о досточтимости Имени Божия, не имеющего чего-либо общего с реальным содержанием текстов всех трех изданий книги о. Илариона «На горах Кавказа».

Таким образом, всю «афонскую смуту», вплоть до высылки всех русских «имяславцев» в Россию в июле 1913 г., фактически создал лишь только один тяжко болевший военный инвалид о. Антоний (Булатович). Среди слепо последовавших за ним русских монахов – «имяславцев» преобладали выходцы из самых низких сословий южно-русского общества, как правило, не обученные грамоте даже до уровня первого класса начальной школы. Еще об одном из близких идейных сторонников о. Антония (Булатовича) на Св. Горе Афон – бывшем киевском семинаристе и драгунском офицере Павле Дометовиче Григоровиче, известен только лишь факт его единственного кратко временного посещения Афона и проживания, затем, на Северном Кавказе до и после окончания гражданской войны. Российские историки так и не нашли еще сведений о какой либо его церковной деятельности. Также, ничего не известно о принятии Григоровичем в 1920-х гг. духовного сана.

Полное отсутствие среди монахов-имяславцев лиц с каким-либо духовным образованием не позволяет называть участников движения «имяславия» сторонниками богословских традиций греческого и русского исихазма или вообще считать их богословами. Лишь только перед прибытием всех «имяславцев» в Россию, к этой теме проявили живой интерес российские лево-радикальные журналисты и религиозные философы, которые изначально увидели в этой ситуации удобный повод для усиления революционной пропаганды против «реакционных синодалов», являвшихся идейной опорой монархического строя в России.

При всем этом, российские философы-«имяславцы» оправдывали свою еретические позиции лукавой манипуляцией цитатами из лучших произведений святоотеческого духовного наследия Византийского и Русского Православия. Характерно, что архиеп. Сергий (Страгородский) покровительствовал тогда участникам Религиозно-философских обществ Москвы и С.Петербурга, члены которых оказались наиболее последовательными защитниками «имяславия», а также идейными вдохновителями замены Российского Истинного Православия будущими «живоцерковными» и «обновленческими» группировками.

Искусственный характер проблемы «имяславческой ереси» виден также из того факта, что взрывной поток публикаций по этой теме в российской и зарубежной лево-радикальной прессе появился только лишь в мае 1913 г. Каким –то мало понятным образом этом вопрос оказался связан со знаменитым процессом по делу Бейлиса об убийстве в Киеве отрока Андрея Ющинского. Как только в 24 мая 1913 г. Киевский суд утвердил второй обвинительный акт против Бейлиса, вся «левая» пресса России резко замолчала об этом процессе и переключилась на «имяславие».

Вторая волна ажиотажа об «имяславии» началась в марте 1917 г., когда этот полузабытый после решений Синода в 1914 г. и 1915 г. вопрос оказался единственным публичным обвинением российских революционеров в адрес консервативной части высшего священноначалия РПЦ во главе с архиеп. Антонием (Храповицким).

Внимательное изучение протоколов допросов «имяславцев» в Приморском отделении полиции г. Одессы и их анкет в Московской Синодальной Конторе полностью подтверждает мнение представителей высокообразованной части высшего российского священноначалия в лице архиепископов Антония (Храповицкого) и Никона (Рождественского) о том, что ересь «имяславия» является проявлением всего лишь только «мужицкого самосбродства» и «мужицким догматцем», а абсурдные по смыслу комментарии по этой теме о. Антония (Булатовича) – «гусарским богословием». Судьба единственно уцелевшего в советскую эпоху «имяславца» – о. Давида(Мухранова) оказалась практически не известной отечественным или зарубежным историкам Русского Православия, т.к. за всю свою долгую жизнь он никаких богословских трудов так и не удосужился написать.

В то же время в числе идейных обличителей этой ереси оказались такие выдающиеся церковно - исторические личности как члены Священного Кинота Святой Горы Афонской, Вселенские Патриархи Иоаким III и Герман V, ученые монахи Богословской школы при монастыре Св.Троицы на о. Халки и члены Синода Вселенского Патриархата (Константинополь, Турция), Патриарх Антиохийский Григорий; члены Святейшего Правительствующего Всероссийского Синода, Патриарх Тихон (Беллавин), Митрополиты Макарий (Парвицкий-Невский) и Питирим (Окнов), архиепископ Никон (Рождественский), епископ Феофан Полтавский и будущие Первоиерархи РПЦЗ Митрополиты Антоний (Храповицкий) и Анастасий (Грибановский). Этот список дополняют Обер- Прокурор Святейшего Синода В.К. Саблер, Министр Иностранных дел С.Д. Сазонов, академик богословия о. Алексий (Киреевский), проф. С.В. Троицкий, Посол России в Константинополе М.Н. Гирс и его помощник - Консул А.Ф. Шебунин.

Источник цитат: статья иерея РПЦЗ(А) А.М.Хитрова, выпускника Московского Историко-архивного института, скончался в 2018 году -- «ВЗГЛЯД ИСТОРИКА НА ПРОБЛЕМУ ИМЯСЛАВИЯ» -- https://afanasiy.net/vzgliad-professyonalnogo-ystoryka-na-problemu-ymiaslavyia





Эта статья опубликована на сайте МЕЧ и ТРОСТЬ
  https://apologetika.eu/

URL этой статьи:
  https://apologetika.eu/modules.php?op=modload&name=News&file=article&sid=3677