МЕЧ и ТРОСТЬ

В.Черкасов-Георгиевский "Жалкая попытка сбежавшего из РОНА в 1944 г. Б.Башилова-Юркевича убедить, что советские -- это русские, книгой "УНТЕРМЕНШИ МОРЛОКИ ИЛИ РУССКИЕ"

Статьи / Дело о Белом Деле
Послано Admin 17 Сен, 2013 г. - 11:32

Немудрено, что нафталинную книгу Б.Башилова <<УНТЕРМЕНШИ МОРЛОКИ ИЛИ РУССКИЕ. Наблюдения "внутреннего эмигранта" (Буэнос Айрес, 1953)>> в интернет выложили белосовки (https://disk.yandex.ru/public/?hash=tfGx9%2BjSV6mTeaZCfkx%2Bo9/USiY0y3f%2B2tu/5SanDmg%3D). Белосовку: советско-эрэфовскому человеку, притворяющемуся белогвардейцем, -- любо всякое измышление, что якобы под сажей советчины кипит русское, Белое. Белосовок пытается уверить себя и других, что в его нутре неукротимо горит русский дух Белой борьбы. Книгу написал похожий на современных белосовков Б.Башилов. Этот бывший советский журналист, воевавший в Красной армии, затем состоявший в РОНА, сбежавший из Русского Освободительного движения за год до окончания 2-й Гражданской войны, пытается доказать, что СССР остался Россией. В свободном мире Башилов стал "антинацистским" НТСовцем, а в конце жизни сблизился с бывшим капитаном 5-й штурмовой бригады Ваффен-СС «Валлония» Н.И.Сахновским. Башилов-Юркевич юрко менял свои убеждения и сподвижников из противоположных лагерей. Вот что о нем известно:

Борис Башилов (настоящее имя — Борис Платонович Юркевич; 1908 год, Златоуст — 1970, Буэнос-Айрес, Аргентина). Работал в комитете Севера, принимал участие в агитпробеге от Свердловска до Москвы, который описал в книге «17 000 000 собачьих шагов», участвовал в полярной экспедиции на ледоколе «Седов» в 1930. В 1931 в Архангельске были изданы его книги «Флейта бодрости» и «Льды и люди», подписанные псевдонимом Борис Норд.

В 1933 Юркевич со своей семьей переселился в Туруханск, где занимался организацией охотничьего хозяйства и заготовкой пушнины. После он жил в Орле, в Архангельске, где работал в газете «Моряк Севера», и в Курске, где сотрудничал в газете «Курская правда».

Во время Второй мировой войны воевал в Красной армии, попал в немецкий плен под Вязьмой в октябре 1941. Побывав в Вяземском и Смоленском лагерях, вступил в ряды «Бригады Каминского», после чего оказался в репатриационном лагере для военнопленных в американской оккупационной зоне — Платтлинг. Затем он попал в лагерь для перемещённых лиц Мёнхегоф близ Касселя в Германии. После окончания войны остался в Мюнхене, живя под фамилией «Тамарцев». Там он написал несколько исторических повестей. Принимал участие в деятельности Народно-трудового союза, работал секретарём издательства «Посев», состоял членом Суворовского союза.

В 1948 году Башилов порвал с НТС и переехал в Аргентину. Там он сблизился с И.Солоневичем и устроился в издаваемую им газету «Наша страна». Создал своё издательство под названием «Русь», издавал альманах «Былое и грядущее». В 50-60 годах печатался главный труд Башилова — «История русского масонства» в девяти томах.

В 1950-х годах он активно участвовал в работе Российского Имперского Союза-Ордена под начальством Н. И. Сахновского.

( Википедия )

+ + +
Фрагменты из статьи Б.Башилова-Юркевича "Правда о бригаде Каминского", откуда он дезертировал в 1944 году, когда РОНА вошла в Варшаву для подавления антигерманского восстания:

"О существовании РОНА (Русская Освободительная Народная Армия) я узнал в 1942 году весной, когда был выпущен немцами из лагеря военнопленных и отправлен работать в пропаганду "Б" — главный орган немецкой военной пропаганды на центральном участке Восточного фронта. По замыслам немцев пропаганда "Б" после взятия Москвы должна была заменить собой центральные органы большевицкой пропаганды. Кроме меня в пропаганде "Б" работал С. Максимов, автор "Дениса Бушуева", Р. Березов и целый ряд других лиц...

Вместо того, чтобы обрасти военными и политическими руководителями из числа русских патриотов, Каминский уже в Локте оброс морально нечистоплотными элементами из числа немецких и большевицких агентов. Ближайшее окружение Каминского состояло, конечно, не только из одних немецких и большевицких агентов, но их все-таки было изрядное число.

Каминский постепенно перестал верить в удачу дела, начал пьянствовать и сквозь пальцы смотреть на те безобразия, которые стали творить в отдельных случаях над партизанами и населением подчиненные ему отдельные военачальники...

Каминский давно хотел создать политическую организацию, идея которой зародилась еще у Воскобойника. Исполбюро НТС направило к нему инженера Хомутова, который сумел войти в доверие к Каминскому и уговорил его создать без согласия Гитлера русскую национал-социалистическую партию. Каминский, которому в этот момент было уже все равно, (дело происходило в Лепеле), одобрил план Хомутова.

Хомутов "разработал" проект партийной программы (на самом деле это было полное повторение программы НТС) и вот, в один прекрасный день все работники немецкого связного штаба были приглашены Каминским на банкет.

Около каждого прибора стояла бутылка с вином, а около бутылки лежали манифест о создании "Национал-социалистической трудовой партии России" и отпечатанная программа НТС. Для немцев это было полной неожиданностью, но возражать они не стали, так как узнали из донесений своих агентов, что Каминский решил идти "ва-банк" и недаром распорядился поставить около дома, где происходил банкет, все имевшиеся у него танки и броневики. Так была провозглашена, без согласия Гитлера, Национал-социалистическая трудовая партия России...

Удалось выполнить основную цель — не допустить выгодной для немцев конкуренции между двумя русскими армиями. Уже в июле 1944 года я поехал в Ригу и сообщил представителю Власова полковнику Позднякову, бывшему позже начальником кадров РОА, чтобы он передал ген. Власову, что в случае создания массового антибольшевицкого движения и Русской армии, РОНА будет под его начальством и что все для этого сделано. Так и случилось...

Я уехал из расположения РОНА примерно дней за десять до восстания в Варшаве (в армии Каминского я не состоял) и больше не вернулся..."

(Газета "Наша страна", № 152, 1952)

+ + +
Цитируем основные постулаты в книге Б.Башилова "УНТЕРМЕНШИ МОРЛОКИ ИЛИ РУССКИЕ":

"...Теория существования советского человека очень опасная... Сторонники этой теории незаметно оказываются в одном ряду с большевиками.

Такой народ существует только в воображении людей, которые свою ненависть к большевизму перенесли на весь народ и которые Россию называют Эсэсерией и Совдепией, а русских людей советскими людьми.

Прежде чем поучать иностранцев, что Россия не СССР, части старых эмигрантов — левых и правых, — следовало бы самим усвоить этот взгляд. И тогда бы они не стали презирать тех, кто даже под игом партийных морлоков сумел творить русскую культуру дальше.

Мы, жившие там, сделали мало для русской культуры, меньше того, чем мы хотели и что мы сделали бы при другой власти, но мы все-таки делали что могли. И я рад, что знаю, что русская земля все же, хоть и медленно, но идет вперед в культурном отношении, а не пятится назад, ибо есть в стране не только партийные морлоки, но и интеллигенция. И это мое заявление должно вызвать не подозрение в тайном советофильстве, а радость, что есть еще порох в пороховницах у русского народа.

Между партийцами (морлоками) и огромной массой беспартийных существует непримиримая рознь. Эта вражда останется и после падения большевизма.

Если отбросить два, три миллиона партийных морлоков и искалеченных нравственно большевизмом беспартийных, сказать, что народ наш гораздо менее морально разложился, чем некоторые народы Европы, не знавшие большевизма.

Основное разделение идет по линии оценки России или Совдепии. Для большинства новых [эмигрантов] это Россия, для некоторой части старых — нынешняя Россия это не Россия, захваченная большевиками, а Совдепия — Эсэсэрия, страна морлоков. В этом корень всех неполадков между старой и новой эмиграцией.

В своих статьях я выступал против употребления в Вашей газете ("Новое русское слово". -- Прим.В.Ч-Г) терминологии: "советский народ" , "советский человек", "советские люди", "сталинское поколение". Усвоение политической терминологии врага ведет за собой незаметное усвоение идеологических концепций врага. Сначала признание догмата большевистской пропаганды, что большевикам, действительно, удалось создать из русского народа существующего тысячу лет, особый "советский народ", особого "советского человека" , затем объявление этого нового типа
"советского человека" звероподобным человеком, объявление "советского народа" стадом зверей, сдерживаемых только чекистами.

Теория о тьме морлоков, обитающих в России, о стаде зверей, сдерживаемых чекистами, это только эмигрантские комментарии к большевистской теории о том, что будто бы Сталину удалось вырастить особое сталинское поколение.

Я восстаю против этих вредных теорий потому, что они могут быть использованы сталинской пропагандой, потому что если они будут доведены до сведения русских людей, живущих за железным занавесом, они оскорбят их и Сталин использует их. Сталинское поколение, к счастью, существует только на страницах московских газет и Вашей газеты.

Мы можем констатировать существование в США хорошо организованного единого фронта врагов национальной России; в него входят и марксисты и не марксисты: политический гешефтмахер Исаак Левин, и Соломон Сульцбергер, и в числе многих других и... Марк Вейнбаум. И каждый из них на своем участке идет по пути их соотечественника Ильи Эренбурга и проповедует ненависть против России. Вся разница только в том, что Илья Эренбург вопил: "Убей немца", а они на разные лады вопят изо дня в день на страницах американских газет: "Ненавидь Россию ".

Так работают в Америке достойные ученики недостойного А.Розенберга, продолжая кампанию: "Ненавидь Россию"...

+ + +
Б.Башилов передергивает: ежели и облечь антисоветскость в лозунг "Ненавидь Россию" -- это в значении "Ненавидь Совдепию", заменившую подлинную Россию. В башиловской книге не доказательства, а лишь утверждения, которые не выдерживают критики. Например: "Русская земля... идет вперед в культурном отношении, а не пятится назад".

Высшим достижением советской культуры был балет -- антихристианское голозадое виляние под музыку. Высшее достижение "народного" песенного творчества -- хрипатые поэтообразные тексты полуеврея В.Высоцкого. О "продвижении" в живописи, "мухинской" скульптуре и упоминать не хочется.

Высшее русское достижение в мировой культуре -- литературу вытоптали подлым способом. Главное условие существования литературы, независимо от ее талантливости -- отображение правды жизни. Создавать литературу под гнетом цензуры Главлита невозможно. Поэтому единственным крупным писателем из литераторов, выросших в СССР, стал А.Солженицын, писавший сначала в стол, потом -- в эмиграции. Даже ему пришлось изрядно разменять одаренность на "просветительскую" документалистику, журналистику, изводя читателей километрами газетных и т.п. цитат, которые ныне мы запросто читаем в привольном их корпусе в интернете.

Я был в писательской гуще "русофилов" и "деревенщиков", не случайно написав в 1980-е книгу "Путешествия. Рассказы о писателях России". Причем слово "России" мне навязал заядлый мэтр-русофил, рекомендовавший книгу в печать, чтобы утвердить: якобы мои десять портретов советских писателей -- не совецких, а русских из существующей лишь в его воображении России. На дружеских попойках честные из литераторов говорили от души другое. Клонил кудрявую голову, возможно, самый лучший в советской литературе стилист, лирик, невыездной из "России" по линии КГБ, а все же отхвативший Госпремию СССР:

-- Наша литература -- это танцы на пепелище...

Задавался жгучий вопрос его соратнику, крупнейшему литературоведу:
-- А разве "деревенщики" не возродили русскую литературу?

Литературовед, великий знаток и литературы Русского Зарубежья, отвечал:
-- Возродили... на уровне протопопа Аввакума.

Это в то время, когда на Западе расцвел и творил с одинаковым изяществом на русском и английском подлинный наследник русской литературы В.Набоков, метафоричностью, филигранностью письма превзошедший ближайшего предшественника по Зарубежью блестящего И.Бунина.

+ + +
Б.Башилов сам себя поневоле разоблачает, показывает обратное его утверждениям в своей книге следующим цитированием:

"В двадцатой книге "Нового Журнала" напечатаны страницы из дневника Ксении Васильевны Деникиной, жены бывшего командующего Добровольческой Армии. Ксения Деникина описывает встречи с власовцами, солдатами русского добровольческого батальона, стоявшего в декабре 1943 года в той же французской деревне, где жила Деникина. Унтерменши, а по нынешней терминологии — морлоки, быстро сблизились с Деникиными. Ксения Деникина в своем дневнике описывает такие, оставшиеся у нее в памяти, случаи:

"...Сидели мы вокруг стола под тусклой лампой, может быть, в последний раз. Так странно судьба соединила нас тут, в глухой французской деревне. Два поколения. Две России... И не чудо ли, что мы, почти четверть века оторванные от родной земли, где жили эти люди в таких страшных условиях, а молодые родились, когда нас уже не было, что мы нашли с ними общий язык и доверие!!!

Сережа тихонько попросил:
- Папаша, скажите нам что-нибудь на прощанье.

Антон Иванович посмотрел на них всех:
- Спасибо, русские люди. Вы явились для меня живым доказательством того, во что я всегда верил, жива русская душа. И в этом залог спасения России.

Тогда встал Ефим Тихонович и начал торжественно:
- Ваше Превосходительство...

Ему, очевидно, поручили сказать прощальный тост. Но от непривычки у него выходило не очень складно и понятно. И, махнув рукой, он сказал:
- Ну, чего там! Одно слово - мы вас полюбили. Русские вы люди. Думали, вместе в Россию поедем. Да вот, не выходит. Спасибо вам земное и не поминайте лихом, - и он всхлипнул.

Антон Иванович встал и они обнялись. Две седые русские головы... такие разные и такие родные.

- Храни вас Господь!...

Ушли. Вчера... Все утро приходили прощаться. Даже беспризорник Аркаша пришел и, глядя в сторону, ткнул мне пакетик печенья, сказав: "для мальца".

...Раздается резкая немецкая команда. Трогаются. Стоим с малышом близко к телегам, пожимаем находу руки... Проходят мимо нас русские телеги... Все это, вместе с людьми, ведь привезено прямо из России...

- Не поминайте лихом, барыня, — говорит Ефим Тихонович, придерживая лошадей, — а когда в православную церковь попадете, за раба Божьего Евфимия помолитесь, — и он снимает шапку.

Я берусь за край его телеги рукой и мы обнимаемся. Он крестит меня и маленького, а я уже не могу говорить.

- Прощайте, барынька, генералу дай Бог здоровья, - и телега проходит мимо.

Тянутся пулеметные двуколки, кухни, телеги... Мелькают люди в чужих мундирах, но с родными душами. Мы все машем, пожимаем руки. Люди срываются с своих повозок, подхватывают малыша, целуют его, спешно жмут мне руку и догоняют колесницу своей дикой судьбы ...

Уже было совсем темно, постучала в ставни:
— Идут!

Шла рота из М. Издали слышалось русское солдатское пение. Пение все ближе. Никогда еще они так не пели!... Все дружно, громко, точно с вызовом судьбе. Все дальше и дальше раздавалось "пташечка"... Прерываемая сухим криком немецкой команды, звонко неслась русская песня над французскими лесами и постепенно замирала вдали.

Куда ушли они безродные, беззащитные в эту холодную чужую ночь? И отчего такой острой жалостью болит сердце?... Или маленькие русские лошадки на смешных телегах увезли кусочек Родины, которую мы больше не увидим?..."

***
Приводя эти отрывки из дневника Ксении Деникиной в своей статье "Русская душа", напечатанной в газете "Русская Мысль", Владимир Зеелер пишет:

"Этими словами кончаются "Страницы из дневника". Какой простой, невыдуманный рассказ о тех днях, которые проходили с таким волнением, такой трагической скорбью для уходящих, поистине "беззащитных" русских людей в "немецких мундирах" ... Где сейчас все эти Коли, Яши, Сережи, эти добрые, жалостливые, бездомные русские души? Сложили ли они головы свои "в борьбе с англичанами и американцами" "за спасение России"? Томятся ли в лагерях Ди-Пи? Или в первые дни победы стали жертвами тех неслыханных в истории "выдач"? Выдач, которым покойный Антон Иванович верить не мог и считал всякие слухи о возможных выдачах провокацией? Не знаю, как вы, а я ощутил, осознал, в этих теплых словах Ксении Деникиной, что русская душа поистине жива, и ею спасется Россия..."

Я был счастливее Владимира Зеелера, я давно уже убедился, что народ победил духовно большевизм и душа России жива".

+ + +
Господи, помилуй, не дай нам башиловско-"российской" эдакой души. Какая ложь, что "народ победил духовно большевизм"! Имел ли хоть какое-то понятие, что такое духовность, Башилов и ему подобные эмигранты второй волны? Увы и увы, похоже, как был он совецким журналистом, таким и остался. Он ничего не понял из общения Деникиных с власовцами.

Деникины увидели в них русскость, потому что ее остатки позволили солдатам РОА выломиться из сталинского СССР. Таким же на первых порах в РОД был сам Башилов. Это потом он усмотрел у Каминского жуткое пьянство, а сбежал из Варшавы, наверное, потому что верные Вермахту каминцы решили покарать там "братьев-славян" проанглийско-масонского, так сказать, восстания генерала Т.Бур-Коморовского. Но сам-то Башилов прославился еще позже тем, что написал девять томов о "жидо-масонах", побратавшись с эсэсовцем Сахновским. В то же время Башилов был другом И.Солоневича, которого из-за связей его брата с НКВД в эмиграции, пытались убить настоящие белогвардейцы.

К.В.Деникина честно отобразила богомольного власовца Евфимия Тихоновича, какой проклял столь неприятное Башилову понятие Эсэсэрия, по совецкому праву бывших русских заместившее канувшую Россию. Много ли видел таких, свободно осеняющих себя крестным знамением, Башилов-Юркевич в СССР? Старый седой Евфимий Тихонович взялся за оружие против совецких, чтобы напоследок постоять за свою, не-башиловскую, старую Россию. Лишь горстки подобных этому старику людей оставались в СССР. Из фактов Деникиных Башилов делает противоположный вывод о "духовной победе народа над большевизмом". Выдает "морлок" желаемое за действительное.

Башилов бредил идеями, неприемлимыми не только для евреев "Нового русского слова", а и для большинства, не "некоторой части", белоэмиграции:

"Основное разделение идет по линии оценки России или Совдепии. Для большинства новых [эмигрантов] это Россия, для некоторой части старых — нынешняя Россия это не Россия, захваченная большевиками, а Совдепия — Эсэсэрия, страна морлоков. В этом корень всех неполадков между старой и новой эмиграцией".

Его книга -- та же провокаторская песня, что у знаменитого диссидента А.Зиновьева, в конце 1990-х вернувшегося в РФ, выдвигавшегося в ее Госдуму. Он на родине по-башиловски написал:

"Метили в коммунизм, а попали в Россию".

Господа башиловы, зиновьевы, русская Россия, которую вы придумали для самооправдания, якобы антисоветская под советским игом, не существовала и не существует.

Чего ждать в будущем? Из молодежных интернет-публицистов наиболее бойкими, талантливыми в пропаганде русскости выступают недоучка-студент Е.Просвирнин и учащийся студент Ф.Мамонов. Первый безбожник, второму неважно, если не устоит целой бывшая русская земля. Других радетелей не предвидится.

Прошло более полувека после писаний Б.Башилова-Юркевича и "духовное преодоление большевизма" "возродилось" в Эрэфии почитанием Сталина-Джугашвили, ненавистного автору книги "УНТЕРМЕНШИ МОРЛОКИ ИЛИ РУССКИЕ". Теперь очевидно, что в башиловском сочинении правдиво только его название.

Эта статья опубликована на сайте МЕЧ и ТРОСТЬ
  https://apologetika.eu/

URL этой статьи:
  https://apologetika.eu/modules.php?op=modload&name=News&file=article&sid=2651