МЕЧ и ТРОСТЬ

В.Черкасов-Георгиевский "Гостей-плебеев Л.Н.Гумилев у себя дома соответственно в хамстве и принимал"

Статьи / Мемуарное
Послано Admin 30 Мая, 2013 г. - 11:31

Некий блогер pschutt, приятель известного ядовитыми поэтическими опусами В.Саломахи (Калакозы), написал у себя:

"Тут намедни у досточтимого kalakazo вспомнили еще раз незабвенного Льва Николаевича Гумилева. Довелось мне несколько раз побывать у него дома где-то в начале 80-х. Жил он в коммуналке на Среднем проспекте Васильевского острова. Когда он приглашал гостей, располагались они на кухне вокруг маленького стола, поскольку всех гостей в своей комнате было никак не разместить. А кухня была просторная -  несколько газовых плит,   вокруг которых  то и дело вырисовывались фигуры тех или иных  соседей, в основном, вида простого, пролетарского. Однажды мы собрались  после  его лекции (насколько помню), на удачу купив огромное количество "чекушек"  в соседнем магазине.  Как-то умудрились усесться человек двенадцать, позаимствовав и соседские табуретки. Гумилев сидел в домашней клетчатой рубахе, покуривая "Беломор"  и выпивая водяру на равных с младым поколением. И был задан ему вопрос, который я  не сразу-то и понял: "Лев Николаич, а Вы ботаете по фене?" – "Ну,  а как же!"  – последовал ответ..."
(http://pschutt.livejournal.com/15990.html#comments )



НА ФОТО Лев Гумилев с родителями

Мне пришлось быть гостем у Л.Н.Гумилева по-другому и совсем в другом обществе:

"Встретиться с историческим романистом, фольклористом и фи­лологом Д.Н.Балашовым мне довелось в старинной ленинградской квартире ученого, доктора исторических и географических наук Л.Н.Гумилева. Хозяин, наследник славных поэти­ческих фамилий, был старым человеком, но седые с про­чернью волосы легко падали на лоб, под которым рядом с кривоватым носом блистали подвижные, внимательные глаза. Редко выключаемая лампа освещала пишущую ма­шинку и ворох рукописей на письменном столе в углу этой просторной, высокой комнаты. У противоположной стены с книжными полками за огромной столешницей хозяйка, художница по профессии, Наталья Викторовна,— худо­щавая, с мягкими, изящными чертами лица,— пила чай. Стояли на столе и пепельницы для бесконечно курящего «Беломор» Льва Николаевича. Дмитрий Михайлович Балашов сидел в кресле у окна, сцепив руки. Алая рубашка с пуговицами золотого цвета по вороту, седая окладистая борода и усы вокруг любезно-оживающего при разговоре рта, глаза — васильковые. Ког­да он прямо поднялся, быстро миновал комнату и, знако­мясь, твердо пожал мою руку, не шелохнувшись широки­ми плечами, мне подумалось, что именно таким, как этот молодецкий и энергичный человек небольшого роста, мог быть древнерусский князь. На морозной Большой Мос­ковской, по которой мы шли потом вместе с ним,— в полураспахнутой ладной овчинной шубе и остроко­нечной шапке с меховой опушкой — образ этот зазву­чал под скрип свежего снега под ногами, у вечерне мерцающего куполами Владимирского собора, где попроща­лись".
В.Черкасов-Георгиевский "КРЕМНИСТАЯ ГРЯДА": Создатель "Государей московских" Д.М.Балашов. Из книги "Путешествия. Рассказы о писателях России">>> [1]

В этой компании никто батареями "чекушек" не пил, потому что гостям в голову не могло придти осведомиться:

"-- Лев Николаич, а Вы ботаете по фене?"

Тогда в длинной беседе с Гумилевым и Балашовым я нашел ответы на все волновавшие меня вопросы по "русофильству" и русскости. Было настолько интересно, содержательно, что мы и на чай не особенно налегали. Был я после этого визита и на Гумилевской лекции в Ленинградском университете, после которой общался со Львом Николаевичем в толпе его сподвижников и почитателей. Но и тут ни по разговору, ни по ухваткам не заметил ни одного, какой ухарски блатовал бы со "Львом Николаичем".

У меня отец старый политзэк ГУЛага, каким был и Л.Н.Гумилев, он тоже мог выпить много водки и "ботать по фене". Однако на этот совково-быдлованский уровень отец лишь иногда опускался из-за таких же гостей, один из которых хамски описал застолье у Гумилевых. Этому дружку "достопочтенного Калакозо" надо понять, что ежели человек потомственно интеллигентен, да еще родовой дворянин, как Л.Н.Гумилев, сын императорского офицера и белого подпольщика, выдающихся поэтов Николая Гумилева и Анны Ахматовой, то никакая тюрьма-зона его не превратит в стервеца, запоминающего редких людей только по "водяре", какую с теми пили. Я думаю, что сие какой-то жиденок специально написал, чтобы оплевать Льва Николаевича.

Скажи мне, кто твой друг... -- это о Калакозо-Саломахе.

Приходится указывать на элементарное для благородного русского общества начала ХХ века. Выходцы из него, доживающие поныне, природно чувствуют ГРАНЬ, на которой общаются с себе подобными или с плебеями хамского "мироощущения". Да что рассуждать о разночинцах от Совка, образованцах, когда и в своей среде люди, за какими столбовые века российской элиты, улавливают "промах" в закваске, политесе даже себе более или менее "равного".

Я общаюсь (в том числе и застольями) с одним представителем славнейшей русской фамилии, где герои Бородина и родство с Царями, крупным ученым-медиком. Он "автоматически" входит в Дворянское собрание РФ, один из предводителей которого человек мелкого дворянского рода, но активный в отстаивании "дворянского". Сей деятель бесцеремонен уже как редактор чужих рукописей. Правит их, вычеркивая все, что неугодно правящему режиму. Ставит автора внезапно перед фактом, "почистив" текст, например, в самой "личной" главе, когда книга уже сверстана. Да еще с "кавалергардской" смелостью заявляет:

-- Если это проглотите, то и все проглотите.

Книга уже в гранках, автору жаль ее забирать из-за угробленных мест в важной ему главе. Эрэфовский дворянин это знает и пользуется. То, каков сей "благородец", видно из его восхищения патриархом МП К.Гундяевым. Он искренне его любит:

-- Какой выдающийся человек! А как говорит!

Это о бывшем агенте КГБ под кличкой "Михайлов"...

Однажды мы беседовали с потомком бородинских героев о предполагавшейся смене председателя Дворянского собрания. Обсуждали канидидатуры. В этом разговоре и ранее я никогда нелестно не упоминал о гундяевском поклоннике. Но мой собеседник восклицает:

-- Кого поставить? Но ведь не ЭТОГО ЖЕ, -- чеканит о "благородце".

Нет-нет, в таком Гамбургском счете никого из ПОНИМАЮЩИХ не обманешь и мимо не проскочишь в любой подлости. Сие касается что дворян, что священников, архиереев, что рядовых людей.

Эта статья опубликована на сайте МЕЧ и ТРОСТЬ
  https://apologetika.eu/

URL этой статьи:
  https://apologetika.eu/modules.php?op=modload&name=News&file=article&sid=2576

Ссылки в этой статье
  [1] http://apologetika.eu/modules.php?op=modload&name=News&sid=1858&file=article&pageid=1