МЕЧ и ТРОСТЬ

Есаул Е.Тупикин "Я – ЦАРСКIЙ ГЕНЕРАЛЪ..." – 63 года назад в Москве казнили Атамана П.Н.Краснова и его соратников по Второй гражданской войне 1941-45 годов

Статьи / Белое Дело
Послано Admin 16 Янв, 2010 г. - 15:32

"Убеленный сединами, Умудренный опытам. Человек, честно проживший почти восемь десятков лет. Солдат. Казак. Русский патриот. Талантливый писатель, отдавший все свое дарование на алтарь служения Правде и Родине"

(Н.Н.Краснов-младший об атамане генерале П.Н.Краснове).






3/16 января 1947 года, во внутреннем дворе Лубянки приняли мученический венец за Правду Божию генерал Петр Николаевич КРАСНОВ и его братья по оружию.

Расправа эта предварялась другим кошмаром. За полтора года до этого, 1-2 июня 1945 года, в австрийском городе Лиенц английскими масонами, по сговору с жидо-большевицким режимом СССР, было выдано на расправу Н.К.В.Д. более 50 тысяч казаков, казачек и казачат.

Долго ещё трагедия Лиенца (или, как её потом назовут "Тирольская обедня") будет бередить сердечную рану всех истинно-Русских людей, которые никогда не забудут безпримерный подвиг казаков-красновцев и их Вождей, оставшихся верными исторической, Белой, Русской России. И в отличие от национальных предателей – генералов Алексеева, Рузского, Брусилова (который безстыдно поправ Присягу и крестоцелование, пошёл служить в Р.К.К.А.) и прочих, забывших Долг и Честь, явили нам пример ВЕРНОСТИ ДО СМЕРТИ.

Первыми, дабы обезглавить казаков, обманным путём были выданы казачьи Вожди и все старшие офицеры, среди которых П.Н.Краснов, А.Г.Шкуро и др. Всего 14 генералов, 2359 офицеров, 65 военных чиновников, 21 врач и 2 священника Епархиального Управления РПЦЗ Казачьего Стана. Все они были вызваны представителями английского командования на т. наз. "конференцию", вывезены в г. Юденбург (!) и там переданы частям СМЕРШа.

Когда же стало известно, что "джентльмены" с туманного Альбиона сдали казачьих командиров советским карателям, и собираются производить теперь выдачу остальных казаков, по всему лагерю появились чёрные флаги с надписью: "Лучше смерть, чем возвращение в С.С.С.Р.!". В центральном лагере Казачьего Стана непрерывно совершались Богослужения. После вероломного захвата казачьих командиров функции Штаба приняло на себя Епархиальное Управление Казачьего Стана в составе 32 священников. На площади был сооружён высокий деревянный помост с походным алтарём и большим крестом. Помост служил амвоном, на котором стоял святой Престол со Святыми Дарами и развевался чёрный флаг. Молодые казаки – мужчины, юноши и мальчики, крепко взявшись за руки, окружили кольцом молящихся, стараясь своими телами защитить слабых, детей и стариков. Служили пять протоиереев, тринадцать священников, один протодиакон и два диакона. "Вдруг послышался шум, и к лагерю стали подъезжать танки и наполненные вооруженными солдатами грузовики. Плотнее сдвинулись ряды молящихся. На предложение английского офицера разойтись и приготовиться к погрузке, молящиеся ответили преклонением колен перед Святыми Дарами.

-- Еще верую яко сие есть самая честная Кровь Твоя, – читает священник молитву перед Причастием.

Но молитва не закончилась. Заработали моторы танков, и они пошли на толпу, ломая ряды людей. Раздались стоны и крики раздавленных и искалеченных. Под танками рухнуло возвышение алтаря, порвались и поломались хоругви и утварь. Выпала из рук упавшего священника чаша со Святыми Дарами и "самая честная Кровь" Его пролилась на землю, смешавшись с казачьей кровью!".(1)

"Выдача" представляла собой страшную картину и сопровождалась какой-то азиатской жестокостью. Солдаты Аргильского Сутерландского батальона Британской армии во время Богослужения на поле казачьего лагеря Пеггец (район Лиенца) коваными ботинками топтали женщин и казачьих детей, загоняя дубинками и штыками на погрузку в грузовики. "Последнее, что врезалось в памяти, – вспоминает выживший очевидец, – бегущие по всем направлениям люди... сломанный помост с алтарём... разбросанные хоругви, иконы... И самое ужасное: солдат, бьющий крестом по голове стоявшего перед ним священника". Была и ещё одна немаловажная и, я бы сказал, ключевая деталь этого кошмара. "На редкость кучерявые и черноглазые английские солдаты" с отборными ругательствами на русском языке, били прикладами людей, заставляя их садиться в грузовики. Подъесаул Н.Н. Краснов-младший вспоминал: "Между нами юлят переводчики. <...>

– Паны должны лезть в машины. Если не пойдут добровольно, против панов будет применяться сила и огнестрельное оружие! – картаво, то с польским, то с галицийским акцептом кричали, надрываясь "толмачи"...".

"По какой-то странной случайности все англичане говорят по-польски" – о выдаче офицеров в Юденбурге.(2) Как выяснилось впоследствии, это были представители т. наз. бригады "Палестина", состоявшей из жидов разных стран, в том числе и выходцев из России, которые проводили операцию с особой жестокостью.

-- Нас репатриируют ЖИДЫ! -- говорили казаки.(3)

Здесь, как нигде, оголилась вековая ненависть племени богоубийц к Христолюбивому казачьему воинству. Здесь они насладились и упились казачьей кровью досыта... После выдачи английские и американские солдаты занялись мародёрством -- грабили всё и всех.

...Последним же заветом Петра Николаевича Краснова перед пленением в Юденбурге были слова:

-- Призываю казаков умереть, но не поклониться сатане!


Трагически и героически сложилась его судьба -- он, как и многие другие, не изменившие своим убеждениям, пополнил число Новомучеников за Святую Русь.

(Окончание на следующей стр.)

Весьма показателен и пример командира XV Казачьего Кавалерийского Корпуса Waffen-SS, Походного Атамана всех Казачьих войк генерал-лейтенанта Хельмута фон Паннвица, явившего собой пример офицерской чести, и навсегда скрепившего кровью казацко-германское боевое братство. На следующий день после того, как казаков из расположения корпуса увезли, фон Паннвиц оделся в парадную казачью форму и явился к английскому коменданту лагеря с просьбой разделить судьбу казаков своего корпуса.

-- Как немецкому генералу, выдача вам не угрожает, -- был ответ.
-- Я пережил с моими казаками много радостных дней, – заявил тогда фон Паннвиц, – хочу быть с ними и в тяжёлое время. Мы заключили договор дружбы на жизнь и на смерть!

Англичанина такое заявление удивило ("джентльмены" тогда уже не помнили, что такое Честь), и он предупредил фон Паннвица, что здесь ему ничего не угрожает, а чекисты сдерут с него кожу живьём, и предложил подумать. Но генерал настоял на своём, сказав, что решил быть с казаками до конца, какая бы страшная участь не ожидала их и его...

Фон Паннвица вели вдоль состава, готового к отправке в СССР. Вагоны были плотно окутаны колючей проволокой. Он не мог разглядеть лиц в окнах. И вдруг от вагона к вагону пронёсся гортанный крик:

-- Каза-ки-и-и... Батько Па-а-ннвиц... с нами-и-и!..

Фон Паннвиц расправил плечи и чётким шагом, как во время смотра, прошёл мимо переполненных вагонов. Серебряные газыри его черкески блестели на солнце...(4)

Почтим же память тех, кто прошёл до конца, оставшись ВЕРНЫМ. Со святыми упокой, Господи, душу Воина Петра и иже с ним умученных, всех, за Веру, Царя, Отечество и Правду живот свой положивших. И сотвори им Вечную Память!



От начала и до самого конца генерал Краснов оставался верным Императорской России, и в отличие от обезумевших республиканцев, которыми кишел российский генералитет, а затем и ориентированное на масонскую Антанту руководство Белого движения (Алексеев, Корнилов и проч.), всегда видел спасение России только в Священной Царской Власти. Например, генерал А.И.Деникин запрещал черносотенным священникам проповедовать в Добровольческой армии монархические идеи, в то время как П.Н.Краснов, будучи на посту Атамана Всевеликого Войска Донского, отдал приказ отслужить торжественную панихиду по убиенным жидами Государю Николаю Александровичу и Его Семье. На одном из торжественных приёмов оркестр Лейб-гвардии Атаманского полка четыре раза подряд играл Национальный Гимн Царской России "Боже, Царя храни!". Это вызвало ещё большее раздражение либеральных кругов, печати и командования деникинской армии, добившихся в 1919 году отставки "реакционера, монархиста и германофила" Краснова.

Но для истинных Русских он всегда оставался примером. В 1939 году вся национальная эмиграция чествовала 50-летие начала военного служения П.Н.Краснова. Редактор журнала "Часовой" капитан В.В.Орехов обратился к генералу с письмом, где отразил мнение лучшей части наших изгнанников: "Есть люди, которые уже себе не принадлежат. Отдавши свои силы борьбе и учению других, они сами становятся достоянием народа. У них неизбежны преданные друзья и лютые враги. <...> Вы всегда были одинаковым. Ваша вера в Россию, Ваша непоколебимая уверенность в торжестве Монархии, Ваша горячая преданность Армии покоряли Ваших собеседников и слушателей, где бы они ни были. <...> И когда будет писаться безпристрастная история Зарубежья, в ней найдётся немало светлых страниц, посвящённых Вам, Пётр Николаевич, за Ваше горение, за Вашу честность, правдивость и понимание жизни...

…Сотник Краснов в Абиссинии, есаул Краснов в С.-Петербурге, полковник Краснов у Памира, генерал Краснов в Великую войну, Донской Атаман и теперешний наш Воспитатель и Учитель всегда являл собою строгий образ благородного офицера, безукоризненного начальника и достойного Духовного Руководителя".(5)

Любимым изречением Петра Николаевича было: "Я – Царский генерал!" И он до конца остался верен этому своему внутреннему духовному порыву. Будучи уже в эмиграции, Краснов писал: "Теперь, когда поругано имя Государево, когда наглые, жадные, грязные святотатственные руки роются в дневниках Государя, читают про Его интимные, семейные переживания, и наглый хам покровительственно похлопывает Его по плечу и аттестует как пустого молодого человека, влюблённого в свою невесту, как хорошего семьянина, но не государственного деятеля, быть может, будет уместно и своевременно сказать, чем Он был для тех, кто умирал за Него. Для тех миллионов "неизвестных солдат", что погибали в боях, для тех простых Русских, что и по сей час живут в гонимой, истерзанной Родине нашей. Пусть из страшной темени лжи, клеветы и лакейского хихиканья людей раздастся голос мёртвых и скажет нам правду о том, что такое РОССИЯ, её ВЕРА ПРАВОСЛАВНАЯ и её Богом венчанный ЦАРЬ".

"...Чудеса идут по Руси. Ищет народ знамений Бога и находит. Уже целует невредимую руку, протянутую к нему с образком, рыдает и кается в прегрешениях. Ждёт Царя... Царя Православного, Царя верующего, Царя, любящего парод свой, знающего его, Царя с чистым, незапятнанным именем. И законного.

Народ давно сказал своё слово. И не только сказал и кровью полил, подвигами неисчислимыми подтвердил... И слова эти: За Веру, Царя и Отечество!" (6)

Строки эти, написанные вдали от родной земли, ярко характеризуют его как преданного Престолу и Отечеству офицера. Но сохранилось свидетельство (особо ценное для нас, ныне живущих и продолжающих борьбу) о том, когда, будучи перед лицом палачей в Москве, в июле 1945-го, генерал П.Н.Краснов ещё раз показал свою несгибаемую силу духа... Как только самолёт с казачьими генералами приземлился на московском аэродроме, тут же у трапа их начали сгружать в машину с Лубянки. Один из чекистов, увидев Петра Николаевича, тут же сострил:

-- А вот и сам белобандитский атаман в наших погонах! Не снял их, скряга!

(В 1943 году сталинское правительство, в рамках процесса "русификации" внешнего антуража режима, в числе прочего, ввело царскую военную форму, в т.ч. и погоны золотого цвета для офицеров и генералов; такого типа – Императорского образца -- и были на кителе П.Н.Краснова - Е.Т.).

Пётр Николаевич остановился и, несмотря на преклонный возраст, выпрямился, посмотрел прямо в глаза говорившему:

-- Не в ваших, ибо, насколько я помню, вы эти погоны вырезали на плечах офицеров Добровольческой армии. А погоны, которые я ношу, даны мне Государем, и я считаю за честь их носить. Я ими горжусь! И снимать их не намерен! Это вы можете сперва сдирать погоны, а потом их снова надевать! У нас так не принято делать!

-- У кого "у нас"?

-- У нас. У Русских людей, считающих себя Русскими офицерами! – сказал Атаман.

-- А мы кто?

-- Вот это и я хотел бы знать! Да только вижу, что не Русские, ибо Русский офицер не задал бы никогда такого вопроса, как вы мне только что задали!

Так вспоминает этот момент родственник Атамана Николай Краснов-младший, бывший непосредственным участником этих событий.(7)

По свидетельству одного из уцелевших ветеранов XV Казачьего Кавалерийского корпуса, подъесаула 1-го Донского полка Виктора Дудникова, генерала Краснова и его соратников, согласно первоначальному замыслу, должны были казнить ритуальным еврейским способом – публично побить камнями на "параде победы" в Москве. Однако, в итоге, Совдепия отказалась от этого вида казни, столь откровенного в расово-религиозном смысле. Героев Казачьего Сопротивления "просто" повесили... на мясных крюках за рёбра. Хотя по некоторым сведениям, престарелого Петра Николаевича удавили струной (!). Это была ритуальная месть проклятой Советской Иудеи непримиримым героям нашего народа, не увидевшим в ней "родины-матери", а продолжавшим видеть в ней злую мачеху, жаждавшую жертвенной Русской крови…

Как талантливый полководец, генерал Краснов сражался за любимую Русь на поле брани, как талантливый писатель, он сражался с её врагами пером. Христолюбивый Русский Воин, он всю свою жизнь служил Богу, Царю, Отечеству и родному казачьему народу. За эту службу и жертву он и поныне ненавидим всеми, кто страшится восстания подлинной Руси – "не нынешней России, нерусской и жидовской, но Руси Святой и Православной" (Свт. Николай Сербский). Для колеблющегося, двоедушного, неверного в мыслях и чувствах XX века он остался образцом верности, чистоты, цельности и несгибаемости. А в своей борьбе с жидо-большевизмом, которой он придавал сакральный, религиозный характер и значение, казачий генерал Краснов был врагом, если и не самым сильным и известным, то уж самым непримиримым и последовательным.

Ныне же всё выше образ Атамана Петра Николаевича Краснова и его верных сподвижников поднимается над Национальным Русским Движением и всё выше поднимают его знамя истинные сыны Казачества на страх жидам и их верным прислужникам – совпатриотам, красным "монархистам" и сталинобесивым сергианам, готовым за временное признание антихристовой власти не то что поступиться "убеждениями", но в итоге, незаметно для себя, стать явными предателями. Потому-то в адрес тех, кто воспринял от всего сердца завет безкомпромиссной борьбы генерала П.Н.Краснова, и слышно всё громче доносящееся из их иудиной утробы злобное шипение: "Фашисты!..". Но пусть эти "патриоты" и их хозяева услышат безстрашные слова ныне поминаемого Царского генерала, и содрогнётся крысиная натура их от сего грозного предзнаменования:

"Никогда вы не разрушите России! Слышите: Россия встанет и так прихлопнет вас, что от вас ничего не останется! Она найдёт своего Царя... Не федеративная, но единая неделимая; не республика, но Монархия; не с жидами, но без жидов будет Россия... Здесь на земле вы сгорите в геенне огненной народного гнева и знайте, что если наш народ терпелив и покорен, то он же невероятно жесток в гневе своём и он постоит за свою Россию!"(8)

СНОСКИ:
1 Кубанец. 1993 № 4 (издание "Кубанского казачьего союза" в США)
2 Краснов-младший Н.Н. Незабываемое 1945-1956. М., 2002.
3 Польская Е.Б. Это мы, Господи, пред Тобою... Невинномысск. 1998.
4 Алферьев Б.О. Походный атаман Батько фон Паннвиц. М, 1997.
5 Краснов П.Н. Любите Россию! Ростов-на-Дону. 1999.
6 Краснов П.Н. Тихие подвижники. М, 1992.
7 Краснов-младший Н.Н., там же.
8 Краснов П.Н. От Двуглавого Орла к Красному знамени, М., 2005.

Московская область, казачья станица города Сергиев-Посад атамана П.К.Турухина


СССР, Москва, январь 1947 года, зал суда. Начальник Главного управления казачьих войск Атаман Всевеликого Войска Донского генерал-от-кавалерии П.Н.Краснов (второй слева) с другими командирами, воевавшими против коммунистов на Второй гражданской войне 1941-45 годов, приговоренными к казни:

начальником Резерва казачьих войск генерал-лейтенантом А.Г.Шкуро;

походным атаманом Казачьего Стана генерал-майором Т.Н.Домановым;

начальником штаба Главного управления казачьих войск генерал-майором С.Н.Красновым (П.Н.Краснов ему двоюродный дядя);

командиром 15-го Казачьего кавалерийского корпуса генерал-лейтенантом Г. фон Паннвицем;

командиром Кавказской дивизии генерал-майором князем Султан Келеч-Гиреем (Султан-Гирей Клычем)


Эта статья опубликована на сайте МЕЧ и ТРОСТЬ
  https://apologetika.eu/

URL этой статьи:
  https://apologetika.eu/modules.php?op=modload&name=News&file=article&sid=1634