МЕЧ и ТРОСТЬ
30 Ноя, 2021 г. - 04:51HOME::REVIEWS::NEWS::LINKS::TOP  

РУБРИКИ
· Богословие
· Современная ИПЦ
· История РПЦЗ
· РПЦЗ(В)
· РосПЦ
· Развал РосПЦ(Д)
· Апостасия
· МП в картинках
· Распад РПЦЗ(МП)
· Развал РПЦЗ(В-В)
· Развал РПЦЗ(В-А)
· Развал РИПЦ
· Развал РПАЦ
· Распад РПЦЗ(А)
· Распад ИПЦ Греции
· Царский путь
· Белое Дело
· Дело о Белом Деле
· Врангелиана
· Казачество
· Дни нашей жизни
· Репрессирование МИТ
· Русская защита
· Литстраница
· МИТ-альбом
· Мемуарное

~Меню~
· Главная страница
· Администратор
· Выход
· Библиотека
· Состав РПЦЗ(В)
· Обзоры
· Новости

МЕЧ и ТРОСТЬ 2002-2005:
· АРХИВ СТАРОГО МИТ 2002-2005 годов
· ГАЛЕРЕЯ
· RSS

~Апологетика~

~Словари~
· ИСТОРИЯ Отечества
· СЛОВАРЬ биографий
· БИБЛЕЙСКИЙ словарь
· РУССКОЕ ЗАРУБЕЖЬЕ

~Библиотечка~
· КЛЮЧЕВСКИЙ: Русская история
· КАРАМЗИН: История Гос. Рос-го
· КОСТОМАРОВ: Св.Владимир - Романовы
· ПЛАТОНОВ: Русская история
· ТАТИЩЕВ: История Российская
· Митр.МАКАРИЙ: История Рус. Церкви
· СОЛОВЬЕВ: История России
· ВЕРНАДСКИЙ: Древняя Русь
· Журнал ДВУГЛАВЫЙ ОРЕЛЪ 1921 год

~Сервисы~
· Поиск по сайту
· Статистика
· Навигация

  
Интересное из новогодних 2013 обзоров по современной ИПЦ епископа РПАЦ(Г-2) Григория (Лурье) с комментарием "Меча и Трости": "РПАЦ и РИПЦ -- неприкасаемые"
Послано: Admin 10 Янв, 2013 г. - 09:56
Современная ИПЦ 
ВЫБОРКА ИЗ ТЕКСТОВ ВЛ.ГРИГОРИЯ:

Церковь не отделена от государства, но отделена от общества… Итоги жизнедеятельности РПЦ МП и ИПЦ в 2012 г.: http://www.portal-credo.ru/site/print.php?act=news&id=97784


Главным итогом года стало исчезновение психологического барьера  между РПЦ МП и ИПЦ. Это отнюдь не означает, что исчезло само различие между ними, но означает, что исчезла глухая психологическая стена, не допускавшая тех, кто находился от нее по одну сторону, разглядеть людей в тех, кто находился от нее по другую сторону. А прежде происходила взаимная дегуманизация, которую были бессильны остановить общие для обеих сторон принципы христианского отношения к иноверцам и просто к людям.

Предпосылки для этого накапливались, разумеется, и до 2012 года, но то были лишь предпосылки. Со стороны РПЦ МП это, конечно, была специфическая активность ее высшего менеджмента, которая исподволь отчуждала от "священноначалия" рядовых клириков и мирян. Со стороны ИПЦ это была специфическая пассивность ее высшего менеджмента, которая не в меньшей степени отчуждала от "священноначалия" рядовых клириков и мирян. Одним приходилось стыдиться своих епископов за то, что те делали, а другим приходилось стыдиться своих епископов за то, что они оказывались недееспособными. Верующие ИПЦ уже забыли и думать о том, чтобы их епископы высказались четко хотя бы по специальным вопросам вероучения, не говоря уж о более широких общественных проблемах, которые неизбежно касаются их паствы. (Выделение МИТ здесь и далее) Проблема "православия в современном мире" проецируется на фасад РПЦ МП в виде мультфильма ужасов, а на фасад ИПЦ – в виде дыры на три этажа, в которую задувает метель. Из-за этого церковное здание РПЦ МП имеет внешний вид ночного клуба на Новом Арбате, а ИПЦ – разбитого артобстрелом дома на блокадном Невском проспекте.

Тут надо пояснить, особенно для истинно-православных. Как мы знаем, безупречно правильная вера есть у бесов, но, тем не менее, бесы – не лучший образец для подражания. Имеет значение не только правильность веры сама по себе, а еще и то, как мы готовы ее усвоить. Второе важнее и первичнее. В Евангелиях есть несколько примеров самаритян, которые были еретиками, но которые были готовы усвоить ту веру, которой еще не знали (и которую знали, но не хотели усвоить бесы). Поясню это и со стороны канонической. Среди препятствий для служения в клире каноны перечисляют много разных грехов, но не ересь, хотя ересь – это очень тяжелый грех. Напротив, клириков от еретиков после их обращения в православие каноны рассматривают как потенциальных православных клириков. Византийские канонисты объясняли этот кажущийся (некоторым) парадокс тем, что еще в ереси эти люди старались, в меру их тогдашнего понимания, служить Богу и людям так, как это положено, а теперь, когда мера их понимания достигла присоединения к Церкви, они тем более будут это делать. Ересь – это большой грех, но это не моральный дефект, который делает человека навсегда недопустимо ненадежным для клирового служения. Поэтому верующие ИПЦ, которые и так уже имеют перед глазами множество удачных примеров подражания бесам (к сожалению, не ограничивающегося чистотой веры), должны с заинтересованностью, а то и с надеждой смотреть на "самаритян" из РПЦ МП.

Общим для РПЦ МП и ИПЦ тестом на некие "базовые интуиции" христианства стало в 2012 году отношение к приговору по делу "Пусси Райот". Думаю, что среди истинно-православных христиан очень мало тех, кто одобрил"Пусси Райот" только потому, что эта акция била по руководству РПЦ МП. И, пожалуй, больше тех, кто почувствовал в ней удар по своим собственным "традиционным ценностям", ошибочно принимаемым за христианство. И вот это нам, ИПЦ, жизненно важный урок: в чем наша истинность – в "традиционных ценностях" или в христианстве?

Если все же в "традиционных ценностях", то лучше нам поменьше противопоставлять себя "мировой апостасии" и тому подобным массовым явлениям. Эти явления мировые и массовые как раз потому, что они появились в результате переработки вчерашних ценностей традиционного общества и являются их прямым продолжением — сегодняшними ценностями все того же традиционного общества. Традициям свойственно изменяться, не переставая быть традициями. Главная и неизменяемая традиционная ценность человеческого общества, к сожалению, только одна: психологический комфорт (чувство безопасности) от пребывания в большинстве. И она абсолютно несовместима с христианством. Опыт христианских империй показал, что созданием особого "христианского большинства" эту проблему не решить. И тем более не решить ее таким способом в наше время технологий массовых коммуникаций, сделавших мозги 60 или 70 % людей магнитными дисками, содержание записей на которых всецело зависит от технической вооруженности претендующих на массовое влияние групп.

Мы можем, конечно, держаться за вчерашние и даже позавчерашние общественные ценности, и имеем некоторый шанс получить право на жизнь в резервации, но не надо путать такую историко-фольклорную идентичность с христианством.

Христианство, увы, не "традиционно". Оно все время ломает наличные традиции. Кто этого не заметил, пусть перечитает хотя бы Евангелие, желательно подряд. В этом состоит та собственная традиция христианства, которая именуется Священным Преданием. Все это Предание — о том, как во все времена христианство не давало добрым людям спокойно жить. Спасибо "Пусси Райот" за то, что они в очередной раз нам об этом напомнили.

+ + +
Отдельные итоги для ИПЦ, трэш и угар из жизни ИПЦ: http://www.portal-credo.ru/site/print.php?act=news&id=97786

ИПЦ русской и греческой традиций на уровне церковных организаций обычно взаимодействуют слабо, но 2012 год стал резким исключением из этого уже почти правила. Впервые произошло ясное разделение организаций, именующих себя ИПЦ, по трем теоретически возможным для них экологическим нишам.

Вообще говоря, в ИПЦ "записываются" все те, кто выступает против всего плохого за все хорошее, и ради этого заявляет о разрыве общения с господствующими церковными организациями. В мировом масштабе тут принято говорить об экуменизме, а в русской традиции — также и о сергианстве. Но на этом сходство между разными идеологиями ИПЦ заканчивается. Дальше для них открываются три дороги.

Первая и самая простая— дорога "поповской вольницы", путь вечного паразитирования на обличаемой "большой" церковной организации. Характерной, но не исключительной особенностью такого пути является официально не запрещаемый, а реально практикуемый интеркоммунион с церковью большинства (то есть допущение к причастию у себя членов этой церкви без специального чиноприема и покаяния и без обязательства не причащаться впредь у "еретиков"). В мировом масштабе "поповская вольница" стабилизировалась еще в 2008 году, когда "киприанитские" (называемые так по имени основателя "Синода Противостоящих" Митрополита Оропосского и Филийского Киприана) Церкви Греции, Болгарии и Румынии восстановили иерархию для РПЦЗ(А) Митрополита Агафангела (Пашковского). В российских условиях это и есть путь РПЦЗ(А), который кратко можно сформулировать как "МП, но без Гундяева". У вас плохие епископы? — идите к нам, у нас хорошие, — зазывают такие церковные организации и, в общем, не лгут. Их "хорошие" епископы хуже лишь тем, что под их омофорами столько, сколько в МП, не заработаешь, но ведь это не для всех священнослужителей самое главное.

Вторая дорога — проста только в Греции, но уже не в России. Это "старообрядчество" во всем спектре его истовости или, напротив, замирщенности. В Греции такими стали основные группы старостильников, благо, календарная реформа 1924 года предоставляла идеальную возможность законсервировать обряд и дать раз и навсегда четкий (для всегда многочисленных обрядоверов) ответ, почему только их Церковь — истинная. Старообрядчество, в том числе и греческое старостилие, неизбежно раскалывается на согласия, но между согласиями остается довольно оживленное броуновское движение. Идеология матфеевской традиции в Греции давно уже стала старообрядчеством в чистом виде, а главный флоринитский Синод ("хризостомовский", теперь возглавляемый Архиепископом Афинским Каллиником) до 2012 года колебался между старообрядчеством версии "софт" и третьим путем ИПЦ — стремлением к догматической чистоте.

Что касается российских ИПЦ, то их, в отличие от греческих, в старообрядчество не пускали: говорили "занято!" И, скорее всего, так никогда и не пустят. Мне даже теоретически трудно вообразить конкурентоспособную идею "старообрядчества никониянского обряда". Это создает дополнительный стимул для российских ИПЦ выбирать только между двумя путями — упомянутым выше первым ("МП, но без Гундяева" — путь РПЦЗ(А)) и третьим — путем Истинного Православия как догматической и канонической истины, которую те, кто следуют первым или вторым путем, никогда не способны сформулировать применительно к проблемам современности.

Четвертая идеология ИПЦ или "церковный отсев"

Впрочем, есть у ИПЦ и четвертый путь -- путь развала и гомеостаза (замкнутой самодостаточности) микрообщин из пяти человек. Из ИПЦ русской традиции этим путем пошли и уже дошли до его конца все потомки юрисдикций, известных как РосПЦ, идущих от "Свечного Собора" 2006 года, а теперь еще близка к окончанию той же самой трассы РПЦЗ(В) (В.Целищева. -- Прим.МИТ). Архиереи РПЦЗ(В) не могут и, по прогнозам, никогда не смогут разрешить спор о главном вопросе своего христианства: кому быть Первоиерархом — тому, кто раньше других рукоположен, или тому, у кого деньги?
Теория и практика екклисиологии подобных групп вынуждают считать эту проблему нерешаемой. Впрочем, думать о дальнейшей судьбе отдельных общин этой юрисдикции, которые пока не развалились полностью, все еще имеет некоторый смысл.

Такой результат (развал и гомеостаз) достигается там, где решили вообще ничего не делать, — ни первого, ни второго, ни третьего, — никак себя не позиционировать в плане церковном, а только "держать, что имеем" (любимая присказка в дораскольной РПЦЗ). Кто-то из таких юрисдикций (некоторые ветви РосПЦ, раскалывавшейся после образования на "Свечном Соборе" 2006 года) пытался позиционировать себя в плане не церковном, но политическом, однако это не помогло. Сейчас не 1920-е годы, и нигде на земле не найти значимого количества людей, которые будут выбирать для себя церковную принадлежность преимущественно по политическому принципу, как было в 1921 году на Соборе в Сремских Карловцах при создании РПЦЗ. Так что методика собирания подобия РПЦЗ под осовремененными политическими лозунгами нереалистична, будь твоим почетным прихожанином хоть сам полковник Квачков.

Проект "великого объединения" всех "небогословских" ИПЦ

Но это только в глазах внешних наблюдателей недогматические ИПЦ теперь стигматизированы. А свой потребитель от них никуда не делся и деться не может. Поэтому теперь естественным образом реанимировался следующий проект, лежавший замороженным целых четыре года, — проект "великого объединения" "киприанитов" и "хризостомовцев". К семейству "киприанитов", напомним, принадлежит и русская РПЦЗ(А).

Четыре года назад переговоры были начаты и остановлены. Начаты они были потому, что фактически отошел от дел впадший тогда в кому (и до сих пор в ней пребывающий) основатель и, до 2008 года, глава "киприанитского" Синода Митрополит Киприан. Он вызывал слишком сильную идиосинкразию у "хризостомовцев", так как создание в 1984 году "Синода Противостоящих" происходило с нанесением многочисленных личных обид нынешним "хризостомовцам". Его преемники сразу дали понять, что специфическое учение "киприанитов" считают личным мнением своего отца-основателя, а сами они готовы от него официально дистанцироваться, если взамен им будет предложено что-нибудь стоящее (тут надо понимать – в смысле стоимости экономической). Действительно, для церковной структуры паразитарного типа никакая особая теология не нужна. Митрополиту Киприану она понадобилась только потому, что ему было необходимо отделиться от остальных "флоринитов" и создать собственный Синод с нарочито мягким отношением к экуменистам. Нынешним "киприанитам" больше не надо решать этой задачи, и поэтому выгодно объединиться с "хризостомовцами" и создать фактическую монополию на 85 или 90 % рынка небогословской оппозиции "мировому православию". Главный сегмент этого рынка — диаспоры, где, в случае такого объединения, почти сразу достигается 100-процентное сдаивание уже отделившихся от "мирового православия" групп, и, может быть, открывается путь прямой конкуренции с Американской архиепископией Константинопольского патриархата и другими корпорациями "мирового православия".

Все это очень серьезные рынки по масштабам даже "мирового православия", кроме только сверхбогатых русского и украинского. Но необыкновенная коммерческая привлекательность такого проекта упирается в главную трудность его реализации: взаимное недоверие переговаривающихся сторон. Это вам не американских туристов из HOCNA на восточном базаре обманывать: тут с обеих сторон – люди, в равной мере серьезные.

От русского члена "киприанитского" клуба, РПЦЗ(А), тут ничего не зависит, но она все равно будет в выигрыше — за счет принадлежности к монополисту в данном сегменте церковного рынка.

На мой взгляд, взаимное недоверие будет преодолено тогда, когда высокие договаривающиеся стороны разработают такую схему распределения дивидендов, при которой каждая сторона будет думать, что это именно она обманула партнера. Это единственное, что работает в дипломатии церковных коммерсантов.

+ + +
Два маленьких кита в одном очень большом бассейне. Некоторые итоги 2012 года в ИПЦ русской традиции: http://www.portal-credo.ru/site/print.php?act=news&id=97814


В 2012 году две главных юрисдикции русских ИПЦ с традиционной (не «киприанитской») догматикой, РПАЦ и РИПЦ, разными путями пришли к очень сходному состоянию. Уже и в прежние годы между ними не было догматических разделений (после того, как РИПЦ в 2008 году официально отмежевалась от «киприанитской» догматики и решения дораскольной РПЦЗ от 1994 года об установлении общения с «киприанитами»). Прямых конфликтов между ними не было никогда. Обе Церкви ведут свое преемство не от РПЦЗ, а от Катакомбной Церкви в СССР, хотя обе Церкви когда-то входили в РПЦЗ, от которой имеют епископские хиротонии. Их разрыв с РПЦЗ в обоих случаях был следствием курса Нью-Йоркского Синода РПЦЗ на унию с РПЦ МП.

Главное различие между РИПЦ и РПАЦ состояло в структуре управления. РИПЦ всегда была коллегиальна, а РПАЦ имела единоличное управление. Издержки коллегиальности сотрясали еще недавно РИПЦ, а издержки авторитаризма в РПАЦ давали злым языкам повод называть ее «театром одного актера». Но в 2012 году ушло и то, и другое. Год начался со смерти Первоиерарха РПАЦ Митрополита Валентина (16 января), а это привело к развитию коллегиальности в РПАЦ при ее нынешнем Первоиерархе Митрополите Феодоре. В конце же года разрешились последние внутренние напряжения между архиереями РИПЦ (о чем пока еще нет официальных публикаций, но они скоро будут). Суздальский Синод РПАЦ и Синод РИПЦ — это сопоставимые структуры с сопоставимыми проблемами управления. Главная же проблема у них общая, и она состоит уже не в технике работы Синодов (не самой худшей), а в ее содержании.

Главный и нетривиальный вопрос, на который ответить придется и РИПЦ, и РПАЦ, —«Нужны ли мы друг другу? И, если да, то зачем?» Вопрос о том, нужны ли мы остальному человечеству, — это уже вопрос следующий, и на него будут отвечать только те, кто пройдет испытание первым вопросом.

Ответ в духе паразитирования на юрисдикциях «мирового православия» для обеих Церквей уже технически невозможен: место занято. По темпераменту обе Церкви были бы рады пойти «старообрядческим» путем, — но это русские Церкви, а не греческие, так что и тут уже место занято. А больше никакой готовой концепции нет.

Если бы концепция собственного бытия у РИПЦ или РПАЦ была, то каждая из этих Церквей могла бы легко ответить на вопрос, почему истинно-православным надо идти к ним (в любую из этих Церквей), а не в РПЦЗ(А), то есть не в «МП, но без Гундяева». Ответ, достаточный для РПЦЗ(А), — «потому что у нас епископы хорошие», — тут не подходит по двум причинам. Во-первых, потому, что они и в РПЦЗ(А) хорошие, а, во-вторых, потому, что к епископам РИПЦ и РПАЦ внешний наблюдатель вправе предъявить претензии. Эти епископы будут требовать от священников исполнения каких-то правил о запрете причащать прихожан РПЦ МП, а, значит, не позволят иметь с РПЦ МП общую паству и паразитировать на государственной конфессии. А это создает для жизни прихода «ряд неудобств», не ограничивающихся экономикой: например, прихожане не могут причащаться в разных храмах своего города или в местах паломничеств… Мы знаем из недавней истории РИПЦ и РПАЦ о массовых нарушениях этого принципа (непричащения мирян в РПЦ МП) священниками и даже епископами, но теперь порядка стало больше, и с этим научились бороться. А что предлагается взамен такой маргинализованности? — Вот тут и должен быть ясный ответ. Не плетение лапши для ушей, а именно конкретный ответ, какой архиереи давать не любят. Надо сказать не о том, о чем говорят все, кто относит себя к русским ИПЦ (традиционное Православие, без экуменизма и сергианства), и чему нельзя верить на слово, а о том, что такое экуменизм, что такое сергианство, и что такое Православие.

Архиереи должны уметь отвечать на те вопросы, которые, действительно, носятся в воздухе: например, о сергианстве (без кавычек, но avant la lettre) церковных властей после Февральской революции, о молитвах с еретиками Патриарха Тихона… Надо не полировать действительность, как это делают «старообрядцы», а, напротив, выявлять, по возможности, все точки, где она проржавела. Если от подобных вопросов архиереи будут, как это было принято в РПЦЗ, прятать голову в песок, то и по их головам жизнь пройдется сапогом (как это случилось со всеми без исключения архиереями РПЦЗ, находившимися у власти после 1985 года, — даже с теми, кто остался «против МП»). Лучше испытать психологический дискомфорт сейчас от обсуждения подобных «табуированных» в русских ИПЦ вопросов, чем испытать физический дискомфорт чуть позже, когда оставшаяся в качестве самой верхней часть «тела церковного» приобретет неожиданное ускорение от сейчас уже занесенного над ней сапога истории.

Итак, РПАЦ и РИПЦ совершенно «нечего делить», цели, даже и в части неопределенности целей, у них общие, и эти юрисдикции неизбежно должны сближаться, чтобы когда-нибудь установить официальное сослужение епископов. Но с этим невозможно и нельзя торопиться. Пусть его установят тогда, когда теснейшее общение верующих и приходов обеих Церквей станет давно привычной нормой, и когда верующие обеих Церквей — именно сами верующие, а не их административные структуры, — совместно съедят побольше пудов соли. Гораздо важнее, что фактически взаимное признание Церквей уже существует, и для рядовых верующих обеих Церквей открыто взаимное причащение — пусть и неофициально. Все остальное может подождать.

В некоторых кругах эмиграции в 2012 году стала популярной идея установления церковного общения между РПАЦ и РПЦЗ(А), дабы «возродить» в полном объеме «великий» бренд РПЦЗ. Такая идея естественно возникает среди бывшей паствы РПЦЗ, которую не учили догматике. Но догматика имеет значение для Митрополита РПАЦ Феодора, хотя многим церковным политикам в это трудно поверить. Тогда пусть проверят, не жалко. Насколько могу судить я, Митрополит Феодор вполне сознательно отвергает «киприанизм» и прекрасно понимает, что есть различие между православным учением и постановлениями дореволюционных церковных властей. Поэтому все-таки вектор развития РПАЦ — это сближение с РИПЦ, а не с РПЦЗ(А).

Стиль руководства суздальского Синода РПАЦ и Синода РИПЦ можно сколько угодно справедливо критиковать, но надо не забывать главного: эти епископы искренне стараются никому не мешать жить и, тем самым, исполняют главную заповедь архиерейского служения: «Хочешь  помочь — не мешай». А ответы на недоуменные  вопросы современности верующие должны искать сами и потом поделиться с епископами.

+ + +
КОММЕНТАРИЙ МИТ: Автор сей аналитики вл.Григорий возглавляет один из трех расколов РПАЦ -- питерскую группу РПАЦ(Г-2), а есть еще РПАЦ(Г-1) под началом Григория Абу-Ассаля с приходами в США, Болгарии, и есть наиболее многочисленная РПАЦ(Ф) во главе с Федором Гинеевским, управляемая из Суздаля.

Т.е. РПАЦ раскололась точно так же натрое, как и РосПЦ на РосПЦ(А), РосПЦ(Д), РосПЦ(В), как РПЦЗ(В) -- надвое: РПЦЗ(В-В) и РПЦЗ(В-А). Тем не менее, автор заваливает группы РосПЦ в "церковный отсев", "развал и гомеостаз (замкнутую самодостаточность)", как и приговаривает РПЦЗ(В-В) -- "близкой к окончанию той же самой трассы". Диагностирует их будущее в ничтожные "микрообщины из пяти человек".

Понятно, что каждый воробей свой тротуар хвалит, но вл.Григорий переусердствовал -- у самого-то едва ли не единственная более или менее известная "микрообщина" из нескольких симпатичных девушек в черных клобуках. В его "Архиерейском совещании" лишь он дееспособен, а о двоих иных "совещательных" "владыках" мы давным-давно ничегошеньки и не слыхивали. И вот эдакий автор пророчит ужасное юрисдикциям, у которых не то что приходы, а и епархии пока имеются в ближнем и дальнем зарубежьях.

Объяснима положительная приверженность автора к РИПЦ как к наиболее подходящей союзнице РПАЦ. Однако такое братство, увы, во многом зиждется на "неприкасаемости" обоих группировок. Имеем в виду, что РПАЦ и РИПЦ прежде всего "исторически-единомыслены" (или "зашкварены", как выражаются матерые люди) в том, что и ту, и другую основали педерасты -- В.Русанцов, Л.Журбенко. Счастье или несчастье, что обоих учредителей Господь прибрал скорее, чем иных вождей "осколков РПЦЗ"? Вынуждены также вл.Григорию напомнить, что его ближайший сподвижник-архиерей в РПАЦ(Г-2) Севастиан Жатков такой же голубой деятель, причем привлекавшийся, как и Русанцов, за это к уголовной ответственности.

Эти замечания не играли бы веской роли, ежели обсуждались деятели в области бизнеса, искусства и т.д. Но здесь речь о Церковном, в каком даже малейшее пятно на ризе архиерея, уж не говорим -- первоиерарха, несмываемое клеймо греха, коли он не успел раскаяться. В этом несчастье кончины Журбенко и Русанцова, а счастье -- для их наследников. Они могут, как видим, брать на себя смелость, огульно лупить по сучкам в глазах других, когда у самих бревно, так сказать, в одном месте.

Редакция МИТ вышла из витальевской РПЦЗ, потом -- из виталибанской РПЦЗ(В), затем -- из преемственных ей РосПЦ и РосПЦ(Д). Нам последняя рубашка ближе к телу, хотя бы потому, что из всех "осколков" ТОЛЬКО единственная РосПЦ(Д) удостоилась Божьего избранничества, стать исповедницей. Это когда ее Вероисповедание Христово правоохранительно-карательные органы РФ официально запретили через суд и запечатали в министерский список "экстремизма" духовным золотом 99-й пробы. Тем не менее, РосПЦ(Д) достается от нас на МИТ едва ли не поболе чем другим "осколкам" в их мерзости запустения. Так будем же все мы, ИПХ, честны и беспощадны в своих оценках.

Свежие уточнения по В.Русанцову и его преемнику Ф.Гинеевскому с форума "Интернет-собора":

Вячеслав777
04.01.2013


Еп. Григорий Граббе, к сожалению, действительно поддерживал суздальский раскол содомита Русанцова, за что м.Виталий хотел запретить его, но не сделал этого, так как он уже и так не служил по состоянию здоровья.

Вот ознакомтесь:
http://www.youtube.com/watch?feature=player_embedded&v=s3Y4LmkspCo (Видеофильм "Мразь. ''РПАЦ''. Опубликован 02.08.2012. -- Прим.МИТ)

Здесь есть показания свидетелей, в том числе детей...

Кроме того, я был знаком с архимандритом В., много лет прослужившим в МП, который тоже мне говорил об этом насчет Русанцова. Так же он его ближайшего сподвижника и преемника Феодора Гинеевского называл прямо "Феодорой" (ныне он первоиерарх РПАЦ/Ф/. -- Прим.МИТ)

( http://internetsobor.org/sinod-protivostoiashchikh/tcerkovnye-novosti/starostilnye-tcerkvi/sinod-protivostoiashchikh/khrizostomovskii-i-kiprianitskii-sinody-iptc-gretcii-zavershili-podgotovitelnye-protcedury-dlia-nachala-peregovorov-ob-obedinenii#comment-365)

Примечание МИТ: А "ближайший сподвижник и преемник" Л.Журбенко это его бывший келейник В.Русаленко (ныне он архиепископ, заместитель председателя Архиерейского синода РИПЦ), которого за постельными утехами с Журбенкой застала Т.Орлова, дочь нынешнего первоиерарха РосПЦ(А) А.Орлова, у них дома в Калифорнии.

Мерзость РПАЦ и РИПЦ в том, что нераскаянные"преемники" так же, как их умершие партнеры, продолжают занимать в этих "осколках РПЦЗ" первенствующие архиерейские места.

 

Связные ссылки
· Ещё о Современная ИПЦ
· Новости Admin




На фотозаставке сайта вверху последняя резиденция митрополита Виталия (1910 – 2006) Спасо-Преображенский скит — мужской скит и духовно-административный центр РПЦЗ, расположенный в трёх милях от деревни Мансонвилль, провинция Квебек, Канада, близ границы с США.

Название сайта «Меч и Трость» благословлено последним первоиерархом РПЦЗ митрополитом Виталием>>> см. через эту ссылку.

ПОЧТА РЕДАКЦИИ от июля 2017 года: me4itrost@gmail.com Старые адреса взломаны, не действуют.