МЕЧ и ТРОСТЬ
20 Июл, 2024 г. - 21:34HOME::REVIEWS::NEWS::LINKS::TOP  

РУБРИКИ
· Богословие
· Современная ИПЦ
· История РПЦЗ
· РПЦЗ(В)
· РосПЦ
· Развал РосПЦ(Д)
· Апостасия
· МП в картинках
· Распад РПЦЗ(МП)
· Развал РПЦЗ(В-В)
· Развал РПЦЗ(В-А)
· Развал РИПЦ
· Развал РПАЦ
· Распад РПЦЗ(А)
· Распад ИПЦ Греции
· Царский путь
· Белое Дело
· Дело о Белом Деле
· Врангелиана
· Казачество
· Дни нашей жизни
· Репрессирование МИТ
· Русская защита
· Литстраница
· МИТ-альбом
· Мемуарное

~Меню~
· Главная страница
· Администратор
· Выход
· Библиотека
· Состав РПЦЗ(В)
· Обзоры
· Новости

МЕЧ и ТРОСТЬ 2002-2005:
· АРХИВ СТАРОГО МИТ 2002-2005 годов
· ГАЛЕРЕЯ
· RSS

~Апологетика~

~Словари~
· ИСТОРИЯ Отечества
· СЛОВАРЬ биографий
· БИБЛЕЙСКИЙ словарь
· РУССКОЕ ЗАРУБЕЖЬЕ

~Библиотечка~
· КЛЮЧЕВСКИЙ: Русская история
· КАРАМЗИН: История Гос. Рос-го
· КОСТОМАРОВ: Св.Владимир - Романовы
· ПЛАТОНОВ: Русская история
· ТАТИЩЕВ: История Российская
· Митр.МАКАРИЙ: История Рус. Церкви
· СОЛОВЬЕВ: История России
· ВЕРНАДСКИЙ: Древняя Русь
· Журнал ДВУГЛАВЫЙ ОРЕЛЪ 1921 год

~Сервисы~
· Поиск по сайту
· Статистика
· Навигация

  
Электронный словарь
Поиск      
[ А | Б | В | Г | Д | Е | Ж | З | И | Й | К | Л | М | Н | О | П | Р | С | Т | У | Ф | Х | Ц | Ч | Ш | Щ | Ъ | Ы | Ь | Э | Ю | Я ]



    ОЦУП Николай Авдеевич    (23.10.1894, Царское Село - 28.12.1958, Париж) - поэт, критик, мемуарист, Сын придворного фотографа. В 1913 окончил Александровский лицей в Царском Селе; поступил на историко-филологический факультет Петербургского университета, но в том же году уехал в Париж, где, по его словам, "с отвращением учился в Ecole de droit и предпочитал слушать Бергсона". В начале 1-й мировой войны возвратился в Россию, поступив снова в Петербургский университет, но был мобилизован в армию. Попал в запасный полк ("...Петербург уже с красными флагами, ошалевшими броневиками, я тоже ошалел"): вскоре, однако, понял, что нужно "заниматься своим делом" и начал сотрудничать в издательстве "Всемирная литература". --- В 1920 основал вместе с Н.Гумилевым, Г.Ивановым, М.Л.озинским Новый цех поэтов, В 1921 вышел первый сборник стихотворений О. "Град". В 1922 О. уехал в Берлин, где переиздал в 1923 "Град" и выпустил в 1926 новый сборник "В дыму". "Разорванность и расхлябанность" стихов О. критика объясняла "тяжестью недавних лет", но сам он в начале эмигрантского пути был "человеком весьма компанейским и жизнерадостным", с желанием "обсуждать запутанные, "последние" метафизические вопросы". --- Из Берлина О, переехал в Париж, где в 1928 отдельным изданием вышла его поэма "Встреча", Редактор журнала (альманаха) "Числа" (Париж, 1930-34, 10 номеров) - сначала с Ирмой де Манциарли, с 5-го номера - один. Издание журнала мотивировалось тем, что "Современные записки" публиковали главным образом маститых авторов. Новый журнал был задуман как преимущественно литературный; отвечая на критику З.Гиппиус, О. писал, что требование от литературного журнала сиюминутных политических откликов - это "большевизм наизнанку"; "Числа" "не против политики, а против ее тирании", Благодаря О. многие представители молодого поколения русской эмиграции, выступившие впервые в "Числах", добились литературного признания. --- Сомнение О. в том, что искусству надо служить "любой ценой" ("есть и другой подвиг отказ от искусства навсегда или на время, если то, во имя чего отказался, - может быть названо жизнью или волей к жизни") нашло художественное выражение в романе "Беатриче в аду" (Париж, 1939). --- В начале 2-й мировой войны О. записался добровольцем во французскую армию. Во время отпуска в Италии был арестован как антифашист, провел более полутора лет в тюрьме, в 1941 бежал, был схвачен, отправлен в концлагерь, откуда в 1942 снова бежал, уведя с собой 2 8 военнопленных. В 1943 О. стал участником итальянского Сопротивления. За ряд смелых операций получил после войны английские и американские военные награды. В 1951 О, была присуждена ученая степень доктора в Парижском университете за работу о Н.Гумилеве. До конца жизни - профессор "Ecole Normale". --- В 1950 О. опубликовал "Дневник в стихах. 1935-1950", который насчитывал 12 тысяч стихотворных строк, - по оценке Ю.Иваска, "памятник последнего полувека". Вопрос о силе веры ставила драма в стихах "Три царя" (1958). Посмертно издан двухтомник "Жизнь и смерть" (Париж, 1961), в котором собраны стихотворения, ранее публиковавшиеся в журналах; сборник показал, что О. всегда оставался поэтом возвышенного склада. В зрелой лирике О. варьировалась тема всепоглощающей любви к женщине, тема России и тема спасения духовности человека; постоянно присутствует и мотив неизбежности смерти, которая высвечивает все ценности жизни. Особенно существенно отношение О. к духовной свободе: писатель обязан избавляться от всех ложных "святынь", внедренных в его сознание политикой. В поэме "Красавица" он писал, что хотел бы воспеть не тех женщин, которые шли "в народ" и готовили 1917 год, а "более простую героиню... мать с ребенком, кроткую богиню...". Со страниц сборника, писал Н.Ульянов, глянуло "лицо многодумное, со следами былого жизненного опыта... Умудрило его и изгнанничество. Не в сереньком, беженском плане, а скорее в духе Данте". --- Опорой поисков О. были русская литература и христианство. Пушкин для О. - мерило всех духовных ценностей; фальшивому патриотизму "с претензиями подчинить себе чужие культуры" он противопоставлял национализм Пушкина, "насквозь пронизанный свободой". В книге "Современники" собраны воспоминания О. об И.Анненском, Н.Гумилеве, Ф.Сологубе, А.Белом, С.Есенине, К.Чуковском, Е.Замятине, В.Шкловском, статьи о Серебряном веке русской поэзии, о Пролеткульте, "Серапионовых братьях", о "Климе Самгине" М.Горького. В книгу "Литературные очерки" (Париж, 1961) вошли статьи "Тютчев", "Николай Гумилев", "Лицо Блока", "Сатана и Демон", "М,А.Шолохов", "Венец Пастернака", "Свобода творчества", "Гуманизм в СССР", "Апокалипсис", "Миф Владимира Маяковского". В последнее десятилетие жизни О. утверждал, что на смену акмеизму, сыгравшему свою роль, пришел "персонализм" как реакция на атеизм, стадность, экзистенциализм, как защита личного достоинства писателя. --- Соч.: Персонализм как явление литературы // Грани, 1956, № 32; Океан времени. Дневник в стихах. Статьи и воспоминания, СПб., Дюссельдорф, 1993. --- Лит.: Можайская О.Н. Биография души. Николай Оцуп: "Жизнь и смерть" // Возрождение, 1965, № 161; Ильин В.Н. Памяти Н.Оцупа // Там же. --- Е. Померанцева

    ПАВЛОВА Анна Павловна    (Матвеевна) (31.1.1881, Петербург - 23.1.1931, Гаага) артистка. По документам - дочь отставного солдата Матвея Павловича П. и прачки Любови Федоровны П. Позднее делались предположения о том, что в действительности ребенок был внебрачным и имел другого отца. Поступила в Петербургское театральное училище в 1891 при содействии балерины Е,Соколовой. В младших классах училась у одной из любимых балерин М.Петипа - Е.Вазем, в старших - у другого корифея академизма - П.Гердта. Выпускалась 11.4,1899 в специально поставленном Гердтом балете Ц.Пуни "Мнимые дриады", исполнив роль дочери дворецкого. В апреле же участвовала в pas de quatre из балета "Трильби" (бенефис кордебалета) и в pas de six из "Тщетной предосторожности" П.Гертеля. Была принята в Мариинский театр, на сцене которого ее дебют в сольной партии состоялся 19 сентября того же года в pas de trois из "Тщетной предосторожности". --- Репертуар начинающей танцовщицы быстро пополнялся. За первые три сезона она приготовила следующие партии: Зюльма ("Жизель" А.Адана), подруга Флер де Лис ("Эсмеральда" Ц.Пуни), фея Кандид ("Спящая красавица" П.Чайковского), pas de deux ("Марко Бомба"), trio ("Баядерка" Л.Минкуса), pas de trois ("Камарго"), pas de Diane ("Царь Кандавл" Ц.Пуни) и др. Занимали П. и в танцевальных эпизодах оперных спектаклей. У худенькой, отличавшейся слабым здоровьем танцовщицы обнаружился волевой характер: она привыкла превозмогать себя и даже больной не отказывалась от выступлений на сцене. Нагрузка была большой, иногда чрезмерной. Не все ей было под силу, и слова одобрения в прессе перемежались укорами в недостаточной отделке танца. Маститый Х.Иогансон, ведший класс усовершенствования в театре, полного удовлетворения работой молодой артистки не выказывал. П. действительно не вписывалась вполне в каноны академической школы, Но то, что воспринималось как несовершенство, предвещало черты нового стиля. --- Работа над классическим репертуаром помогала преодолевать недостатки в технике; однако индивидуальное, непохожее на других, в танце П. продолжало жить. Сольные партии временами пополнялись балеринскими: в "Корсаре" А.Адана П. исполняла партию Гюльнары и pas de l'esclave, в "Пробуждении флоры" партию Авроры и героиню. Событием для самой танцовщицы и для зрителей стало ее выступление в "Баядерке" 28,4,1902. Драматизм партии выражался в смене контрастных психологических состояний, реализованных в нервном, иногда сбивчивом пластическом рисунке. Это был пока лишь эскиз одной из удачнейших в будущем ролей П., но и по нему можно было судить о неординарности таланта исполнительницы. Внутренняя наполненность партии, стремление представить спектакль как единый процесс сложной духовной жизни героини перекликались с искусством лучших драматических актрис того времени и прежде всего с В.Комиссаржевской. Исполнение П. раздвигало рамки узкопрофессиональных интересов, становясь фактом духовной жизни. Год спустя П. исполнила балет "Жизель", также вошедший в число ее самых удачных творений в классическом репертуаре. Ее Жизель обретала себя в мире вилис - только там воплощалось ее идеальное представление о мире как совершенной красоте. В павловской вилисе не было ни отсветов разбитого чувства, ни сожаления о нем. Но само упоение гармонией и растворение в ней вызывали мучительные воспоминания об утерянном личном счастье, о недостижимости его. И Никию, и Жизель П. объединяли трагическое восприятие жизни, а позднее - и духовный мятеж. Спектакли, в которых не было места драматическим трактовкам - "Наяда и рыбак", "Корсар", "Царь Кандавл" - оставались для П. проходными. Чуждой своеобразному таланту П. оказалась "Спящая красавица"; в рамках строгих академических норм этого балета исполнительнице было тесно. Огненный темперамент, потребность любую хореографию пропустить сквозь призму собственного мироощущения естественней реализовывались в танцах, имевших национальную окраску. Это объясняло пристрастие П. к балетной Испании. Героини "Пахиты" и "Дон Кихота" даже в сценах торжествующего классического танца создавали ощущение тревоги и надвигающейся бури. Актриса охотно исполняла в "Дон Кихоте" не только Китри, но и Уличную танцовщицу и Мерседес. В ее репертуаре было много характерных танцев: панадерос в "Раймонде", Шоколад в "Щелкунчике", фанданго в опере "Кармен", уральская пляска в "Коньке-горбунке". Интерес к национальным танцам сохранился у нее на всю жизнь.П. не была равнодушна к традиционным ценностям классического танца и никогда, в отличие от молодого М.Фокина, не отрекалась от них. Она просто предлагала собственный взгляд на эти ценности, обновляя их за счет своеобразия своей индивидуальности.П. по собственной инициативе совершенствовала танцевальное мастерство у адептов академизма (М.Петипа, Э.Чекетти). В 1905 она получила звание балерины, в 1906 - прима-балерины, ей был предоставлен также длительный зарубежный отпуск.П. использовала его для поездки в Италию - выступила на сцене "La Scala" и занималась в классе знаменитой К.Беретта. --- Подготовкой к новому этапу в творчестве П. стало участие в "Дочери фараона" Ч.Пуни: она исполнила партию героини балета сначала в московском варианте А.Горского, затем в петербургском оригинале Петипа (1906). Эклектика Горского, соединившего традиционные формы классического танца с наивной стилизацией под профильные древнеегипетские изображения, была балерине ближе. Более того - силой своего искусства П. снимала нелепость резких стилевых перепадов. Попытка перенести приемы достоверной психологической игры в спектакль Петипа нравилась неожиданностью, но отторгалась стилистикой академической традиции. Осознать творческое предназначение помогла встреча с хореографией Фокина. Период их содружества был недолог, но продуктивен. Обоих впечатлили гастроли американской "босоножки" Айседоры Дункан, воспевавшей танец как естественные движения души, чуждые нормативности и канонам. Фокин пытался найти новую пластику с первых же балетмейстерских шагов. В его "Эвнике" П. исполнила сначала роль Актеи (10,2.1907), а затем и героини, к которой, вместе с исполнительницей, перешел поставленный для нее танец семи покрывал. В "Египетских ночах" А.Аренского (8.3.1908) она получила роль Вероники, но и эта, и две предыдущие роли оставались в рамках декоративно-прикладных задач. "Павильон Армиды" Н.Черепнана (25.11,1907) позволил проявиться, хотя бы частично, драматическому таланту П.: обманный плач Армиды она исполняла с искренней страстью, обнаруживая горькую тоску по романтическому идеалу. Подлинными же шедеврами стали "Шопениана" и "Лебедь". Здесь талант П. властно диктовал хореографу. Поставленный в традициях романтического балета для нее и М.Обухова 7-й вальс оказался самым удачным номером 1-го варианта "Шопенианы" (10.2.1907). Он и определил стилистику 2-й редакции ("Балет под музыку Ф.Шопена", 8.3.1908) как воспоминание о тальониевском романтизме. Порывистая сильфида П. воплощала в танце тему поиска утраченного идеала. Она устремлялась ввысь, увлекая за собой поэта, кружила вокруг, словно оберегала его сосредоточенный покой, и, сама обретя вечную гармонию, манила героя в свой мир идеальной красоты. Тема хрупкости, ранимости зыбкой красоты с особой силой прозвучала в "Лебеде" на музыку К,Сен-Санса (22.12.1907). Номер, намеченный лишь в самых общих контурах, как бы между прочим и впопыхах, сочинялся в духе импровизации П. на заданную Фокиным тему, И в дальнейшем импровизационность сохранялась, сама П. исполняла номер по-разному. Постепенно характер танца приобретал все более драматическую и, наконец, трагическую окраску. В итоге изменилось даже название - лирический монолог балерины стал называться "Умирающий лебедь". Шедевр Фокина-П. возвещал о ценности духовного начала. Образ Умирающего лебедя стал символом русского балета. --- Весной 1908 состоялись организованные А.Больмом гастроли группы из 20 человек с П. во главе по Европе (Гельсингфорс, Стокгольм, Копенгаген, Прага, Берлин). Выступления прошли успешно, вызвав большой интерес к русскому балету. На следующий год гастроли в Берлине повторились, П. выступала с Н.Легатом в "Лебедином озере", "Пахите", "Тщетной предосторожности", "Арлекинаде", "Привале кавалерии". Затем состоялись незапланированные спектакли в Праге. С опозданием балерина прибыла в Париж для участия в 1-м дягилевском сезоне. Она танцевала в балетах: "Павильон Армиды" (19.5.1909), "Сильфиды" и "Клеопатра" (2.6.1909) - под такими названиями шли "Шопениана" и "Египетские ночи", Весь этот репертуар П. уже исполняла в России, В роскошном ансамбле самых крупных исполнительских дарований, представленных Дягилевым в Париже, П. занимала одно из первых мест. Но к тому времени союз ее с Фокиным, главным хореографом начальной поры дягилевской антрепризы, исчерпал себя. Талант П. не мог ограничиться рамками творчества этого мастера. Началась полоса метаний, поиск иного пути. --- В августе 1909 в интервью "Петербургской газете" П. заявила, что, несмотря на ангажемент в Америку, окончательно покидать Россию не собирается. Первое выступление в Нью-Йорке состоялось 16.2.1910. Затем ее концерты увидели в Бостоне, Филадельфии, Балтиморе. Гастроли продолжились в апрелемае в Лондоне. Исполнялись классические pas de deux с М.Мордкиным, но главный интерес представляли такие номера как "Вальс каприс" А.Рубины1тейна и "Умирающий лебедь". Законченные миниатюры позволяли проявиться лирико-трагическому дару П. При ее участии родился особый жанр пластической мелодекламации, Естественным было попробовать ставить самой. Такую попытку она предприняла в 1909 на спектакле в Суворинском театре в честь 75-летнего юбилея владельца - А.Суворина. Для своего балетмейстерского дебюта П. выбрала "Ночь" Рубинштейна. Она появилась в белом длинном хитоне с цветами в руках и волосах. Глаза ее загорались, когда она протягивала кому-то свой букет. Гибкие руки то страстно взывали, то пугливо отстранялись. Все вместе превращалось в монолог о безумной страсти. Патетика оправдывалась наивной искренностью чувства. Свободные движения корпуса и рук создавали впечатление импровизации, напоминая о влиянии Дункан. Но и классический танец, включая пальцевую технику, присутствовал, разнообразя и дополняя выразительные жесты. Самостоятельное творчество П. было встречено с одобрением. Следующими номерами были "Стрекоза" Ф.Крейслера, "Бабочка" Р.Дриго, "Калифорнийский мак". И здесь классический танец соседствовал и переплетался со свободной пластикой. Объединяло их эмоциональное состояние героини. --- Гастроли в Америку с Мордкиным повторились. Успех был огромным. Выступления русских стали центральным художественным событием. Весной 1911 лондонский "Palace Theatre" снова показывал П. и ее товарищей. Балетные номера составили 2-е отделение обычной программы ревю с участием акробатов, жонглеров, дрессированных собачек. В августе 1911 П. вернулась в Петербург и выступила в Мариинском театре в балетах "Баядерка" и "Жизель". Пребывание на родине было недолгим, уже 5 октября П. выехала в длительную ( 11 недель) поездку по Англии, Ирландии, Шотландии с новым партнером, московским танцовщиком Л.Новиковым. Функции антрепренера балерина впервые выполняла сама, Группа была небольшой, режим выступлений чрезвычайно напряженным. Нередко утром танцевали в одном городе, вечером в другом. Балерине приходилось исполнять до 14 номеров в день. Выступления П. вызвали волну интереса к искусству балета - желание танцевать стало повальной модой, охватившей даже круги высшего света. --- В начале 1913 П. вернулась в Петербург; с 20 января по 24 февраля танцевала на сцене Мариинского театра в спектаклях "Дон Кихот", "Дочь фараона", "Баядерка". Она выступила также 22 февраля в парадном спектакле в честь 300-летия дома Романовых, исполняя вместе с другими прима-балеринами мазурку в опере "Жизнь за царя". 13 февраля состоялся ее концерт в Московской консерватории, включавший многие миниатюры, в том числе 7-й вальс и "Умирающий лебедь". Затем снова последовали гастроли. Во время поездки труппы П. по Германии состоялись премьеры фокинских "Прелюдов" на музыку Ф.Листа и балета "Семь дочерей горного короля" на музыку А,Спендиарова (31.3.1913). Контракт с Фокиным возобновился, чтобы тут же прерваться, Принципиально нового для творчества П. он не нес. Отношения П. с Мариинским театром осложнились из-за финансовых разногласий. Артистка нарушила условия контракта с дирекцией ради выгодной поездки в Америку и вынуждена была выплатить неустойку. Желание дирекции заключить с нею новый контракт наталкивалось на требование вернуть неустойку. Тем не менее театр был заинтересован в выступлениях П. Предпринимались шаги уладить инцидент. По инициативе дирекции в 1913 П. была удостоена почетного звания заслуженной артистки императорских театров и награждена золотой медалью. Дирекция по-прежнему настаивала на том, чтобы П. выступала только в России. --- Рамки казенного театра для П. уже стали тесны. Она предпочитала быть полной хозяйкой. А это выдвигало новые трудности. Маленькая передвижная труппа не могла соперничать с Мариинским театром ни исполнительским составом, ни музыкальной культурой, ни оформлением. Утраты были неизбежны и весьма ощутимы, особенно при обращении к академическому репертуару. Спектакли "Спящая красавица", "Лебединое озеро", "Раймонда", "Дон Кихот", "Пахита", "Жизель", "Коппелия", "Тщетная предосторожность" шли в труппе П. в жалком виде, с переделанной И.Хлюстиным сокращенной хореографией. Излишней вольностью отличались также беспомощные фантазии на темы таких популярных балетов как "Дочь фараона", "Эсмеральда", "Шопениана". П. в подобных переделках обращалась с музыкой бесцеремонно - меняла темпы, тембровые краски, купировала номера и вставляла музыку других композиторов. Единственный критерий был важен - будить ее творческую фантазию. И балерине в силу таланта нередко удавалось в какой-то мере преодолеть явные нелепости музыкального материала. --- Последний приезд П. в Россию состоялся весной 1914. П. выступила 31 мая в петербургском Народном доме, 7 июня в Павловском вокзале, 3 июня в Зеркальном театре московского сада "Эрмитаж". Репертуар включал "Умирающего лебедя", "Вакханалию", другие ее миниатюры. Восторженный прием был адресован новой П. - международной "звезде", заезжей знаменитости. Маленькой, хрупкой балерине, привыкшей к чрезмерно напряженной работе, было 33 года. Это был 15-й сезон в ее театральной карьере, середина ее сценической жизни. --- Начало 1-й мировой войны застало П. в Берлине. Пришлось спешно перебираться в Лондон. Собрав там небольшую труппу, П. снова отправилась в гастрольные путешествия. Теперь ей предстояло кочевать по чужим странам до конца жизни и выполнять миссию пропагандистки классического балета. Она побывала в Норвегии, Дании, Голландии, Австрии, Германии, Чехии, Италии, Испании, Португалии, Бельгии, Франции, Канаде, Бразилии, Турции, Египте, Японии, Индии, Китае. Посетила даже Африку, Австралию, Новую Зеландию, Цейлон, Яву. Во многих городах, где выступала ее труппа, люди впервые видели новое для себя искусство. И оно входило в их жизнь под знаком П. Вторая половина театральной судьбы П. свелась к прокатыванию сделанного прежде репертуара. Приходилось много работать, чтобы не потерять профессиональную форму. Одновременно надо было заботиться о повышении профессионализма тех беспомощных новичков, которые нередко пополняли ее труппу. Слава П. росла и умножалась. Балерина при жизни стала по сути легендой. Судьба П. интересна тем, что она реализовала новую тенденцию - коммерциализацию балетного искусства. И на ней самой лежат отсветы зарождавшейся на Западе индустрии "звезд". --- К положению в России П. не была безучастна. Она присылала посылки в трудные послереволюционные годы учащимся Петербургской балетной школы, переводила крупные денежные средства голодающим Поволжья, устраивала благотворительные спектакли с целью поддержать бедствующих на родине. --- П. умерла во время гастролей в Гааге 23.1.1931. Оставалась неделя до ее 50-летия. Она мечтала отметить его на сцене. Лит.: Красовская В. Анна Павлова.Л.-М., 1964. --- А. Соколов-Каминский ---

    ПАВЛОВСКИЙ Александр Дмитриевич    (1.10.1857, с. Чуфарово, Ярославской губ. 8.10.1944, г. Сороки, Бессарабия) - патологоанатом, хирург и бактериолог. Отец П. - священник, поэтому естественным было поступление сына в духовное училище, а затем в Ярославскую духовную семинарию. Однако вскоре П. перешел из семинарии на естественное отделение физико-математического факультета Варшавского университета, ав 1876-в Петербургскую Медико-хирургическую академию (МХА). Еще студентом П. какое-то время работал земским врачом в Боровицком уезде Новгородской губернии. О результатах своей деятельности он сообщил в статьях, опубликованных в журнале "Здоровье" (1879), "Врачебные ведомости" (1881) и "Еженедельной клинической газете" (1881). --- Получив в 1883 диплом врача, П. был направлен на службу в военный госпиталь, а затем стал ординатором хирургической клиники МХА, возглавляемой профессором Е.Богдановским. Темой своей диссертации П. избрал гистологическое и экспериментальное исследование костно-мозговых опухолей и гигантских клеток соединительной ткани. Свои исследования проводил в патолого-анатомической лаборатории академии под руководством профессора Н.Ивановского. Защитив диссертацию на степень доктора медицины, П. остался в академии преподавать патологическую гистологию (1885-86). Его научные интересы включали новую область знания, получившую, благодаря работам Пастера и Коха, интенсивное развитие - бактериологию. В 1885 он опубликовал исследование о рожистом воспалении, в 1886монографию "Бактериологическое исследование". Работа П. "О микроорганизмах воздуха" была отмечена в Академии премией им. профессора Ильинского и серебряной медалью. --- В 1886 П. был назначен приват-доцентом кафедры патологической анатомии Киевского университета. В том же году уехал в двухгодичную командировку за границу. В 1886-89 работал в бактериологических лабораториях Р.Вирхова, Р.Коха, Ф.Розенбаха в Берлине и лаборатории Л.Пастера в Париже.П. делал попытку найти свое собственное направление и предложил т.н. бактериотерапию - лечение инфекционных болезней с помощью бактерийантагонистов. Так, в лаборатории Вирхова он осуществил попытку лечения сибирской язвы с помощью чистой культуры чудесной палочки, диплококков, стрептококков и др. (1887). --- Вернувшись, получил звание ординарного профессора кафедры хирургической и патологической анатомии Киевского университета. Возглавлял эту кафедру с 1889 по 1918. Круг интересов П. достаточно широк. Он изучал различные формы туберкулеза суставов и пришел к выводу о существовании особых клинических форм - т.н. смешанных форм туберкулеза суставов (1889). Заинтересовавшись актуальной проблемой хирургии - этиологией и лечением острого перитонита, П. доказал, что независимо от того, как возник перитонит: в результате перфорации или инфицирования извне, необходимо хирургическое вмешательство - ранняя лапаротомия. Только так можно спасти больного. Это был важный научный и практический вывод. Клинической хирургии были посвящены и другие практические разработки П. (например, прием подкожного вливания физиологического раствора поваренной соли при упадке сердечной деятельности во время операций, 1892). --- П. исследовал проблемы антисептики, хирургических инфекций, иммунитета; был энтузиастом асептики. Он применял ее активно в университетской хирургической клинике и в больнице Красного Креста в Киеве, где он оперировал. В 1890 П. ввел в практику кипячение хирургических инструментов в 1% растворе соды, автоклавирование белья и перевязочных материалов, открыл специальные асептические перевязочные блоки и др. В результате ему удалось сократить применение антисептических средств. "Сферы применения антисептики и асептики, по нашему мнению, ясны и строго разграничены, - считал П. - Антисептика для ран инфицированных, с микробами: асептика для ран чистых и тканей нормальных, без микробов". --- В 1892 он одним из первых доказал, что воспалительный очаг в организме имеет защитный характер. При университете П. создал свою бактериологическую лабораторию, в которой организовал в 1893 производство противохолерной сыворотки. Ее успешно применяли не только в России, но и в Германии (Пфейффер) и Японии (Китазато). В 1894 П. был вновь направлен в Париж, в Институт Пастора с целью усовершенствования методики приготовления антидифтерийной сыворотки. Вернувшись из Франции, П. .освоил получение антидифтерийной сыворотки в бактериологической лаборатории Киевского университета. Сыворотка изготавливалась на общественные пожертвования и рассылалась в больницы Киева, Киевской, Черниговской, Курской, Воронежской и Херсонской губерний, а также в районы Дона и Кавказа. Антидифтерийная сыворотка П. отличалась высокой активностью, и число смертельных случаев при ее использовании не превышало 10% (для сравнения: сыворотка Э.Беринга в Германии давала 19% смертности в клинике; сыворотка Э.Ру в госпитале Труссо в Париже- 16-19%). --- Большое внимание П. уделял практическим вопросам организации эпидемиологической и бактериологической службы. Еще на 1-м Пироговском съезде врачей в 1885 он выступил с предложением создать на медицинских факультетах самостоятельные кафедры бактериологии. В 1894 по инициативе П. было создано "Общество для борьбы с заразными болезнями", на средства которого в 1896 при Киевском университете был построен Бактериологический институт.П. был первым научным руководителем этого института (1896-1918) и заведовал в нем специализированным сывороточным отделом. При институте функционировали курсы по подготовке врачей-бактериологов и иммунологов. --- П. выполнено более 100 научных исследований в области бактериологии и инфекционной патологии. В 1897 П. создал препарат "риносклерин" для лечения риносклеромы; позже он разработал специальную питательную среду для туберкулезных бактерий. Из важных экспериментальных исследований можно выделить также его работу "К вопросу об инфекции и иммунитете" (189 9). В ней П. выяснил влияние разнообразных факторов: охлаждения, травмы, голодания, алкоголизма и пр. на течение инфекции и состояние иммунной защиты организма животного. Во время русско-японской войны 1904-5 был врачом русской армии в Маньчжурии, а в годы 1-й мировой войны работал хирургом в военных госпиталях Киева. --- В 1918 П. покинул Россию, жил за границей, в Бессарабии; работал хирургом в больницах Кишинева и Сороки и параллельно продолжал заниматься научной работой. Ему принадлежит интересное исследование, посвященное природе бактериофага и его роли в иммунитете и терапии (1929). В 1925-26 он опубликовал несколько статей по "модной" в 20-е проблеме старения и омоложения живых организмов, в 1927 - о роли радия в медицине. Пропаганде новаторских работ С.Виноградского, работавшего в эти годы в Институте Пастера в Париже, посвящена статья "Микробиология почвы", опубликованная на русском и румынских языках в агрономическом журнале в Кишиневе в 1936. --- В 30-е внимание П. было сосредоточено на проблеме эндокринологии. На 15-м конгрессе Румынского общества невропатологов, физиологов и эндокринологов в октябре 1935 выступил с докладом о лечении кретинизма. О диагностике заболеваний желез внутренней секреции и применении эндокринных препаратов П. писал в статьях, опубликованных в румынских медицинских журналах в 1937-38. --- Соч.: К учению о бактериотерапии. Лечение сибирской язвы и судьба сибиреязвенных бацилл в организме. СПб., 1887; К учению об этиологии, способе происхождения и формах острого перитонита. СПб., 1889; О лечении риносклеромы риносклерином. Киев, 1894; К вопросу об иммунизации и серотерапии при риносклероме.М., 1897; Проблема старости и идея омоложения // Бюлл. Асс-ции кишиневских врачей, 1925-26; Радий и его применение в медицине // Там же, 1927; К вопросу о бактериофаге Herelle и его роли в иммунитете и терапии // Бессарабский мед. вест., 1929, т. 10. --- Лит.: Павловский Александр Дмитриевич (1.X.1857 - 8.10.1944) // Биологи. Биографич. справочник. Киев, 1984. --- Т. Улышкина М. Мирский ---

    ПАНТЕЛЕЙМОНОВ Борис Григорьевич    (1880, Сибирь- 18.9.1950, Париж) -инженер-химик, писатель. Участвовал в студенческие годы в революционном движении, некоторое время был в ссылке. Высшее образование завершил в Германии. Перед революцией директор департамента в министерстве сельского хозяйства, профессор, работал с А.Чичибабиным. Служил в советских учреждениях, в 1919 (?) был направлен в Берлин для участия в химическом конгрессе и для закупки в Германии минеральных удобрений, но не вернулся. Впоследствии оценивал свою судьбу и судьбу Чичибабина как "трагедию случайного, не злостного отрыва от Родины". По просьбе М.Горького написал для советского журнала "Наши достижения" (1929, № 2) статью "Использование соляных озер". Занимал высокооплачиваемую должность в Палестинской поташной компании, созданной в мае 1929 для разработки месторождений Мертвого моря. В Палестине в начале 30-х женился на 20-летней Зинаиде Крумбах: после того, как она ушла от него, переехал вслед за ней в Бейрут, где работал в химической компании Леви. После завершения бракоразводного процесса инсценировал 23.9.1935 самоубийство, о чем как об истинном факте сообщили ближневосточные газеты. Первые стихи прислал из Бейрута в парижские "Последние новости". Жил в Париже - до 1939 и снова с 1944, оборудовал лабораторию по изготовлению косметики. Тогда же сблизился с И.Буниным, А.Ремизовым (познакомился с ним в 1937), Н.Тэффа, высоко ценившими его талант и человеческие качества. Женился на работавшей в "Последних новостях" художнице Т.Кристин. --- В 1945 получил советское гражданство. Сотрудничал в газете "Советский патриот" и в др. просоветских изданиях. В статье "Толпа" и в ответе на возражения по поводу этой статьи Н.Бердяева ставил знак равенства между толпой и народом, "коллективный разум которого создает и необъятное государство Российское и Великую русскую революцию", тогда как фашизму - в отличие от советского режима свойственно пренебрежение к массе. В статье "Судьбы народов" утверждал, что "эра германо-романской цивилизации подошла к своему концу, ...Россия не согласилась служить для Европы только этнографическим материалом... Из дряхлеющих рук Европы выпадает рычаг духовного превосходства"; главная идея новой цивилизации - социальная справедливость. --- Почти все художественные произведения П. - циклы рассказов "Приключения дяди Володи", "Молодые глаза", рассказ "Лес" - были посвящены России конца XIX - начала XX вв., Сибири, миру детства, Их особенность, по словам Г.Адамовича, - "неподдельная, душевная бодрость и какое-то, столь же неподдельное, органически доброе отношение ко всему живому", Отчасти автобиографичны повесть о Д.Менделееве и рассказ "Ванда", в которой нашла отражение история любви П. к 3.Крумбах. --- Умер П. от рака горла. Тэффи писала А.Седых: "Из всей нашей компании ("трио") жаль только П., потому что он очень хороший. А мы с Буниным - так себе"; Бунин "очень плачет о П.". В выпуске альманаха "Дело", посвященном памяти П. (Сан-Франциско, 1951), творчество его было названо "неоконченной симфонией" и говорилось, что он "светлым взглядом смотрел на мир", "ничего злого не видел ни в природе, ни в судьбе...". --- Соч.: Зеленый шум. Париж, 1947; Звериный знак. Париж, 1948; Последняя книга. Нью-Йорк, 1952; Приключения дяди Володи.М., 1992. --- Лит.: Агурский М, Сибиряк на Мертвом море: О Борисе Пантелеймонове / Евреи в культуре рус. зарубежья, вып. 1. Иерусалим, 1992. --- Р. Ильин ---

    ПАСТЕРНАК Леонид Осипович    (22.3.1862, Одесса -31.5.1945, Оксфорд) - живописец, портретист. Родился в бедной семье, младшим из шести детей. Рано проявил пристрастие к рисованию, что встречало сопротивление родителей. Окончил в 1881 гимназию, одновременно посещая Одесскую рисовальную школу. В 1881-82 учился на медицинском факультете Московского университета, занимаясь живописью и рисунком в мастерской академика Е.Сорокина. Овладение анатомией дало будущему художнику обширные познания о строении человеческого тела, его пропорциях и движении. В 1883 перевелся на юридический факультет Новороссийского университета (Одесса); вскоре поехал в Мюнхен, где провел несколько семестров в Королевской Академии изящных искусств у профессоров И.Г.Гертериха и И.Лиценмейера. Тогда же познакомился с В.Серовой, возглавлявшей русский кружок, матерью художника В.Серова, это, вероятно, послужило началом дружбы между семьями Серовых и Пастернаков. У обоих художников было много общего во взглядах на искусство и на жизнь. В свои наезды в Одессу для сдачи университетских экзаменов П. помещал карикатуры, эскизы и бытовые сценки в юмористических и др. журналах, и много лет спустя М.Горький говорил П.: "Я помню вашего "босяка", он был первым в нашей литературе". По окончании университета П. в 1885-86 проходил военную службу вольноопределяющимся в артиллерии. Как и везде, он зарисовывал все, что представлялось интересным глазу. Один из этих эскизов послужил сюжетом для первого большого холста - "Письмо с родины" (1889). --- В Одессе П. встретился с пианисткой Розой Кауфман, которую А.Рубинштейн еще в ее детские годы отметил как исключительное музыкальное явление и устраивал ее концертные выступления в Москве и Петербурге: в 1889 они поженились и переехали в Москву, где П. присоединился к поленовскому кружку. Известный коллекционер П.Третьяков посетил П. и тут же, "с мольберта", купил "Письмо с родины"; успех этой картины на очередной Выставке передвижников выдвинул имя П. в ряд с наиболее видными передовыми художниками того времени. Репин посылал к нему учеников, Н.Ге называл его своим продолжателем. В Москве П. давал уроки, впоследствии с художником Штембергом открыл частную рисовальную школу: П. вводил новые, приобретенные в мюнхенской Академии приемы, в особенности рисование углем, с натуры. В 1890 у Пастернаков родился сын Борис, будущий поэт, а через три года - Александр, ставший впоследствии известным архитектором. --- В 1890 граф Ф.Сологуб сделал П. художественным редактором нового литературно-художественного журнала "Артист", который, по мнению К.Бальмонта, печатавшего там свои первые стихи, "был предтечей "Мира искусств". В 1891, по предложению издателя П.Кончаловского (отца художника), П. взял на себя общее руководство художественной частью иллюстрированного издания сочинений Лермонтова. Помимо включения собственных иллюстраций, П. пригласил к участию ряд других художников, в том числе и малоизвестного тогда, но высоко ценимого им М.Врубеля. В это время П. много сил отдавал писанию портретов, в них он старался достичь слияния живописной композиции не только с лицом, но и с внутренней сущностью портретируемого, П. обладал способностью улавливать нюансы постоянной смены настроений в живой натуре, и эта импрессионистическая быстрота фиксирования неповторимых мгновений характерна не только для его портретов, но для всего творчества, в особенности для его рисунков и эскизов. В 1894 П. написал картину "Накануне экзаменов", которая получила 1-ю премию на Мюнхенской международной выставке, а в 1900 со Всемирной выставки в Париже была куплена для Люксембургского музея (теперь находится в постоянной экспозиции музея Орсе в Париже). --- В своих воспоминаниях П. замечает, что два года были особенно знаменательными в его жизни: 1893 - знакомство и сближение с Л.Толстым и 1894 - поступление преподавателем в Училище живописи, ваяния и зодчества. В результате реформ и включения в состав преподавателей Н.Касаткина, К.Коровина, П., Серова и др. Училище стало считаться наиболее прогрессивной художественной школой не только в России, но и за рубежом. Введены были общеобразовательные курсы.В.Ключевский читал лекции по русской истории, и П. увековечил его в портрете. За время 25-летнего преподавания П. в Училище многие из его учеников сами стали известными художниками (С.Герасимов, П.Кончаловский, Н.Крымов, С.Щербаков и др.). В 1898 Л.Толстой через свою дочь, Т.Толстую, обратился к П. с просьбой проиллюстрировать его новую книгу "Воскресенье". Для П., боготворившего Толстого, это предложение было одним из "чудес" в его жизни. "Воскресенье" с иллюстрациями П. вышло в Петербурге (отд. изд. в Париже, Лондоне и Нью-Йорке); оригиналы рисунков были выставлены в русском павильоне на Всемирной выставке в Париже в 1900. Л.Толстой восторгался портретностью пастернаковских рисунков, угадыванием изображаемых в романе лиц, --- В 1900 у Пастернаков родилась дочь Жозефина, а через два года - Лидия.П. создал целую галерею интерьеров с детьми, передающих музыкальность и теплоту домашнего мира. Намекая на успехи его детских портретов, знакомые шутили, говоря, что у П. "дети кормят родителей". --- В 1901 Люксембургский музей в Париже заказал пяти наиболее известным художникам, среди которых был и П., картины из русской жизни.П. написал ставшую знаменитой картину "Толстой в кругу семьи" в вечернем освещении. Великий князь Георгий Александрович, увидев ее на выставке "Мир искусства", решил приобрести для Музея Александра III (ныне Русский музей в Петербурге). П. участвовал в первых выставках "Мир искусства" и был членом-учредителем Союза русских художников, В 1904 ему было поручено устройство русского отдела на выставке в Дюссельдорфе. Воспользовавшись пребыванием за границей, он посетил Италию: не имея времени копировать любимые картины, делал небольшие эскизы, представлявшие полную гамму красок оригинала. ИТрабарь, а впоследствии и знаменитый английский искусствовед лорд Кеннес Кларк отметили эту чрезвычайно оригинальную, по их мнению, "миниатюрную галерею старых мастеров". --- Во время революции 1905 П. в связи с закрытием Училища прожил год в Берлине. Там он написал портрет М.Горького, занимался техникой гравюры. Вместе с финским художником Акселем Галеном выставлялся в галерее Шульте в Берлине. В 1907 ездил в Бельгию и Англию по приглашению Ч.Винсента - англичанина, познакомившегося с детскими сюжетами П. по репродукциям в лондонском журнале "Studio" и заказавшего художнику портрет своей дочери.П. предлагали переехать в Лондон, но у него "и в мыслях не было покинуть Москву и любимое училище", как писал он в своих воспоминаниях. Работы П. тех лет характеризовало органическое соединение лиризма и непосредственности. В 1912 во время пребывания всей семьи за границей в связи с лечением Р.Пастернак (сначала на водах в Киссингене, затем на море, недалеко от Пизы) П. начал свою большую работу "Поздравление" - портретную группу детей, пришедших с подарками поздравить родителей с днем их серебряной свадьбы (1914). --- В начале 1-й мировой войны П. по просьбе городских властей Москвы выполнил плакат "Раненый солдат" цветной литографией. Плакат предназначался для благотворительного сбора в пользу жертв войны. В 1918 Московский совет использовал подаренный в свое время городу плакат в качестве антивоенной пропаганды.П. делал зарисовки и портреты деятелей революции, в том числе Ленина, композиции во время заседаний ВСНХ, ВЦИК и др. Приобретенные правительством, они были уничтожены в 1930-е. --- В 1921 П. в связи с ухудшением здоровья выехал в Берлин. Вместе с ним отправились жена и дочери, сыновья остались в Москве. После лишений военных и послереволюционных лет П. испытал как бы новый подъем творческих сил. Несмотря на малоблагоприятные условия в скромном пансионе, он с воодушевлением взялся за работу, написал портреты многих известных ученых, художников и писателей: филолога А. фон Гарнака, физика А.ЭЙНштейна, поэта Р.М.Рильке, писателя Г.Гауптмана, художников Л.Коринта и М.Либермана и мн. др. Среди русских, с кем П. встречался и портреты которых он писал в Берлине, А. Ремизов, Л. Шестов, С. Прокофьев, дипломат Я. Суриц и его жена, А. Луначарский и Н. Розенель. Интересны городские пейзажи Берлина и окрестностей Мюнхена, натюрморты и интерьеры с мягким вечерним освещением. В 1924 по предложению друзей П. присоединился к литературно-художественной экспедиции в Египет и Палестину: результатом явилась серия колоритных зарисовок. --- Помимо участия в выставках Сецессиона, П. показывал свои работы в галерее Хартберга (персональные выставки в 1927 и 1931). Пресса и публика восторженно отнеслись к творчеству русского художника, однако приход к власти нацистов коренным образом изменил обстановку. В 1932 в Берлине вышла монография П. с воспоминаниями о Л.Толстом и автобиографическими заметками: большую часть тиража не успели вывезти из типографии, где она была уничтожена в мае 1933 во время публичного сожжения книг нацистами. Была запрещена также подготовленная к 75-летию художника выставка, которую он собирался потом переслать в Москву. --- В конце 1930-х П. принял решение вернуться на родину, но перед этим он хотел навестить свою младшую дочь в Лондоне. Картины П. в ящиках советского посольства были отправлены туда же, чтобы затем последовать в Москву. В Лондоне П. снова взялся за работу, написал более десятка портретов; несколько картин были отданы в Британский музей, планировалась выставка его работ. Внезапная смерть жены в августе 1939 была тяжелым ударом: через неделю началась 2-я мировая война.П. остался у дочери в Оксфорде, где и скончался. --- Работы П. находятся в музеях и частных собраниях в России (Третьяковская галерея, Русский музей, Музей Л.Толстого, Музей изобразительных искусств им.А.Пушкина и многочисленные провинциальные музеи): в Европе и Америке ("Mus6e d'Orse" - Париж, "Tate Gallery", "British Museum" - Лондон, "Asmolean Museum" - Оксфорд, "Artmuseum" - Бристоль и др.): в собрании наследников двух дочерей П. в Англии (там же хранятся рукописи его записок и обширная переписка). Бумаги и рисунки П. находятся также в рукописных отделах музеев России, РГАЛИ, РГБ, РНБ, ИРЛИ и семейных собраниях его наследников в Москве. --- Несколько посмертных выставок П. прошли в Москве (1969, 1979, 1990), а также в Англии, Германии и США (полный каталог работ художника подготовлен к изданию в Англии). В организации выставок большую роль сыграли дочери П. --- Жозефина Леонидовна Пастернак (19001993) летом 1921 выехала через Латвию в Берлин; окончила там философский факультет университета, работала над книгой, посвященной критике детерминизма. Весной 1924 вышла замуж за своего троюродного брата - Федора Карловича Пастернака, одного из директоров Южногерманского банка, и поселилась вместе с мужем в Мюнхене. Родители ежегодно приезжали к ним на лето; П. подарил им и сам развесил в комнатах часть своих лучших работ (среди них портрет Жозефины, 1927). Жозефина начала писать стихи. Прочитав некоторые из них, ее брат, Борис Пастернак, писал: "Я в совершенном удивленьи... Уверенность прикосновенья к теме, естественность спокойно исчерпывающего ее оборота, движенье в том промежутке между напряженностью и прозрачностью, в каком только и можно сказать так, как это хотел - все это я у тебя встретил в степени, редкой даже у сложившихся художников". Книга стихов Жозефины под псевдонимом Анна Ней была издана в Берлине ("Координаты", 1938). Осенью 1938 Жозефина с двумя детьми и мужем вынуждены были спешно бежать из Германии: обосновались в Оксфорде. После войны Жозефина много сил отдавала работе с архивом отца; составила книгу П. "Записки разных лет". Фототипическим способом переиздала книгу своих стихов уже под собственным именем (1971), а в 1984 в Париже вышла ее вторая книга "Памяти Педро". Бумаги Жозефины хранятся у ее наследников, Чарлза Пастернак и Элен Рамзи в Оксфорде. --- Лидия Леонидовна Пастернак (19021989) в сентябре 1921 вместе с родителями уехала в Берлин. В 1926 окончила химический факультет Берлинского университета и поступила работать в Мюнхенский институт психиатрии; получила докторскую степень. В начале 1930-х перешла в лабораторию психиатрии Института Кайзера Вильгельма в Берлине (в той же группе работал Н.Тимофеев-Ресовский). В 1935 вышла замуж за своего коллегу Эл.Слейтора, переехала в Англию. В своем доме в Оксфорде Лидия давала приют самым разнообразным людям - беженцам из Германии и Польши, бездомным поэтам и художникам. Лучшую комнату отвела отцу под мастерскую, где он много и плодотворно работал. Воспитывала своих четверых детей. После войны завязываются ее связи с русской колонией в Оксфорде, дружба с университетскими славистами, профессорами Н.Зерновым, Г.Катковым и др. Она помогала изданию английского перевода прозы Бориса Пастернака. Всю свою жизнь Лидия писала стихи, в том числе и на английском языке. Поэтическое мастерство, умение облечь в четкую форму поэтические образы пригодились в ее литературных занятиях: Лидия начала переводить стихи Бориса (первая книга вышла в 1958; в 1963 и 1984 изданы сборники с предисловием Лидии). Переводы Лидии поражают гармоническим и образным сходством с оригиналом, в них слышна звуковая форма русского стихотворения, удивительное проникновение в знакомую ей с детства манеру выражения мысли поэтом. С 1956 Лидия - поверенная брата в делах английских изданий. После смерти Бориса ежегодно приезжала в Москву; стала переводить на английский язык стихи А.Ахматовой, А.Вознесенского, Б.Ахмадулиной, Е.Евтушенко, публиковала их в разных английских журналах. Устраивала вечера русской поэзии в Пушкинском клубе в Лондоне и разных университетах Англии; ее выступление в Карнеги Холл в Нью-Йорке прошло с большим успехом. Английские стихи Лидии вышли в книге "Before sunrise" (Лондон, 1971), русские - в Женеве в 1974. Ее стараниями через год вышел сборный том воспоминаний, очерков и переводов о семье Пастернак (Женева, изд-во "Poesie vivante"). Последней работой Лидии была подготовка новых переводов для двуязычного издания стихов Бориса Пастернака (М., 1990). Архив Лидии хранится в ее доме в Оксфорде. Соч.: Записи разных лет.М., 1975. --- Лит.: Osborn Max. Leonied Pasternak. Warsaw, 1932. --- E. Пастернак ---

На фотозаставке сайта вверху последняя резиденция митрополита Виталия (1910 – 2006) Спасо-Преображенский скит — мужской скит и духовно-административный центр РПЦЗ, расположенный в трёх милях от деревни Мансонвилль, провинция Квебек, Канада, близ границы с США.

Название сайта «Меч и Трость» благословлено последним первоиерархом РПЦЗ митрополитом Виталием>>> см. через эту ссылку.

ПОЧТА РЕДАКЦИИ от июля 2017 года: me4itrost@gmail.com Старые адреса взломаны, не действуют.