МЕЧ и ТРОСТЬ

В.Черкасов-Георгиевский о коронавирусе и священниках РПЦЗ-осколков

Статьи / Современная ИПЦ
Послано Admin 07 Мая, 2020 г. - 09:19

Печально наблюдать расправу коронавируса по церковным юрисдикциям, истинным ли, неистинным. Так по Московской патриархии знаем, что заболели около сорока насельников в Троице-Сергиевой лавре, и там был даже случай самоубийства у послушника, узнавшего, что заболел. Возможно, он рассудил, что заразился на причастии, а значит нет той силы Бога в потире, которая, как он думал, спасает православного от любой болезни на Таинстве Причастия. Вокруг моего места жительства в храмах попадания короновируса сплошь и рядом. Он заразил народ на Гороховом поле, в Елоховском Богоявленском соборе от заразы даже умер настоятель Александр Агейкин, за посмертное упоминание которого «тупым карьеристом» запретили в служении протодиакона А.Кураева. Под стать лавре в Сергиевом посаде немало заболело народа в храме Покрова Богородицы в Красном селе, что на Красносельской улице. Здесь настоятелем 71-летний знаменитый в столице священник В.Асмус, он заболел вместе с большинством своих пятерых батюшек, а также пострадали староста храма, миряне. Однако на Пасху здесь был крестный ход, и постоянно служит один из здоровых священников.

По осколкам РПЦЗ нет информации, но судя по некоторым их сайтам, коронавирус в этих юрисдикциях не свирепствует как в МП. Стоит ли выводить из этого сравнения, что осколки более здоровы в духовном отношении? По своему вероисповеданию безусловно эти остатки РПЦЗ стоят выше своим исповедничеством, но вот по отдельно взятым деятелям этого не скажешь. О тех, кто в расцвете РПЦЗ в России в 90-е годы был на виду и на устах, включая безразмерный интернет, доходят разные сведения. Так бывший настоятель cамого большого и славного зарубежного новогиреевского в Москве прихода о.Сергий Киселев в те годы умудрился переметнуться в МП и вернуться. Потом по дружбе с маститым в РПЦЗ епископом Евтихием из Ишима он оказался священником в Германии. Но годы спустя узнаем, что сей Киселев перешел в мусульманство! Потом, говорят, вернулся послушником куда-то в патриархию, а тех, кого из бывшей паствы встречал его, удивлял замечанием:

-- Зовите теперь меня Сережей.

Нет ничего случайного, с одной стороны Киселев правнук расстрелянного красными священномученика, с другой -- получил свой сан иерея из рук патриарха МП Ридигера, служил с тем на Красной площади в Казанском храме. Я хорошо помню время, когда Киселев был в силе на новогиреевском приходе, а я исповедовался у него. Поделился с этим батюшкой тем, что хочу написать правдивую детективную книгу о неприглядных делах в патриархии, и Киселев стал горячо отговаривать меня. Книга «Святые деньги» была все же написана, а патриаршей газете «Радонеж» я дал интервью, которое эмпешные деятели ядовито озаглавили «Я хотел пустить под откос всю патриаршую церковь»,

Иеромонах Алексей (Благов), служивший вместе с Киселевым в Новогиреево, тоже оказался в монастыре «архитектора» слияния РПЦЗ и МП Марка (Арндта), а потом вместо того, чтобы быть в каком-либо осколке, заявлял, что хочет сложить монашеский обет и работать медбратом. Вроде бы эта человеколюбивая профессия сродни монашескому подвигу. К тому же были разговоры, что этот батюшка стал попивать. Как бы это ни было, как человек, любивший все-таки подарки, Благов постарался прибиться к той части РПЦЗ, что объединилась с МП. Он любил недаром говорить,что родился у свечного ящика, рассказывая о своем роде купцов. Он венчал меня с женой, а потом нудно напоминал о гонораре и попросту требовал с собой расшитое полотенце и закуски. Внешне он здорово соответствовал своей фамилии, но как духовник принимал самые жестокие меры к подопечным. До чего же было неистребимо в российской части РПЦЗ эмпешное наследие, которое принесли туда перешедшие из патриархии батюшки!

Настоятель старейшего в Москве прихода РПЦЗ иеромонах Тихон (Козушин) уехал несколько лет назад к дочери, вышедшей замуж в Черногории, и вступил там в Черногорскую православную церковь.

Наиболее звонка история конца жизни епископа Варнавы из французской Ниццы. В результате сожительства со своим келейником Серафимом из России, разногласий своего прихода Михаило-Архангельского храма Варнава был привлечен активистами к ответственности и за пропавшие из прихода предметы, а в итоге он перешел в МП. И это архиерей, когда задававший тон в Москве своими походами по Садовому кольцу вместе с обществом «Память», рукоположением в епископы «полукатакомбника» Лазаря (Журбенко), своей широкой административной деятельностью как представитель зарубежного синода в России, вплоть до контактов с киевскими юрисдикциями. Так вот несколько лет назад сей Варнава Прокофьев постригся в схиму, завязав крепкие связи с Оптиной пустынью. А теперь похоронен рядом с одним из покойных наместников этой обители.

Все это люди молодые или зрелого возраста, как Варнава, главное что нестарые. Таков, например, и Мартин Лапковский из Крыма, который пять лет назад организовал вместе с курским протоиереем Валерием Рожновым собственную юрисдикцию, во главе которой они поставили Филарета (Семовских) из Австралии. Но вскоре Рожнов выжил Лапковского из этого осколка, и находчивый Лапковский объединился с Диомидом Чукотским, церковным диссидентом из МП.

Биографии всех этих клириков поневоле подтверждает некоторую правоту клириков МП, утверждавших еще в 90-е, что в российские приходы РПЦЗ стекаются не самые успешные священники как в сточную канаву. А я думаю, что проблема этих незадачливых священников, «автоматически» перешедшая в осколки, что над ними не было мудрого руководства старших архиереев РПЦЗ. Они брали пример с зарубежннков лишь на расстоянии, почтительнейше глядя на митрополита Виталия, внимая святоотеческому наследию других митрополитов и таких духовных писателей, как вл. Аверкий (Таушев), отец Константин Зайцев и других подобных им церковных мыслителей. Но истинное преемственное дело – это живое общение, сослужение, общая в одной стране атмосфера самых разных экклезиологических сторон церкви.

До нас добрался на постоянное жительство из США лишь единственный пожилой протоиерей РПЦЗ Константин Федоров, ныне почивший. Несмотря на массу зарубежных заявлений о желании помочь российским приходам, сами-то давно живущие батюшки, архиереи сюда и не собирались. Отец Константин был в 90-х годах представителем синода РПЦЗ в Москве, но что он мог сделать в одиночку, «курируя» местных священников? Да из-за его зарубежного опыта он был постоянно осаждаем мирянами так, что попасть в его приход это была целая история со своими интригами, «недопущением» к пастырю его наиболее активными подопечными.

А все-таки переносить карантин членам российских РПЦЗ-осколков куда как легче, нежели в патриархии. Мы привыкли молиться по домовым храмам, часто обходясь келейным правилом. Мы не привыкли к роскоши храмов, публичных собраний когда на исповедь сходятся сотни человек. Нам приходилось, а теперь стало по карантину нормой дня, как можно глубже входить в одинокую молитву. И уж, конечно, теперь не выходит мечтать о всякой дезинфекции на причастии. Нагрянувшая «самоизоляция» станет проверкой на прочность и последующей церковной активности прихожан что МП, что РПЦЗ-осколков. Ведь одно дело регулярно ходить в облюбованный храм, и совсем другое – оказаться во временном провале, когда твоя православность зиждиться на молитвенном самопринуждении. Отсюда и родится соответствующее настроение после конца карантина и в прежнем функционировании храмов: участвовать ли в церковной жизни как и до самоизоляции?






Эта статья опубликована на сайте МЕЧ и ТРОСТЬ
  http://apologetika.eu/

URL этой статьи:
  http://apologetika.eu/modules.php?op=modload&name=News&file=article&sid=3657