МЕЧ и ТРОСТЬ

Георгиевский кавалер штабс-капитан А.А.Скрочинский, ставший бригадным генералом Войска Польского, и про офицерскую «кукушку» вроде «русской рулетки»

Статьи / Русская защита
Послано Admin 29 Дек, 2015 г. - 11:24

Скрочинский Альбин Антонович (1890 – 1971):


Георгиевские кавалеры 8-го стрелкового полка, местечко Клевань, 1916 г. А.Скрочинский второй слева, рядом с ним седой офицер -- кавалер Ордена Святого Георгия IV-й степени (ВП 30.12.1915) и Георгиевского оружия (ВП 07.02.1916), командир 1-го батальона, помощник командира 8-го стрелкового полка полковник Марк Ерофеевич Мазуренко:


С августа 1911 г. А.Скрочинский служил в 8-м стрелковом полку. Командир роты: август 1914 - июль 1916. Командир батальона: июль 1916 - февраль 1917 года.

Награжден орденом Св. Георгия 4-й степени за то, что 2-го сентября 1915 г., будучи в чине поручика, командуя 8-й ротой 8-го стрелкового полка, под губительным ружейным и пулеметным огнем, по собственной инициативе, не ожидая других частей полка, переправился у дер. Гайворонка через р.Стрыпу по полуразрушенному мосту, годному для перехода одиночных людей. Выбил штыками австрийцев из предмостного укрепления и ближайших окопов, ворвался на их плечах в дер. Гайворонка, закрепил ее за собой. Отбил штыками попытку противника отрезать роту от моста, захватил в плен 1 офицера и 90 нижних чинов и удержался на занятой позиции до переправы и подхода остальных частей полка.

Высочайший Приказ от 31.12.1916 г.

В дальнейшем А.А.Скрочинский стал бригадным генералом Войска Польского.



А.Скрочинский, 3 августа 1916 года, севернее деревни Линева

Из «фронтового альбома 8-го стрелкового полка»: http://medalirus.ru/8-sp/8-sp-001.php

Как играли в «кукушку» выстрелами на «ку-ку» в темноте русские офицеры в отдаленных гарнизонах Императорской армии

"-- Теперь куда тише стало, -- говорил есаул. -- Размах меньше — да и начальство препоны ставит. Прежде как стояли в городе: нет ни цирка, ни театра… Соберется публика у кого из холостых, а то в своей офицерской столовой, и как выпьют хорошенько — сейчас же в кукушку играть начнут. Любили страсть эту игру.

— Что это за кукушка, есаул? — спросил доктор. — Карточная игра какая–нибудь?

Есаул так и прыснул от смеха…

— Кукушка?.. — переспросил он через минуту, отбрасывая далеко от себя обглоданную кость. — Это, я вам доложу, преинтересная игра, у кого только нервы крепкие… Обыкновенно для этого выбирается какая–нибудь большая постройка. Сарай, что ли, либо конюшня пустая — и вот, человек десять забираются туда ночью, причем у каждого револьвер в руках, да патронов запас хороший… Погасят огонь и разбредутся по всему помещению… Ну, там каждый что найдет, бочку ли, ящик, а то и другую какую штуку, да за нее и схоронится… А один, по жребию, самую кукушку представлять должен… Рассядутся… И тихо, так тихо все станет, даже дыхания не слышно. А тут–то кукушка и крикнет: «Ку–ку»… Остальные на голос в кукушку и стреляют… Как хватят чуть не залпом… Тра–та–та, и защелкают пули по стенам… И опять снова тихо так, что сам слышишь, как сердце в груди колотится… А там опять: «Ку–ку». А в ответ: тра–та–та… Прямо–таки в азарт многие входили. Стреляешь, стреляешь… Прислушивается, и снова: «Ку–ку». Забываешь, что это свой же брат кукует, а только и думаешь: «Погоди, проклятая, вот уже следующий раз я тебя как следует срежу». Бывает, что по очереди кукуют, да с места на место перебегают… И как пойдут палить, так со стороны слушать — целое сражение… Весело так сделается.

— И что же, неужели такая игра кончалась благополучно всегда? — возмутился взволновавшийся доктор.

— Какое там благополучно, — успокоительным тоном ответил рассказчик. -- Всяко было… Раз, я помню, такая неудачная кукушка была, что хорунжего нашего разом ухлопали, десятка выстрелов не сделавши. Еще поручика подстрелили, фамилии его не помню, знаю, что стрелковый был… Так тогда чуть не всю ночь напролет палили, а только под утро, когда устали все, то слышим: «Ой». Зажгли огонь, смотрим — руку прострелили поручику… И ничего, зажила рука.

— Ну и нравы у вас тут были, — нервно рассмеялся доктор К… -- Вы как будто об этом с каким–то особым удовольствием вспоминаете. Просто страшно становится. Ведь таким образом ни за грош человека на тот свет отправить можно…

— Что ж, и это бывало, а только, я вам скажу, кажется — дикая игра, но она владеть собою приучала… Посмотришь, иной молодец во всем принимал участие: и в историях разных, и в кукушку играл, и на тигра ходил… И вырабатывался таким, что нервы как веревки. Первый человек потом на войне оказывался. Смейтесь себе, а я все же скажу, что и эта бесшабашная удаль послужила на пользу, воспитывая тот дух, которым отличались всегда туркестанские войска… Вот вы осуждаете кукушку… А ведь на ней самой воспиталось целое поколение туркестанских офицеров в сознании, что жизнь — копейка, и потому эти сорванцы потом и выказывали, когда нужно было, чудеса храбрости… Всему свое время…"

Д. Н. Логофет. На границах Средней Азии. Путевые очерки в 3–х книгах. Книга 2. Русско–афганская граница. — СПб., 1909.


Эта статья опубликована на сайте МЕЧ и ТРОСТЬ
  http://apologetika.eu/

URL этой статьи:
  http://apologetika.eu/modules.php?op=modload&name=News&file=article&sid=3461