МЕЧ и ТРОСТЬ

А.Таненков "ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ МОЕГО ФИЛЬМА <<ЧУДОТВОРНЫЙ ОБРАЗ БОЖИЕЙ МАТЕРИ РУДОСЕЛЬСКАЯ>>". Часть 2-я

Статьи / Литстраница
Послано Admin 08 Апр, 2013 г. - 10:18

Предыдущая публикация: А.Таненков "ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ МОЕГО ФИЛЬМА <<ЧУДОТВОРНЫЙ ОБРАЗ БОЖИЕЙ МАТЕРИ РУДОСЕЛЬСКАЯ>>" Часть 1-я>>> [1]



Кинорежиссер Александр Таненков в Мариуполе на Украине 1 марта 2013 года на Дне Памяти новомучеников и исповедников мариупольских - семерых расстрелянных православных священников РОССИЙСКОЙ КАТАКОМБНОЙ ТИХОНОВСКОЙ ЦЕРКВИ
Подробнее см.: А.Таненков, Ю.Василенко ”ДЕНЬ ПАМЯТИ НОВОМУЧЕНИКОВ И ИСПОВЕДНИКОВ МАРИУПОЛЬСКИХ”>>> [2]

Разлетевшиеся, в разные стороны подворья, под порывами ветра, кусочки старой советской газеты, с репортажем о первомайской демонстрации, окончательно затушили огни воспоминаний о коммунистической вальпургиевой ночи. Ее огни погасли...

Зато, ярко , разгорелись свечи в замке пана Станислава Залесского... Не жалел пан восковых свечей... Оживленно сновали, из стороны в сторону, многочисленные служки и служанки... У пана намечался банкет, по торжественному случаю: возвращения его из Ченстохова, от Матки Бозки Ченстоховской, исцеленным от болезни, которая, по словам пана, своим друзьям, вовсе его оставила...

Душа польского пана жаждала праздника и ... этот праздник начался... Гостям наливали отборные меды, музыканты пробовали, на слух, звучания инструментов. Скоро ,здесь, закружат в танце, своих панянок ,польские паны и разнесется, по всем залам, мелодия огненного краковяка. Заалеют щеки панянок... Подкрутят усы горделивые польские паны... И пусть, на мгновение, но ощутят себя в прежней, могучей Речи Посполитой... А... не в пределах ,теперешней Российской Православной Империи. Империи, столь презираемых ими схизматиков...

"Еще Польска не згинела..." -- затянут, гордо ,хриплыми голосами, подвыпившие польские паны... Пан Станислав привез , в лице самого себя, реальное свидетельство силы Матки Бозки Ченстоховской, излечившей его от болезни... и потому нужно петь громче, чтоб услышали, клятые, схизматики, что "Еще Польска не сгинела..."

... Гремели тосты за здоровье пана Станислава Залесского. Гости радовались и кричали:"ВИВАТ". И, недосуг, было, никому из них, внимательно, взглянуть на лицо именинника... Отчего-то, по нему, пробегают, едва заметные тени... Что это? Поблекший отблеск свечи, заслоненной тенью, подвыпившего гостя? Или ... тень, от очередного кубка, с крепким медом?..

Никому не было дела до теней на лице пана Залесского. Все пили и веселились, горланили "ВИВАТ"...

Не обращали внимания и на поведение пана... А оно было странным, как для именинника, получившего исцеление от болезни... Не пил крепкого меда пан Залесский... Не кричал, вместе со всеми:"ВИВАТ"... Он был молчалив и сосредоточен, будто , какая- то ,дума не давала ему покоя. Не стремился он, залихватски, поднять кубок, с отборным вином, и выпить за свое выздоровление, по молитве Матки Бозки Ченстоховской... Глубокая грусть сдавливала грудь пана...

Он, равнодушно, смотрел по сторонам... и переставал узнавать, окружающие его предметы. Свечи плыли перед глазами... Резали слух, излишне ,громкие крики:"Виват"... Потели руки и пересыхали губы... В голове у пана Станислава Залесского, все сильнее ... звучали слова, которые он стал слышать, почти каждый день, после своего возвращения из Ченстохова. Слова произносил женский голос... И слова эти были укоряющими...

"Когда ты нуждался во Мне, то молился перед моим образом... а когда, излечился, перестал помнить меня ..." - Голос был тихим, негромким... и оттого, укоризна слов, звучавших в ушах пана, становилась невыносимой... Пан Станислав старался отогнать молитвой , в святом углу своей молельни, в своем доме, таинственные укоризненные слова... Но они продолжали звучать.

"Когда ты был болен, то молился Мне, а когда выздоровел, забыл..."

Пан Станислав никому не рассказал, вернувшись из Ченстохова, правду своего исцеления. Не позволял ему это сделать шляхетский гонор... Признаться, что исцеление он получил... не от Матки Бозки Ченстоховской, а только, после молитв ,перед купленной им на рынке, православной иконы БОЖИЕЙ МАТЕРИ? Но, как сказать об этом ...перед панами-католиками. Это, значит, отвергнуть... и пан Станислав, крестился, истово и горячо... Отвергнуть ... рассказать... что икона схизматиков сильнее, чем католическая святыня ? Но... Тогда... Рушится весь белый свет... И, как , тогда, быть с гимном? "Еще Польска не згинела"... Значит, БОЖЬИМ судом наказана Речь Посполитая и отдана под власть царя схизматиков?.. Но, этого не может быть... Пан Станислав, от нахлынувших мыслей, даже не заметил, как заметался по комнате, словно, хотел найти, нечто, такое, что опровергло бы его сомнения... Чтобы, вновь, почувствовать, под ногами, твердую почву исторической Речи Посполитой... Что? Что поможет обрести ему... эту почву?

Пан Станислав уже, более, не мог оставаться в своей молельной; он выбежал в большую залу... В ней, по стенам, были развешаны портреты его шляхетных предков и рядом с ними ... писанные маслом, лица польских вождей и героев, которых он почитал...

Портрет короля Ягайло... Свеча перед ним догорала, но пан Станислав не пробовал зажечь другую... Ягайло... Это ты!.. Ты, одержал победу над крестоносцами в Грюнвальдской битве... Ты ...произнес знаменитые слова , видя бездыханное тело , магистра ордена крестоносцев, лежащее у твоих ног: "И этот человек, еще вчера, мнил себя властелином мира..."

Грюнвальд. Битва польской славы... Ягайло и ...пан Станислав ,вплотную, подошел к портрету польского короля Ягайло... Портрет, медленно, погружался во мрак; свеча догорала , но ее отблески, уже, не могли осветить все лицо польского короля и выхватывали из него, отдельные черты: нос, брови, губы. По отдельности, они казались,н евсамделишними, какими- то игрушечными, кукольными ,что ли. Не было единого целого. И от этого, куда-то, исчезло лицо короля Ягайла...

А может, это, все ,из-за недостатка света...

"Свечей...СвЕта... Света... -- Хотелось закричать пану Станиславу.... -- Я не вижу лица своего короля... Света..."

Но, пан Станислав молчал... Он, не заметил, как опустился на колени, и уткнулся в золоченую рамку, в которую был вставлен холст, с нарисованным портретом короля Ягайла...

Пан Станислав прислонил разгоряченное, так и, не вырвавшимся наружу криком: "Свечей... Света... Света..." -- лицо... к позолоте рамки и вдруг, почувствовал, что, его охватывает, невесть, откуда взявшийся озноб... Может от того, что свечи погасли, стало холодно в большой зале?... Позолота рамки начинала медленно, но неотвратимо, превращаться в кусок льда... "Откуда, здесь может быть лед...- подумал пан Станислав. - Здесь только я и король Ягайло... Отчего же, здесь становится так холодно... Почему? Откуда этот лед... Почему так холодно?"

В большой зале, где на стенах были развешаны портреты шляхетных предков пана Станислава Залесского и портреты польских героев, которых он чтил, догорела свеча... Зал погрузился в темноту... Не стал виден и ,склонившийся у портрета короля Ягайла, стоящий на коленях, пан Станислав. Его фигура была неподвижна... Но , вряд ли, это был сон... скорее, бодрствование во сне... И это бодрствование, неудержимо, влекло пана Станислава ,куда- то, в прошлое... Он слышал ржание тысяч коней и бряцанье тысяч мечей. Мечами стучали в тысячи щитов... Это было воинским приветствием... Но кого приветствуют десятки тысяч воинов, стоявших правильными рядами и полностью закрывшие, своей многотысячной массой ,землю?

... Пан Станислав, еще не мог расслышать имя того, кого приветствуют воины, кого славят тысячи голосов. Он познал это имя... сердцем... Король Ягайло...

... Полки приветствовали короля Ягайла... Король стоял , в окружении польских воинов, и ,пристально, вглядывался, в медленно ,приближающиеся полки крестоносцев... Орден наступал , как было принято у тевтонских рыцарей: трубили трубы и грозно двигались полки , закованных в железные латы,рыцарей:краса и гордость средневековой Европы... Шли те, кого воспевали, в своих балладах, многочисленные менестрели... Шли те, кто проповедывал культ прекрасных дам... Шли те, кто считал себя повелителями мира...

Их предки совершали крестовые походы , в Иерусалим, для освобождения ГРОБА ГОСПОДНЯ из рук мусульман...Их предки разгромили православный Константинополь и разграбили православные реликвии схизматиков...

... Король Ягайло, внешне, был спокоен. Рядом, с ним ,были верные польские рыцари... Была конница Витовта... В середине воинского построения, созданного военным гением короля Ягайла, стояли несколько пеших полков... русских воинов... На них обрушился страшный удар , закованной в железо ,армии крестоносцев. Русские были, в сравнении, с тевтонскими рыцарями,легковооруженные. Пешие ... против тяжеловооруженной, закованной в латы конницы...

... Рыцари,уже, опрокинули войска Витовта...

Всей своей страшной силой они обрушились на русские полки...

От мужества русских воинов зависел исход сражения. Прорвут крестоносцы их оборону и, тогда, погонят всю армию короля Ягайла... Конница Витовта уже оступила...

... Пан Станислав Залеский резко поднял голову... Странно, - подумал он... Недавно, исходящий от позолоченой рамы портрета короля Ягайла, холод... исчез. Лед, таинственно,растаял... Теперь рама напоминала, скорее, пышащую жаром печь, чем кусок холодного льда... Пан Станислав , даже, не решился трогать позолоченую раму портрета. Он знал, точно знал, что, если тронет ее, то обожжет руку...

Пан Станислав попробовал отыскать взглядом глаза короля Ягайла... Темно было в зале... Написанных маслом глаз короля, на портрете, не было видно. Да и, сам, портрет стал не виден; он только чернел правильным контуром... Пан Станислав, осторожно, отошел на несколько шагов назад от портрета короля Ягайла...Он пробовал, вновь, возбудить в памяти мгновения славной битвы под Грюнвальдом... И не мог... Они, эти восторженные моменты исчезли... Растворились, вот, в этой, темной зале... Вместе, с портретом короля Ягайла... Да и, с самим, паном Станиславом происходило, что- то, непонятное... Он силился, вновь, воскресить в памяти мгновения славной битвы под Грюнвальдом... Но, память, жестоко насилуя его воображение, отчего- то, стала пробовать вернуть ... имя живописца, писавшего портрет короля Ягайла... Зачем ему, пану Станиславу, сейчас ,имя неизвестного художника? Да будь он,самим Рафаэлем... Не стал бы он, сейчас ,нужен пану Станиславу Залесскому. Ему были нужны мгновения великой битвы под Грюнвальдом... Мгновения славы польского оружия... Торжество короля Ягайла...

Но, память, по- прежнему, пыталась отыскать имя живописца...

" Да зачем он мне нужен?",- стал сердиться пан Станислав. Зачем? У меня есть его работа - портрет короля Ягайла, великого победителя тевтонских рыцарей... Вот он... Пан Станислав протянул руку к портрету... Его рука ... исчезла в темноте... Стала невидимой... Пан Станислав, с удивлением и тревогой, глядел ,на вытянутую в темноте свою руку, и, с отчаянием понимал, что не видит , даже ее контура... Так и застыл он, с протянутой рукой, перед чернеющим контуром, портрета короля Ягайла...

" И, все же, кто его написал, этот портрет? Как имя этого живописца?"- пан Станислав, не заметил, хмуря лоб, в напрасных попытках отыскать, в закоулках памяти, имя художника, как к его ногам ,медленно, подкатился, невидимый в темноте клубок... Он, тихо и незаметно, прилег у ног пана Станислава...Таинственный клубок,казалось ,чего- то, терпеливо ждал...

Пан Станислав досадливо морщился... Он не мог, сколько не пытался, вспомнить имя живописца - автора портрета короля Ягайла...

" Пся крев", - громко вскрикнул пан Станислав,- будь он проклят этот живописец... Проклят... Проклят... Проклят... отразилось эхом от стен большой залы... И, словно, вторя, отлетавшему от стен эху:" Проклят... Проклят... Проклят...", в пустоте темной залы... раздался протяжный, негромкий собачий вой... Пан Станислав задрожал и, испуганно, стал озираться вокруг... Он, от волнения, даже, не понял, что вой идет не ,откуда- то , из глубины темной залы, а происходит из- под самих его ног... Вой поднимался снизу и заполнял всю большую залу,не щадя ни одного угла...Большая зала, как истосковавшаяся по ласке панянка, стала, с жадностью, вбирать в себя звуки, неожиданно раздавшегося, собачьего воя... Большой зале надоело, уже, видеть жалкие потуги родовитого шляхтича вспомнить имя, какого - то ,неизвестного живописца... Большая зала чувствовала себя обиженной ...невниманием к ней пана Станислава...Ее гонор был оскорблен: родовитый шляхтич хочет вспомнить имя, какого- то, хлопа... Большая зала гордилась тем, что в ней были развешаны портреты короля Ягайла и других польских героев и вельмож... Большая зала, уже, порядком, устала скучать в темноте и хотела, нет она... требовала, от своего хозяина,свечей... Требовала света...Много света...

Звуки собачьего воя, раздавшиеся, из- под, самих ,ног пана Станислава, ободрили большую залу;она оживилась ... Она,радостно, вбирала в себя эти, казавшиеся, пану Станиславу, странными, звуки. Большая зала надеялась, что ее пан вспомнит, наконец, где он находится. И велит зажечь много свечей, чтобы осветить ,ярко- ярко, портреты польских вельмож и короля Ягайла...Большая зала готовилась, как горделивая панянка, к свиданию с, ухаживающим за ней,статным польским паном. Она не желала быть стыдливой. Ей хотелось, чтобы зажгли много свечей и все увидели бы ее красоту... Много свечей ... Много света... Тогда, она , вновь,сможет пленить своей красотой,отчего - то, загрустившего пана Станислава и... наполнить себя томными звуками соблазнительного полонеза...

Увы, напрасны были ожидания большой залы... Никто не бежал за свечами... Не торопился их зажечь... Стены большой залы были, по- прежнему, темны... Собачий вой, понемногу утих... Клубок, откатился от ног пана Станислава, куда- то, в темноту...

А, родовитый шляхтич, продолжал досадовать и негодовать на свою память, столь подло и предательски изменившей ему, в самый сладостный момент его исторического сна, возвратившего , милые сердцу каждого, поляка мгновения победы над крестоносцами, под Грюнвальдом...

" Грюнвальд... Грюнвальд ", - как заклинание повторял , вслух,пан Станислав... "Грюнвальд"... Слова пана Станислава уходили в темноту большой залы и не возвращались обратно...Они растворялись в пустой большой зале... Даже, эхо, почему- то, не было слышно... Слова, словно, проходили сквозь стены и, навечно, замолкали в их глубине... И от этого они казались неживыми и не бывшими в действительности... Но, они были... Они были произнесены живым человеком... Правда, стоявшем в темноте и бывшем в полном одиночестве,в большой темной зале... Однако, живым...
Пан Станислав был жив и здоров... Но...

Чудесный сон, о сладостных видениях великой битвы под Грюнвальдом, не возвращался в его сознание. И он, уже, устал искать их, в глубине своей памяти... Иные образы начинали властвовать в нем. Эти образы были отрывочными, словно вылетевшими, откуда- то, из углов темной большой залы. Если бы в ней водились летучии мыши, можно было подумать, что они принесли их, на своих крыльях... Однако, летучих мышей в большой зале не водилось. Залу соблюдали в чистоте и порядке. Она была лицом наследственной маетности панов Залесских... И, сейчас, один из них, пан Станислав Залесский, напрасно, старался отбиться от непрошеных гостей его, уставшего, от безплодного путешествия в прошлое, сознания... Отрывочные образы несли... Несли сомнения... и обрушивали их на голову пана Станислава.Это не был поток холодной воды, выливаемой на голову, отчего, с неведомой силой сжимает виски и руки сами тянутся к ним, растирая и массируя, охваченное страшной болью ,место... Это, скорее, напоминало медленное вползание, чего- то ,скользкого, неприятного на ощупь... Чего- то, живого, с гладкой, непонятно чем отполированной, кожей... В мозг пана Станислава вползали,скользким гадом, сомнения... И он не мог побороть их... Они начинали брать над ним власть... Польский пан, родовитый шляхтич, начинал сомневаться, стоя в темноте большой залы, перед портретом короля Ягайла ... В этом,самом, короле Ягайла? Прав ли был его предок, заказавший написать парадный портрет короля Ягайла?

Король-то, был, не поляк, по национальности. Он был литовец. Сын великого Литовского князя Ольгерда и русской княжны Иулиании Тверской.Великий князь Ольгерд, перед смертью, принял Святое Православие. Княгиня Иулиания была православной, с момента своего рождения. Молодой Ягайла исповедывал православную веру...

Пан Станислав, даже, истово перекрестился, стараясь отогнать жуткие сомнения, с каждой минутой ,одолевающие его измученный разум...
Молодой Ягайла был православным? Но, именно, Ягайла, став королем Польши, воздвигнул в центре Вильно кафедральный католический собор, в честь св. Станислава, небесного покровителя пана Станислава Залесского.Как это могло вместиться в одном человеке? Пан Станислав , уже не делал попыток найти своим взглядом , написанных маслом ,глаз короля Ягайла, на портрете. Он, также, забыл о, безуспешных попытках, вспомнить имя живописца, написавшего этот портрет. Пан Станислав , сейчас ,желал одного: подольше оставаться в полной темноте и попытаться одолеть, охватившие его сомнения.Ему стало казаться, что эти, невесть откуда, взявшиеся сомнения, как темные тени, вдруг наступившей непроглядной ночи, погрузили во тьму и его сладостные воспоминания о битве под Грюнвальдом... И его самого...

Русские смоленские полки, выдержавшие страшный удар стальной конницы Тевтонского ордена и тем, решившие исход битвы, в пользу соединенных сил , под командованием короля Ягайла... Русские, почти, все погибли... Даже, имен их не сохранилось в исторических летописях. Но дрогни они, под ударом рыцарской конницы, и не было бы славной победы под Грюнвальдом... Чем бы сейчас гордился пан Станислав? И зачем ,тогда, нужно ,было его предку, заказывать написать портрет короля Ягайла, какому- то, неизвестному живописцу?Писать портрет короля- неудачника?

... Русские полки выиграли битву при Грюнвальде...

Пан Станислав не двигался с места... Эта его мысль, нервной дрожью, передалась всему телу. Он стал дрожать, как при ознобе... Где? Где найти согревающее тепло?Как и чем опровергнуть ее, собственную, мысль? Какие силы могут помочь ему отогнать ее? Разрушить! Убить! Прочь! Прочь сомнения... Не хочу... Не могу признать ее, проклятую... Пан Станислав, стал чувствовать, как начинают уходить из него жизненные силы... А мысль торжествовала, властвовала над всем его существом...

Отовсюду, из темноты большой залы, пан Станислав чувствовал только, враз, заполнивший ее холод...Холод сомнений...

Но, ведь, это уже было... Было... Был этот холод... Был здесь, перед тем , как он начинал вспоминать имя живописца, написавшего портрет короля Ягайла и так ,досадившему ему, этой невозможностью вспомнить его имя, что он проклял его... Пан Станислав замер... Он, снова, произнес проклятие человеку, которого, даже, не знал... Имя которого, даже, не мог вспомнить. И, из- за ,этого, своего незнания проклинать человека... Не интереса к живописцу, написавшему портрет короля Ягайла... Проклинать... Но, почему, тогда, сейчас нет в большой зале,эха? Пан Станислав прислушался...
Стены большой залы молчали. Он сделал шаг в сторону... звук от этого шага был негромким, но он был ,отчетливо, слышен в большой зале.

" Почему, тогда, нет эха от его проклятия неизвестному живописцу?"...

Пан Станислав сделал еще один шаг. Потом еще... И еще... Затем ...стал, зачем- то, топать ногам по паркету... Звуки стали нарастать и заполнять собою залу. Увы, это были не звуки сладостного полонеза, столь ожидаемого большой залой... Это были звуки безсмысленного топтанья на месте. Пан Станислав, стоя на одном месте, высоко поднимал и опускал на паркет, сначала ,правую, а потом ,левую ноги. Это был: то ли марш на месте,желавшего размять затекшие ноги пана, то ли отчаянная попытка, производимым шумом ,заглушить сомнения, с каждой минутой , одолевавшие своей откровенностью и очевидностью, шагающего и не... идущего вперед, пана Залесского...

Король Ягайла никогда бы не смог выиграть Грюнвальдскую битву, если бы не русские полки... Это - исторический факт... И пан Станислав знал это из истории... Почему же, только сейчас, стал он осознавать всю, отковенно ,обнаженную правду ,безжалостной истории. Кто сорвал покров исторический лжи и,смяв его, бросил к ногам ,смущенного от этого,польского пана?... Полки схизматиков оказались сильнее короля Ягайла! Сильнее Тевтонского католического ордена!.. Осознание этого, в темной большой зале ,его родового имения,было невыносимо для шляхетного гонора пана Залесского...А сомнения нарастали...

Без них, нескольких полков схизматиков, не было бы великой победы при Грюнвальде...Слова, рождавшие сомнения, в голове пана Станислава , были настойчивы и безжалостны... Историю можно переписать... Подлеца сделать героем... Иуду - главнейшим из апостолов...Горбатого - красавцем... Тирана - гуманистом... Это можно сделать перед людьми, часто нерассуждающе , принимающими на веру, им сказанное и написанное... Написанное умными людьми... Мудрецами...

(Продолжение на следующих стр.)

Король католической Польши, в союзе с православными литовцами и русскими, воюет против... католического Тевтонского ордена, имевшего благословения самого папы Римского... Благословение на борьбу со схизматиками... Огнем и мечом благословлял папский Рим крестоносцев истреблять, ненавистную для Рима, православную схизму... Тот же, король Ягайла...После принятия католичества, разве не стал он давать привилегии католикам и притеснять православных? Запрещал смешанные браки католиков и православных. Разрешал силой принуждать принимать католическую веру православного верующего, пожелавшего жениться на католичке...Насильно крестил православных в католичество... Хотел идти в поход ,с Мамаем ,против православной Московии.Он клялся на кресте исполнять волю папского Рима...

... Но, в историю вошел, как славный победитель при Грюнвальде. А победа, эта, была одержана , благодаря стойкости русских православных воинов, почти, полностью полегших, в страшной сече ,с католическим Тевтонским орденом.... Пан Станислав перестал,высоко, поднимать ноги и опускать их на паркет. Он стал желать тишины. Ему хотелось, не разражать, одолевавшие его сомнения, которые могли увести , еще,глубже, в историю.Ему , уже, было достаточно, увиденной, несмотря на темноту большой залы, исторической лжи... Парадный портрет короля Ягайла перестал занимать его воображение. Впрочем, как и сам король, с легкостью менявший вероубеждения, и бывший: то православным, то язычником, то католиком...Вот, только, слова проклятия... Кому он может адресовать их теперь? Неизвестному живописцу ,имя которого он, так, и не смог вспомнить?

И, что за сила ,такая, у этих схизматиков, если, даже его, польского родовитого шляхтича, подвигли они на...сегодняшнее низложение, самого ,короля Ягайла? Что , это,за сила такая? Пан Станислав оглянулся по сторонам... В большой зале было, по- прежнему, темно... Все притаилось в ожидании, какого-то ,необычного действия, которое могло бы розыграться здесь... Но все было кончено... Стараясь, особенно, не шуметь ,пан Станислав пошел вон из большой залы... Он шел обратно, в свою комнату, где перед иконой Матки Бозки Ченстоховской, должна была гореть, зажженная им, перед уходом, в большую залу, свеча...

Войдя в свою комнату, пан Станислав увидел, что свеча давно догорела... В его комнате ,тоже ,стало темно, как и в большой зале... Пан Станислав остановился в раздумии: зажечь новую свечу или помолиться в темноте?Он так делал, когда был в Ченстохове... Но ,тогда он молился перед иной Иконой Божией Матери. И та , Икона, даровала ему исцеление от тяжелого недуга...Он знал и понимал это, но скрывал от шляхетных друзей, не желая подвергнуться осмеянию... Скрывал от всех... Исцеление от Иконы Божией Матери схизматиков? Ты ли , это, родовитый пан Станислав Залесский? Или, отборное вино шумит в твоей голове?

Не пил вина пан Станислав. Думал... И повторял про себя...

..." Так ,что же, за сила у этих схизматиков и Иконы, перед которой он молился, в Ченстохове, и выздоровел... Откуда ее истоки? Русские полки выиграли битву под Грюнвальдом... А он? От Кого получил исцеление своей телесной немощи?"Пан Станислав,отчего- то ,обернулся назад... Ему послышалось или,вновь, наяву, прозвучал, тот же, укорявший его, за неблагодарность, по возвращению из Ченстохова голос": Когда ты был болен,то молился Мне. А когда ,выздоровел, забыл". Тогда, в первый раз, когда он услышал таинственный женский голос, поспешил зажечь свечу и перекрестился...

Это он сделал и ,сейчас, сидя за пиршественным столом... Пан Станислав, до краев ,налил себе кубок отборного вина и ,встав, приготовился сказать тост. Он хотел поблагодарить всех, кто собрался в его маетности. Кто кричал ему"ВИВАТ".Кто ,так, искренне радовался его выздоровлению... Но,не успел...

Знаком, попросившая, приблизиться к нему, одна из служанок, получив разрешение; произнесла, смущенно, опустив в пол глаза:"Пан, там в погребе... У нас... Икона БОЖИЕЙ МАТЕРИ".

"Какая ИКОНА?",- едва, смог произнести, он удивления и страха, пан Залесский.

"БОЖИЕЙ МАТЕРИ" ,- повторила служанка...

Погреб, в котором, по словам служанки пана Станислава, появилась неизвестная Икона Божией Матери, находился, неподалеку, от родовой маетности шляхтичей Залесских.Сам, пан Станислав, никогда в нем не был. Да и ,что ему было там делать? Гордому родовитому шляхтичу? Это был удел его слуг, среди которых, были, в основном, украинцы...

Известие, принесенное служанкой, о появлении в погребе, где хранились , наверное, какие- то, съестные припасы,неизвестной Иконы Божией Матери ,ошеломило пана Станислава. В первую минуту, задержав в воздухе, налитый,дорогим вином, кубок, он пробовал, пристальнее, вглядеться в лицо служанки, принесшей непонятную, не поддающуюся разумению панского ума, весть. Неизвестная Икона Божией Матери появилась в его поместье... И ... где...? В погребе...

Пан Станислав продолжал сжимать в руках кубок, с дорогим вином... Он не замечал, что мужчины, привставшие, при начале его тоста; готовые прокричать "виват", после его провозглашения;с удивлением,смотрели на хозяина стола.Они не могли выпить, налитое в кубки вино, без его разрешения. Они чтили шляхетный этикет. И, если, пан Станислав поднялся с налитым , до краев, кубком вина; они будут терпеливо ждать, когда он закончит свой тост и, только, тогда, дружно, выпьют,налитое в их кубки дорогое вино... Выпьют за здоровье пана Станислава...

Но, когда это произойдет?Хозяин, отчего- то, замер...

Гости ,терпеливо, ждали ,обещанного вставанием пана Станислава, тоста...

Пан Станислав медлил... Он: и не ставил кубок, с вином, на стол и не пил вина из кубка... Гости не слышали, сказанное пану, служанкой, известие... Они недоумевали и, уже, стали вглядываться, с тревогой, в лицо хозяина пира; неужели, его болезнь вернулась?

А, если хозяин пира болен? То можно, продолжать пир и без него... Тем самым, поддержать, внезапно,заболевшего хозяина...Как? Криками "виват" и ... выпитым вином... за его здоровье.... Кое - кто, про себя, именно, так и подумал... И оглянулся по сторонам... поддержат ли его идею соседи, по пиршественному столу? Что и говорить, было бы, неплохо, допить дорогое вино и, прокричав "виват", усесться, вновь, за стол и продолжать пировать, не обращая внимание на замешательство пана Станислава...Ведь, пьем мы за его здоровье?...

У прекрасных панянок, сидевших за праздничными столами,вместе со своими мужьями,кавалерами и соседями, настроение было иным. Женщинам не нужно было вставать, при произнесение тоста, со своих мест. Поэтому, затянувшееся ожидание его произношения, которое так разражало мужчин, их не волновало... Польские пани,, сидевшие за праздничными столами ,были и ,без ожидания ,затянувшегося тоста, разделены на две половины...

Замужние панянки, украдкой, с откровенной завистью и...ненавистью, поглядывали на нарядных и ...молодых ... незамужних... Ревниво, строго окидывали они,пристальным, взглядом своих мужей, как им казалось, слишком глазевших по сторонам... Замужние панянки, соблюдая правила этикета , скромно опускали, вниз, глаза и старались, казаться, занятыми пробованием всевозможных блюд и закусок... Они медленно, словно подчеркивая, это свое спокойствие и равнодушие, к качеству, поданного им, дорого вина, подносили ко рту, наполненные им бокалы... Пригубливали дорогое вино.Но, при этом, сквозь богемский хрусталь, не переставали следить за своими мужьями... Пробовали проследить их взгляды и , по возможности, перехватить их... Они были уверены, что их мужья: ветреные польские кавалеры ... смотрят не в свои тарелки, а поедают, ненасытными глазами, разукрашенных атласом и бархатом, молодых модниц...

... В свою очередь, нарядные молодые , незамужние панянки, пригубив дорогого вина, краснели и... еле- еле, с огромным трудом, сдерживали свои ...ноги, желавшие только одного : огненного краковяка. Им, не было дела, до, едва, скрываемых, презрительно- оценивающих их, взглядов замужних панянок. Они были молоды ... Им хотелось безудержного веселья и стихов, стихов, которые станут им нашептывать на ушко, статные польские кавалеры...

И замужние, и молодые панянки, вовсе, не заметили, происшедшей заминки с тостом, у пана Станислава. Панянки были увлечены собой... До других им не было дела... Они пришли веселиться, а не гадать, глядя ,на застывшего, посреди пиршественного стола, с налитым, до краев, кубком дорого вина, пана Станислава...

Зато, из глубины роскошных столов, расставленных латинской буквой "v", негромко, переговариваясь между собой, внимательно смотрели на пана Станислава, два пожилых поляка. Это были его старые друзья. От них не укрылась перемена, в поведении пана Залесского, после возвращения из Ченстохова... Прожившим долгую жизнь, им,не нужно было особого внимания, к поведению пана Станислава, чтобы заметить, то и дело, возникавшие странности...В его поведении... Сух стал, в общении со старыми друзьями, пан Станислав. Если раньше, он, упоительно, мог говорить о славных страницах истории Речи Посполитой... То... После возвращения из Ченстохова, его речи, с каждым днем,становились все короче и короче... Что- то, происходило с паном Станиславом... Но, что?Двое пожилых поляков не знали...

Что пан выздоровел, после поездки в Ченстохов, они видели собственными глазами... Отчего же, тогда, не радовался этому пан Станислав? Не радовался, как это ,было бы, присуще человеку, излеченному от тяжелой болезни...

И, главное, в его словах, после возвращения из Ченстохова, не слышали пожилые поляки пожелания для всех, окружавших пана, непременно съездить в Ченстохов и поклониться Матке Бозке Ченстоховской... Пан Станислав старался, и это было неприятным, для внимательного взгляда, пожилых шляхтичей, избегать, в разговорах, упоминания о главной святыне католической Польши...

Пожилые шляхтичи, видя, необъяснимые для них, странности, в поведении пана Станислава, приписывали это... последствиям тяжелой болезни.

... А радость от исцеления еще проявится... Вон, какой пир решил, сейчас, устроить, в своей маетности, пан Станислав. Значит, выздоравливает их многолетний спутник, в исторических блужданиях, по страницам, некогда, могучей Речи Посполитой.

Пожилые шляхтичи,дружно приподняли свои кубки и, ударив, один о другой, выпили, одним глотком, дорогое вино. Они умели пить... И знали вкус вина...

А пан Станислав, к удивлению, так и не, дождавшихся праздничного тоста хозяина,многочисленных гостей, стараясь улыбаться и... никого не толкнуть, шел мимо столов за, идущей впереди ,служанкой... Его, так и не выпитый кубок с налитым, до краев ,дорогим вином, сиротливо остался стоять на праздничном столе...Рядом с кубком, в нескольких шагах, недоумевал , стараясь ,правильно оценить происходящее, опустевший стул пана Станислава. Это был не простой стул... Фамильный... На его спинке, оббитой алым бархатом, красовался орел, держащий в своих когтях, царскую корону.Герб, ушедшей в историю , могучей Речи Посполитой, был отчетливо виден на спинке стула... Его не коснулись влага, моль и безжалостное время. Бархат был не вытерт спиной нескольких поколений панов Залесских, восседавших на фамильном стуле.Они, сидя на стуле и ,касаясь, спиной древнего польского герба, начинали ощущать присутствие,какого- то, таинственного огня... Спина пылала... Куда- то, исчезала сила их ног и, уже, не было сил встать со стула...

...Спина горела... И этот огонь передавался ,по наследству,следующему, по роду, пану Залесскому...

У рода панов Залесских был и собственный фамильный герб. Его видели все, на парадных воротах замка, когда въезжали в него, навстречу с панами Залесскими. Был фамильный герб и на портретах панов Залесских...

И , все же, старый стул, с гербом Речи Посполитой, был, наиболее, любим и удобен для панов Залесских. Даже, брошенный взгляд на него, поднимал их дух и давал силы переносить, как они твердо надеялись,свое ,временное, безсилие ,изменить ход истории. Да, они имели, как и столетия назад, в погребах дорогие вина. Им, по- прежнему, прислуживали схизматики- холопы. Но ,не было, у панов Залесских, главного - могучей Речи Посполитой. Не было той , прежней власти, неограниченной,жестокой и безмерной, которая была ...Когда- то...

Теперь, они были не владетельными панами- вельможами,с неограниченными правами, а являлись поддаными Русского Царя- схизматика... И вынуждены были подчиняться Законам Православной Российской империи. Жизнь, по законам схизматиков... Признание их силы... Как это было... ненавистно... для гордых шляхтичей... Не раз и не два, вне зависимости от поколений,бродил ,очередной ,пан Залесский,по окутанным, ранним утренним туманом ,дорожкам старого панского сада... Или, ловя, последние лучи заходящего солнца, кутаясь, в тень вековых деревьев, старался вызвать из прошлого ...дух вельможных польских рыцарей...

Пану Залесскому, какого бы он не был столетия, нужен был дух великих польских рыцарей, чтобы не забыть, что он - поляк и католик.... Торжество ,победившей великую Речь Посполитую, православной схизмы, здесь, в темных аллеях старого сада, исчезало, вместе с последним лучем зашедшего солнца.Деревья переставали отбрасывать тени; сами становились черными темнеющими силуэтами, каких- то,причудливых фигур из прошлого... Казалось пану Залесскому, что, вот- вот, мелькнет, среди таинственных фигур, погруженного в ночь, старого парка, чей- то , незнакомый силуэт... Остается ,только, не пропустить этот момент... Догнать ,исчезающий, среди переплетенных ветвей, силуэт незнакомца... Схватить его за руку... И, может быть, он окажется ... славным польским рыцарем Иеремией Вишневецким... Князем руським...

...Силуэт князя Иеремии Вишневецкого, почти сливался с окружающими его ветвями вековых дубов... Мистическая фигура князя была неподвижна... Князь молчал, казалось, он слушал порывы ветра и, может быть, пытался найти в них, отзвуки былой славы?Этот ветер... Он... Не изменяется... С годами и столетиями... Никуда не исчезает... Раскачивает ветви деревьев, как сто...двести лет, тому, назад... Это деревья меняются: из саженцев вырастают вековые стволы, округляются листья, морщится кора и там, где раньше, впору, было раскрывать рядно, чтобы укутать молодой саженец, от падавших капель дождя, теперь, можно было схорониться, не одному, взрослому человеку...

Так теперь, заметив силуэт, в котором он , безошибочно определил князя Иеремию Вишневецкого, таился , в глубине сада, чтобы не спугнуть видение, один из шляхтичей Залесских.Его имя, тоже, было сокрыто густыми ветвями старого сада. Он не желал назвать своего имени. Он был паном Залесским и желал продолжения видения в ночи... Разве только шляхтичи Залесские желали встречи с таинственной фигурой пана Иеремии...

... Отчего, отставные польские магнаты, а таковыми они стали в Православной Российской Империи, ностальгировали, коль речь заходила о славном, на их взгляд, прошлом Речи Посполитой, о двух личностях: короле Ягайло и русском князе Иеремии Вишневецком?

Налицо исторический абсурд.Польские шляхтичи вспоминают двух, на их взгляд, национальных героев Речи Посполитой,которые, по национальности ,не являются поляками?

Если о короле Ягайло, родоначальнике династии польской королевской династии Ягеллонов, в моем повестовании, было уже рассказано... То," светлый", на взгляд польских шляхтичей, историков и романистов, прежде всего, Генрика Сенкевича, образ русского князя Иеремии Вишневецкого, столь, ярко выписанного, писателем, в романе "Огнем и мечем", заслуживает, более подробной, исторической реставрации.

И в романе, и в фильме,авторски выделено жирной чертой,что князь Иеремия Вишневецкий - польский магнат и один из виднейший деятелей Речи Посполитой, называет себя князем русским... Между тем, роман "Огнем и мечем", дошедший до массового зрителя, в экранизации великого режиссера Ежи Гофмана, польская национальная гордость...

... В моей студенческой юности, учился со мной, на факультете журналистики,Владимимр Лесик - коренной львовянин и коренной поляк. Он не скрывал своей национальности, наоборот, всячески ею гордился и подчеркивал при случае, свой польский гонор и свою "зверхность" перед другими, неполяками. Одним из них был я, активный общественный рабкор из промышленого Донбасса. Однако, с романами Сенкевича я был знаком и , наверное, именно, это сблизило меня с Владимиром Витольдовичем Лесиком. Мы дружили...Как только может дружить прирожденный поляк и настоящий русский... Подпив, в январе, по скользким склонам, карабкались на Высокий Замок... Спьяну, мы посчитали себя наследниками запорожских казаков и решили повторить попытку; взять неприступный исторический Высокий Замок ,в середине восьмидесятых годов двадцатого века, чего не удалось легендарному Максиму Кривоносу в веке семнадцатом...

...Но, то ли: выпито было слишком много, то ли, склоны обледенели настолько, что скатывались мы с них, весело гогочущими комьями, облепленные снегом и грязью, назад. Несколько часов мы штурмовали Высокий Замок, самое высокое место древнего Львова... Мы старались быть настойчивыми... Ведь нас ожила награда... аккуратно сложенные, под деревом, пол-литры"Русской водки..." Устав, от попыток безплодного; явно, затянувшегося, своей безсмысленностью и... дуростью, штурма, мы присели, прямо на снег... и... опраздновали свою неудачу... Хотя, таковой, мы не считали наш, неудавшийся, штурм Высокого Замка. Мы, все- таки, попробовали ,почувствовать, себя... в роли исторических героев...И :прирожденный поляк,Володя Лесик,изображал,вместе со мной, пролетарским парнем, из Донбасса... запорожских казаков... Ему, в тот момент,отчего- то, не хотелось быть гоноровым шляхтичем, оборонявшем от украинских казаков, Высокий Замок. Ему хотелось штурмовать его в казачих лавах... Правда, в тот момент, жиденьких и,изрядно, налитых "Русской водкой"... Но, факт остается фактом... Мы, студенты идеологического факультета, будущие работники, на ниве марксистско- ленинской идеологии,всесильной, в то время, КПСС, воображали себя православными казаками ,времен Максима Кривоноса и Богдана Хмельницкого... Володя забыл о славном прошлом Речи Посполитой, а я о родных ждановских трубах... мы пили и пели нашу любимую, коронную песню... На польском языке...

Это была любимая Володина песня... А так, как мы , с ним , дружили, то она стала и моей любимой ... Эта песня - был наш спасательный круг... когда заканчивалось спиртное, в наших студенческих пирушках... Тогда, мы начинали петь старую польскую песню. Естественно, на польском языке... Песня стала нашим гимном... Она творила удивительная чудеса... Никто, не мог остаться равнодушным, слушая зажигательные строки старой польской песни.

"Еще по крапельци, поки вудка есть в бутельци... А хто не випие... А хто не випие... Тому.. виллем ми за шие." И дальше следовало пожелание жить до ста лет... "Сто лят, сто лят..."Эта песня обладала удивительной силой. Даже тот, кто,уже, не мог ...или, не хотел... пить. И такие,иногда, встречались на факультете журналистики Львовского университета, в пору моей учебы там... Хотя... Происходило такое нежелание выпить... зачастую, после того, когда было, уже, столько выпито... На этот случай, у нас была волшебная чудо-песня. Когда Володя начинал ее петь, отчего- то многие, казавшиеся,безпробудно пьяными, трезвели и тянулись в... потаенные карманы , где хранились скромные студенческие заначки, в основном, приберегаемые на последние недели... перед получением стипендии... Старая польская песня не оставляла, в скромных студенческих тайниках ,ни копейки... А мы...Мы продолжали ее петь. А тайники наших колежан все пустели и пустели... Пели мы ее до тех пор, когда... уже ,и пить не могли...

Как истый поляк, ударение, прошу пана, нужно ставить на первом слоге, Владимр , прекрасно, знал творчество классиков польской литературы. В том числе, и творения Генрика Сенкевича. Он-то, и рассказал мне о, запрещенном в СССР, романе " Огнем и мечем". Название романа он произносил по- польски, , без точек над буквой "е"... И читал роман, конечно, на польском языке... Мы дружили ... Володя мне доверял... Хотя, о других, колегах, мы не могли такого сказать... Идеологический факультет диктовал свои нормы поведения... Но ,несмотря, на опасность быть подслушанными и, назавтра, вполне возможно... быть, вызванными на заседание комитета комсомола факультета, за чтение запрещенной антисоветской литературы, Володя рассказал мне сюжет романа Генрика Сенкевича "Огнем и мечем" и свои впечатления о нем...

Наследственный поляк не скрывал своего восхищения романом Генрика Сенкевича "Огнем и мечем".Он, вдохновенно, пересказывал мне его сюжет,часто, забывая, что я , мягко говоря, не в совершенстве, владею польским языком. Целые абзацы цытировал по- польски... Такой, уж ,он был, друг моей студенческой юности, Владимир Лесик...

"-А, что запрещеннного в этом романе? Почему его не перевели на русский язык или украинский в СССР? "Мой вопрос не удивил Володю.Он был готов к ответу...

" Роман- то, польско- националистический. Его герои - гордость польской нации...Гордость Речи Посполитой...

Наконец- то, и я уразумел...

В СССР, где мы жили, проявление национализма, любой окраски, жестоко преследовалось. Мы могли разговаривать с Володей ,о романе Генрика Сенкевича "Огнем и мечем" ,только, в шумном гуле львовского пивбара. Ни в студенческом общежитии, ни, тем более, в университетских аудиториях, сказать о нем вслух, было невозможно. Это значило, подставить себя, под угрозу, исключения из числа студентов факультета журналистики...

... И в костел, располагавшийся в центре Львова, мы вошли , тоже, оглядываясь по сторонам... Мне, комсомольцу, выросшему под кумачевыми транспарантами :"Слава КПСС", "Слава человеку труда", "Береги металл - хлеб индустрии", "Решения КПСС - в жизнь", атмосфера места, где возносятся молитвы Богу, была неизвестна. Володя чувствовал себя в костеле не то, чтобы спокойно... Он нервничал, но скорее, из- за того, что нас могли увидеть, соглядатаи из числа тех, кто высматривал неосторожных студентов, зашедших в помещении религиозного культа...От нас, студентов факультета журналистики, требовали исповедывать атеизм...

Мы молча соглашались...

... В костеле, едва я сделал несколько шагов, меня остановил ...взгляд незнакомой женщины... В этом взгляде был столько злости, ненависти, что мне стало страшно: и за себя, и за Володю. Женщина, не сводила с меня глаз; ее ненависть не убывала, а, кажется, только возрастала... Зрачки ее глаз расширились... Лицо пылало... А , может быть она больна? Глупая мысль, пришедшая ко мне, сразу же, исчезла, в каком- то шуме. Кричал, сначала, один человек... Ему вторили другие... Я не знал, что так общается ксенз со своей паствой...Я решил, потихоньку, ничего не говоря Володе,тихо выйти из костела ...Уходя, я, чувствовал, на своей спине, взгляд ,неизвестной мне ,женщины. Он, словно, прожигал мне спину...

На улице, дыша свежим воздухом, я, по-прежнему, продолжал ощущать на себе последствия женского взгляда, полного ненависти и откровенной злобы... Я недоумевал. Я, же, не сделал ничего дурного? Я только вошел в костел, чтобы, просто, посмотреть...

... И , когда Володя присоединился ко мне, выйдя из костела, я рассказал ему, о происшедшей между мной и ,неизвестной, мне ,женщиной, немой сцене ненависти...Он пожал плечами:" В чем ты ее можешь обвинить? Она увидела, что ты чужак, пришел просто поглазеть в костел... и оторвать ее, тем самым, от молитвы..."

" Однако, я не мешал ей молиться?Почему ,же, такая открытая ненависть ко мне, незнакомому, для нее, человеку? Наоборот, мне , кажется, должно быть... Нужно терпимо отнестись к, только, зашедшему в храм, новому человеку?"

Володя пожал плечами:" В костеле не должны быть празношатающиеся. Там идет молитва... Да и ,никуда ,ты не спрячешься. Чужака сразу видно..."
"А , если... Я не хочу быть чужаком? А, к примеру, хочу стать своим?"

Володя, крепко обнял меня за плечи, и попросил не забывать,на каком факультете мы ,с ним, учимся...

Взгляд, полный ненависти ,незнакомой мне женщины, во львовском костеле, я запомнил на всю жизнь... Как и то, что был я, без вины виноват... Я, же, ничего не сделал предосудительного... Не мешал молиться... Не мешал... Да!Ничему я не мешал... Отчего же, меня сразу определилил, что я - чужак?

... Много лет спустя, увидя лицо актера, игравшего в фильме Ежи Гофмана:" Огнем и мечем", русского князя , польского магната Иеремию Вишневецкого, молящегося перед походом против украинских казаков... Да что казаков... Против украинского народа; быдла по- шляхетному, схизматиков по-папскому...

Вспомнил я лицо, неизвестной мне женщины, из львовского костела... Ненависть , не проходящая с годами... Веками... Передающаяся по наследству...

Гордость и осознание своей избранности - истоки этой ненависти... Князь Иеремия Вишневецкий , по сценарию фильма,люто казнит украинских казаков, за попытку сбросить со своей шеи ярмо ,этого самого, пана Вишневецкого. Но, в молитве, перед выступлением в поход, он называет себя "князем русским..." В чем истоки ненависти русского князя, как он себя называет, к украинским казакам и крестьянам? К схизматикам и быдлу? Не в родословной ли, самого пана Вишневецкого, который является потомком основателя Запорожской Сечи - Байды- Вишневецкого? Отрекшийся от Православной веры, пан Иеремия, получивший за вероотступничество, княжеский титул и огромные маетности... Одетый в порфиру и виссон... В глубине своей вероотступнической души, если снять роскошные наряды с горделивого пана... Он ... обыкновенный иудушка,трясущийся от неминуемой Божьей кары за клятвопреступление. Многие иуды- христопродавцы,примеров в истории Святого Православия множество, становились, отчего- то, лютыми гонителями своих недавних единоверцев... Не совесть ,ли, сжигала разум тех, кто продал свою веру за иудины сребреники, папскому престолу? Сменял свое первородство на чечевичную похлебку в панских маетках? Древний царь Валтасар , тоже, не придал значения появлению, во время его пира, таинственным словам, написанным огненной рукой на стене:мене, текел, упарсин...

Пир был им продолжен... Но ...Дни его царства были сочтены...

Так же и блистательный князь Иеремия Вишневецкий. Как возвышенно это имя звучит, по-польски...

Ярема... Просто, по- украински... Всего лишь Ярема... Умерший внезапной смертью от чумы или холеры, исторические источники, по- разному, подают сей факт. Умерший, среди , казалось,навечно приобретенной славы, богатства и почестей. Со смертью Яремы Вишневецкого и род Вишневецких сходит с исторической арены. Не напоминает ли его история, печальную судьбу ,славного в прошлом, русского рода князей Острожских? Принявших католичество и .. лишившихся продолжения своего рода по мужской линии. Потомок славного рода князей Острожских, стоявшего на страже Святого Православия, выйдя замуж за польского магната, превратилась в обычную истязательницу украинских крестьян. Какие, только ,казни она им не придумывала... Так же, вел себя и потомок основателя Запорожской Сечи Байды- Вишневецкого, русский князь Иеремия Вишневецкий. Исторические летописи пестрят жуткими описаниями казней, чинимых им и ,его клевретами, над схизматиками и украинским быдлом.

Не потому ли, столь жесток был вероотступник, к своим прежним единоверцам, что жгла его совесть - этот глас Божий,за Иудину измену? Не, оттого ли,казнил, лютой казнью,он ...ненавистных схизматиков, что не хотели ,эти, схизматики принимать проклятую унию. Не хотели из ПРАВОСЛАВНЫХ становится греко-католиками: изменниками СВЯТОМУ ПРАВОСЛАВИЮ? Разодетый в" порфиры и виссоны" , русский князь Иеремия Вишневецкий,с тысячами слуг, оттого и казнил схизматиков, что понимал своей иудиной натурой: схизматская вера, СВЯТАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ вера, куда , как крепче и сильнее, чем его,новопринятая католическая. Не папский башмак лобызают ПРАВОСЛАВНЫЕ христиане, а СВЯТОЙ КРЕСТ, на котором был распят ГОСПОДЬ наш ИИСУС ХРИСТОС... Потому и распинал ненавистных православных схизматиков русский князь Иеремия Вишневецкий... В их крови топил " всесильный "Иеремия Вишневецкий- гордость шляхетной Речи Посполитой,свой страх перед Божьим судом... И этот Суд последовал. Он неотвратим для всех Иуд...

Долго еще, после внезапной смерти Иеремии Вишневецкого, будут горевать о нем поколения польских шляхтичей... С прошедшими столетиями, когда скроется в исторических архивах, правда о происхождении и причинах смерти князя, его образ , отнюдь ,не потускнеет в польской истории. Наоборот.

Генрик Сенкевич обезсмертит его имя , выписал яркий образ польского магната, эдакого, военного и нраственного фундамента Речи Посполитой в борьбе с православными схизматиками. Режиссер Ежи Гофман отобразит этот образ на широком экране , при этом, противопоставив ему в фильме, карикатурных украинцев, борющихся, в союзе с татарами,против Речи Посполитой, непонятно за что. За симпатию к ним польского короля? Главную причину борьбы православных казаков и украинского народа против католической Речи Посполитой ,лукаво, не назовет великий режиссер современности ,в своем фильме. Борьбу за Православную веру, которую пытались уничтожить польские католики- магнаты в Украине. Фильм создаст карикатурный образ всего украинского, начиная с фигуры легендарного Богдана Хмельницкого. Страшно подумать, что образ умнейшего человека своей эпохи, Богдана Хмельницкого, обрисует на экране, в виде холуйско- продажного слуги,крымского хана, вчерашний член КПСС Богдан Ступка.Зато, с каким упоением, подаст великий режиссер Ежи Гофман молитву Иеремии Вишневецкого, перед казнью украинских православных людей, где будут подчеркнуты слова :"Князь русский."В украинском переводе , в фильме,это звучит, как "князь руський." Заметьте, не российский. Не россиянин... А Руський князь...

На молитву князя Иеремии в фильме, мало, кто обратит внимание. Все будут "умиляться "любви польского пана и смазливой панянки. Смеяться над дебильными запорожцами, пьющими вино из ночного горшка вельможного пана. Восторгаться истеричным, водевильным образом Ивана Богуна, не имеющего ничего общего с реальным историческим лицом - полковником Иваном Богуном, ближайшим соратником Богдана Хмельницкого...Ежи Гофман воссоздаст, на экране, роман польского классика Генрика Сенкевича - гордость польской литературы и нации. Украинцы- схизматики, в этом романе и в,,одноименном ,фильме ,большей роли, чем выпивохи ,из ночных горшков польских панов, не заслуживат.А вот князь Руський... Иеремия Вишневецкий...Это- историческая глыба...По мысли автора романа и режиссера фильма... Что за тайна , озвучена во фразе:"Князь руський" ? И чья она? Генрика Сенкевича? Или Ежи Гофмана?

Последний, несколько лет назад, приезжал в Донецк, где потешил тамошних журналистов, на пресс- конференции, неожиданно, рассказав провинциальный, местечковый, по его словам, старый, с бородой, еврейский анекдот. Его записали и растиражировали, в журнале ..."ФУТБОЛ", который выходит в Киеве. Анекдот, с историческим элементом недосказанности... Как и ИЕРЕМИЯ ВИШНЕВЕЦКИЙ, князь Руський... Привожу его текст полностью...

Приходит Абрам к раввину. Грустный . Прегрустный. И говорит, что у него горе...

" Какое горе?", - участливо спрашивает раввин.
Моя Сара спит с польским графом...
" Да",- сокрушенно качает головой раввин:" Это, действительно горе..."
"Но, я",- продолжает Абрам, сплю с графиней..."
"Так это, же, радость",- восклицает раввин...
"Радость- то радость", - вздыхает Абрам.:"Только вот от меня, у графини, рождаются - графья... А у Сары , от графа ..."

Зачем рассказал этот анекдот, великий режиссер современности, Ежи Гофман, на пресс- конференции, в Донецке, когда зашла речь о формировании современных национальных элит независимых государств, на территории Восточной Европы"?

И , зачем, здесь... Все- таки... В конце концов титул , князя русского, коим именует себя, в романе и ,одноименном, фильме "Огнем и мечем", польский магнат, ненавистник украинского православного народа Иеремия Вишневецкий?

...Его силуэт ,по- прежнему, не удаляется от, замершего в зарослях вековых дубов, польского шляхтича, из рода Залесских... И что, за дело, этому историческому пану Залесскому,если его потомок, пан Станислав Залесский, не поспевает, за быстрой ходьбой служанки, спешащей к погребу, где, по ее словам, появилась неизвестная икона Божией Матери...

Пан Станислав Залесский, спеша за, быстро идущей служанкой, старался идти, с выражением... спокойствия на лице. Положение родовитого шляхтича обязывало... Пытаться сохранить спокойствие и, что, тоже, вероятно, равнодушие... к принесенному ему известию.Еще за столом, стоя с поднятым кубком, полным отборного вина, пан Станислав хотел, сказав пышный тост, разом выпить все содержимое кубка и ... забыть, о принесенном ему известии. Отчитать служанку, позволившую себе отвлечь пана от важного, для его положения - хозяина пира ,дела, провозглашения тоста... Он мог, просто ,наказать ее. Да, в конце концов, мог, скептически ,сморщив лицо, перевести все в обычную... неудачную шутку... Мог одним решительным жестом, взмахом руки, в сторону служанки,что значило бы:"ПОДИ ПРОЧЬ", отмахнуться, как от нее, так и от,принесенного ею известия, как , от, чего- то, нереального, не могущего быть в действительности, и ,потому, не стоившего его, панского, драгоценного внимания...

Ни того, ни другого, ни третьего пан Станислав не сделал... Он, так ,и не произнес пышный тост, на радость многочисленным гостям... Не выпил вино... Не отчитал и не наказал служанку... Он покорно... решил идти за ней и... куда...? В погреб! И это - родовитый пан Залесский, поклонник славных польских героев: королева Ягайла и Иеремии Вишневецкого... Да разве мог поступить так, тот же, вельможный " князь руський" Иеремия Вишневецкий? Одного его взгляда боялись хлопы- схизматики... Речь же, о смущении пана Иеремии, каким- то известием, принесенном простой служанкой, не могла идти вообще. Да и, какая, из служанок,могла позволить себе приблизиться к пану Иеремии,без его разрешения? Даже , если она хотела сообщить, что - то, необычное и важное? Какая служанка могла нарушить покой ясновельможного пана во время пира?

... Мысли проносились вихрем в голове, спешащего, за быстро идущей служанкой, пана Станислава... Образ гордого "князя руського"... сменили лица многочисленных гостей, рассевшихся за праздничными столами... Пан Станислав, мимоходом ,ловил на себе их удивленные взгляды и они принуждали его ... глупо, но улыбаться ...недоумевающим панам и соседям... Больше всего ему не хотелось, чтобы ,кто- то, заступил ему дорогу... Остановил, пусть на мгновение... Неведомая сила влекла пана Станислав вперед. С каждым его шагом, лица панов и их спутниц, стали сливаться в , какой- то, сплошной, увеличивавшийся с каждой минутой, в размерах, овал. А, может, это был круг? Или огромное пятно, расползавшееся по ярко освещенному залу... Пятно, поглощавшее реальные, живые лица людей и ,медленно, окружившее пана Станислава, водворившего его в центр огромной пустоты... Пан Станислав перестал видеть вокруг себя своих гостей и слышать их голоса... Они все исчезли ... И только один, столь, знакомый пану Залесскому, таинственный женский голос, с каждым шагом, который совершал родовитый шляхтич, звучал все громче...

" Когда ты был болен, то молился Мне... А когда выздоровел забыл..."

Пан Станислав стал,к его ужасу, чувствовать, как слабеют мышцы ног... Безсильно повисают руки... Неудержимо клонится на грудь , отчего-то , отяжелевшая голова... Он , с трудом,делал следующий шаг, стараясь не потерять из вида, идущую, впереди, служанку, и ... с отчаянием и жутким страхом,начинал осознавать, что состояние его тела, сейчас, становится похожим на то, которое было в Ченстохове... Было до тех пор, пока на рынке, не купил он, неизвестную ему Икону Божией Матери... Икону схизматиков... Как принес ее в дом, недоумевая ,зачем он это делает... И куда Ее поставить? Рядом со списком Ченстоховской иконы Божией Матери? Весь шляхетный гонор пана Станислава восстал, от посетившей его ум, крамольной мысли. Нет, он поставит Икону в другой, маленькой комнате, где никто Ее не увидит... Пан Станислав, осторожно, взял, принесенную Икону, в руки... Он сам, не доверяя слуга, нес Ее с рынка... И, сейчас, держал Ее на руках, раздумывая, куда бы определить...Чтобы, никто не видел Икону схизматиков, в доме родовитого шляхтича -католика... Глаза пана Станислава перебегали с предмета на предмет. Мысли путались. Он стоял с Иконой в руках и не замечал, что его, слабые от болезни руки, внезапно окрепли. Пан Станислав медленно, словно повинуясь, чьей- то воле, осторожно , сделал несколько шагов и, войдя в свою спальню, поставил Икону... в изголовье кровати...Здесь,уже, точно ,никто не увидит Икону и ... Пан Станислав, не разумея, как это начинает происходить с ним. вдруг, стал опускаться на колени перед Иконой... Это было первый раз в родовой истории панов Залесских... Правоверных католиков. Родовитых шляхтичей...

Каждый день становился родовитый пан Залесский на колени перед православной Иконой Божией Матери, прося о исцелении своей телесной немощи. Он скрывал свои молитвы от всех... К его удивлению и ... радости... начинали оживать, казалось, навсегда потерявшие силу мышц ноги... Руки наливаются силой... С каждым поклоном, который пан Залесский клал перед православной Иконой Божией Матери , он чувствовал, что его тело наливается силой... Как это происходило? Откуда брались эти силы? Пан Станислав не задумывался... Он молился, творя земные поклоны перед,купленной на рынке ,неизвестной ему православной иконы Божией Матери и начинал понимать, что выздоравливает...

Когда молитва прерывалась коротким, бодрственным сном пана Станислава, он видел, перед собой, мелькавшие, ночными мотыльками ,картины из своего, недавнего,прошлого.Это было здесь, в Ченстохове... Вот он, на коленях, перед главной католической святыней - Маткой Бозкой Ченстоховской... Он пытается плакать и... не может... Пытается опуститься на колени, но, расслабленные ,ноги не держат его тела... Он зовет слуг, чтобы поддержали его... и помогли ему... опуститься на колени... Слуги, осторожно, поддерживают пана ,под руки, и помогают ему... Медленно, тяжело опускается пан Станислав на колени... Его голова клонится к земле. Он чувствует холод, идущий от пола, в храме... Шепчет слова молитвы, прося даровать ему, правоверному католику, исцеление...Он готов дать любые обеты ,перед Иконой Матки Бозки Ченстоховской ,только бы,вновь, почувствовать себя здоровым... Он готов на все... Он, правоверный католик, и его надежда ,только, на Матку Бозку Ченстоховску... Он просит Ее вспомнить заслуги и молитвы его прадедов. Их ратные дела во славу Речи Посполитой. Они были правоверными католиками и верно служили своему отечеству. Они ненавидели всех его врагов, а особенно, проклятых схизматиков... Они боролись против клятой схизмы ...

Слуги, по- прежнему, поддерживают пана Станислава под руки... Он обессилел... Он не может подняться сам, без посторонней помощи... Слуги помогают ему... Они поднимают пана и видят, как на его веках, дрожат слезинки. Это, увы, не слезы радости... Это слезы отчаяния... Пан Станислав, опираясь на плечи слуг, бредет прочь из храма... Он устал... Он хочет прилечь, на постель, в своем доме и заснуть... Пусть сон будет коротким, безпокойным... Главное, чтобы проснувшись, он почувствовал себе выздоровевшим...

Каждый день привозили слуги, расслабленного и больного, пана Станислава в храм, на молитву, перед главной католической святыней - Иконой Божией Матери Ченстоховской.. Они помогали пану опуститься на колени... Они, стоя рядом, тоже, молились о выздоровлении своего пана...Среди них не было православных схизматиков...

Однако, немощь пана Станислава не проходила... Тело было, таким же, расслабленным и безсильным...

Почему же ,теперь, в своей спальне, стоя на коленях ,перед православной Иконой Божией Матери, с каждой минутой, пан Станислав ощущает прилив сил , в свое измученное тело? Он,же, произносит ,теже, слова, что и перед Иконой Божией Матери Ченстоховской? Разве ,что не обещает ,никаких, обетов и не вспоминает своих родовитых предков? А так, слова все, теже? Почему же ,сейчас ,ему становится легче? Он, это, чувствует физически!... Он готов биться ,с кем угодно, об заклад, что он он выздоравливает...Почему же, это,происходит сейчас? В его спальне? А не в храме, в честь Матки Бозки Ченстоховской?

... Пан Станислав начинает внимательно рассматривать Икону, перед которой он, втайне от всех, молится ,уже, несколько дней... Ему становится страшно... Особенно, когда утихает его молитва, перед Иконой Божией Матери... Страшно подумать, какой грех совершает он, правоверный католик, молясь перед иконой Божией Матери хлопов- схизматиков! Кто из родовитых панов Залесских поймет его, глядя из прошлого, на неразумного потомка? Кто поддержит? Его предадут вечному проклятию! Его осудят на вечное изгнание, из числа шляхетного рода панов Залесских! Он станет банитой, потерявшим все свое панское достоинство... Он станет изгоем в собственном роду!

Холодный пот прошибает пана Станислава. Но этот пот... Он,чудесным образом, исчезает, когда, движимый ,непонятной ему силой, вновь опускаеться пан Станислав на колени, перед православной Иконой Божией Матери... Опускается на колени без посторонней помощи... Сам... И кладет, очередной ,земной поклон...

Голова пана Станислава касается земли , он шепчет слова молитвы и , вдруг,начинает осознавать, что слов - то, собственно. и нет... Его язык молчит...

А ... слова молитвы... идут, откуда- то, изнутри пана. Из места, где находится сердце! Пан Станислав молится сердцем и, оттого, не понимает слов, собственной ,молитвы!Его язык, привычный к латинице, во время молитвы, идущей из сердца, молчит... Слова молитвы шепчет сердце пана... При этом, сам пан, своих ,собственных, слов ... не понимает... Хотя... И пан Станислав, негромко, но четко ,выговаривает, вслух ,слова молитвы... Слова молитвы разносятся по спальне... Вот же, они! Он их слышит! Но... Слова - то, произнесены на латинице... А сердце пана Станислава наполнено словами молитвы на ином , неизвестном , пану Залесскому языке. И кто произносит слова молитвы, идущие из самого , его, сердца? Слова, которые и словами, то, называть нельзя? Кто?

Пан Станислав, еще сильнее, прижимает пылающий лоб к полу. Кто? Кто молится за него, где- то, там, в глубине его сердца? И, ему, пану Станиславу, становится, от этой молитвы,легче... Кто, этот, неизвестный пану Станиславу, молитвенник? И сможет ли он, продолжать, помогать пану в молитвах?

... А кто, теперь... Вот сейчас... Когда служанка, застыла у входа в погреб, может помочь пану Станиславу? Унять тревогу... Заставить замолчать, забившееся, учащенно, сердце...

Пан Станислав, вдруг осознал, что в его руках нет горящего факела. Нет горящих свечей. Как же... Он... Спустится в погреб... Как он увидит; правду ли говорила служанка, если в погребе будет темно...

Старый погреб, к которому спешил пан Станислав Залесский,стараясь не остать от, быстро идущей, служанки, располагался, неподалеку, от парадной маетности пана...

Пан Станислав, убыстряя шаги, делал это, как ему казалось, помимо, своей воли. Неведомая сила влекла его вперед...Та же сила, остановила пана , в нескольких шагах у погреба.

" У меня нет свечей", - вдруг вспомнил пан,- как же я спущусь в погреб? Там, наверное, очень узкие и скользкие ступени.Он, стараясь, скрыть свою безпомощность, посмотрел на служанку...Она замерла... Перед входом... В открытую дверь погреба...

Пана Станислава ,отчего- то, поразило. сейчас, ее лицо. Оно было, удивительно, знакомым..." А как может быть иначе?",- подумал пан Залесский".-" Это - моя служанка. Я, столько раз,мог ее видеть в маетности и в доме... Вот и запомнил..." И все же, он продолжал смотреть, с удивлением, на лицо служанки. Что- то,в нем было необычным... Но что? Пан Станислав стал всматриваться и... Наконец- то, понял, что непривычного, необычного было в лице служанки... Ее лицо было чрезмерно ...бледным.. Эта не могла быть наследственная бледность, свойственная, только, шляхетным панам и панянкам. Это была неприродная бледность холопки...

" Может ,это отблеск свечи так изменил ее лицо?"- подумал пан Станислав.-" И тут же поправил себя..." Свеча, которую держала в руках служанка, почти догорела. Света от нее, практически, не было... Она, вот- вот, могла погаснуть , но... Напоследок обжечь ее руку.Разве она этого не видит?" Пан Станислав сделал движение, чтобы предупредить, подсказать, что нужно, просто, затушить свечу... Но... Тогда... Наступит и,вовсе, тьма... И вход в погреб станет невидим. Придется посылать за свечами в дом и этим, возможно, привлечь внимание гостей, к происходящему у погреба. Этого, уж, очень, не хотелось пану Залесскому.

Как не хотелось терять в темноте, наступившего вечера, лицо служанки. Оно,, тоже, скроется в темноте, если погаснет свеча. А лицо было таким необычным и ... Знакомым... Оно, напоминало, чье- то ,лицо... Но чье? Пан Станислав не мог вспомнить как ни старался...

Он, неотрывно, смотрел на лицо служанки, не понимая нелепости, всего происходящего ,сейчас, у входа в погреб. Родовитый пан... И такое внимание к холопке...

Внезапно, откуда- то, из темноты, раздались звуки музыки. Тонкий слух пана Станислава ,сразу ,узнал в них начало полонеза... Веселье в доме продолжалось... Однако...

Звук шляхетного танца, стал, почему- то, умолкать, едва начавшись... Нет, в доме, где пировали гости ,за здоровье пана Залесского, он продолжал звучать... Он умолк здесь, при входе в погреб. Умолк потому, что пан Станислав осознал... Узнал... Чье лицо он видит перед собой... Это,, отнюдь, не лицо служанки... Это ... его ...собственное лицо... Отраженное...В каком- то ,загадочном зеркале.Причем, зеркало давало,к ужасу пана, не сегодняшнее, реальное изображение лица шляхтича Станислава Залесского... В зеркале отражалось выражение лица пана Станислава, много недель назад, когда он стал поспешно собираться, чтобы уехать из Ченстохова...Именно, тогда он был чрезмерно бледен...

Отъезд из Ченстохова был неожиданным для всех, кто сопровождал пана Станислава в поездке. Поразительным было то, что пан - сам, не доверяя никому, запер двери дома, строго- настрого, запретив, кому бы то ни было, из слуг, открывать двери, без его ведома...

Слуги, живя в Ченстохове, втайне, радовались за пана...Не за сегодняшнего, отчего- то, очень бледного, спешащего уложить, побыстрее, вещи и уехать из Ченстохова.

Они радовались за пана, к которому вернулось здоровье. Они видели, как физически окреп их пан в Ченстохове. Они хотели только узнать, спросить у пана, когда он, вновь, приедет в Ченстохов, поклониться Матке Бозке Ченстоховской.Это от Нее получил пан исцеление...Хотя... Заметили слуги, что молитвы и поклоны перед главной католической святыней, с недавних пор; когда ,точно, это началось, они не могли сказать, стали, уж ,слишком, торопливыми, у их пана. Он,будто, мимоходом, заезжает в храм, чтобы помолиться перед образом Матки Бозки Ченстоховской. Не видели они в нем ,прежнего благоговения и неистового желания ,молиться , на коленях, перед образом их Покровительницы.

... А, может, это, только, им казалось?Их пан -правоверный католик и, вполне возможно, старается сохранить и, понапрасну, не расходовать физические силы, которые вернулись к нему, здесь, в Ченстохове...

... Вот, только, отъезд, уж слишком поспешный... Не таков был их пан, чтобы, сломя голову, торопиться куда-нибудь.

Спрашивать пана, о причине поспешного отъезда, они не решались... Пан же был молчалив и сосредоточен... Вот, только, уж, очень бледный...Верные слуги шляхетного пана Залесского... Разве могли они представить, как стремится их пан уехать из Ченстохова!

... В смятении пребывал пан Станислав... Когда он, повинуясь, неведомой ,для него силе,начал класть поклоны и молиться перед православной иконой Божией Матери, купленной на рынке!.. Он и помыслить не мог, что станет, со временем, забывать о своем долге правоверного католика - молиться в главном католическом храме, перед Маткой Бозкой Ченстоховской? Что Икона схизматиков станет занимать все его мысли... Что, тайком от слуг, он будет приходить на рынок Ченстохова, пытаясь найти продавца Иконы.У него он решил распросить о истории Иконы.Где ее писали? Кто был иконописцем? Скрывалась, в потаенном уголке души пана Станислава, сокровенная мысль: а может Икону написал католик? А, уж, потом, она попала к схизматам и они присвоили Ее себе?

Он приходил на рынок, скрываясь от своих слуг и , опасаясь, встретить знакомых шляхтичей... Но продавца Иконы нигде не было. Он исчез. Рынок жил своей обычной жизнью: кричали менялы...Зазывали голосистые торговцы... Сновали, из стороны в сторону, многочисленные покупатели- гости Ченстохова. Местные жители, в основном, торговали на рынке.Однако, у кого из них спросишь о торговце Иконой? Глупо станет выглядеть пан Залесский, родовитый шляхтич и католик, расспрашивающий торговцев,о каком- то, продавце православной Иконы Божией Матери...Не шляхетно это будет выглядеть...Мало ли чем торгуют на рынке?

... Голоса менял становились, почему- то, громче, когда уходил, не найдя продавца православной Иконы, с рынка, пан Станислав. Он шел не быстро и мог отчетливо слышать, что предлагали менялы.

" Мне нечего менять",- думал пан Станислав... Нечего...
" Но , так ли , это?"- вопрос возник , будто из воздуха... Или его задал, кто- то, из догнавших пана Станислава и,незаметно,подкравшихся сзади ,менял?

Вопрос вызвал противоречивые чувства в душе пана Залесского... Раздражение и злость...Смущение и ... непреодолимое желание скрыться от всех, в глубине своей спальни...

Перед иконой Божией Матери, в своей спальне, пан Станислав желал, после безплодного хождения по рынку, в поисках продавца Иконы, тихой сердечной молитвы... Молитвы... Однако, его ум наполняли жуткие помыслы. Они теснили друг друга и часто, настолько завладевали паном Залесским, что он, устав бороться с ними,с силой обхватывал голову руками и сжимал ее так, что чувствовал физическую боль... Физическую боль от... нематериальных ...помыслов. Фантомов, не существующих в действительности... Если бы так было на самом деле... Но они, эти безжалостные, жуткие помыслы были реальными... И, в тесной спальне ,пану Станиславу ,негде было от них укрыться... Ему, все, происходящее с ним,казалось, какой -то, зловещей, нарочно написанной картиной, в центре которой был он, Станислав Залесский. Разве для этого он приехал в Ченстохов? Он приехал в Ченстохов,чтобы излечиться от физической немощи и теперь,когда ему, явно, становилось легче, собственными руками, он, стал себе новую боль...Куда страшнее и сильнее, чем его физическая немощь.. Это было... глупо и непонятно... Если бы не помыслы... Они были такими безжалостными, что боль, от сжатия головы, была ничтожна, по сравнению с непрерывной, пронизающей весь мозг пана Залесского, даже не болью,а жутким осознанием своего ничтожества, мыслью. Невыносимая боль от простой мысли! Невероятно!Гордыня пана Залесского была поражена в самое сердце. И боль, от этого духовного недуга ,становилась куда сильнее боли от недуга физического. Мысль пана Залесского стала больна. Это боль передалась сердцу польского шляхтича. Именно,в сердце таились все страсти, терзавшие его душу.

Гордыня пана Станислава стенала и бесновалась ... от безсилия противопоставить, что - либо, желанию ее, казалось, вечного слуги, пана Залесского молиться перед православной иконой Божией Матери. Гордыня родовитого шляхтича боялась и трепетала перед такой молитвой. Иной молитвы она жаждала. В той молитве должно было быть... Непременное ...осознание своей исключительности. Своей избранности... Молитва, угодная гордыне родовитого шляхтича, не должна была иметь слез покаяния. Она требовала жарких, но ... слов раскаяния, возбуждаемых страстными помыслами кичливого разума. Раскаяния в грехах перед ней: гордыней человеческого падшего естества! Гордыня ненавидела разум, который был холоден и ,оттого, рассудочен. Она боялась, как геенского огня, трезвого разсужденияи и горячего сердца. Гордыня родовитого шляхтича желала наоборот:разгоряченного ума и холодного сердца. Тогда обладатель сего становился мил и приятен ей.

Пан Станислав, сжимая руками ,от невыносимой боли, виски, находил в себе силы, часто, с огромным трудом, едва отрывая свинцовые ноги от пола, встать на колени ,перед православной иконой Божией Матери, купленной им на рынке и начинать произносить слова молитвы, не заученные в костеле, не пронумерованные в католических молитвенниках,"безгрешными ксензами"... Он молился простыми словами. Они возникали, казалось, сами по себе, ниоткуда. Может быть, их рождало измученное человеческое сердце? А может быть, кто-то, иной, подсказывал их пану Залесскому?.. Но, когда родовитый шляхтич произносил их перед православной иконой Божией Матери ... утихала боль в голове пана Станислава.

Эта статья опубликована на сайте МЕЧ и ТРОСТЬ
  http://apologetika.eu/

URL этой статьи:
  http://apologetika.eu/modules.php?op=modload&name=News&file=article&sid=2543

Ссылки в этой статье
  [1] http://apologetika.eu/modules.php?op=modload&name=News&sid=2536&file=article&pageid=1
  [2] http://apologetika.eu/modules.php?op=modload&name=News&file=article&sid=2535