МЕЧ и ТРОСТЬ
26 Янв, 2022 г. - 19:41HOME::REVIEWS::NEWS::LINKS::TOP  

РУБРИКИ
· Богословие
· Современная ИПЦ
· История РПЦЗ
· РПЦЗ(В)
· РосПЦ
· Развал РосПЦ(Д)
· Апостасия
· МП в картинках
· Распад РПЦЗ(МП)
· Развал РПЦЗ(В-В)
· Развал РПЦЗ(В-А)
· Развал РИПЦ
· Развал РПАЦ
· Распад РПЦЗ(А)
· Распад ИПЦ Греции
· Царский путь
· Белое Дело
· Дело о Белом Деле
· Врангелиана
· Казачество
· Дни нашей жизни
· Репрессирование МИТ
· Русская защита
· Литстраница
· МИТ-альбом
· Мемуарное

~Меню~
· Главная страница
· Администратор
· Выход
· Библиотека
· Состав РПЦЗ(В)
· Обзоры
· Новости

МЕЧ и ТРОСТЬ 2002-2005:
· АРХИВ СТАРОГО МИТ 2002-2005 годов
· ГАЛЕРЕЯ
· RSS

~Апологетика~

~Словари~
· ИСТОРИЯ Отечества
· СЛОВАРЬ биографий
· БИБЛЕЙСКИЙ словарь
· РУССКОЕ ЗАРУБЕЖЬЕ

~Библиотечка~
· КЛЮЧЕВСКИЙ: Русская история
· КАРАМЗИН: История Гос. Рос-го
· КОСТОМАРОВ: Св.Владимир - Романовы
· ПЛАТОНОВ: Русская история
· ТАТИЩЕВ: История Российская
· Митр.МАКАРИЙ: История Рус. Церкви
· СОЛОВЬЕВ: История России
· ВЕРНАДСКИЙ: Древняя Русь
· Журнал ДВУГЛАВЫЙ ОРЕЛЪ 1921 год

~Сервисы~
· Поиск по сайту
· Статистика
· Навигация

  
В.ЧЕРКАСОВ-ГЕОРГИЕВСКИЙ: НОВЫЙ РОМАН «МЕЧ И ТРОСТЬ». ЧАСТЬ I «БЛАГОСЛОВЛЕНИЕ ЗАРУБЕЖНОЙ ЦЕРКВИ»
Послано: Admin 17 Ноя, 2014 г. - 18:19
Литстраница 

Глава 10. Кончина в Джорданвиле митрополита Лавра -- 2008 год

Предстоятель РПЦЗ, слившейся с МП, митрополит Лавр Шкурла весной 2008 года умирал в джорданвильском Свято-Троицком монастыре под Нью-Йорком. Лавра истинный первоиерарх РПЦЗ владыка Виталий незадолго до своего преставления назвал Иудой, продавшим Зарубежную Церковь за московские сребреники. Посему Лавр отправлялся на суд Божий в точной знаковости: на Великий пост в неделю Торжества Православия ночью 16 марта так, что сороковины его смерти придутся на Страстную пятницу, В мае 2007 в Москве митрополит Лавр подписал с патриархом МП А.Ридигером Акт о каноническом общении РПЦЗ с МП, объединивший Зарубежную Церковь с сергианской, экуменической Московской патриархией.

Исповедник владыка Виталий без ропота отошел ко Господу в Магоге, который голгофски у каждого праведника. Он сделал все что мог. Подытоживая линию предыдущего, третьего первоиерарха РПЦЗ Филарета, митрополит Виталий в 2004 году анафематствовал сергианство Московской патриархии, свидетельствуя вместе со своими архиереями ее безблагодатность, где Таинства не спасительны для души человека.

Владыка Виталий смирился как священномученики в ГУЛАГе. Подходило такому там причаститься перед смертью, а нет церковной утвари, лишь жестяная кружка вместо потира. Шептал праведник через хрипы священнику-сокамернику:
-- Служи на живых мощах. Ставь Чашу мне на грудь.

Лавр умирал в былом гнезде Зарубежной духовности, выродившимся за последние годы. Оно устояло, как повсюду храмы, монастыри и в МП, лишь в благолепной оболочке. Пьянство, хамство отличили семинаристов, насельников обители 2000-х годов, побратавшихся с МП. Посредственные за последние два десятилетия здешние преподаватели, священники теперь безысходно окаменели выходцами из СССР, РФ – неудачниками на родине. И ежели раньше те сюда вожделели как в «загранку», то ныне задумывались, стоит ли бить ноги за моря? Качество образования и культурное окружение в российских семинариях, академиях было выше. Отчего и на сто лет не хватило исповеднической соли наследникам здешних светочей – митрополита РПЦЗ Филарета (Вознесенского); архиепископов Иоанна (Максимовича), чудотворца Шанхайского и Сан-Францисского; Аверкия (Таушева); архимандрита, профессора богословия Константина (Зайцева)? Наверное, потому, что не русские по-православному их сменили, а благовоспитанное по-западному потомство только -- русскоязычных -- людей.

Плодотворно поработала и советско-российская разведка. В поток охотников в здешнюю семинарию из СССР, РФ затесывали немало агентов, оперативников КГБ-ФСБ. Особенно в 1990-х пошел наплыв такого молодняка. На духовных руинах Джорданвиля они даже не маскировали свое безбожие. Одним было задание стать клириками РПЦЗ. Другим -- пройти курс, чтобы затем легче внедриться в Русское Зарубежье. На третьих ложилась почти ювелирная задача: изучить, взять что возможно из джорданвильского пантеона для оперативной работы дома. Вернувшись, они растворялись среди недобитых наследников катакомбников – тех, кого увели в подполье от сергиан и их покровителей-чекистов священномученик митрополит Петроградский Иосиф (Петровых), епископы Катакомбной Церкви. Эти джорданвильской выделки гебешники становились «своими» в общинах ИПХ-РПЦЗ, духовно воюющих с МП. «Истинно-православными христианами» -- ИПХ еще с расправ 1930-х над иосифлянами, катакомбниками Русской Голгофы терминологически окрестили исповедников чекисты, чтобы не путать их с неуважаемыми самим ГПУ, потом НКВД-МГБ-КГБ-ФСБ выродками-сергианами.

Лавр Шкурла, с рождения прозывавшийся Василием, был карпатороссом или, как чаще называют этот народ, русином. Они, потомки древних русичей, смешались за века на юге с иранцами и с германскими народностями, на западе – с балтийцами, на востоке -- с финнами и турками. С 1772 по 1918 годы Карпаты входили в Австро-Венгерскую монархию. Вася Шкурла родился в 1928 году в Ладомирово русинской Пряшевской Руси, где ныне Словакия. После первой мировой войны ее победители разграничили русин, живущих на юге Карпат. Основная их часть оказалась сначала в Русской Краине Венгерской республики (1918 – 1919), затем – в Подкарпатской Руси Чехословакии и Словакии (1919 –1938), пока туда не пришли немцы Гитлера. Шкурлу крестили в ладомировском монастыре РПЦЗ имени преподобного Иова Почаевского, где мальчик начал прислуживать с шести лет и мечтал о монашестве.

В июле 1944 почти вся братия обители от наступающей Красной армии уехала в Братиславу. Однако шестнадцатилетний Шкурла, хотя недавно окончил богословско-пастырские курсы при монастыре, остался с горсткой насельников, которых приход советских не волновал. Этот юноша, редко ронявший словцо, уже пять лет жил в обители ее трудником, но не поддержал монахов, скрывшихся от красных как от бесов. А его за послушливость и молчаливость все любили. Когда родители отдали Васю после сельской в среднюю школу города Свидника, туда он ездил заниматься на велосипеде, купленным лишь для этого монастырем. Не покинул Василий Ладомирово не только как незабвенную отчину, а и потому, что его старший брат верил в коммунизм. Тот будет потом видным деятелем коммунистической партии Словакии, Чехословакии. С ним Василий, ставший в монашестве Лавром, не прервет связь всю его жизнь и ездил к нему в самый лед холодной войны СССР-США.

Однако монахи в Братиславе, не понимая, что творится в душе младшего брата будущего коммуниста, захотели вызволить к себе Васю, росшего среди них десять лет. Настоятель монастыря архиепископ Серафим (Иванов) пробрался в обитель среди шныряющих по окрестностям друзей СССР и уговорил Василия вместе с другим трудником уехать. Сразу забрать их владыка не смог, вернулся в Братиславу и послал за парнями иеромонаха Виталия (Устинова). Божьим промыслом выбор пал на того, кого в конце концов предаст Шкурла. Видно, у каждого спасителя есть свой иуда. Отец Виталий лучше всех из братии подходил для рискового дела: врангелевец и бывший французский кирасир. Боевой батюшка Виталий, чтобы благословили на сие его, а не робкого какого-то попика, сказал будто невзначай:
-- Я на прощание должен там в Преображение послужить на приходе в Медвежьем неподалеку от нашей обители.

Помчался туда бывший кавалерист отец Виталий привычно на повозке с лошадками, слушая канонаду наседающей Красной армии. Вывез двоих трудников, спрятав их под накидками.

Через Германию и Швейцарию, где будущего митрополита Лавра посвятили в послушники, в 1946 году ладомировские насельники прибыли за океан в Свято-Троицкий монастырь РПЦЗ в Джорданвиле. В 1947 Лавра постригли в монахи, в 1954 – в иеромонахи. Малообразованный Лавр много слушал и, как всегда, почти не говорил. Но он умел принимать решения, требовать подчинения и заставить подопечных поступать, как ему надо. Поэтому и преподавал в монастырской семинарии, стал ее инспектором. С 1976 Лавр действовал уже настоятелем джорданвильского монастыря и ректором семинарии, главным редактором издающихся здесь церковных журналов.

Такие деятели разлагали будущее духовенство, внушая теплохладность, отчужденность от паствы в приватных, тет-а-тет беседах:
-- Священник должен прежде всего отлично знать и вести службу, не нужно много брать на себя. Священник обязан быть надежным винтиком нашей Церкви. Необходимо хорошо читать по-церковнославянски, назубок знать каноны и догматы. Твое дело – алтарь, храмовая исповедь. Лишь по крайней необходимости иди к болящему на дом и навещай прихожанина в старческом доме.

Эдакое папистско-орденское зловоние.

В Джорданвиле властвовали респектабельность, дутая смиренность, чтобы батюшки становились функционерами – как в МП. А ведь по этому истуканству столь неприятна русскому сердцу католическая, протестантская, любая западно-христианская манера общения. По бюрократичности монстр США мало отличался от СССР. Сдавшие потом РПЦЗ эмпешным сергианам эти властители-выродки, издевавшиеся даже над словом «огнепальность», оглушали молодежь с семинарской скамьи. Они лощено твердили подопечным: будь асом храмовой службы, досконально знай трех китов: историю Церкви, патронимику, более или менее -- церковное право. Особенно в Штатах, где изувеченность на своих правах, индивидуализме, им легко было внушать -- не лезь в чужие души, в грязное белье. Становись профессионалом в обрядовом священстве! Любят слово "профи" в Америке, и оно прижилось среди умников РПЦЗ. А ведь профессионал всегда продается.

Таким духом пропитывал Лавр подопечные журналы «Православная Русь», «Православный Путь». Он во главе закулисы будущих предателей митрополита Виталия работал еще в 1970-х с православной молодежью. Проводил ее съезды, руководил молодежным комитетом. Шкурла дальновидно опирался на «подселенцев» -- выходцев из советской России. Его усилиями взошла вонючая звезда инока В.Филиппова, бездарного поэта, правой лавровской руки, превратившего церковную периодику Джорданвиля в жвачку. Филиппов в конце 2000-х вляпается на подслушку и видеосъемку ФСБ в московских развлечениях с проститутками. А в те времена гнусарь корпел в редакторстве. Заплатив тридцать долларов за журнал, прихожанин из какого-нибудь Лейквуда получал мешанину перетолкованного, православноподобного набора слов и терминов, церковно-исторических фактов. Их нельзя было применить к настоящей жизни. Помощники Лавра штамповали текст с выхолощенной сутью Православного отношения к миру и Богу. О том, чем живут, как страдают, изнывают от безбожия в «свободных» Зарубежье и РФ, узнать было нельзя. Даже по загранице не освещались более или менее острые события в общинах, епархиях. Различение духов – праведных и нечестивых -- есть обязанность и удача христианина. На джорданвильских страницах витийствовал в подлые извержения лишь дух послушания.

Послушание старшим и сильным, дабы и самому строго подчинялись, выгодно на церковных верхах. Но в предреволюционной Императорской России архиереи однажды дружно изменили этому карьерному правилу. Было то, когда будущий Царь-Мученик Николай Александрович предложил синодалам поставить его в патриархи всея Руси, отказываясь от Царства. Они отмолчались, чтобы и за это, и за то, что безмолвствовали о еще не расстрелянном Государе на своем Архиерейском Поместном Соборе 1917-1918, заплатить свою цену. Они почти все погибли в чекистских застенках и лагерях. Лавр Шкурла никогда ни от чего не отказывался.

Лавр перед смертью мучительно болел – раковая опухоль под лобной частью черепа. Он перенес несколько операций, которые ему искусно делали через носоглотку. Из-за поражения этой части головы Лавр глухо говорил в нос, гундосил. Однако, несмотря на сие и непробиваемую замкнутость, он произносил проповеди, уродуя их неправильным русским языком. Сутулый, с простонародным лицом, Лавр смахивал на старика-крестьянина из карпатской глубинки. И характером был под стать, как говорят про эдаких в народе: нашел – молчит и потерял – молчит.

Лавр боялся умереть, несмотря на долгий опыт монашеской жизни. Может быть, оттого что угадывал свою смерть насильственной. Свято, когда погибаешь мучеником за веру, но он чуял, что с ним как с подельником расправятся из всесильной в его окружении Москвы. Когда? Если он не доведет слияние РПЦЗ и МП до конца? Или после того, как станет опасен знанием подноготной переговоров и сделок с МП, Кремлем?

-- Они же убьют… – однажды вырвалось у Лавра.

И он жестикулировал, изображая, как хватают в кулак и душат.

Лавр знал, что говорил: странные смерти случались в Джорданвиле. Да и по Русскому Зарубежью гибли те, кто резко мешал советским и Московской патриархии. МП располагает собственной разведкой и контрразведкой в виде ОВЦС – отдела внешних церковных сношений, которым бессменно руководил нынешний патриарх Кирилл Гундяев. КГБ-ФСБ, большой брат этого подразделения МП, использовал его информацию, профессионально доводя совместно наработанные операции до конца. Неразрывны ниточки этого клубка. В СССР почти все священники Московской патриархии начинали свою карьеру подпиской о сотрудничестве с КГБ или заверяли преданность в беседе с его представителем. Наиболее влиятельные из них и в архиереях служили под кличками – оперативными псевдонимами или негласно становились кадровыми офицерами. Патриарх А.Ридигер числился «Дроздовым», К.Гундяев – «Михайловым». В РФ их засекреченной армии убавилось, зато ее заполонили проходимцы.

+ + +
В 1970 году священник Австралийско-Новозеландской епархии РПЦЗ Владимир Евсюков работал на таможне аэропорта Мельбурна, как и большинство зарубежных батюшек добывал себе, по малой обеспеченности на приходах, хлеб насущный. Там он случайно увидел лихие действия сотрудников советской разведки. Чтобы уцелеть, ему бы сразу обратиться в полицию и получить ее защиту. Но священник, как положено, для благословения на это сначала рассказал своему епископу и некоторым клирикам. Среди них был агент КГБ. В тот же день отец Владимир поехал с сообщением к полицейским, когда на пустынной улице его ударил нагнавший автомобиль. Искореженную машину батюшки занесло на тротуар. С залитым кровью лицом он молитвенно протянул руку к висящему у лобового стекла образку блаженной Ксении Петербургской. Но крепыш из таранившей машины уже стоял у разбитого бокового окна кабины. Он свернул отцу Владимиру шею одним движением ладоней. Молниеносно умели действовать разведчики-нелегалы, офицеры управления "С" Первого главного управления КГБ.

Из-за боевого опыта выжил диакон кафедрального собора РПЦЗ в Буэнос-Айресе Петр Голофаев. Он был потомком императорского генерала, у которого офицером служил знаменитый поэт Лермонтов. Диакон родился в Донбассе в 1921 в семье репрессированного, и после прихода туда в войну Вермахта создал «Охотничью команду», боровшуюся против советских диверсионных отрядов. Затем она влилась в 5-й полк Русского Корпуса генерала Б.А.Штейфона. В Аргентине диакон Петр, давно приговоренный в СССР к казни, жил с опаской. Поэтому в начале 1970-х различил в городском автобусе двоих незамысловатых головорезов с родины -- по манере держаться, несуразной в этих краях одежде. Они обступили его, когда вышел на остановке. Голофаев рванулся, расшвыривая убийц, убежал. Потом он нашел на своем кожаном пальто воткнутой отравленную иголку. Она не дошла до тела, потому что вырвался.

Лавр Шкурла боялся, понимая, что нежданная гибель может вползти от кого угодно из меченых беспощадной Московской патриархией, созданной Сталиным вместе с чекистами. Убийцей или пособником расправы мог стать любой, и самый публичный, милый для многих человек.

В 1975 году в Голландии епископ МП Дионисий (Лукин) Роттердамский сообщил журналистам, что переходит из Московской патриархии в Зарубежную Церковь. Архипастырь не смог вынести очередной сергианской клеветы тогдашнего патриарха МП Пимена, публично заявившего, что в СССР людей не преследуют за веру. Вскоре епископ скоропостижно умер. О том, что это совпало с приездом к владыке популярнейшего митрополита МП Антония (Блума) Сурожского, узнали позже.

Родившийся в семье русского эмигранта-дипломата в Швейцарии, хирург по своей первой профессии, Блум был прихожанином парижского прихода МП с 1931 года, в 1939 он тайно постригся здесь в монаха. На второй мировой войне Блум был во французском сопротивлении «маки», которое подчинялось французской компартии и НКВД. В конце войны советские разведчики посоветовали Блуму основать в Лондоне приход МП. Им это было важно, чтобы по исповедям знать о настроениях тамошней эмиграции, а ему польстило стать заметной фигурой. С такой поддержкой Антоний Блум взлетел до должности экзарха патриарха Московского в Западной Европе в 1966 – 1974 годах.

О его предсмертном визите к епископу Дионисию митрополит Антоний проговорился супруге английского церковного историка В.Мосса Ольге. Добавил в сердцах, что надо бы проучить Дионисия за скандал. А через несколько дней после этого и кончины владыки Дионисия сама Ольга приехала в Голландию. Там она встретилась с келейником епископа Дионисия отцом Арсением. Тот рассказал ей, что оставил владыку на несколько часов одного после литургии, какую тот отслужил в полном здравии, а возвратившись, нашёл его мёртвым.

– А знаете, что епископа Дионисия в это время посетил митрополит Антоний? – спросила Ольга.
-- Понятия не имел… – пролепетал отец Арсений.

Отчего умер порвавший с МП владыка? Теперь Бог весть, в 2003 году скончался и Антоний Блум. Но он был врачом, знатоком человеческого организма. Достаточно не оказать помощь доведенному тобой до обморока пожилому человеку, чтобы тот умер.

Австралия, Аргентина, Голландия далеки от Джорданвиля. Но Лавр сам видел, как внезапно умирали в Нью-Йорке зарубежники, которых ненавидели в Москве.

Так было с митрополитом Филаретом (Вознесенским), первоиерархом РПЦЗ, непримиримым к Московской патриархии, как и его преемник владыка Виталий. В одном из своих писем в 1980 году митрополит Филарет о МП писал:

«Что такое "советская церковь"? О[тец] архим[андрит] Константин [Зайцев] много и настойчиво говорил о том, что самое страшное из того, что сделала в России богоборческая власть, есть появление "советской церкви", которую большевики преподнесли народу как Церковь истинную, загнав Православную Церковь в катакомбы и концлагеря. Эта лжецерковь дважды анафематствована. Святейший патр[иарх] Тихон и Всероссийский церковный Собор анафематствовали коммунистов и всех их сотрудников. Эта грозная анафема до сих пор не снята и сохраняет силу, так как снять ее может только такой же всероссийский церковный Собор, как каноническая высшая церковная власть. И произошло страшное дело в 1927 г., когда возглавлявший церковь митр. Сергий своей позорной отступнической декларацией подчинил русскую церковь большевикам и объявил о сотрудничестве с ними. И сбылось в самом точном смысле выражение предъисповедной молитвы: "под свою анафему падоша!" Ибо в 1918 г. Церковь анафематствовала всех соработников коммунизма, а в 1927 г. сама вошла в компанию этих сотрудников и стала восхвалять красную богоборческую власть — восхвалять красного зверя, о котором говорит Апокалипсис. Этого мало. Когда митр. Сергий обнародовал свою преступную декларацию — от советской церкви сразу отделились верные чада и создалась Катакомбная Церковь. А она, в свою очередь, анафематствовала официальную церковь за ее измену Христу… Осмелится ли кто-нибудь утверждать, что Господь и Его благодать пребывает в церкви лукавнующих, которая восхваляет Его осатаневших врагов и сотрудничает с ними, которая за это находится под двойной анафемой, как указано выше? Может ли быть благодатной церковь, которая объединилась с богоборцами?! Ответ ясен!... И принимаем клириков из Москвы не как имеющих благодать, а как получивших ее в самом присоединении. Но признать церковь лукавнующих носительницей и хранительницей благодати мы, конечно, не можем. Ибо вне Православия благодати НЕТ, а советская церковь лишила себя благодати».

В начале 1980-х ФБР США предупредило митрополита Филарета, что советские собираются застрелить его во время пасхального крестного хода. Владыка всё же возглавил ход, но иподиаконы прикрывали митрополита телами, и многие недоумевали, почему владыку Филарета не было видно. В ноябре 1985 митрополит Филарет и его епископы отравились до тяжелого состояния за трапезой в нью-йоркском здании Синода. Кроме одного – возглавляющего ныне после Лавра РПЦЗ(МП) Илариона Кадрала, который обедал отдельно. Однако вызванный врач определил их недомогания как последствия гриппа. Заболевшим этот врач признал и диакона Никиту Чакирова, келейника митрополита Филарета.

«По санитарным соображениям» доктор запретил ему подниматься в митрополичьи покои. Владыка остался на следующую ночь один. На его этаже не оказалось никого, чего никогда не случалось.

Утром келейник Никита нашел владыку Филарета мертвым. Он лежал на полу, вокруг следы рвоты. На крик Чакирова прибежал епископ Иларион. Он был откровенным другом МП. Семья украинских эмигрантов в Канаде, в которой родился Иларион, окормлялась в приходах Московской патриархии. Поэтому в 1960-е тот поехал учиться в ленинградские семинарию. Но его тамошним собеседникам из КГБ Иларион был нужен в США, куда вскоре вернулся на учебу в джорданвильской семинарии, стал иеромонахом РПЦЗ. Начальник Русской духовной миссии РПЦЗ в Иерусалиме архимандрит Антоний (Граббе) в свое время раздобыл доклад израильской разведки МОССАД, где водивший по Святой Земле группы паломников отец Иларион Кадрал был назван давним сотрудником КГБ.

Иларион отослал келейника из комнаты с мертвым владыкой Филаретом. Потом он вымыл пол и переложил тело митрополита на кровать. Немедленно явился все тот же врач и констатировал смерть владыки от остановки сердца.

В следующем 1986 году девятнадцатилетний келейник митрополита Виталия по ошибке съел отравленную еду, приготовленную новому первоиерарху. Келейник потерял сознание. И другой врач, а не доктор, «лечивший» митрополита Филарета, подтвердил отравление.

В конце апреля 1998 скончался в шестьдесят три года в нью-йоркском синодальном доме выдающийся апологет РПЦЗ, богослов и историк протоиерей Лев Лебедев из Курска. На майский Архиерейский собор он привез из России доклад, где были такие строки:

«Беззаконная (неканоничная) в своём происхождении Московская патриархия по самой СВОЕЙ ПРИРОДЕ является такой церковной организацией, которая (с 1927 года) ПОД ВИДОМ служения Христу активно СЛУЖИТ АНТИХРИСТУ. Поэтому совсем не удивительно, а вполне закономерно, что ныне МП активно участвует в завершении строительства Вавилона нового мирового порядка, о чём точно и верно сказано в "Обращении" Совещания российских архиереев РПЦЗ от 30 октября – 12 ноября в г. Ялте…

Весь русский православный народ в целом (около 80 миллионов только великороссов) с Русью Святой в своём основании был ФИЗИЧЕСКИ УНИЧТОЖЕН в период с 1917 по 1945 г., всего за 28 лет! Так Господь устроил русскому народу через распятие на исторической Голгофе ПОБЕДНОЕ ВОСКРЕСЕНИЕ в Горний Иерусалим Царства Небесного, изъяв этот народ из современного исторического процесса. Одновременно с 1917 года и далее в СССР искусственно выращивался НОВЫЙ, "советский" народ, "новая историческая общность", как выразились партия и правительство СССР в 1977 году. Но на поверку этот "новый советский народ" оказался даже и не народом, так как нет чувства единства, а конгломератом РУССКОЯЗЫЧНОГО НАСЕЛЕНИЯ, рассыпавшегося в щебёнку после 1991 года. Поэтому, КРОМЕ НЕБОЛЬШОГО ОСТАТКА РУССКИХ ЗА ГРАНИЦЕЙ, на земле РУССКОГО НАРОДА БОЛЬШЕ НЕ СУЩЕСТВУЕТ…

Для русскоязычных верующих в России характерно преобладание земных интересов над духовными, жульнический характер психологии, вера лжи, "боязливость, маловерность и скверность" (Откр. 21.8). Необычайное распространение получили колдовство и знахарство. Христа и правды Его никто НЕ ИЩЕТ, ищут каждый "своих сих". Самым показательным явлением стало то, что после 1990 – 1991 годов в обстановке РЕАЛЬНОЙ СВОБОДЫ СОВЕСТИ в России массового, всенародного обращения русскоязычных к Церкви, ко Христу НЕ ПРОИЗОШЛО…

100 лет назад, в 1899 году, Владыка Антоний (Храповицкий), имея в виду РАСЦЕРКОВЛЁННУЮ ЧАСТЬ русского общества своего времени, написал: "Это уже не народ, но гниющий труп, который гниение своё принимает за жизнь, а живут на нём и в нём лишь кроты, черви и поганые насекомые... ибо в живом теле не было бы удовлетворения их жадности, не было бы для них жизни" (Тальберг, История Русской Церкви. Джорданвилль, 1959, с.831). В конце прошлого – начале нынешнего ХХ века эта гниющая часть русского населения составила примерно всего 5-6%. Ныне, в конце ХХ века, она составляет в России 94-95%. "Гниющим трупом" является в целом вся Российская Федерация.

Нельзя не признать, что такому состоянию населения в общем вполне соответствует апостасийное, еретическое и криминальное состояние подавляющего большинства иерархии МП как одного из "кротов" или "червей", жадно пожирающих в гниющем трупе то, что ещё можно ухватить и пожрать.

Что общего может быть в таком случае у Русской Зарубежной Церкви с Московской "патриархией"? НИЧЕГО! Отсюда любые "диалоги" или "собеседования" с МП с целью выяснения, что нас разъединяет и что – объединяет, – это или верх непонимания сущности вещей или – предательство правды Божией и Церкви. Нас разъединяет буквально ВСЁ! И не объединяет НИЧЕГО, кроме разве ВНЕШНЕГО вида храмов, облачений духовенства и чинопоследования служб (да и то далеко не во всём!).

Поэтому нужно ясно осознать и официально утвердить, что ныне РПЦЗ – это не ЧАСТЬ Российской Церкви, а ЕДИНСТВЕННАЯ законная Русская Церковь ВО ВСЕЙ ПОЛНОТЕ!

Нужно также понять, что это осознаётся Московской "патриархией". Именно поэтому она добивается ПРИЗНАНИЯ себя, как она есть (без отказа от апостасии и ересей) со стороны Собора РПЦЗ. Такое "признание" МП со стороны РПЦЗ сообщило бы МП ВИДИМОСТЬ полной легитимности в глазах всего мира. Но этого допустить нельзя.

РПЦЗ нужно отказаться от мечтаний и иллюзий относительно "возрождения" России. Если не произойдёт какого-то чрезвычайного и непредсказуемого вмешательства Бога в земные дела, а по Его попущению и промыслу всё будет идти как теперь, то с Россией всё кончено. Дай Бог, только из-за чрезмерной привязанности к ней вместе с ней не провалиться в бездну погибели. Нужно теперь только твёрдо "держать, что имеешь". А если всё же душа болит о русскоязычных в России, то только ПОСТОЯННЫМ И ТВЁРДЫМ ОБЛИЧЕНИЕМ МП, а не заигрыванием с ней, можно спасти в России тех, кто ещё ищет спасения и может его принять.

Необходимо поэтому ВЕРНУТЬСЯ к той позиции НЕПРИМИРИМОСТИ К МП, какую изначально занимала Русская Зарубежная Церковь».

Отец Лев сразу ознакомил прибывших на Собор архиереев, священников с рукописью этого доклада. И не дожил до открытия Собора 5 мая, где собирался прочитать его, что вошло бы в протокол заседания, и текст были вынуждены широко распространить официально. 29 апреля 1998 года батюшку нашли мертвым в гостевой комнате. Туда легко было войти через балконную дверь, синодальная молодежь так и делала, когда теряли ключи от входа.

К этому времени отец Лев перенес инфаркт, и указать причиной его смерти сердечный приступ было нетрудно. Хорошо ли, плохо, но монахов и священников обычно не подвергают медицинскому вскрытию. Это на руку разным спецам, особенно – по ядам. А доклад отца Льва с тех пор лежал под спудом.

Обо всем этом всегда думал Лавр Шкурла. Когда на Торжество Православия ночью 16 марта 2008 ему разломил голову приступ раковой болезни, Лавр начал не с молитв. Поняв, что подняться с кровати за таблетками не в силах, зажег лампу у изголовья и застучал в стену своему келейнику.

+ + +
Келейник владыки иеромонах Ферапонт был так похож на Лавра, что многие считали их родственниками. Отец Ферапонт тоже был с простым славянским лицом, скуп на внешние чувства. Однако происходил из русского дворянского рода, внук белого офицера, родители из харбинской эмиграции. И когда над ним трунили, что вывеской не вышел на голубую кровь, Ферапонт простодушно улыбался, потирал нос.
-- У меня по материнской линии бабушка и мама крестьянки.

На стук Лавра он сразу проснулся, натянул подрясник и пробежал босиком к митрополиту. Тот лежал навзничь, метался головой по подушке и скреб руками скомканное одеяло.

-- Отче… – тонко крикнул Лавр. – Скорей, таблетки в розовой пачке в тумбочке, ты знаешь…

У него перекосилось от боли лицо – сумел приподнять и повернуть голову, указывая глазами на ящик тумбочки. Разукрашенная инкрустациями тумбочка красного дерева стояла под лампой, но ее ящик с таблетками открывался в дальнюю от кровати сторону.

«-- Ага, – подумал сразу успокоившийся Ферапонт, как бывало с ним в решающие моменты, – ему самому их не достать».

Он открыл ящик, взял пачку со спасительным лекарством и зажал ее в ладони.

-- Отче, почто медлишь? Давай таблетку и запить воды-ы… – простонал Лавр.

Ферапонт обошел ковер у кровати и встал, не приближаясь к Лавру, на его дальнем конце, наблюдая за митрополитом. Лицо келейника, резиново принимающее то добрый, то плаксивый, то умильный вид, сейчас стало Лавру неузнаваемым. В митрополита мрачно уперлись всегда безмятежные глаза, нос Ферапонта заострился на будто бы осунувшемся лице, вислый рот сжался в лиловый шрам.

-- Ты что, Ферапонтушка?

Келейник мертво молчал изваянием в черном саване подрясника. Лавр, мутнея от боли в голове, осознал, что этот человек ждет его смерти! Он закрыл глаза и про себя взмолился, чуя треск хирургических ран внутри лба.

Келейник Ферапонт был подполковником Службы внешней разведки ФСБ РФ с маской, наработанной за долгие годы. В управлении «ЭМ» СВР на легенду подполковника повезло по его белому «дедушке», канувшему во фронтовой атаке Добровольческой армии -- тела убитого не нашли. Не осталось у деникинца никого на свете. Поэтому складно свилось о будто бы оправившемся от ран в подпольях этом офицере, затем пробравшимся через Сибирь в Харбин. А дальше, за небытием живых свидетелей, сложилась «жизнь» его там родившегося «сына» – родителя Ферапонта. Тот якобы с женой перебрался после второй мировой войны из красного Китая в США, где как бы появился на свет Ферапонт. Коммунистический Китай был вроде знаменитого китайского фонарика, в мишуре которого можно спрятать любую историю.

Уроженец бедняцкой семьи Лавр завораживался от могущественного, дорогого, блескучего, почему и знал его наизусть аристократ, фамильный богач митрополит Виталий. И когда напрямую спросили этого последнего настоящего первоиерарха РПЦЗ, почему его предал Лавр, владыка Виталий выразительно потер пальцем о пальцы, словно пересчитывая купюры.

Бонбоньерка комнаты, где умирал Лавр, светила для него московскими подарками. Кресты, потиры, кадила в самоцветах, дарохранительницы в золоте, бриллиантах, мозаичные иконы, изумительно расшитые облачения, антикварные подсвечники. Пребывая в Москве на переговорах, его делегация, нагруженная подарками, по вечерам детски перебирала гостинцы, и кто-нибудь восклицал:
-- Интересно, что же еще они нам завтра подарят!

Эти архиереи, клирики родились на процветающем, но экономном Западе, и пленялись купеческим шиком, что в нищей для народа России зовется «халявой». Богатства МП: безналогово-льготной подстилки правительства РФ, – были для них недосягаемы. Но на западных аукционах, в коллекциях они видели баснословной ценности «русятину», привезенную их отцами с родины или проданную Советами в 1920-е – 30-е годы. Охапки неиссякаемой российской роскоши осыпали лавроиуд – очарованных коробейников. А в нью-йоркском синоде не было средств даже на то, чтобы отремонтировать разъездной «кадиллак», и само его здание на величественном Манхэттене приходилось сдавать внаем телевизионщикам для съемок похабного сериала.

Лавр словно в дурной сон распахнул в последний раз глаза, хрипя и катаясь головой по подушке. Под ветхим черепом со слипшимися седыми волосами у него лопнуло! Лавр последним движением раскинул руки и полетел в бездну.

Ферапонт подошел и склонился над мертвым митрополитом, проверил пальцами иссякший пульс на его шее. Вернул таблетки на место в тумбочке. Потушил лампу, вышел в коридор и долго прислушивался в темноте. Было беззвучно, никто ничего не услышал. Ферапонт скользнул к себе в келию, чтобы уже не заснуть до утра. Надо не проворонить крик первого зашедшего в Лавровскую спальню, дабы сразу оказаться рядом, показывая, что смерть владыки и для него неожиданность.

Келейник Лавра был из третьего колена династии советских разведчиков рабоче-крестьянских корней. Его дед нелегалом вербовал в Париже белогвардейцев и помогал похищать их генералов. Отец, тоже начав с нелегала-оперативника за рубежом, дослужился в СССР до генерала. С таким родословцем Ферапонт после окончания факультета К-2 (контрразведка) в «вышке» КГБ в полных правах занял место в разведшколе, а потом в нелегалах – элите разведки. Его подводила физиономия, чтобы выдавать за иностранца. А повезло и этим, когда стали создаваться разветвленные подразделения по работе с русскими эмигрантами.

Будущий председатель КГБ, начальник внешней разведки Крючков в 1978 году, вернувшись из США, предложил создать новый отдел по эмигрантам в масштабах всего Первого главного управления (ПГУ) КГБ. До этого враждебной эмиграцией занимался 4-й отдел управления «К» (внешняя контрразведка), а новый 19-й отдел ПГУ нацелили на вербовку друзей СССР. Крючков в Америке купался в дружелюбии русских эмигрантов, и как бывший заведующий сектором отдела ЦК КПСС по-своему оценил эту бучу патриотизма, где не переживали из-за гнилой политики исторической родины.

На вопрос коллег: «Для чего нужен новый отдел, если мы и так занимаемся эмиграцией с 1917 года?», – Крючков дальновидно чеканил:
-- Для создания русского лобби на Западе!

В ФСБ 2000-х годов отдел развёрнули в огромное управление «ЭМ» (эмиграция), поскольку ее линия стала одной из главных задач. Изменилась разведывательная концепция. СССР оплачивал иностранных коммунистов, их партии, давившие в советских интересах на свои правительства через левых интеллектуалов. После Перестройки из РФ за морями снова, как после 1917, оказались миллионные армии россиян «колбасной» эмиграции. Церковь для них стала прежде всего Русским клубом, где они отдыхали с родным языком, узнавали новости, консультировали друг друга по бизнесу. Церковные храмы были палубами непотопляемого авианосца, с каких приезжие, как умели, взмывали, а так же для профи – несокрушимым разведывательным плацдармом.

Потомков здешнего русского народа, как считал первую эмигрантскую волну отец Л.Лебедев, подмяли прибывшие «совки». Они задавали тон в церковных общинах, требуя слияния с привычной им Московской патриархией. Самые богатые не жалели средств на постройку новых храмов, ремонт старых, как и когда-то гостившие русские князья и купцы. В Германии, например, число храмов МП вскоре сравнялось с зарубежными. Потому «главным архитектором» унии с Московской патриархией стал немец-архиепископ РПЦЗ Марк (Арндт) Германский и Великобританский. Он видел, что не за горами и юридическое возвращение под руку РФ («наследницы Российский Империи») дореволюционных храмов его епархий. Марк знал, что затеял, потому что родился в ГДР, потом стал в ФРГ членом антисоветского Народно-трудового союза (НТС). Был завербован КГБ при его аресте в СССР с запрещенной литературой. Предвосхищая все это, еще в конце 1970-х новоиспеченное управление «ЭМ» разработало стратегическую операцию «Зарубежная церковь», увенчавшуюся в 2007 слиянием РПЦЗ и МП.

Ферапонт презирал старую эмиграцию, считал не по-лебедевски, а наоборот, что это он – настоящий русский, плоть от крестьянской, трудовой плоти России. Ферапонт и его род -- есть становой русский хребет, а не какие-то намешанные с немчурой и разной иностранщиной дворяне и их прихвостни! Поэтому, был уверен, что потому и победили его деды белых, у которых только за Колчака массово пошли ижевские рабочие, сибирские крестьяне. И то, что именно этого «верховного правителя» его западные дружки сдали тепленьким Иркутскому ревкому, доказывало тяжелую ошибку простых колчаковцев. Ферапонт не уважал эмигрантов, их семя и как кадровый офицер из разгромившей белых Советской России. Да и как посчитать таких равными, когда десятки тысяч их здоровых, муштрованных бойцов с Врангелем драпанули за моря? Они не стали драться до последнего патрона. И это была та самая белая кость, что столетиями разглагольствовала о своей чести, какая для них якобы дороже жизни, подытоживал подполковник.

Хотя легендно носил Ферапонт благородство своих предков, никогда не забывал на проповеди, на исповеди мирянам напомнить, что «крестьяне» – это от «креста» Христова. «-- А дворяне»?» – говорил вслед, улыбаясь безразмерным ртом. -- «Просто дворня царей». – И вроде бы бессильно разводил узловатыми кистями рук, умевшими сжиматься в кувалды кулаков.

Лавр нравился Ферапонту не по оперативной легенде, а потому что тоже был народного корня. Не как мансонвильский Виталий – внук генерала-жандарма или какой-нибудь Варнава Петляев, единственным из епископов РПЦЗ побежавший за Виталием в Канаду, этот из царского грузинского рода Багратионов. Подполковник-келейник, как и его подопечный владыка, верил в начавшееся духовное возрождение России.

Для Лавра свидетельством тому были новые тысячи храмов и сотни монастырей МП. Его с зарубежными земляками близоруко радовало, что туда оравами устремились «захожане». Как редкие гости в РФ, лавровцы не хотели знать, что эти установщики свечек и маятниковые поклонщики не делают погоду на приходах. Что они – не истинные прихожане, соблюдающие посты и стоящие, исповедующиеся, причащающиеся на литургии каждое воскресенье, каких оказался в РФ лишь полтора процента от россиянского населения.

Конечно, даже эти православные были уже не из русского народа, давно добитого коммунистами, в этом отец Лев Лебедев был прав. А неправ в том, что «НЕБОЛЬШОЙ ОСТАТОК РУССКИХ ЗА ГРАНИЦЕЙ» -- наследников белоэмигрантов, сдавших красным свою Церковь, посчитал русским народом.

Для Ферапонта же СССР якобы переродился в исконную Россию тем, что главными из «подсвечников», механически держащих свечки на церковных службах, были три последних президента.

Однако Лавру, чтобы вольготно дожить в старости, казалось бы, освященной кремлевской дружбой, симпатий его келейника было мало. Ферапонтушка подчинялся резиденту в Нью-Йорке, а тому по болезни, как и Лавру, хотелось покойной жизни дома. За десятилетия резидентской работы здесь: по легенде газетного волка Клиффа Ричардсона, – Штаты обрыдли ему одним своим виски, от которого у резидента разваливалась печень. На встречах с ним рвущийся в новые операции Ферапонт одолевал Клиффа разговорами про приказы из Москвы. Рядом с неинтересным теперь для МП, Кремля Лавром Ферапонт терял карьерное время. Но Клифф на очередной встрече в ресторане, делая для посторонних вид, что прихлебывает из стакана ненавистный ему «вискарь», твердил невразумительное:
– Приказа об «отправке» твоего деда нет, -- жаргонно называл ликвидацию Лавра.
-- Тогда должен быть приказ – его не трогать и страховать от случайностей.

Клифф щурил усталые глаза под серебряными щеточками бровей.
-- И такого приказа нет. А вот случайности в жизни бывают самые разные.

Ферапонт бился о мутное железо взгляда Клиффа, который говорил так неопределенно впервые. Силился понять: неужели он на случайную смерть Лавра и намекает? Все стало непросто в разведке после Перестройки! Дед и папа Ферапонта ходили под четкими приказами и начальниками. Что теперь? Люди в СВР ФСБ такого же замеса, а решимость обваливалась, словно пачки купюр из переполненных «баблом» сейфов.

Ферапонт не мог себе и представить, что резиденту просто-напросто требовалось поскорее в Россию, чтобы помереть на родной земле. С циррозом печени Клиффу даже на американской медицине не выходило протянуть долго, но резидента держали здесь как зубра операции «Зарубежная церковь» и с «отработанным в пар» Лавром. А дома его сын, закончивший, как и Ферапонт, К-2, сумел отслужить лишь положенное в ФСБ после «вышки», получил второе высшее – финансовое образование и ушел в банковские структуры. С помощью папиных друзей он заимел могучие паи в банках, процветал воротилой и построил под Москвой раскидистую дачу. Один из ее флигелей сынок обустроил под вкусы Клиффа, только и ждал ветерана.

Лубянке, замороченной Кавказом и террористами, было не до таких мелочей: специального приказа, оберегать ставшего ненужным Лавра. И Клифф туманил энергичного Ферапонта, зная, что этот любитель черно-белого, не мастак оттенков, на что-нибудь сам сорвется. Клиффу нужно было, чтобы келейник соблазнился на устранение Лавра при случае, дабы начальство не испортило пенсию резиденту из-за его самовольности.

Ферапонт был в тупике со стариком митрополитом, задачи в операции «Зарубежная Церковь» которого и без него ныне легко просчитывались и решались в Москве. Подполковник, асом «ЭМ» обеспечивший искусными подсказками, интригами шаги Лавра навстречу МП, находился в зените своего авторитета. Но неразлучно припаялся к Шкурле, теперь осточертевшему Ферапонту как виски Клиффу! А по ринувшемуся в волнах мирового экуменизма кораблю РПЦЗ(МП) с его сотнями приходов по свету жирно замешивались новые резидентуры. Таким, как Ферапонт, сами плыли в руки должности вплоть до генеральских.

Поэтому келейник неколебимо зажал в лапе розовую пачку из лавровской тумбочки. Ферапонт не верил в существование Иисуса Христа.

Гибель Лавра Шкурлы была и дьявольской репетицией смерти в декабре того же года в туалете Переделкинской резиденции патриарха МП А.Ридигера. Так же, как и его сообщник в объединении РПЦЗ и МП Лавр, он стал ненужным черепком в демонской мозаике. Вслед беспомощно разрывающимся головным сосудам в Джорданвиле разбился о подмосковный унитаз при падении череп этого старика, которому, обливающемуся кровью, так же никто не помог.

Еще раньше, в 1953 году, такой же смертный трюк дьявол проделал с основателем Московской патриархии Сталиным. Этот его подопечный средь бела дня провалялся в обмороке на полу несколько часов. Был, юридически говоря, "в неоказании помощи", чтобы понадежнее убрался на тот свет, под надзором своих ближайших сподвижников. Сталин, Шкурла, Ридигер -- зловещая троица на Иудиной ниве. Со Шкурлой Ферапонт прошел по той же схеме, какую в зарубежье применил эмпешный Антоний Блюм с Дионисием (Лукиным).

Наяву в марте 2008 сбылось то, о чем давно бормотал Джорданвильский блаженный Левушка, рядящийся из одежды во что понесуразнее. Лавра он звал Карпатом и твердил:
-- Карпат давно умер. Жалко Карпата.

+ + +
После преставления сентябрем 2006 последнего законного Первоиерарха РПЦЗ митрополита Виталия и конца в марте 2008 «микрополита» Лавра когда-то единая Русская Православная Церковь Заграницей к середине 2011 года треснувшим хрусталем разбилась на апостольскую дюжину -- двенадцать юрисдикций. Их с мрачной единодушностью прозвали «осколками РПЦЗ»:

Русская Православная Церковь Заграницей (РПЦЗ) митрополита Илариона (Капрала), управляющего из США -- РПЦЗ(МП).

Русская Православная Церковь Заграницей (РПЦЗ) архиепископа Владимира (Целищева), управляющего из Канады -- РПЦЗ(В-В).

Русская Православная Церковь Заграницей (РПЦЗ) архиепископа Антония (Рудея), управляющего из Молдовы -- РПЦЗ(В-А).

Русская Православная Церковь Заграницей (РПЦЗ) митрополита Агафангела (Пашковского), управляющего из украинской Одессы -- РПЦЗ(А).

Русская Истинно-Православная Церковь (РИПЦ) архиепископа Тихона (Пасечника), управляющего из российского Омска -- РИПЦ.

Русская Истинная Православная Церковь Заграницей (РИПЦЗ) епископа Стефана (Сабельника), управляющего из США -- РИПЦЗ.

Российская Православная Церковь (РосПЦ) митрополита Антония (Орлова), управляющего из США -- РосПЦ(А).

Российская Православная Церковь (РосПЦ) митрополита Дамаскина (Балабанова), управляющего из российской Тульской области -- РосПЦ(Д).

Российская Православная Церковь (РосПЦ) архиепископа Виктора (Пивоварова), управляющего из российского Славянска-на-Кубани -- РосПЦ(В).

Российская Православная Автономная Церковь (РПАЦ) митрополита Валентина (Русанцова), управляющего из российского Суздаля -- РПАЦ(В).

Российская Православная Автономная Церковь (РПАЦ) епископа Григория (Абу Асали), управляющего из США -- РПАЦ(Г-1).

Российская Православная Автономная Церковь (РПАЦ) епископа Григория (Лурье), управляющего из российского Петербурга -- РПАЦ(Г-2).

Большинство их, по заветам священномученика митрополита Петроградского Иосифа (Петровых), расстрелянного в 1937 году, катакомбников, считали себя истинно-православными христианами в отличие от сергиан МП и других православных экуменических церквей мира. Все они верили, что составляют Малое стадо Христово – последнюю Истинно-Православную Церковь (ИПЦ) на Земле.

ПРОДОЛЖЕНИЕ: ЧАСТЬ II. ТЕКТОНИЧЕСКОЕ ОРУЖИЕ>>>


 

Связные ссылки
· Ещё о Литстраница
· Новости Admin




<< 1 5 6 7 8 9 10 >>
На фотозаставке сайта вверху последняя резиденция митрополита Виталия (1910 – 2006) Спасо-Преображенский скит — мужской скит и духовно-административный центр РПЦЗ, расположенный в трёх милях от деревни Мансонвилль, провинция Квебек, Канада, близ границы с США.

Название сайта «Меч и Трость» благословлено последним первоиерархом РПЦЗ митрополитом Виталием>>> см. через эту ссылку.

ПОЧТА РЕДАКЦИИ от июля 2017 года: me4itrost@gmail.com Старые адреса взломаны, не действуют.