МЕЧ и ТРОСТЬ
08 Авг, 2022 г. - 06:42HOME::REVIEWS::NEWS::LINKS::TOP  

РУБРИКИ
· Богословие
· Современная ИПЦ
· История РПЦЗ
· РПЦЗ(В)
· РосПЦ
· Развал РосПЦ(Д)
· Апостасия
· МП в картинках
· Распад РПЦЗ(МП)
· Развал РПЦЗ(В-В)
· Развал РПЦЗ(В-А)
· Развал РИПЦ
· Развал РПАЦ
· Распад РПЦЗ(А)
· Распад ИПЦ Греции
· Царский путь
· Белое Дело
· Дело о Белом Деле
· Врангелиана
· Казачество
· Дни нашей жизни
· Репрессирование МИТ
· Русская защита
· Литстраница
· МИТ-альбом
· Мемуарное

~Меню~
· Главная страница
· Администратор
· Выход
· Библиотека
· Состав РПЦЗ(В)
· Обзоры
· Новости

МЕЧ и ТРОСТЬ 2002-2005:
· АРХИВ СТАРОГО МИТ 2002-2005 годов
· ГАЛЕРЕЯ
· RSS

~Апологетика~

~Словари~
· ИСТОРИЯ Отечества
· СЛОВАРЬ биографий
· БИБЛЕЙСКИЙ словарь
· РУССКОЕ ЗАРУБЕЖЬЕ

~Библиотечка~
· КЛЮЧЕВСКИЙ: Русская история
· КАРАМЗИН: История Гос. Рос-го
· КОСТОМАРОВ: Св.Владимир - Романовы
· ПЛАТОНОВ: Русская история
· ТАТИЩЕВ: История Российская
· Митр.МАКАРИЙ: История Рус. Церкви
· СОЛОВЬЕВ: История России
· ВЕРНАДСКИЙ: Древняя Русь
· Журнал ДВУГЛАВЫЙ ОРЕЛЪ 1921 год

~Сервисы~
· Поиск по сайту
· Статистика
· Навигация

  
Из книги В.Краузе "Казаки и Вермахт. Освободительная борьба одного народа"
Послано: Admin 22 Фев, 2012 г. - 11:13
Белое Дело 

В начале 1944 года майор Фриц Вайль приступил к созданию в 55-м разведывательном дивизионе нескольких команд охотников, отслеживавших каждый шаг партизан и выжидавших благоприятной обстановки, чтобы на них внезапно напасть. Если хотите, этот немецкий офицер применил тактику, долгое время применявшуюся партизанами. Он, так сказать, повернул копье, и стал бить партизан их же собственным оружием.

Разведывательный дивизион был оснащен велосипедами и первым прибыл в пункт назначения Печно. Все признаки указывали на то, что местечко находилось в руках противника. Недолго думая, майор Вайль приказал идти на штурм и уничтожить партизан. Поспешность требовалась для того, чтобы как можно быстрее вдоль Саввы создать заградительную линию, в направлении которой эскадроны сибирских казаков хотели гнать обнаруженного противника.

Но и партизаны заметили опасность и делали все, чтобы уйти, прежде чем такая линия будет создана. Из Оброво солдат разведывательного дивизиона встретил сильный огонь, особенно сильно повредивший 1-му эскадрону. Временно он остался без командования после того, как был убит командир эскадрона кавалер Рыцарского креста обер-лейтенант Амелунг, а чуть позже под градом пуль погиб эскадронный фельдфебель Франц.

Партизаны, очевидно догадались, как обстоят дела в эскадроне, так как теперь направили все усилия на то, чтобы полностью вывести его из строя. Борьба принимала все более ожесточенные формы. Противник разместил на позиции десять пулеметов, очереди которых прижали эскадрон к земле. Но майор Вайль, у которого вместо одной ноги был протез, вовсе не собирался прерывать бой. Он полностью осознавал тот факт, что успех всей операции зависит от того, удастся ли навязывать противнику бой до тех пор, пока не подойдут и не вступят в бой эскадроны Сибирского полка.

Благодаря примеру командира, постоянно требовавшего от своих людей, не дать ни одному партизану выбраться из западни, в которую они сами забрались, удалось окружить вражескую бригаду в городе Оброво и там ее, наконец, уничтожить. Это был один из наиболее значительных успехов дивизии во время ее действий в Хорватии.

В журнале боевых действий дивизии об этом бое можно прочесть следующее: «На участке реки Савы части казачьей дивизии повели крупную операцию против бандитов. Быстрыми действиями был достигнут полный успех. При этом удалось уничтожить бригаду и отряд противника. Он потерял 236 человек убитыми, в том числе командира бригады, 203 человека пленными. Было захвачено 14 пулеметов, большое количество стрелкового вооружения, боеприпасов и другого материала. Так как бригада противника насчитывает от 500 до 600 человек, она, как таковая, была полностью уничтожена».

Немецкий кадровый состав в этих боях понес еще одну потерю - погиб лейтенант фон Плотов, молодой храбрый офицер из 2-го эскадрона.

Генерал фон Паннвиц объявил разведывательному дивизиону и лично командиру этой части майору Фрицу Вайлю особую благодарность за проявленную храбрость. И здесь стоит несколько подробнее рассказать об этом офицере. Несмотря на тяжелое телесное повреждение, полученное до войны в результате несчастного случая с мотоциклом, произошедшего во Франции, он совершенно не щадил своих сил. Во время многочисленных боев он постоянно отличался образцовым поведением. Между ним и Паннвицем существовала крепкая дружба, начавшаяся еще со времени совместной службы в Штокерау.

В мае 1945 года этот немецкий офицер был в числе тех, кто разделил судьбу выданных англичанами Советскому Союзу казаков. Он вступил на путь страданий, который долгих восемь лет вел его по сибирским лагерям, где он вынужден был заниматься тяжелым физическим трудом без какого- либо снисхождения на физический недостаток. Уже в то время у него были нездоровые легкие, и он тяжело дышал.

После возвращения на родину в 1953 году ему пришлось начинать всю жизнь заново. В 1972 году в Кобурге он создал Товарищество 15-го казачьего кавалерийского корпуса, сначала состоявшее из 16 членов-основателей. Со свойственной ему энергией, не подорванной даже сибирскими лагерями, - сначала русские даже приговорили к смерти, а потом приговор был заменен многолетним заключением, - все его силы были направлены на создание Товарищества, на предание ему того духа, который был у Гельмута фон Паннвица до его трагической гибели.

Он создал прочный союз выживших ветеранов немецкого кадрового состава и казачьих полков, выдержавших ад Гулага. Даже тогда, когда ему отказали глаза, и слепота уже не поддавалась лечению, он продолжал при помощи своей жены Агнессы деятельность на благо союза людей, которые были вместе во время Второй мировой войны и совсем небольшая группа которых встречается до сих пор, потому что все то, пережитое и выстраданное ими образовало общность, от которой они не могут отказаться. 15 апреля 1997 года Товарищество скорбело о Фрице Вайле, смерть которого тронула многих.


4 апреля 1944 года немецкий посланник в Загребе Каше дал прием, на который было приглашено все хорватское правительство премьер-министра Мандича, дипломатический корпус, а также высшие немецкие офицеры. В центре внимания на встрече была речь генерал-майора Гельмута фон Паннвица, у которого впервые была возможность, сказать перед всей хорватской общественностью о том, с какой целью казаки прибыли в Хорватию, и в чем состоит цель их борьбы. Сказанная более полувека назад, речь эта представляет своеобразный документ, заслуживающий того, чтобы его сохранить. Так как тот, кто захочет понять, что в то время в действительности двигало восточными добровольцами, найдет здесь ответ на свои вопросы.


«Господа!

Когда осенью прошлого года после формирования моей дивизии я получил приказ, направится в этот район боевых действий, мои казаки были последними, кто этому обрадовался. Не потому, что они боялись здесь воевать, а потому, что они рвались на непосредственный фронт борьбы с большевизмом, на восток. Они хотели воевать на востоке, чтобы как мстители большевизму, как я всегда называю моих казаков, поквитаться за то, что им причинила советская власть за 25 лет.

Господа, войдите в положение наших казаков. Возьмите какого-нибудь солдата из их рядов и спросите его, почему он у нас. Ответы вас потрясут: одного лишили семьи, у другого убили отца, третий сам был многие годы в сибирской ссылке, у четвертого мать умерла с голода. Это счета, за которые с настоящим человеком можно расплатиться только кровью. И этим людям мне пришлось теперь отказать в их сильнейшем желании мстить, потому что мы, солдаты, не должны руководствоваться ни чем, кроме приказа нашего Верховного главнокомандующего. Так осенью прошлого года мы пришли в Хорватию.

Казаки совершенно непредубежденными пришли в Западную Европу. Большевики не давали им возможности выехать за границы Советского Союза. Только после первых боев, когда они увидели банды и их знаки отличия, они узнали, что и над этими районами стоит советская звезда.

Тогда мы начали обучать казаков и разъяснять им смысл нашей борьбы. Но в практике наших действий проявилась запутанность и противоречивость мнений, так, что даже старые знатоки этих областей не знали, где друг, а где враг. Население рассказало казакам, что немецкие оккупанты, усташи - насильники, четники - вульгарные, партизаны - коварные. Православные, революционные подстрекатели и коммунисты - были разрушителями. На следующий день то же население говорило все наоборот. Прошло несколько недель, пока мои казаки из собственного опыта и нашего дальнейшего обучения не уяснили, кто друг, а кто - враг.»

Здесь я хочу однозначно заявить, что за исключением некоторых происшествий, достойных сожаления, за которые у нас всегда строго карают, сообщения о жестокостях в большинстве случаев идут из голов и редакций наших противников, чтобы заранее настроить население против нас. Эти слухи, распространяемые нашими врагами, часто приводили к упомянутым случаям, достойным сожаления. Я полагаю, что Вы, господа, не думаете, что казаки не чувствовали сопротивление населения тех мест, в которые они входили. Если там население сразу же проявляло необходимое понимание, то дело никогда не доходило до редких нежелательных инцидентов. Под «редкими нежелательными инцидентами», возможно, подразумеваются и те случаи, о которых фон Паннвиц давал показания следователям Министерства госбезопасности СССР в 1946-47 гг.: «Из многочисленных преступлений, совершенных подчиненными мне казаками в Югославии, мне припоминаются следующие факты. Зимой 1943-1944 годов в районе Сунья-Загреб по моему приказу было повешено 15 человек заложников из числа югославских жителей... В конце 1943 года в районе Фрушка-Гора казаки 1-го кавалерийского полка повесили в деревне 5 или 6 (точно не помню) крестьян. Казаки 3-го, 4-го и 6-го кавалерийских полков в этом же районе учинили массовое изнасилование югославских женщин. В декабре 1943 года подобные же экзекуции и изнасилования были в районе города Брод (Босния). В мае 1944 года в Хорватии, в районе южнее города Загреб, казаки 1-го полка сожгли одну деревню... Я также вспоминаю, что в декабре 1944 года казаки 5-го кавалерийского полка под командованием полковника Кононова во время операции против партизан в районе реки Драва, недалеко от гор. Вировитица, учинили массовое убийство населения и изнасилование женщин».
Позвольте мне использовать эту возможность, чтобы упрекнуть ответственные хорватские инстанции в том, что, несмотря на неоднократное высказывание нашего мнения и несмотря на понимание хорватских органов, с которыми мы сотрудничаем, ничего не было сделано для создания у населения правильного мнения. Со стороны хорватских инстанций (прессы и радио) до сих пор не сделано ничего для разъяснения населению смысла и целей пребывания моей дивизии на территории Хорватии.

Наше немецкое командование дивизии как раз и находится здесь, чтобы расследовать возможные происшествия и предотвращать их. До сих пор, однако, было исключительно так, что жалобы на поведение казаков проходили через Бог знает сколько инстанций и только тогда доходили до ушей немецкого командования, когда прошли уже недели и месяцы и расследовать происшествие уже невозможно. Я ни в коем случае не хочу использовать тот повод, по которому нахожусь здесь, для защиты своих казаков. В таком обширном районе боевых действий, в котором мы тут находимся, не всегда возможно проследить перед каждой военной операцией правовые вопросы. Всегда было так: лес рубят - щепки летят. И некоторый бравый казак может распрощаться с жизнью, потому что он может быть убит гражданским, которого он принял за защищаемого им крестьянина.

В этом отношении я, уважаемые господа, хотел бы сказать пару слов о моральном и духовном состоянии моих казаков. Казаки, как и остальные народы Советского Союза, были большевистской системой сознательно оторваны от религии. Когда я формировал дивизию, лишь старые казаки придерживались веры. По их примеру и с нашей помощью мы пришли к тому, что каждый казак окружен религиозной заботой. Как раз неделю назад я назначил во все полки священников. Такое религиозное воспитание - естественно задача, решение которой у казаков, через двадцать пять лет вернувшихся к вере, не может быть достигнуто за несколько дней.

Необходимость назначить священников в дивизии, лучше всего показывает, насколько мало казаки знают о религии и церкви. Я хочу вести их только этой дорогой. Распространенное мнение, что казаки были направлены на территорию Хорватии как православные, поэтому полностью неверное.

Человеческое поведение моих казаков ничем не отличается от поведения западноевропейского солдата на четвертом году войны. Впрочем, здесь надо провести одно различие: западноевропейский солдат видит свою моральную поддержку в семье, в родине. А казак лишен этой поддержки, так как в большинстве случаев он совершенно не знает о судьбе своей семьи и не имеет возможности установить связь со своими, быть может, еще живыми родственниками.

В отношении казаков к хорватскому населению постоянно проявляется то, что хорватские крестьяне запуганы уже упомянутой враждебной пропагандой и поэтому или избегают казаков, или относятся к ним неуважительно. Как раз из-за чувства неуважения казак вдвойне сильнее воспринимает враждебное отношение населения. Это неудивительно, и в таких условиях солдаты других наций действовали бы точно также, что некоторые из них прибегают к алкоголю, и в этом состоянии дают волю своему гневу.

Из многих других районов, где население принимало казаков как друзей, к нам совсем не поступают жалобы на их поведение, или они совсем незначительны. В Сисаке - чтобы назвать только один пример хорошего поведения - до сих пор проведено четыре совместных праздника казачьей дивизии с хорватскими вооруженными силами, усташами и гражданским населением. Другой пример - Лекеник. Некоторое время назад в это местечко вступил казачий полк. Сначала население бежало из города, но потом через несколько дней вернулось. В нынешних отношениях между казаками и населением я сам убедился в прошлое воскресение. Разложенные здесь фотографии о проведенном там вчера совместном мероприятии являются тому красноречивым свидетельством.

Я сам во многих деревнях смог убедиться в том, как казак помогает крестьянину, и как вечерами крестьянин сидит вместе с казаками за столом и с интересом слушает, когда они рассказывают о пережитом в «советском раю». С этой точки зрения именно в районах, зараженных партизанами, выступления казаков особенно ценны. Каждый казак как живой свидетель ведет неоценимую антибольшевистскую деятельность среди населения. Эти разъяснения я непрерывно поддерживаю пропагандистскими мероприятиями, сотнями тысяч листовок и брошюр.

Лучшим доказательством того, что 1-я казачья дивизия желает сотрудничать с усташами и домобранами, является дружеские совместные мероприятия в Сисаке, Петрине и Горице. Кроме того, всеми средствами мы способствуем, там, где усташи нам идут навстречу, чтобы помогать им в строительстве опорных пунктов и при этом уже неоднократно проводили операции совместно с усташами.

Таким образом, господа, я подошел к вещам, находящимся на грани нашего боевого применения, которые, однако, насколько я знаю, как раз вы обсуждали с особым интересом. Для меня, как для солдата, является самой насущной задачей показать казака как борца и солдата в бою таким, каков он есть. Я с моими казаками в течение нескольких лет побывал уже на различных театрах военных действий и могу рассказать о храбрости этих людей, проявленной ими на Кубани, на южном участке Восточного фронта, а теперь и в Крыму.

Повсюду там, где раньше появлялись на фронтах опасные точки, внезапно они появлялись словно из-под земли и держались до тех пор, пока не получали от немецкого командования другие приказы. И сейчас это повторилось снова. В то время как я успешно применяю казаков для борьбы с партизанами, другие части находятся на Атлантическом валу в ожидании общего врага. Готовность к бою и желание сражаться у моих казаков в этом районе доказывает тот факт, что повсюду там, куда приходят казачьи части, за короткое время обширные области освобождаются от врага, и жизнь населения возвращается в нормальное русло. Так, как раз несколько дней назад в ходе операции, продолжавшейся 24 часа, целая бригада бандитов была уничтожена одним моим полком. При этом со стороны бандитов мы насчитали 263 убитых и 203 пленных, а также большое количество всякого рода трофеев. В других операциях в течение последних трех месяцев на наших полях боев было насчитано 2437 убитых партизан и захвачен 661 пленный.

Дивизия прошла тысячекилометровый путь с востока на запад Хорватии и при этом очистила обширные пространства от банд. Повсюду обеспечивалась охрана железных дорог и шоссе, захватывались налетчики, нападавшие на железные дороги, и гарантировалась нормальная жизнь. Господа, убедитесь в этом сами. Там, где стоят мои казаки, акты саботажа и подрывы сводятся к минимуму.

В нашем нынешнем операционном районе находится 361 километр железных дорог и сотни километров важнейших путей сообщения, охрану которых мы обеспечиваем. В этом районе снова можно передвигаться, особо не опасаясь нападений врага.

Несмотря на ненависть партизан, руководство которых постоянно утверждает, что казаки будут убивать каждого перебежчика, 174 партизана пришли в казачьи части, и с ними обходились точно так же, как и в других частях. Я это особо подчеркиваю, что я неоднократно уже слышал от серьезных людей, что даже лояльное население распространяет эти слухи партизан.

Именно здесь, уважаемые господа, я снова возвращаюсь к насущной опасности создания слухов о казачьей дивизии. Я уверен, что число перебежчиков из банд увеличится в несколько раз, если лояльные граждане этого государства не будут безответственным образом распространять эти сказки, так, что их опять услышат партизаны.

Точно также обстоит дело с клеветой на солдатскую честь моих казаков. Снова и снова, в том числе в руководящих хорватских инстанциях, говорится
об усилении партизанских отрядов благодаря казакам-перебежчикам. Я могу вас заверить, господа, что число перебежчиков со стороны казаков настолько ничтожно, что партизаны не смогут из них сформировать даже мелкого подразделения. Из других сообщений мы узнали, что казаки используют любую возможность, чтобы вернуться назад. Теперь в бандах перешли к тому, чтобы разделить казаков по разным частям и к каждому приставляют особого партизанского шпиона, точно так же, как к ненадежным хорватам.

Я могу вам по секрету сообщить, что уже несколько казаков, перебежавших к партизанам по нашему заданию, вернулись через две недели с важными документами и в одном случае прихватили с собой в качестве пленных двух подрывников. Если агитация из этой истории делает «крупные части для усиления партизан», то я с сознанием полного права могу встать здесь и быть судьей тех, кто безответственным образом распространяет подобные позорящие моих казаков вымыслы и пытается запятнать ценность и заслуги этих храбрых людей. Когда дивизия пришла в этот район, из Сисака (Немецкое название Загреба). в Аграм на поезде можно было проехать с большим трудом. Сегодня обеспечена не только безопасность железной дороги, но и шоссе стали теперь снова проезжими. Поездка на машине из Сисака в Аграм сегодня полностью безопасна. Вы только посмотрите на прилегающие к городу районы. Жизнь там снова протекает нормально. Пути железной дороги и шоссе находятся под охраной, сотни километров снова свободны от налетчиков и насильников. Существовавшая для обеспечения столицы страны опасность, таким образом, отведена. Но казаки на этом не останавливаются. Названные цифры уже доказывают, что действия по очистке остальных районов необходимо постоянно проводить там, где они могут привести к уничтожению большевистских банд.

Я склоняюсь перед жертвами, до сих пор принесенными служащими моей дивизии в этой борьбе. 18 офицеров, среди них 6 эскадронных командиров, 41 унтер-офицер и 228 солдат при этом отдали свои жизни. 18 офицеров, 63 унтер-офицера, и 398 солдат за это время были ранены. И все это ради достижения нашей великой цели.

Казаки не спрашивают платы за свои действия. Они знают, что немецкое командование не только их не оставит, но и обеспечит всемерную поддержку. Казаки готовы отдать жизнь за свою цель в этой войне - за уничтожение большевизма и возвращение на родину. Мы уважаем это добровольное служение и протягиваем ему руку. Каждый должен помогать созданию новой Европы. Надежда отдельных элементов, вмешаться невредимыми на последней фазе борьбы не оправдается. Но побеждать мы будем вместе с нашими храбрыми союзниками, так мы уничтожим любого, кто встанет на нашем пути к победе!»

+ + +
23 мая 1944 года оба казачьих полка пошли в наступление из района Петриня.

Только 2-му Сибирскому казачьему полку не удалось достичь спасительной переправы. От него было получено сообщение, что он отходит к маленькой деревушке. Сначала казалось, что это - действительно выход из создавшегося положения. Но потом положение драматически изменилось. Новые части партизан, подходившие со всех сторон, закрыли для полка дальнейший путь к отходу. Когда казаки выяснили, что они почти полностью окружены, то забаррикадировались в местечке Черемница и попытались занять оборону против наседавшего со всех сторон противника.

Надежда, что с наступлением темноты удастся прорваться, не оправдалась из-за бдительности партизан. На следующий день положение еще больше обострилось. В бою эскадронный командир обер-лейтенант фон Браш получил ранение в живот, от которого вскоре умер. Погибло несколько казаков. Потом произошло то, чего во время партизанской войны на югославской земле еще не бывало: появились британские истребители «Лайтнинг», и с бреющего полета начали обстреливать казаков.

Кроме этого, по полку велся постоянный минометный огонь. Партизаны были уверены, что впервые им удастся уничтожить казачий полк. Партизанки появлялись перед позициями отчаянно защищавшихся казаков и бесстыдно демонстрировали им свои нагие тела, предлагая казакам перебегать к ним, где их ожидают радости женской ласки.

У казаков кончилось продовольствие, и боеприпасы тоже подходили к концу. Хотя в полку настроение было подавленное, не было ни одного казака, который бы поддался на посулы противника. Генерал Паннвиц организовал доставку продовольствия и боеприпасов окруженным по воздуху. Однако многое из того, что сбрасывали с самолетов, попадало или в руки противнику или приземлялось где-нибудь на нейтральной полосе. Тем временем в штабе казачьей дивизии лихорадочно разрабатывался план оказания помощи казачьему полку.

Его выполнение было поручено полковнику Константину Вагнеру, который со своими людьми должен был переправиться на северный берег Купы, чтобы оттуда продвинуться дальше на Петриню, где к ним должны были присоединиться 55-й разведывательный дивизион и несколько хорватских подразделений. Вместе они должны были освободить Сибирский полк из его отчаянного положения.

С появлением подкрепления на арене кровопролитного боя партизаны вынуждены были похоронить свою надежду, что им удастся уничтожить Сибирский казачий полк. Они, как это бывало не раз, исчезли в горах, после того, как обстановка повернулась не в их пользу.

2- й Сибирский казачий полк после десятидневных боев, во время которых погибло много казаков и было потеряно много лошадей, отошел в Сунью, где снова был приведен в боевую готовность.

В разведывательном отделе штаба работали не только немецкие офицеры, но и офицеры из числа казаков. Троих из них майор цу Эльц особенно ценил. В обер-лейтенанте Памохове ему нравились сообразительность и спокойствие, с которыми этому человеку удавалось выполнять задания, требовавшие к тому же большой проницательности, чтобы не допустить ложных оценок.

Обер-лейтенант Сирота командовал взводом пропаганды. Он готов был в любой момент убедительно ответить на агитацию партизан, с посредством которой они постоянно пытались разуверить казаков.

Наиболее интересным человеком в разведывательном отделе был обер-лейтенант Гондаренко, служивший офицером для особых поручений. Его биография отражала часть жизни в России, типичной для многих казаков, после окончания Гражданской войны искавших пути к выживанию и при этом разрывавшихся между своим прошлым и навалившимся на них настоящим.

Раньше Гондаренко хотел стать священником Русской православной церкви. Прежде чем его призвали в Красную Армию, ему удалось поступить в духовную семинарию под Москвой. В армии заметили его высокий уровень образования и откомандировали в военное училище. Отказаться выполнить этот приказ - значило поставить под удар не только себя, но и всю свою семью.

По окончании училища его направили в военную академию. Прямо оттуда, когда началась война, он прибыл на фронт, где во время одного из сражений в Южной России он увидел, как низко Сталин ценит жизнь солдата. Во время атаки красные комиссары постоянно бессмысленно гнали своих людей под огонь пулеметов, косивших их целыми рядами. Гондаренко стал ненавидеть тех, кто обращался с его солдатами, как с пушечным мясом. Когда офицер Гондаренко в немецком плену узнал о формировании казачьей дивизии, готовившейся выступить против Сталина, он вспомнил свое казацкое прошлое и кровавые многолетние преследования его близких в донских станицах со стороны коммунистов.

Теперь Гондаренко представилась возможность перейти на ту сторону, о которой ему говорило сердце. И эта сторона была ближе той, на которую толкнула его прежняя жизнь. Каждую свободную минуту этот молодой казачий офицер использовал для своего дальнейшего образования, и всегда говорил о том, что после войны хочет снова учиться на священника. Его высокие понятия о морали, скромность и честность его помыслов, которые он ни от кого не скрывал, делали этого офицера человеком, достойным большого уважения немецкого кадрового состава.

Майор граф цу Эльц сам считал, что никогда не мог бы себе представить встречу с молодым человеком, имеющим такие качества, притом, что он воспитывался в Советском Союзе. Но самым блестящим типом в разведывательном отделе был князь Чегодаев-Татарский, потомок Чингисхана. На всех этих людей майор мог безусловно положиться.

 

Связные ссылки
· Ещё о Белое Дело
· Новости Admin




<< 1 2 3 4 5 6 7 10 >>
На фотозаставке сайта вверху последняя резиденция митрополита Виталия (1910 – 2006) Спасо-Преображенский скит — мужской скит и духовно-административный центр РПЦЗ, расположенный в трёх милях от деревни Мансонвилль, провинция Квебек, Канада, близ границы с США.

Название сайта «Меч и Трость» благословлено последним первоиерархом РПЦЗ митрополитом Виталием>>> см. через эту ссылку.

ПОЧТА РЕДАКЦИИ от июля 2017 года: me4itrost@gmail.com Старые адреса взломаны, не действуют.