МЕЧ и ТРОСТЬ
28 Ноя, 2021 г. - 05:55HOME::REVIEWS::NEWS::LINKS::TOP  

РУБРИКИ
· Богословие
· Современная ИПЦ
· История РПЦЗ
· РПЦЗ(В)
· РосПЦ
· Развал РосПЦ(Д)
· Апостасия
· МП в картинках
· Распад РПЦЗ(МП)
· Развал РПЦЗ(В-В)
· Развал РПЦЗ(В-А)
· Развал РИПЦ
· Развал РПАЦ
· Распад РПЦЗ(А)
· Распад ИПЦ Греции
· Царский путь
· Белое Дело
· Дело о Белом Деле
· Врангелиана
· Казачество
· Дни нашей жизни
· Репрессирование МИТ
· Русская защита
· Литстраница
· МИТ-альбом
· Мемуарное

~Меню~
· Главная страница
· Администратор
· Выход
· Библиотека
· Состав РПЦЗ(В)
· Обзоры
· Новости

МЕЧ и ТРОСТЬ 2002-2005:
· АРХИВ СТАРОГО МИТ 2002-2005 годов
· ГАЛЕРЕЯ
· RSS

~Апологетика~

~Словари~
· ИСТОРИЯ Отечества
· СЛОВАРЬ биографий
· БИБЛЕЙСКИЙ словарь
· РУССКОЕ ЗАРУБЕЖЬЕ

~Библиотечка~
· КЛЮЧЕВСКИЙ: Русская история
· КАРАМЗИН: История Гос. Рос-го
· КОСТОМАРОВ: Св.Владимир - Романовы
· ПЛАТОНОВ: Русская история
· ТАТИЩЕВ: История Российская
· Митр.МАКАРИЙ: История Рус. Церкви
· СОЛОВЬЕВ: История России
· ВЕРНАДСКИЙ: Древняя Русь
· Журнал ДВУГЛАВЫЙ ОРЕЛЪ 1921 год

~Сервисы~
· Поиск по сайту
· Статистика
· Навигация

  
Диакон МП Г.Малков: По святителю Игнатию (Брянчанинову) -- «Живем в ужасное время: в преддвериях развязки всему», -- о гибели России в 1917. А ныне мы накануне ядерного Конца Света
Послано: Admin 25 Янв, 2016 г. - 19:16
Богословие 
Приближение будущей всероссийской (и даже более того — всемирной) революционно-атеистической катастрофы ощущалось Церковью самым живейшим образом уже в 40—60-х годах XIX века.


Но мало кто внимал тогда предупреждениям российских иерархов, и втуне оказались предупреждения этих прозорливцев, безответно вопрошавших Россию — подобно, например, епископу Выборгскому, впоследствии Смоленскому, Иоанну (Соколову), еще в 1866 году задававшему (вероятно, уже и для него риторически звучавший) вопрос: «Не кажется ли вам, не может ли прийти мысль всякому строгому наблюдателю, если посмотреть вокруг себя серьезно, что жизнь наша как будто сдвинулась с вековых религиозных и нравственных оснований и в разладе с народною верою и совестью, с отечественной любовью и правдою, при нашей внутренней несостоятельности идет будто невесть куда без разумных убеждений и сознательно верных стремлений? Но это было бы ужасно. Народ! Помни Бога».

Однако только обличений печального уже тогда духовного состояния России было, конечно же, недостаточно для исправления народной жизни и, в первую очередь, — жизни самой Церкви: нужно было что-то реально (причем — как можно решительней и как можно скорее) делать для этого.

Всё, к сожалению, оставалось без изменений: официальные синодальные структуры, казенная синодская духота — душили любые устремления к пробуждению подлинно христианского церковного делания; государственное законодательство продолжало всячески ограничивать жизненную свободу Церкви.

Вообще «наверху» не было никакого серьезного желания хоть как-то исправить это тягостное положение; не было там также ни серьезных деятелей для этого, ни сколько-нибудь благоприятных общественно-политических условий, которые способствовали бы их трудам на благо Церкви; не было ни ясных идей, ни церковно-государственных программ!

В этом смысле единственным замечательным — действительно программным по существу, подлинно святоотеческим и «святорусским» по всему своему характеру — документом той эпохи, в котором были четко указаны как причины сложившегося положения в церковной жизни России (с весьма жесткой его характеристикой), так и пути его исправления, являются особые «записки» (еще 1862—1866 годов!!!) того же епископа Игнатия «О необходимости Собора по нынешнему состоянию Российской Православной Церкви. Действия, существенно нужные для Российской Церкви».

Основная мысль святителя в его «записках о Соборе» предельно ясна: спасение каждого человека в отдельности и всего общества в целом (в данном случае — Православной России) зависит от состояния их христианского самосознания и внутреннего духовного устроения; положительным же все это может быть только при их соответствии духу евангельского учения, чего, увы, ныне не наблюдается; напротив, налицо — значительный развал жизни и церковной, и общественно-мирской, все усиливающееся и все ускоряющееся удаление от былых идеалов Святой Руси.

Святитель Игнатий называет и причины нестроений в обеих сферах христианского бытия России.

Касаясь первой из них — собственно церковной, он пишет: «Главная причина нестроения Церкви заключается в том, что правила Святых Апостолов, Соборов и Отцов оставлены без внимания, даже забыты, а заменены они выдумками, чуждыми духа Церкви, заимствованными из духа, враждебного Православной Церкви, уничтожающими самый дух Церкви при оставлении одного наружного благоприличия в некоторой степени и форме» (Святитель Игнатий (Брянчанинов). О необходимости Собора по нынешнему состоянию Российской Православной Церкви… Изд-во «Сардоникс», 2003. С. 25).

Все эти противоцерковные выдумки особенно зримо начали разлагать тело Церкви со времени синодальной реформы Петра I (голландско-немецкого типа), и определившей дальнейшее развитие всей церковной жизни в значительной мере по пути прозападного «обновленчества» протестантского толка (продолжая мысль святителя, именно Петра и можно назвать первым церковным «обновленцем» в России). Как пишет Владыка Игнатий: «С последних годов XVII-го столетия “западным ветром” нанесено много грязной пыли в недра Церкви и в недра государства ко вреду для веры, нравственности и народности. Неведение православной веры, взгляды на нее и на Церковь из идей, доставленных развратом, протестантизмом и атеизмом, были причиною, что вкрались и насильно внесены в Православную Церковь посторонние, чуждые и враждебные духу Церкви постановления, противные [то есть противоположные. — д. Г. М.] правилам и учению Православной Церкви» (Там же. С. 12—13); «Россия со времен Петра I часто и много принесла пожертвований в ущерб веры, в ущерб Истины и Духа, для пустых и ложных соображений политических, которыми прикрывало развращенное сердце ненависть и презрение к правилам Церкви и к закону Божию. Все эти соображения, поколебав страшно Православную веру, оказались решительно вредными для государства и администрации» (Там же. С. 16).

Поэтому, по мнению святителя, прежде всего и следует вернуться к Церковному Преданию, отказавшись наконец от разлагающих элементов западноевропейского модернизма, искажающих православную жизнь России, тем более — не идя по этому пути впредь. Как призывал тогда Владыка: «Не будем вводить ничего нового! Последуем с точностью поучению», которое передано нам «Святой Церковью… Святыми Апостолами и Святыми Отцами! Таков возглас, повторенный почти на всех Вселенских и поместных Соборах святыми святителями и святыми Отцами, присутствовавшими на этих Соборах» (Там же. С. 11). И, восстанавливая православный — в действительном смысле — дух Церкви, «с сознанием ошибки, с самоотвержением должно отказаться от всех уклонений человекоугодливых, преступных в отношении к Богу. В противном случае, без этой решимости, лучше не созывать Собора» (Там же. С. 16).

Катастрофическим видит святитель и состояние современного ему общества, все менее становящегося христианским (вспомним, как об этом же скорбел гораздо ранее и святитель Тихон Задонский!), — вот страшные, но правдивые слова Владыки Игнатия (заметим, в еще большей степени соответствующие сегодняшней жизни России): «Христос соделался невидим для иудеев и невидимый ими удалился из среды их, когда они хотели убить Его (см.: Ин 8, 59): христианство соделывается невидимым для нас, удаляется от нас, когда мы покушаемся убить его распутною жизнью, принятием разных лжеучений, когда мы покушаемся смесить христианство со служением миру… Ныне все всею душою устремились к разврату, назвали его “наслаждением жизнью”, — и пребывание в христианстве, возвращение к христианству сделалось невозможным для человечества [пока оно будет оставаться в подобном антихристианском состоянии. — Г. М.]. Для того и другого необходимо всецелое оставление разврата, всецелое подчинение себя строгой христианской нравственности. Она воспрещает не только блуд, но и все, что приводит к блуду, чем внедряется в душу сладострастие, как то театры, плясания, карты и прочие игры сатанинские, языческую литературу; оно требует полного отречения от ветхого естества (см.: Лк 14, 26)» (Там же. С. 10-11).

В итоге же Владыка заключает: «По настоящему затруднительному положению Всероссийской Церкви созвание Собора сделалось решительной необходимостью» (Там же. С. 11-12) — причем Собор этот должен прежде всего послужить делу «значительного возвращения от уклонений, возвращения, необходимого для восстановления во Всероссийской Церкви духа Церкви Вселенской, от которого она уклонилась преимущественно в своем Синоде, тщетно именуемом Святейшим, и в своих духовных училищах, производящих почти наиболее протестантов и атеистов (Православное белое и черное духовенство в России. Лейпциг, 1866 г. — Книга, приписываемая экс-профессору Санкт-Петербургской Духовной академии Рославлеву (Примеч. святителя Игнатия).» (Там же. С. 13). Возвращение к Православию тем более назрело, что обвинения в уклонении от него Российской Церкви слышатся уже «и из уст первых святителей православного Востока» (Там же); также и «между чадами Православной Российской Церкви, знакомыми с учением и преданием Православия, слышится ропот, выражается неудовольствие на настоящее положение Церкви, недоверенность к нему» (Там же).

Владыка Игнатий отнюдь не был наивным религиозным романтиком и отличался порой даже, быть может, слишком трагически-ясным видением окружавшей его церковной действительности. И потому все написанное им было не кабинетной фантазией аскета-мистика, далекого от реальной жизни весьма уже подгнившего тогда российского общества, а лишь выражением его до конца принципиальной позиции православного архиерея: каким бы ни предстоял перед ним искреннее считавший себя христианским мир — он считал своим долгом высказать ему всю правду о подлинном благом устроении православного бытия и, в первую очередь, самóй Церкви! Предлагал он и пути к достижению такого устроения; прислушаются же к его советам или нет — было делом совести уже других…

Появление этих записок говорит о необычайной духовной высоте, на которой находился святитель Игнатий, — равно как и о глубочайшей его общественной интуиции, аналитической трезвости и вдумчиво-сознательной любви к Церкви Христовой. Показательно притом, что документ этот (из-за содержащейся в нем нелицеприятной критики состояния российской церковной жизни и самогó — фактически государством же и духовно униженного — положения Церкви в России) был запрещен к публикации синодальной цензурой и впервые увидел свет лишь в 1915 году. Таким образом, он оказался напечатан уже почти накануне непосредственной гибели России как Православного Государства — в адском пламени революции.

А ведь 1917 год и стал результатом той самой религиозно-общественной катастрофы, о неизбежности которой — в случае дальнейшего бездействия и светских, и церковных властей — более чем еще за полвека до того предупреждал святитель Игнатий. Однако в течение и последующих десятилетий, до самого конца Империи, всё оставалось по-старому, и даже Поместный Собор, за который так ратовал Владыка, состоялся только через два года после публикации его записок — хотя в них говорилось о неотложнейшей необходимости Собора; впрочем и тогда его проведение оказалось спровоцировано лишь уже грянувшей в стране революцией — хотя именно ее он (если бы его провели гораздо ранее) в известной мере и должен был, и, вероятно, в какой-то степени помог бы предотвратить!

В нужный же момент — для предотвращения утраты христианских заветов русским обществом и падения страны в безбожную революционную бездну — в России ни государством, ни Церковью, по сути, так и не было сделано НИЧЕГО. И потому трагически прав оказался святитель Игнатий, пророчески утверждавший в одном из своих писем: «Живем в ужасное время: в преддвериях развязки всему» (Епископ Игнатий (Брянчанинов). Письма о подвижнической жизни).

https://www.facebook.com/georg.malkov/posts/985002444918402

 

Связные ссылки
· Ещё о Богословие
· Новости Admin




На фотозаставке сайта вверху последняя резиденция митрополита Виталия (1910 – 2006) Спасо-Преображенский скит — мужской скит и духовно-административный центр РПЦЗ, расположенный в трёх милях от деревни Мансонвилль, провинция Квебек, Канада, близ границы с США.

Название сайта «Меч и Трость» благословлено последним первоиерархом РПЦЗ митрополитом Виталием>>> см. через эту ссылку.

ПОЧТА РЕДАКЦИИ от июля 2017 года: me4itrost@gmail.com Старые адреса взломаны, не действуют.