МЕЧ и ТРОСТЬ
23 Сен, 2017 г. - 09:51HOME::REVIEWS::NEWS::LINKS::TOP  

РУБРИКИ
· Богословие
· Современная ИПЦ
· История РПЦЗ
· РПЦЗ(В)
· РосПЦ
· Развал РосПЦ(Д)
· Апостасия
· МП в картинках
· Распад РПЦЗ(МП)
· Развал РПЦЗ(В-В)
· Развал РПЦЗ(В-А)
· Развал РИПЦ
· Развал РПАЦ
· Распад РПЦЗ(А)
· Распад ИПЦ Греции
· Царский путь
· Белое Дело
· Дело о Белом Деле
· Врангелиана
· Казачество
· Дни нашей жизни
· Репрессирование МИТ
· Русская защита
· Литстраница
· МИТ-альбом
· Мемуарное

~Меню~
· Главная страница
· Администратор
· Выход
· Библиотека
· Состав РПЦЗ(В)
· Обзоры
· Новости

МЕЧ и ТРОСТЬ 2002-2005:
· АРХИВ СТАРОГО МИТ 2002-2005 годов
· ГАЛЕРЕЯ
· RSS

~Апологетика~

~Словари~
· ИСТОРИЯ Отечества
· СЛОВАРЬ биографий
· БИБЛЕЙСКИЙ словарь
· РУССКОЕ ЗАРУБЕЖЬЕ

~Библиотечка~
· КЛЮЧЕВСКИЙ: Русская история
· КАРАМЗИН: История Гос. Рос-го
· КОСТОМАРОВ: Св.Владимир - Романовы
· ПЛАТОНОВ: Русская история
· ТАТИЩЕВ: История Российская
· Митр.МАКАРИЙ: История Рус. Церкви
· СОЛОВЬЕВ: История России
· ВЕРНАДСКИЙ: Древняя Русь
· Журнал ДВУГЛАВЫЙ ОРЕЛЪ 1921 год

~Сервисы~
· Поиск по сайту
· Статистика
· Навигация

  
В.Черкасов-Георгиевский «Как меня крестили»
Послано: Admin 20 Янв, 2016 г. - 23:56
Мемуарное  
Крестил меня в храме мой дедушка по материнской линии Семен Киреевич (ФОТО ниже) из смоленской деревни Азарово. Он был большой специалист детишек крестить. Моя мама была средней его дочкой из троих девочек, еще брат Федор, он потом в войну танкистом в бою в танке сгорел. Мама родилась в апреле 1925 под Благовещенье, на него собралась у деда родня. Когда выпили крепко, Семен Киреевич говорит:

-- Такой нынче праздник! Надо немедленно дочку-младенчика крестить, давайте в церковь.

Бабы взялись выпивших отговаривать, однако все знали, что Киреевичу как лермонтовскому Кирибеевичу бесполезно перечить. Он был беспощадным хозяином, хотя хромал от раны с Великой войны. До революции управлялся со своим небольшим заводиком по переработке льна, а потом, чтобы с колхозом не связываться, завел пасеку. Так наживать умел, что всем дочкам в приданое дал золотые монеты-пятирублевики с чеканкой профиля Государя Николая Второго. Последнюю из них перед смертью несколько лет назад передала мне мамина младшая сестра тетя Шура, а я своему младшему сыну отдал ее на дальнейшую родовую память в его свадьбу. Сберегла тетя Шура последнюю монету из отцова приданого, хотя ее семья жила скромно, а-то и бедствовала.

Никак против воли моего деда нельзя было идти даже первейшему охотнику в округе дяде Васе Ярпылю, который за тем столом пил белокуро-мутную самогонку большими гранеными стаканами. А дядя Вася мог на любого лесного зверя идти с одним ножиком в руке. Слово дедово было столь веско, что он ни жинку, ни девок своих никогда не учил вожжами, как было принято. В гневе он им приказывал:

-- Грызите пол!

И моя мама, рассказывавшая мне это и на пенсии, директор школы, отработавшая в ней всю жизнь, нрава тоже крутого, чуть ли не со слезой восклицала:

-- И грызли!

Семену Киреевичу попробовали возразить, что церковь–то за рекой Начей, а на ней весеннее половодье и мосток снесло… Но заядлый рыболов дед рявкнул:

-- На лодке переберемся.

Плотной компанией с веселыми криками мужики взяли кулек с девочкой и набились в лодку. Когда вышли на середину реки, так толкались, крутили неловко веслами, что сверток с младенцем у деда из рук выскользнул. Упал за борт и поплыл по быстрому течению! Стали ловить, спасать.

Покрестили девочку в церкви с батюшкой уж промокшую от первого речного классического крещения. Как много в жизни знаков: мама крестилась на Благовещенье, а померла аккурат под Успение Богородицы.

Когда я родился в декабре 1946-го, Семен Киреевич приехал в Москву за покупками. Поглядел, рассмотрел меня. Дома никого не было, кроме моей бабушки по Черкасовым Полины Герасимовны, с которой жила наша семья. Спросил ее, богомольную:

-- Окрестили?
-- Нет, -- горестно закачала головой бабушка. – Обстановка-то…

Обстановка была такая, что эмпешные попы сдавали органистам «координаты» тех, кто крестил у них в храмах своих детей. А мой отец уж отсидел дважды до войны, отвоевал, но теперь к нему приставили персонального стукача, по доносам которого батю и упекут снова через три года. Мама же была на видном советском месте – учительница в школе. Моей бабушке в церковь идти, где ее знали? По ней вычислят нашу семью, коли понадобится… А вот деду в валенках, явно проезжему, не поймешь откуда-куда, в самый раз.

Киреевич покрутил носом. Наверное, призадумался, что хромому с ребенком на руках в незнакомой Москве по декабрьскому морозу, гололеду будет непросто. Однако сказал невозмутимо:

-- Герасимовна, собери мальца на улицу, пойду с ним для свежести воздуха на лавочке посижу.

Бабушка поняла, за какой свежестью внуку да свату надо. Но лишнего слова вслух в коммуналке с десятком соседей не скажешь. Закутала меня потеплее, перекрестила нас вслед в широкую спину похромавшего деда.

Семен Киреевич окрестил меня тогда в храме имени преподобного Пимена Великого (Троицы Живоначальной) около станции метро «Новослободская». Он действует поныне, это всего в одной троллейбусной остановке от Бутырской тюрьмы.

В 1970-х годах я окормлялся в храме Троицы Живоначальной на Ленинских (теперь снова Воробьевых) горах у смотровой площадки, где вторым священником служил мой сосед по дому на Озерной улице в Очаково отец Сергий. В 1980-е я переехал на Бауманскую улицу и ходил в Богоявленский Елоховский собор рядом.

Тогда передо мной была успешная карьера в недрах МП. Мой знакомец о.Сергий стал настоятелем Патриаршего подворья, что на Черниговском переулке в Замоскворечье. Его два храма (храм святых мучеников Михаила и Федора Черниговских и храм Усекновения главы Иоанна Предтечи под Бором) и колокольня стоят рядом с музеем певца И.Талькова, с особняком Ржевских, где собиралась национально-патриотическая публика, потом была лавка, торговавшая антиправительственными изданиями. Он предлагал мне читать лекции по литературному делу на базе воскресной школы подворья, где разворачивал общественную деятельность.

В 1992 году у меня вышла книжка «Москва: религиозные центры и общины». В ней я описал историю, исповедание, церковную, общинную структуру православных, старообрядцев, католиков, протестантов, баптистов, адвентистов, армян-монофизитов, мусульман, кришнаитов. Там цветные фото храмов, и важно – адреса, номера телефонов их приходов, общин, храмов. Это был настольный справочник для многих верующих, как я узнал спустя годы после его издания. В издательстве хотели перевести книгу на немецкий язык, но я заспорил из-за гонорара и дело не вышло. С тех пор, кстати, я об оплате моих книг с издателями не торговался. Тому научил меня и мой отчим, великолепный плотник, сметавший по шабашкам с сотню дач в Подмосковье:

-- Никогда я не торговался. Зато всегда был с работой!

При таких связях, некоторой уже моей известности в тех кругах ножом в топленое масло эх, как можно было резко воткнуться в эмпешные писарчуки, журналисты! Но остановил меня с того света Царь-Мученик. В те времена обнаружили останки Царственных Мучеников, стали расследовать, спорить об их подлинности, хоронить.

С тех самых пор я твердо ЗНАЮ, что сии останки подлинные. Знаю сердцем, несокрушимой уверенностью, какая меня и привела по ним в Зарубежную Церковь. Тогда не признавали подлинность останков в МП, не признавали и в Зарубежье, и потом мне даже звонил домой из США такой знаменитый деятель и по этому вопросу, как Колтыпин-Валловский. Я перечитал, изучил гору материалов, но никогда не покинула меня вера как знание, что останки подлинны, что они – мощи Царя, Царицы, Царевен! Вера не нуждается в доказательствах. На волнах святого, светлейшего монархизма от мощевого присутствия наяву Царственных Мучеников я и начал разыскивать РПЦЗ в Москве…

Не люблю РПАЦ, но именно через нее я обрел РПЦЗ. Случайно узнал о некоем храме на Головинском кладбище вроде бы РПЦЗ, но то оказался приход протоиерея РПАЦ М.Ардова. Приехал к его закрытой двери, списал с объявления на ней номер телефона старосты, по фамилии, кажется, Суворов. Позвонил ему:

-- Вы РПЦЗ?
-- Мы были в РПЦЗ, но нас оттуда выгнали.

Стал он объяснять, растолковывать их историю. Я подумал: раз вас из РПЦЗ выгнали, то мне к вам зачем? Но главное, он адрес храма РПЦЗ в Новогирееве дал.

С тех пор я окормляюсь в РПЦЗ, считаю, что -- в Ней, хотя части этой Церкви и меняли названия. Но меняли их епископы, а не мы – исповедники-прихожане, ИПХ -- истинно-православные христиане, несгибаемые части Малого Стада Христа. Я "виталибанов" из него еще называю -- наш Последний Лейб-Гвардии Господний Полк. Горе, что израненные остатки его нынче стоят в последнем белом боевом каре.


 

Связные ссылки
· Ещё о Мемуарное
· Новости Admin




На фотозаставке сайта вверху последняя резиденция митрополита Виталия (1910 – 2006) Спасо-Преображенский скит — мужской скит и духовно-административный центр РПЦЗ, расположенный в трёх милях от деревни Мансонвилль, провинция Квебек, Канада, близ границы с США.

Название сайта «Меч и Трость» благословлено последним первоиерархом РПЦЗ митрополитом Виталием>>> см. через эту ссылку.

ПОЧТА РЕДАКЦИИ от июля 2017 года: me4itrost@gmail.com Старые адреса взломаны, не действуют.