МЕЧ и ТРОСТЬ
22 Сен, 2017 г. - 12:04HOME::REVIEWS::NEWS::LINKS::TOP  

РУБРИКИ
· Богословие
· Современная ИПЦ
· История РПЦЗ
· РПЦЗ(В)
· РосПЦ
· Развал РосПЦ(Д)
· Апостасия
· МП в картинках
· Распад РПЦЗ(МП)
· Развал РПЦЗ(В-В)
· Развал РПЦЗ(В-А)
· Развал РИПЦ
· Развал РПАЦ
· Распад РПЦЗ(А)
· Распад ИПЦ Греции
· Царский путь
· Белое Дело
· Дело о Белом Деле
· Врангелиана
· Казачество
· Дни нашей жизни
· Репрессирование МИТ
· Русская защита
· Литстраница
· МИТ-альбом
· Мемуарное

~Меню~
· Главная страница
· Администратор
· Выход
· Библиотека
· Состав РПЦЗ(В)
· Обзоры
· Новости

МЕЧ и ТРОСТЬ 2002-2005:
· АРХИВ СТАРОГО МИТ 2002-2005 годов
· ГАЛЕРЕЯ
· RSS

~Апологетика~

~Словари~
· ИСТОРИЯ Отечества
· СЛОВАРЬ биографий
· БИБЛЕЙСКИЙ словарь
· РУССКОЕ ЗАРУБЕЖЬЕ

~Библиотечка~
· КЛЮЧЕВСКИЙ: Русская история
· КАРАМЗИН: История Гос. Рос-го
· КОСТОМАРОВ: Св.Владимир - Романовы
· ПЛАТОНОВ: Русская история
· ТАТИЩЕВ: История Российская
· Митр.МАКАРИЙ: История Рус. Церкви
· СОЛОВЬЕВ: История России
· ВЕРНАДСКИЙ: Древняя Русь
· Журнал ДВУГЛАВЫЙ ОРЕЛЪ 1921 год

~Сервисы~
· Поиск по сайту
· Статистика
· Навигация

  
Добитый колхозниками дед В.Мелихова сжег свой курень, чтобы ничего не соединяло с красными выродками. На то же они вынуждают внука с его современной усадьбой
Послано: Admin 01 Сен, 2015 г. - 07:54
Казачество  
В.МЕЛИХОВ: Мои намечавшиеся планы по поездке к родным, разбросанным по всей Ростовской области и округе, были нарушены в тот самый день, когда, выехав с Подольска, я приехал в Еланскую. Ещё по дороге на Дон мне позвонили с Департамента лесного хозяйства и сказали, что пришло очередное письмо от Главы Шолоховского района с требованиями возобновить административные дела относительно моей усадьбы в Еланской.

Вкратце прослушав абсолютно нелепые основания, на которые ссылается Глава района (о них я скажу чуть позже), я невольно вспомнил рассказ деда и бабушки о том, как их, в конце 20-х – начале 30-х, выдавливали с хуторов, где они жили, делая их жизнь там просто нестерпимой.

Дед ни дня не работал в колхозе. Оставшись сиротой после гражданской войны, он и его сестры вели «индивидуальную» деятельность на земле (родился он в 1905 году). Но совдеповские активисты, заполонившие хутор, однажды ночью перебили быкам, стоявшим у деда на базу, ноги. Тогда дед, ещё совсем мальчишка, стал пахать, таща плуг на себе, иногда запрягая и одну из двух оставшихся коров. Чтобы «активисты» не погубили и коров, их на ночь загоняли в курень, где жили сами.

Но где-то через год мерзавцы умудрились отравить и корову. Затем забрали землю, т.к. колхозные активисты написали жалобу в соответствующие органы, что земля якобы плохо обрабатывается. Чтобы как-то выжить, дед стал шить из брезента черевики (наподобие тапочек) и обменивать их: у кого - на зерно, у кого – на ткань и т.п. А сёстры занимались огородом, овцами да домашней птицей.

Затем запретили выгонять на выпас овец и урезали площадь огородов. Начали голодать. А когда у деда отобрали все нашитые им черевики и запретили в дальнейшем их шить, стало уж совсем невмоготу.

К этому времени мою бабушку и всех, кто остался в живых после гражданской войны из её семьи, забрали местные чекисты, т.к. семья была офицерская. Вместе с другими их поместили в амбар, чтобы через день-два отправить на ж/д станцию Филоново, а там – уже на выселки в Сибирь. Ночью дед разобрал крышу амбара, вытащил из него мою бабулю и, переправившись через Дон, пришел в свой курень на хут. Варваринский. Собрали нехитрые пожитки в два узла, и, уже уходили с хутора, когда дед, сказав бабуле подождать в небольшом яру, вернулся обратно и поджёг свой курень.

Три месяца блуждали они по безлюдным местам и наконец пришли в Шахты, куда ещё ранее дед отправил своих сестер. Там все и остались. Дед стал шахтером, как впоследствии шахтерами стали и все его дети, в том числе и мой отец. Первый раз он вернулся в свой хутор повидаться с оставшимися близкими и родными только в 60-х годах, когда мне было 6 лет и в свою поездку он взял меня с собой. А бабушка так ни разу с Шахт на Верхний Дон и не выезжала.

Я много раз писал о судьбе своих родных, деда и бабули, но сейчас вспомнил об этом совсем в другой связи…

До настоящего времени я никогда особо не задумывался над тем, зачем дед сжёг свой курень на хуторе, давая этому раньше простое объяснение: что был зол на местных советских активистов, не хотел, чтобы его добро, нажитое потом и кровью, досталось этим негодяям и т.д.

Но в этот раз я совсем иначе взглянул на данный поступок деда, т.к. что-то похожее (после того, как мне сообщили о новой кляузе главы района), в стремлении самому поджечь всё, созданное мной в Еланской, у меня промелькнуло в моём собственном сознании. И эта мысль не исходила из злобы или отчаяния. Она имела куда более глубинную суть.

И ТЕПЕРЬ Я ПОНЯЛ, почему дед сжёг свой дом. Этим поступком он навсегда отрезал от себя мысль возвратиться назад, т.к. понимал, что никакой жизни здесь для него уже не будет. Он сжигал в себе будущую тоску по дому, которая могла возникнуть в нем и понудить его вернуться. Но, вернувшись, он не смог бы жить в той среде, которая создавалась взамен той, в которой он вырос.

Он разрушил за собой мост, по которому мог вернуться и погибнуть. Он не оставил себе никакой надежды, потому что осознал, что надеяться уже не на что. И это абсолютно точно исходит и из тех рассказов, которые в детстве мне говорила бабушка – что после ухода из хутора дед стал абсолютно другим человеком.

Как мне рассказывала бабуля, несмотря на трудности и постоянные притеснения, невзгоды и голод, дед был очень общителен и остроумен. Его шутки, хоть и добрые, но острые, приклеивались так крепко к людям, что многие остерегались подтрунивать над дедом, зная, что он в долгу не останется.

После исхода с хутора, он изменился до неузнаваемости: стал молчалив, никогда уже не шутил, а если и говорил, то исключительно по существу и немногословно. Таким я его и помню – немногословного, говорящего кратко, но понятно и убедительно. И только в глазах его я видел улыбку и какую-то душевную теплоту, которая всегда меня влекла к нему. Вот так, чуть меньше ста лет назад, всех моих предков постепенно, но методически, нагло и жестоко выдавливали с хуторов и станиц, превращая их земли в мерзость запустения.

Именно такой же, абсолютно такой же, метод избран и сегодня – относительно тех казаков, которые, решив вернуться на свои земли и восстановить благополучие своего Края, подвергаются подобному издевательству и очередному выдавливанию.

8 (восемь!) лет они, не останавливаясь ни на день, целенаправленно создавали невыносимые условия нахождения меня на земле своих предков : судебные и административные преследования, бесконечные надуманные иски и предписания, недопущение и прекращение любой деятельности в районе и области. Были испробованы все методы и способы воздействия.

Однако все они закончились впустую – абсолютно абсурдные обвинения, хоть и с трудом, но всё-таки судами были отклонены, настолько они были неосновательны.

Казалось бы - всё, все варианты исчерпаны, более придраться и в чём-то меня обвинить уже нет никаких оснований! Но нынешний Глава Шолоховского района их нашёл.

На имя Министра природных ресурсов и экологии Ростовской области г-на Урбана, он пишет письмо, где дословно написано следующее:

«… решением Первомайского народного суда (дело № 12-6/14 от 15.01.2014 г.) подтвержден факт самовольного использования Мелиховым В.П. лесного участка, выразившегося в размещении построек – конюшня, ступеньки, клумбы, площадки и дорожки…
… Таким образом, нарушение, правомерно выявленное ещё в 2013 году (что подтверждено судом), до настоящего времени не устранено. В этой связи представляется целесообразным:
1. Довести вопрос по выявленному нарушению до логического завершения».

То есть – сломать конюшню, якобы вылезшую своим углом за пределы моего землеотвода и сломать все клумбы, дорожки и всё благоустройство около усадьбы, признав их капитальными строениями. Министр, не долго думая, на основе письма Главы района, отправляет указание Вешенскому лесхозу приступить вновь к административному делопроизводству по нашему земельному участку и понудить сломать конюшню и разобрать благоустроенную площадку около самой усадьбы.

И всё бы ничего (я к этому дебилизму уже привык за 8 лет), если бы не ЯВНАЯ ложь в этом письме Главы.

Дело в том, что Решение Первомайского народного суда, который действительно (явно по звонку) вынес такой вердикт, впоследствии БЫЛО ОТМЕНЕНО Областным судом.

И, более того, повторное рассмотрение данного дела в суде, уже в Подольском (по месту моего жительства), было В НАШУ ПОЛЬЗУ: что претензии лесхоза – не обоснованы и незаконны, и вследствие того, что мы суд выиграли, лесхоз нам ещё и заплатил 11,5 тыс. рублей.

Это было в прошлом году. Но разве это аргумент для тех, кто ставит задачу измотать и выдавить тебя из станицы любыми способами? – Конечно же нет, и колесо вновь закрутилось.

Акты, проверки, обмеры, вызовы и т.п. – в ТРЕТИЙ РАЗ ! ПО ОДНОМУ И ТОМУ ЖЕ ДЕЛУ! По которому УЖЕ ЕСТЬ РЕШЕНИЕ СУДА в нашу пользу.

Многие скажут, что это – абсурд. Да, я соглашусь, что это абсурд. Но абсурд – РУКОТВОРНЫЙ, СПЕЦИАЛЬНО СОЗДАННЫЙ главой Вешенского района ДЕЛЬНОВЫМ О.Н. и руководством области, для того, чтобы выдавить с области всех тех, кто против творимого ими беспредела.

История 100 летней давности вновь повторяется.

Мой дед, сжигая свой курень, навсегда уходил со своего хутора, чтобы не вернуться в него уже никогда. К тому же подталкивают сегодня и меня: довести до такого состояния, когда уже не хватит ни сил, ни нервов, и, взяв факел, я тоже должен буду всё построенное и обустроенное на своей земле уничтожить, чтобы уже никогда не вернуться.

Ведь ИМ АБСОЛЮТНО НАПЛЕВАТЬ НА ЭТУ ЗЕМЛЮ, наплевать им и на тех, кто на ней живет!


Вот что из себя представляет сегодня станица. Это первые 16 фотографий (здесь ФОТО вверху).

Ранее в ней проживало около 9 000 человек. Сейчас – около 40 (сорока!) Внутри станицы абсолютно пустые прогалы, где когда-то стояли дома, а сейчас – песок да выжженная полынь. Каждая улица завалена кучами мусора, как завалена мусором и вся округа возле неё. И Министра природных ресурсов и экологии Ростовской области г-на Урбана это совсем не заботит. Не заботит его и то, что через эти свалки, через песок, на котором они находятся, талая и дождевая вода попадает в колодцы, отравляя воду этими нечистотами.


А тревожит его совсем иное – благоустроенная часть станицы, где на месте такой же свалки были разбиты клумбы, обустроенные дорожки и площадки, куда завезли землю и высадили цветы, можжевельник и деревья, превратив хотя бы небольшой участок песчаной, выжженной и БЕСХОЗНОЙ земли в уютный уголок! (последующие 11 фотографий) (Здесь ФОТО вверху).

Такой образец благоустройства придомовой территории – куда опасней для нынешней Вешенской и Ростовской власти – потому что он пробуждает в человеке чувство собственного достоинства и ответственности за свою землю.

Им нужна помоечная свалка – гнилая и захламленная, потому что на помойке никогда не сможет зародиться то, что человека делает гражданином, ответственным за состояние своей земли.

P.s. ДЕЛЬНОВ О.Н. - в советское время сотрудник областного Управления КГБ СССР по Ростовской области. В 1993 г. - начальник отделения ФСБ по восьми Верхнедонским районам Ростовской области. С 2010 г. и по сегодняшнее время - глава Шолоховского района Ростовской области.

Этот текст и 29 фотоиллюстраций: https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=10204700881074123&id=1599267404&pnref=story


 

Связные ссылки
· Ещё о Казачество
· Новости Admin




На фотозаставке сайта вверху последняя резиденция митрополита Виталия (1910 – 2006) Спасо-Преображенский скит — мужской скит и духовно-административный центр РПЦЗ, расположенный в трёх милях от деревни Мансонвилль, провинция Квебек, Канада, близ границы с США.

Название сайта «Меч и Трость» благословлено последним первоиерархом РПЦЗ митрополитом Виталием>>> см. через эту ссылку.

ПОЧТА РЕДАКЦИИ от июля 2017 года: me4itrost@gmail.com Старые адреса взломаны, не действуют.