МЕЧ и ТРОСТЬ
20 Окт, 2018 г. - 08:30HOME::REVIEWS::NEWS::LINKS::TOP  

РУБРИКИ
· Богословие
· Современная ИПЦ
· История РПЦЗ
· РПЦЗ(В)
· РосПЦ
· Развал РосПЦ(Д)
· Апостасия
· МП в картинках
· Распад РПЦЗ(МП)
· Развал РПЦЗ(В-В)
· Развал РПЦЗ(В-А)
· Развал РИПЦ
· Развал РПАЦ
· Распад РПЦЗ(А)
· Распад ИПЦ Греции
· Царский путь
· Белое Дело
· Дело о Белом Деле
· Врангелиана
· Казачество
· Дни нашей жизни
· Репрессирование МИТ
· Русская защита
· Литстраница
· МИТ-альбом
· Мемуарное

~Меню~
· Главная страница
· Администратор
· Выход
· Библиотека
· Состав РПЦЗ(В)
· Обзоры
· Новости

МЕЧ и ТРОСТЬ 2002-2005:
· АРХИВ СТАРОГО МИТ 2002-2005 годов
· ГАЛЕРЕЯ
· RSS

~Апологетика~

~Словари~
· ИСТОРИЯ Отечества
· СЛОВАРЬ биографий
· БИБЛЕЙСКИЙ словарь
· РУССКОЕ ЗАРУБЕЖЬЕ

~Библиотечка~
· КЛЮЧЕВСКИЙ: Русская история
· КАРАМЗИН: История Гос. Рос-го
· КОСТОМАРОВ: Св.Владимир - Романовы
· ПЛАТОНОВ: Русская история
· ТАТИЩЕВ: История Российская
· Митр.МАКАРИЙ: История Рус. Церкви
· СОЛОВЬЕВ: История России
· ВЕРНАДСКИЙ: Древняя Русь
· Журнал ДВУГЛАВЫЙ ОРЕЛЪ 1921 год

~Сервисы~
· Поиск по сайту
· Статистика
· Навигация

  
В.Черкасов-Георгиевский «Нынешнее отдохновение московской Немецкой слободы, где я живу 30 лет»
Послано: Admin 13 Мар, 2015 г. - 09:57
Мемуарное  
Роскошную статью-исследование написал мой земляк-социолог по Немецкой слободе Г.Слугин «Москва изнутри. Дорогая, я уменьшил Москву: как закрытое метро превратило Разгуляй в район мечты. В феврале 2015 метро «Бауманская» закрыли почти на год»>>>


В статье Слугин дал эту обзорную фотографию с Ладожской улицы, с точки, где был Немецкий рынок. В конце ее панорамы белая 12-этажная башня, внизу которой синий околыш почтового отделения – это мой дом! Как каждое местечко наших пенатов, и это напоено московской древностью. Справа изузоренное красно-белым здание с арочными окнами, помнящее Петра Великого. Царь в молодости проводил время напролет в Немецкой слободе – за спиной фотографа дворец Франца Лефорта, неподалеку дом Анны Монс. За этими пряничными палатами, где теперь «Макдоналдс», справа видна светлая стена старинных домов – они впитали воздух эпохи Государя Николая Второго.

Моему дому всего полвека, но и его двор известен усадьбой Карабановых середины XVIII, памятником юному Пушкину и мемориальной доской, что здесь во флигеле майора Скворцова родился поэт №1 России. С доской погорячились, недавно все-таки выяснили, что Пушкин родился в своей семье не там, а тоже за спиной снимавшего эту панораму фотографа, совсем рядом, не доходя до Лефортовского дворца, в доме того же Скворцова, но на набережной Яузы.

Поистине отдохновением стало для нас закрытие на ремонт станции метро «Бауманская», которая на фото в ста метрах направо за домами от нашего последнего Царя. Я почувствовал себя почти как в детстве, когда жил между стадионом «Динамо» и Савеловским вокзалом. Опустилась как бы та послевоенная, «сталинская» малолюдность, по улицам просторно вышагивают лишь местные да мелькает студенчество МВТУ -- Бауманки, начатой в 1826 году вдовствующей Императрицей Марией Федоровной «большими мастерскими для разных ремесел, со спальнями, со столовою и прочими потребностями»; Император Николай I передал заведению свой собственный Слободской дворец, построенный в XVIII веке.

Немецкая слобода как Немецкая и поэтическая будет процветать. На пустыре Бауманской улицы от обрушившегося здесь Басманного рынка, где пока разворачиваются автобусы, построят комплекс зданий для немецкого Культурного центра имени великого немецкого поэта И.Гете. Договор об аренде этой земли уже заключили власти Москвы и представители германской стороны.

Я не мог и мечтать, что буду доживать в Пушкинском уголке недалеко от площади Разгуляй, где в собственном доме, взятом в приданое за супругой, в начале ХХ века жил мой дед Иоаким Черкасов, он, помимо изобретательства, сотрудничал в журнале "Будильник". А поближе к моему дому – перед Елоховским собором стоят великолепные особняки фабрикантов Мухиных, на одной из барышень которых женился Машков, свояк моего дяди, Императорского и Белого офицера. В сохранившемся рядом с Елоховским Богоявленским храмом доме вырос знаменитый московский церковный звонарь В.И.Машков, знакомым с которым я был, ныне покойный, – черкасовская родня.

Один выдающийся писатель-«деревенщик» родом из Сибири как-то попрекнул москвичей-литераторов, что не описывают свой город. Повосклицал:

– А вы опишите как мы – свои деревни! И душу свою отдайте.

Это не ко мне. Стране моего детства недалеко от Бутырской тюрьмы я посвятил «Повесть о сталинском детстве “ЗИМНИЕ РАМЫ”». А также во многих своих произведениях описывал, касался мест, где жил в Москве -- с их подноготной, несчастьями и красотами. Было о чем рассказать. Подростком я с матерью переехал от Бутырского рынка, Савеловского вокзала в новую квартиру на Бутырском хуторе, граничащим с «ножевой» Марьиной рощей. После солдатской службы в армии живал с первой женой в Бескудниково недалеко от кинотеатра «Марс» у Алтуфьевского шоссе. Деревянный дом тестя снесли и мы с моей семьей, где родился сын, получили квартиру в Теплом Стане на улице Островитянова. От дома далеко тянулся лесопарк Тропарево с озером, лодками, бесперебойными пивными ларьками и шашлыками.

После развода я оказался в зените моей холостой жизни ухаря под 30 лет в комнате коммуналки аж у самой центровой столичной улицы Горького, теперь Тверской, у площади Маяковского, теперь Садово-Триумфальной. Поселился в полном забое зубодробной житухи журналиста, не изнемогающего от толп приятелей, приятельниц, на Оружейном переулке за рестораном «София». На первом этаже моего дома, угловом с улицей Фадеева, чугунел цензорный Главлит, а во дворе в Оружейных банях любили париться игроки хоккейной нашей тогдашней «красной машины». Работая в «Учительской газете», редакция которой была за ГУМом у Красной площади, я прохаживался к своему мартену пешком. Топал себе в утренней лучезарности по «плешке» улицы Горького от Маяковки вдоль площадей Пушки-Пушкинской, у Моссовета с памятником князю Долгорукому, выхаживал у гостиницы «Москва» по Манежке, поглядывая на Кремль. Каждый старый москвич может представить себе, как сладко этакое перед тягучим рабочим днем.

Потом, снова женившись, я жил в Очаково на Озерной улице, и наконец причалил на Бауманской улице, когда-то Немецкой. О нашенской Немецкой слободе я написал в своем романе «ЧЕМ НЕ ШУТИТ ЧЕРТ» от имени главного героя Кондрата Долонина:

Родился я в Москве на северо-восток от Садового кольца у станции метро "Бауманская" -- на бывшей Немецкой (сегодня Бауманской) улице, в бывшей Немецкой слободе. Тут жили иностранцы и все заморские друзья царя Петра. Мальчишкой я ошивался здесь у осадистого дворца основного из них - Франца Лефорта. В ватагах с ребятами путешествовал через речку Яузу и Лефортово в Измайлово, где в сараях вокруг дворца своей матушки тоже пареньком Петр отыскал его первое судно – английский бот.

Произрастал я, увы, не под журчанье сверчка, а под грохот трамваев. Но ходил-то я в школу имени А.С.Пушкина. На ее месте стоял когда-то дом, где лучший русский поэт появился на свет. Крестились мы с ним в одной и той же церкви неподалеку -- Елоховской. Жил недалеко от нас, на Новобасманной, и знаменитый приятель Пушкина -- выдающийся чудак Чаадаев, философски раздолбавший Россию за отсталость в христианском понимании жизни. А на Старой Басманной до сих пор светит колоннадой особняк, где декабристы обсуждали свои масонские дела.

Да что ж излишне скромным оставаться! Собор в честь Василия Блаженного на Красной площади по всему миру знают. Василий-то святой также был с наших дворов. Родился юродивый и помер здесь еще в селе Елохово, прозывавшимся так по местному ручью Ольховец. Студентом же я учился в Инженерно-строительном институте тоже рядом, на известнейшей в старой Москве трактирами площади Разгуляй, что, наверное, также мемориально помогло мне не дождаться диплома.

Я так вам расскажу. Тенисты таинственностью скверы моего детства: и у нашей краснокирпичной школы, сердцевиной которого бюст юноши Пушкина, и у Елоховского Богоявленского собора, и у бывших казарм суворовского Фанагорийского полка на Бауманской, и у Яузы, в какую спускал Петр свой ботик.

Эти скверы как волны в каменной буре московских зданий самых разных возрастов. Они изумрудны и величавы летом, когда мимо, бренча, взметая пыль, несутся трамваи и толпы покупателей снуют в скопище магазинов. Скверы задумчивы в вязи оснеженных ветвей и стволов зимой, несмотря на визг тормозов по промороженным рельсам и кучи школьников, студентов из Высшего Технического училища (теперь университета), топчущих их подножье.

Там мне порой казалось, что и Василий Блаженный с крестом на покрытой струпьями груди, и царь Петр, едущий по Немецкой слободе к своей возлюбленной немке Анне Монс, и мальчик Пушкин, вприпрыжку бегущий в дом к своему дяде Василию Львовичу через Разгуляй, все они вот сейчас, как задумывался, со мной, здесь. Исчезал временной провал...

 

Связные ссылки
· Ещё о Мемуарное
· Новости Admin




На фотозаставке сайта вверху последняя резиденция митрополита Виталия (1910 – 2006) Спасо-Преображенский скит — мужской скит и духовно-административный центр РПЦЗ, расположенный в трёх милях от деревни Мансонвилль, провинция Квебек, Канада, близ границы с США.

Название сайта «Меч и Трость» благословлено последним первоиерархом РПЦЗ митрополитом Виталием>>> см. через эту ссылку.

ПОЧТА РЕДАКЦИИ от июля 2017 года: me4itrost@gmail.com Старые адреса взломаны, не действуют.