МЕЧ и ТРОСТЬ
20 Июл, 2024 г. - 20:20HOME::REVIEWS::NEWS::LINKS::TOP  

РУБРИКИ
· Богословие
· Современная ИПЦ
· История РПЦЗ
· РПЦЗ(В)
· РосПЦ
· Развал РосПЦ(Д)
· Апостасия
· МП в картинках
· Распад РПЦЗ(МП)
· Развал РПЦЗ(В-В)
· Развал РПЦЗ(В-А)
· Развал РИПЦ
· Развал РПАЦ
· Распад РПЦЗ(А)
· Распад ИПЦ Греции
· Царский путь
· Белое Дело
· Дело о Белом Деле
· Врангелиана
· Казачество
· Дни нашей жизни
· Репрессирование МИТ
· Русская защита
· Литстраница
· МИТ-альбом
· Мемуарное

~Меню~
· Главная страница
· Администратор
· Выход
· Библиотека
· Состав РПЦЗ(В)
· Обзоры
· Новости

МЕЧ и ТРОСТЬ 2002-2005:
· АРХИВ СТАРОГО МИТ 2002-2005 годов
· ГАЛЕРЕЯ
· RSS

~Апологетика~

~Словари~
· ИСТОРИЯ Отечества
· СЛОВАРЬ биографий
· БИБЛЕЙСКИЙ словарь
· РУССКОЕ ЗАРУБЕЖЬЕ

~Библиотечка~
· КЛЮЧЕВСКИЙ: Русская история
· КАРАМЗИН: История Гос. Рос-го
· КОСТОМАРОВ: Св.Владимир - Романовы
· ПЛАТОНОВ: Русская история
· ТАТИЩЕВ: История Российская
· Митр.МАКАРИЙ: История Рус. Церкви
· СОЛОВЬЕВ: История России
· ВЕРНАДСКИЙ: Древняя Русь
· Журнал ДВУГЛАВЫЙ ОРЕЛЪ 1921 год

~Сервисы~
· Поиск по сайту
· Статистика
· Навигация

  
В.Черкасов-Георгиевский «Скончалась вдова певца А.Н.Вертинского – актриса, художница Лидия Владимировна Вертинская. Моя работа с нею над мемуарами, встречи»
Послано: Admin 01 Янв, 2014 г. - 19:05
Мемуарное  
По сообщению агентства «РИА Новости»: «Актриса и художник Лидия Вертинская скончалась после продолжительной болезни во вторник 31 декабря в возрасте 90 лет, сообщила ее дочь актриса Марианна Вертинская. Актриса и художница Лидия Владимировна Вертинская (урожденная Циргвава) родилась 14 апреля 1923 года в эмигрантском  Харбине. Отец — В.К.Циргвава работал в управлении Китайско-восточной железной дороги, мать — Лидия Павловна была домохозяйкой. В 1942 Лидия Владимировна вышла замуж за певца А.Н.Вертинского. В 1943 семья Вертинских приехала в СССР. В 1953 Л.Вертинская сыграла дебютную роль птицы Феникс в фильме "Садко" режиссера А.Птушко. Так же Лидия Вертинская снималась в фильмах "Дон Кихот" (1957), "Новые похождения кота в сапогах" (1958), "Королевство кривых зеркал" (1963). В 1955 Л.В.Вертинская окончила Художественный институт им.В.Сурикова. В дальнейшем работала как профессиональный художник на полиграфическом комбинате. Принимала участие в выставках.
РИА Новости http://ria.ru/spravka/20140101/987558603.html#ixzz2p82jAv7e

НА ФОТО переплет книги мемуаров Л.В.Вертинской, писем А.Н.Вертинского, монологов семейства Вертинских-Михалковых, над подготовкой к печати которой Лидия Владимировна работала с В.Г.Черкасовым-Георгиевским

Публикую сокращенный вариант моих воспоминаний, убрав веселые и кого-то осуждающие фрагменты, впервые изданные на МИТ в апреле 2007 года: В.Черкасов-Георгиевский "Мои встречи со вдовой певца А.Н.Вертинского Лидией Владимировной">>>

У нас на приходе РосПЦ в деле спасения от нищеты многодетной семьи А.Т.Мелешко из псковской деревни Халипы участвует вдова знаменитого певца Александра Вертинского – Лидия Владимировна. Расскажу по порядку события последних дней.

Жалкие 15 гашеных почтовых марок прислала мне Анна Трофимовна, чтобы продать филателистам. Глянул на них, и хотя не филателист, почуял, что деньгами они мало пахнут. И все же стал звонить по филателистическим магазинам, описывая их разрозненные экземпляры. Все отказались. И вдруг клюнуло в самом Союзе филателистов! Там, очевидно, такие заядлые люди, что смотрят всё, имеющее почтовую бахромку по краям. А офис Союза -- в Москве в доме на Тверской улице рядом с Елисеевским магазином. Причем, вход к филателистам – на одной площадке с квартирой Вертинского, где теперь живет его вдова Лидия Владимировна. Так и так мне припадало ее увидеть.

Познакомился я с Л.В.Вертинской в 2004 году. Издательство “Вагриус” стало готовить в печать ее мемуары – интереснейшие. В них Л.В. впервые рассказывает историю своей любви с Вертинским в Шанхае, там письма к ней в том 1940 году влюбленного Вертинского. А он – блистательный мастер и эпистолярного жанра. Всё же полотно мемуаров – семейная и творческая жизнь Вертинского с женой-красавицей и художницей, киноактрисой, «доченьками» до его кончины, где тоже великолепными образчиками -- его письма, письма. Ведь Александр Николаевич, вернувшись в 1943 году на родину, здесь весь остаток жизни провел почти в сплошных гастролях, откуда писал и писал жене, любимой Лиличке. Так звал Лидию Владимировну Вертинский, Лилей зовут ее все от мала до велика и поныне в большом семейном клане Вертинских. Александр Николаевич и умер в 1957 году на гастролях в ленинградской гостинице.

Вела эту книгу штатный редактор издательства Люся – моя сокурсница по Редакторскому факультету Московского Полиграфического института. Но над текстом всегда работает приглашаемый со стороны литературный редактор по контракту – он пашет, “вылизывая” рукопись по всем направлениям текста и всевозможных иллюстраций -- последнее вместе, конечно, с художественным редактором, а всё вместе -- с ведущим редактором издательства, какой и была опытнейшая Люся. Я в этом издательстве еще до прихода в него Люси издал несколько книг, затем сотрудничал писательски и с сокурсницей.

Люся сначала выдвинула на престижную работу редактором мемуаров и других материалов будущей книги Л.В.Вертинской какую-то свою хорошую подругу. Однако та “Лиличке”, родившейся в белогвардейском Харбине, дочке благородного грузина и мамы из сибирского староверческого рода, никак не глянулась, никак не подошла. Не стану неблагородно объяснять – отчего редакторша не сгодилась. Вы уж сами постарайтесь сообразить, чем может раздражать такую даму, как Л.В., современная москвичка из бывшей столицы СССР.

Тогда Люсе с трудными чувствами пришлось подумать обо мне. У нас с ней старые счеты. На нашем курсе было 7 парней и 30 девушек. И мы списывали у них нещадно все, что только было можно: рефераты, контрольные, курсовые. Дипломы, правда, написали сами. Сокурсницы, и возмужав, не могли нам это простить. Но как можно сравнивать девичью жизнь с суровой нашенской?.. Да после отвода Лидией Владимировной присланной издательством редакторши деваться Люсе было некуда, из всех ей знакомых на эту редакторскую и литзаписчика роль самым выдающимся оказался все-таки я.

Я Лидии Владимировне прямо с порога ее квартиры глянулся. И мы работали там долгие утра, дни, недели, месяцы, потому что ведь в ее возрасте не так ловко удается вникать хотя бы и в собственный текст. Квартира с высоченными потолками, просторными комнатами стоит такой же, как и при Вертинском: старинная мебель красного дерева, масса антиквариата, картин, книг, фарфора, фотографий. Всё как при нем. Как в лучших старомосковских домах. И здесь не заставляют гостей переодеваться в тапочки – так же было и в другой квартире этого дома через подъезд, где я работал над моей книгой о писателе В.Я.Шишкове, беседуя с его вдовой Клавдией Михайловной в 1980-х.

Что сказать о моем отношении к Вертинскому? Я прощаю ему все связанное с показным советизмом, чтобы выжить в СССР, за его старорусски-аристократический талант. Мне не нравится, что знаменитейшая его вещь на смерть юнкеров, погибших в боях с красными в 1917 году ("То, что я должен сказать":"Я не знаю, зачем и кому это нужно..."), не зовет в бой, а изображает гибель этих героев-мальчишек бессмыслицей:

Только так беспощадно, так зло и ненужно
Опустили их в Вечный Покой!

Но я не забуду, что с душой пел Вертинский неподалеку от белого передка с красными перед генералами Слащевым, Шкуро, что его любили белые офицеры в простреленных кителях с Георгиевскими крестами от белого Юга России до парижей и шанхаев.

В эту книгу “Синяя птица любви” (М., “Вагриус”, 2004), изданную сначала 10-тысячным тиражем, потом – 40-тысячным (она была месяцами лидером продаж), я, как лучше сказать? -- записал целую финальную часть “Планета Вертинских”. В ней монологи актрис Анастасии, Марианны Вертинских, сына Анастасии и Никиты Михалкова – Степана Михалкова (ресторатора, имеющего три ресторана на Остоженке: “Ваниль” с французским поваром, “Вертинский” с китайским поваром; “Снобс” с поваром-англичанином); дочери Марианны и архитектора И.Былинкина – художницы Александры Вертинской; дочери Марианны и киноактера Бориса Хмельницкого – актрисы Дарьи Хмельницкой. Для этого мне приходилось постоянно работать со всеми этими пятерыми суперпопулярными людьми, беря у них интервью дома, в офисах, мастерских, ресторанах, расспрашивая о всяком-перевсяком.

Эти пять интервью можно найти в интернете и журнале "Все звезды", газетах "Московские новости", "Труд", "Вечерняя Москва", "Вечерний клуб". Упомянул о том, чтобы вам лучше было представить, какой объем работы пришлось проделать мне уже и как журналисту, литзаписчику, интервьюеру и т.д. и т.п. И всё это – через постоянный нерв общения с Л.В., очень непростой. Предисловие и послесловие этой книги я написал по «вертинским» материалам, какие дала мне Анастасия Вертинская.

Как всё в этой фантасмогорической подготовке мемуаров, причудливой была и презентация самой книги. Она проходила в феврале 2005 года в ресторане “Вертинский”: дубовый бар, похожий на старинный английский буфет, зал со столиками под крахмальными скатертями отделан китайской резьбой. Стены, обитые шелком темно-коричневых тонов, огромная люстра с балдахином под стеклянным куполом. Неоколониальный стиль. Обслуживают раскосые официанточки в китайских одеяниях. Влитой Шанхай 1930-х годов...

Но “Лиличка”, всегда называвшая себя “героической женщиной”, на презентацию не явилась... Анастасии Вертинской не было в России, хозяин ресторана Степан Михалков запаздывал, и лишь Марианна Вертинская, ведя прекрасными глазами, тянула сигаретный дым из длинного мундштука за столом в центре... Толпа обвешанных “никонами” фоторепортеров из гламурнейших журналов набила зал, критики и рецензенты...

-- Володя, -- сказала мне побледневшая Люся, -- соберись. Говорить придется только тебе.

И все же превосходная актриса Марианна Вертинская начала, кратко сказала, дала ноту. Ту искру, какая согревает сердце и несет, будто летишь в знаменитом эпсомсовском Дерби, хотя конь под тобой из чужой конюшни... Я рассказал, что думаю об А.Н.Вертинском – этом гении жизни. Кое-что из моего выступления можно почитать в интернете в интервью, которое я там же в ресторане дал корреспонденту “Радио Свобода”.

+ + +
Вчера в подъезде дома на Тверской, где жила Л.В.Вертинская, в Союзе филателистов поглядели скользом принесенные мною марки А.Т.Мелешко и сказали, что даже по рублю за них нигде не дадут. Да они и были ведь не из кляссера; так, кучка, которой играли ребята Анны Трофимовны, перебирая их руками, отчего вместо ровненького слоя клея изнутри пятнило их разное.

Я перешел из Союза лестничную площадку к квартире Вертинских и позвонил в дверь Лидии Владимировне. Переспрашивала она из квартиры, раньше я всегда предупреждал о своем визите; волновалась, открывая; смущаясь как все женщины, когда вот так нагрянул гость. Однако и преобразилась на глазах, уже текла улыбка по все еще прекрасному ее лицу, приглашала меня в кабинет Вертинского.

А там Лидия Владимировна подала рюмку кагора с куличем на Пасхальное разговление – уже шла нынешняя Неделя Жен-мироносиц. Поставила рядом с письменным громадным столом Вертинского на столик, за которым мы обычно работали, роскошную пепельницу, ежели пожелаю курить. Это серебряный изломанный древесный лист со всевозможными прожилками, в который Вертинский, заядлый курильщик, сбрасывал пепел. Изображению этой пепельницы в “Синей птице любви” посвящена целая 339 страница. Само название книги -- строчку стихов А.Н.Вертинского -- мы когда-то окончательно утвердили со Степаном Михалковым в его китайском ресторане "Вертинский", хотя в основном разговаривали в его французском -- "Ваниль", с которого начинается Остоженка.

Мы говорили об издательско-книжных делах, а я все решался, попросить ли денег для далеких Халип под Усвятами для Анны? Стыдно просить себе, за себя, но просто – за другого... Наконец выложил на стол несчастные эти марки, письмо, фото младенца Анны. Подумал, что харбинка Вертинская ведь воспитана была на русских благотворительных балах, и с ней-то о таком как раз легче. Всё объяснил.

Старая дама смутилась:

-- Знаете, ведь мне всё девочки (Марианна, Анастасия) покупают, я не держу при себе денег... Впрочем, минутку.

Своим летучим шагом удалилась.

“-- Господи, помилуй, -- загоревал я. -- И ведь знаю: хочешь потерять дружбу – попроси у человека денег...”

Тяжело мне стало вот еще почему. Однажды в Париже я оказался почти без денег и решился попросить вспомоществование у тамошней старой дамы знаменитого белогвардейского рода как автор изданной в России биографии ее отца. Та мне мило отказала.

“-- Господи, помилуй”, -- твердил я про себя в квартире Вертинской, готовясь к такому же.

Лишь то укрепляло, что прошу не для себя и плывет по Москве Неделя Жен-мироносиц.

И вот Лидия Владимировна идет, протягивает мне деньги. Извиняется, что немного, хотя там полтыщи рублей. Объясняет:

-- Это я взяла из “заначки”.

Мы по-пасхальному трижды поцеловались.

Москва, 13/26 апреля 2007 года, Недели Жен-мироносиц

 

Связные ссылки
· Ещё о Мемуарное
· Новости Admin




На фотозаставке сайта вверху последняя резиденция митрополита Виталия (1910 – 2006) Спасо-Преображенский скит — мужской скит и духовно-административный центр РПЦЗ, расположенный в трёх милях от деревни Мансонвилль, провинция Квебек, Канада, близ границы с США.

Название сайта «Меч и Трость» благословлено последним первоиерархом РПЦЗ митрополитом Виталием>>> см. через эту ссылку.

ПОЧТА РЕДАКЦИИ от июля 2017 года: me4itrost@gmail.com Старые адреса взломаны, не действуют.