МЕЧ и ТРОСТЬ
11 Апр, 2021 г. - 06:02HOME::REVIEWS::NEWS::LINKS::TOP  

РУБРИКИ
· Богословие
· Современная ИПЦ
· История РПЦЗ
· РПЦЗ(В)
· РосПЦ
· Развал РосПЦ(Д)
· Апостасия
· МП в картинках
· Распад РПЦЗ(МП)
· Развал РПЦЗ(В-В)
· Развал РПЦЗ(В-А)
· Развал РИПЦ
· Развал РПАЦ
· Распад РПЦЗ(А)
· Распад ИПЦ Греции
· Царский путь
· Белое Дело
· Дело о Белом Деле
· Врангелиана
· Казачество
· Дни нашей жизни
· Репрессирование МИТ
· Русская защита
· Литстраница
· МИТ-альбом
· Мемуарное

~Меню~
· Главная страница
· Администратор
· Выход
· Библиотека
· Состав РПЦЗ(В)
· Обзоры
· Новости

МЕЧ и ТРОСТЬ 2002-2005:
· АРХИВ СТАРОГО МИТ 2002-2005 годов
· ГАЛЕРЕЯ
· RSS

~Апологетика~

~Словари~
· ИСТОРИЯ Отечества
· СЛОВАРЬ биографий
· БИБЛЕЙСКИЙ словарь
· РУССКОЕ ЗАРУБЕЖЬЕ

~Библиотечка~
· КЛЮЧЕВСКИЙ: Русская история
· КАРАМЗИН: История Гос. Рос-го
· КОСТОМАРОВ: Св.Владимир - Романовы
· ПЛАТОНОВ: Русская история
· ТАТИЩЕВ: История Российская
· Митр.МАКАРИЙ: История Рус. Церкви
· СОЛОВЬЕВ: История России
· ВЕРНАДСКИЙ: Древняя Русь
· Журнал ДВУГЛАВЫЙ ОРЕЛЪ 1921 год

~Сервисы~
· Поиск по сайту
· Статистика
· Навигация

  
А.Г.Макриди-Стенрос "Миф о героической работе верхушки НТС", взрастившего "коллаборациониста" Н.Рутченко-Рутыча, белосовков К.Александрова, В.Цветкова, А.Гаспаряна и т.п.
Послано: Admin 05 Мая, 2013 г. - 09:16
Дело о Белом Деле 
Анатолий Григорьевич Макриди-Стенрос (1902-1982) (ФОТО) – кадет Московского корпуса, 15-летний участник белого Ледяного похода, на 2-й гражданской войне 1941-45 редактор ежедневной газеты «За Родину», выходившую на освобожденной от Советов территории с 11 сентября 1942 г. до лета 1944 г. Издательство и редакция сначала находились в Пскове по адресу ул.Башенная, дом №46, где главным редактор был Анатолий Петров (Ф.Т.Лебедев), а с 1944 г. - Анатолий Стенрос (Макриди). Это издание заменило ряд небольших городских газет - таких, как «Псковский вестник», «Лужский вестник», «Мировое эхо». Потом издавалась газета в Риге, а в начале 1944 г. редакция переехала в Ревель (Таллин).

Из воспоминаний В.Пирожковой "ПОТЕРЯННОЕ ПОКОЛЕНИЕ":

"Стенрос был его псевдоним. Настоящая его фамилия была Макриди или, вернее, МэкРэди, она была явно шотландского происхождения... Семья А.Г. была состоятельной. В детстве у него были бонны, он говорил по-французски, по-немецки и по-шведски. Его мать, тоже находившаяся в Риге, еще знала шведский язык. Пятнадцати лет мальчик ушел в Белую армию на гражданскую войну, был контужен и заболел сыпным тифом. Его какие-то добрые люди скрыли и вылечили, но когда он начал поправляться, он должен был заново учиться ходить и говорить. Он забыл все языки, включая русский. Выучил потом он только русский, других языков он так и не наверстал. Он говорил, что когда при нем говорят по-немецки, у него появляется мучительное чувство, что он вот-вот сейчас все поймет, но понимание не приходило.

Оставшись поневоле в Советском Союзе, А.Г., конечно, скрывал свое участие в гражданской войне и выбрал политически и идеологически нейтральную профессию иллюстратора, используя свой талант к рисованию. Жена его была племянницей белого генерала Дроздовского. Их дочери Кире в то время, когда я с ними познакомилась, было одиннадцать лет. Оба они, живя в СССР, ежедневно боялись ареста, а потому решили официально не вступать в брак, чтобы в случае ареста кого-нибудь одного из них второй мог позаботиться о ребенке. Они поженились уже в Риге. Когда началась война, они были на даче к западу от Москвы, и сознательно остались там, ожидать немцев. После войны А.Г. эмигрировал в Австралию".

( http://labas.livejournal.com/871458.html )

+ + +
Газета "Наша страна" № 2963 от 4 мая 2013 года:

ИЗ АРХИВА РЕДАКТОРА

Миф о героической работе верхушки НТС

ПИСЬМА РЕДАКТОРА ГАЗЕТЫ «ЗА РОДИНУ» А. Г. МАКРИДИ-СТЕНРОСА ПИСАТЕЛЮ Д. М. ПАНИНУ-СОЛОГДИНУ — ИЗ КАНБЕРРЫ В ПАРИЖ

8 февраля 1975 года

Дорогой Дмитрий Михайлович

Газета "Единение" принадлежит солидаристам (название членов Народно-трудового союза, НТС. -- Прим.МИТ). Она продолжает быть антикоммунистической. В Австралии она монопольна, других русских газет, ни журналов нет. Выпускается еженедельно. Не имея конкурентов, ведётся халтурно, литературный уровень крайне низок, читать её противно и я за ней совсем не слежу. Нужны ли там статьи, не знаю. Но Вы оказались бы там вельможей в притоне.

15 апреля 75
Дорогой Дмитрий Михайлович

Спасибо за фотостат посевской статьи. Стенограмме выступления Рутыча предшествует слово Р. Редлиха. Поразительно, как эти барабанщики сохранились! Те же мысли, тот же язык; мысли, застывшие как студень, язык казенно-суконный, принятый официальным, если не сказать профессиональным антикоммунизмом... Самое значительное у Рутыча, на мой, конечно, взгляд, это "для каждого поколения — свой час. Наш пробил летом 1941 года и мы упустили его". К этому он резонно добавляет: "далеко не означает, что ничего не делалось, НТС сделал всё, что было в его силах". А что было в его силах, это уж я видел сам.

От вышедшего из НТС Абрамова я впервые узнал всю его подноготную, а в дальнейшем продолжал мои наблюдения непосредственно.

Почти с самого начала эмиграции, в Сербии учредился Национально-Трудовой Союз Русской Молодежи. Членов этого Союза называли "нацмальчиками". Союз ставил перед собой благородные задачи самоусовершенствования, изучал историю, занимался взаимопомощью и никакого другого политического лица, кроме антикоммунистического, не имел и иметь не стремился. В таком виде Союз более походил на бытовую, нежели политическую организацию.

В подавляющем большинстве Союз состоял из детей белых эмигрантов. Вооруженная борьба с коммунизмом не входила в цели Союза, но из его рядов значительная часть молодежи была завербована такими боевыми организациями как кутеповская, например. Какая-то часть молодежи входила и в монархические организации.

"Всё растёт на свете, выросли и дети", изменился состав НТС, изменилось руководство, вернее — появилось другое. Война поставила нацмальчиков, эмигрировавших главным образом в Германию, в особое положение. Часть солидаризировалась с немцами по линии антикоммунизма, часть отмежевалась от немцев пассивно, часть враждебно, но тайно. В общем же, немцы считали НТС попутчиком, ему доверяли и его не трогали.

Попасть в оккупированные немцами русские области русским было трудно: немцы их туда не пускали (я говорю об эмигрантах старых, конечно), но исключения были. Среди исключений были и энтеэсовцы, предпринявшие среди вчерашнего подсоветского населения антинемецкую пропаганду.

Результатом был арест не только их, но и всего руководства НТС, большая часть которого уютно пристроилась в редакционном аппарате "Нового Слова". Редактор и издатель его — В. М. Деспотули от этого не пострадал, потому что в НТС не состоял. Связи у него были, но хилые, не спасшие его самого в дальнейшем от потери газеты и домашнего ареста по доносу власовцев и по обвинению в шпионских связях с англичанами.

Немецкие связи, если и не были достаточными, чтобы помочь НТСовцами, хотя бы по редакционной линии, то их хватило на то, чтобы получить свидание с арестованными, сидевшими в Гестапо. Просидели они несколько месяцев, потом их выпустили реабилитированными. Свидание с ними состоялось, сравнительно, незадолго до освобождения. Вернулся Владимир Михайлович Деспотули со свидания ошарашенным и потрясенным.

Его направили в этаж, занятый исключительно русскими делами. Идя по коридору этого этажа, Деспотули слышал только русскую речь среди сотрудников, мужского и женского пола. В громкой суетливой перекличке преобладал густой мат. Следователь по делу НТСовцев оказался не только русским, не только советским, но самым настоящим следователем НКВД, назначенным немцами именно поэтому, как специалист по допросу русских.

Он отнесся к Деспотули довольно доброжелательно и сразу заявил, что вопрос об освобождении и реабилитации НТСовцев уже принципиально решён, скоро они будут дома и против свидания с ними ничего не имеется. Вскоре, Деспотули увидел и их самих, сразу всех. Все они отлично выглядели и ни на что не жаловались, ни тогда, ни позже. А теперь везде и всюду изображают себя жертвами оголтелого фашизма!

И приписывают себе большие заслуги в борьбе с гитлеризмом, вплоть до убийства гаулейтера Кубе. Я ручаюсь за то, что если бы они к убийству имели самое отдаленное отношение, то от них осталось бы только слабое воспоминание, ото всех.

Как уже докладывал, сам я познакомился с этой публикой после войны, в то время уже, как по словам Абрамова, была принята определенная тактика борьбы с большевизмом, обоснованная правилом "С врагом, его же оружием". Они рабски стали копировать структуры, традиции и стратегию компартии вплоть до учреждения "закрытого сектора", то бишь ГПУ.

После войны я случайно узнал, что из советской части Германии в Мюнхен приехал некто Жермундский, старый эмигрант, старый провокатор, в частности, выдавший местонахождение Деспотули большевикам.

Поезда для населения еще не ходили, но гражданская почта уже работала. Солидаристы какими-то путями шмыгали из одной зоны оккупации в другую. Я обратился в Гамбурге к солидаристам с просьбой задержать в Мюнхене провокатора, на что они мне ответили, что "через закрытый сектор, это мы в два счёта". Позже мне сказали, что опоздали, сбежал.

А еще позже я узнал от свидетелей, как в Мюнхене, при них, какой-то солидарист подошёл к Жермундскому и сказал: "А вас друзья Деспотули разыскивают". Жермундский побледнел и ничего не сказал. А на другой день, ни с кем не попрощавшись и не закончив порученных ему Красным Крестом дел, исчез.

До самого последнего времени солидаристы ставили в тупик многих своими провокаторскими мероприятиями. Так например целая группа привлеченных ими к "общественной" работе активистов в Сиднее, запаковывала антисоветские летучки в конверты и надписывая на последних адреса совершенно незнакомых людей по московской телефонной книге. Подобных художеств не перечесть.

Долгое время они кормились американскими субсидиями и как Киссинджер летали по всему свету, не считаясь с расходами. Но после того как кто-то из них потребовал от американского правительства миллион долларов для свержения советской власти, на них обратили внимание и субсидии прекратили.

29 апреля 75
Дорогой Дмитрий Михайлович

Продолжаю повествование о солидаристах. Есть анекдот как армянин, отчаявшись объяснить покупательнице, что такое баклажан, в конце концов сделал это так: "Знаешь огурец? Совсем ему не похож!" Подобным образом вышел из положения и я, спросив: "Знаете, что такое солидарность? Солидаризм на неё совсем не похож!"

Потом я попытался ознакомиться с теоретической, философской стороной солидаризма, но ничего из этого не вышло: я убедился с первых же шагов, что это блуд — никакая не идея, а чистейшее притворство шарлатанов, возмечтавших о власти, и только в этом смысле являющихся антикоммунистами. Во всех остальных смыслах, демагоги скрытые и шахермахеры явные. Мне попросту стало жаль себя, и я подумал: если я — колобок — от изучения эмпириокритицизма и краткого курса КПСС ушёл, то уж от молекулярной революции тем более уйду. И ушёл!

А поэтому не спрашивайте меня что такое солидаризм, а то начну ругаться по-армянски. Достаточно знать, что такое солидаристы...

Солидаристический постулат о борьбе с врагом его же оружием, имел бы какой-нибудь резон, если бы кроме провокаций, беспринципности и демагогии, у солидаристов, как и у коммунистов, было бы на вооружении для борьбы с политическими врагами и танки, и бомбардировщики, и подводные лодки, без которых "закрытый сектор" их партии ничем не отличается от обыкновенной уборной. Кроме того, сказавшие А, то есть, сделав ставку на административно-партийную структуру большевиков, солидаристы были вынуждены произнести и Б, то есть открыть широко двери для бывших коммунистов и активистов, устроив для них внутри своей организации привычное болото, до обращения "товарищ" включительно.

В эти двери, конечно, широко хлынула советская агентура, чего не предусмотреть не могли только "медицинские адиёты", как выражался один мой двоюродный приятель в Москве, либо прожжённые провокаторы. Я склонен приписать постулат последним.

Результаты не замедлили проявиться: солидаристы раскололись, скомпрометировали себя, лишились денежных субсидий и выродились в безопасную репетиловщину, устервляющуюся жить. Хотя бы своим жестяночным бряцанием, солидаристы — такие же хвастуны, как и большевики — были среди эмигрантов после войны единственными, кто привлекал внимание КГБ и привлёк: последний разделался с ними вполне непринужденно, в чём Вы и можете теперь убедиться. Лично я, боюсь солидаристов, как огня. Я совершенно уверен, что большинство рядовых солидаристов такой боязни не заслуживает, но и среди коммунистов и нацистов были неплохие люди, однако дружить с ними порядочным людям не рекомендовалось, то есть, не с неплохими, а вообще, с теми и другими, хорошими ли, плохими, потому что чёрт их в конце концов разберёт, кто из них лучше, кто хуже.

Известно только, что наиболее ценные провокаторы как раз и втираются в душу раньше других; они-то и обладают даром обвораживать.

Кроме того, подражая коммунистам, солидаристы идут даже дальше их в иезуитизме. Например, коммунист выбрасывается из партии и карается (так, во всяком случае, было), если в минуту опасности выбросит партийный билет и отречётся от своей принадлежности к партии. А солидаристы лет пятнадцать тому назад издали секретный циркуляр о том, что в интересах партийной инфильтрации в эмигрантские политические, церковные и бытовые организации разрешается в известных случаях публично объявлять о разрыве с НТС, принадлежа к нему тайно.

До сих пор в Сиднее есть один такой хлопец, фильтрующийся вирус. После проникновения в монархическую организацию он объявил о своем разрыве с НТС, околпачил идиота, её возглавлявшего, и сработал так, что от организации только и остались он с идиотом, который до сих пор посылает выспренные приветствия, протесты, корреспонденции и отчёты от имени торжественных собраний ("две глухих старушки и младенец на подушке, у младенца был к тому ж, оглушительный коклюш").

К нынешним временам, солидаризм состоит из попрошайничества, доморощенной коммерции, донкихотства, хлестаковщины, азефщины и тупого политического профессионализма.

От идеалистических истоков не осталось даже воспоминаний.

8 мая 75
Дорогой Дмитрий Михайлович

Сегодня мне исполнилось семьдесят три. Другими словами, я давно уже работаю сверхурочно, и получая только сверхурочные, без жалованья, нахожу это весьма выгодным.

Такую шикарную жизнь мы ведём с женой уже пять лет и привыкли. А вначале было как-то не по себе, настолько непривычно, что боялись разменивать присылаемые чеки: вдруг, схватят за шиворот, поволокут в полицию, отнимут деньги, да еще посадят за сокрытие недоразумения.

Мой приятель отругал меня как следует за такое мироощущение и доказывал, но не доказал, что я должен получать гораздо больше за то, что я раньше всех, первопоходником, воевал с коммунистами, спасая от них фокстротирующих иностранцев. Довод, трогательный до слёз, но не убедительный: ем я меньше, чем хотелось бы, только из-за толстоты, но мог бы вдвое больше, и всё на сливочном масле, несмотря на то что войну за родину проиграл, а советские инвалиды, войну выигравшие, родину защитившие, катаются под ногами пешеходов, на самодельных тележках и просят милостыню, потому что советская пенсия не столько помогает выжить, сколько мешает умереть с голоду.

Сейчас я с углубленным вниманием перечитываю "Записки Сологдина", а жена читает "Континент". Мне отвратителен призыв редактора этого журнала Владимира Максимова к толстовскому непротивлению совечьей власти, которой только того и надо. Отвратителен, как всякое предательство, независимо от того, от подлости ли оно или от недомыслия.

Подлецом трудно его назвать, он едва ли в сговоре с коммунистами; считать его невеждой еще труднее, просто невозможно допустить, чтобы такой писатель не понимал, насколько он полезен своим призывом заграницей коммунистам, попутчикам и всякого рода заграничной керенщине. Но оставаясь для очистки, хоть частичной, собственной совести полуантикоммунистом и полоумным агитатором, он идеально попадает политически в резонанс властителей американского бездумья и в надежное положение демократического иждивенца и законного потребителя многочисленных привилегий, оным положением предусмотренных. А если к этому прибавить, что такую полудеву большевики никогда и пальцем не тронут, то все выгоды максимовской или синявской половинчатости проясняться во всей своей соблазнительной очевидности.

Соблазн столь велик, что он взбудоражил и другие плавающие в эмигрантской проруби элементы.

Солидаристы теперь свободны от каких-либо подозрений в альтруизме и покровительствуют они в Америке Максимову и Галичу в надежде использовать их как транспорт для проникновения в демократический Иерусалим, куда их без временного пропуска, к Джексону с Фулбрайтом и прочим Мансфельдам, давно уже не пускают. В отражённом свете очередных прогрессистских "старс" они хотели бы лишний раз обратить на себя внимание и лишний раз пожать два пальца любого американского сенатора; глядишь — и на водку перепадёт!

Я плохой пророк, но уверен, что максимовский "Континент" возымеет большее влияние, чем "Из под глыб" (кстати, дореволюционный учитель русского языка Соловьев учил меня писать "из под" без дефиса, и у меня есть все основания верить ему больше, чем Аванесову и Ожегову).

В Вашей книге я нахожу много радующих меня, совпадением с моими, мыслей. Например, Вы утверждаете, что бояться гитлеровской помощи нам (националистам) было бы нечего, если б Гитлер был способен понять все выгоды такой помощи для Германии. Именно на этой мысли и основывалась моя "коллаборация". Да моя ли одна?

Мне кажется, все плохо названные "коллаборанты", не искавшие личных выгод, рассуждали одинаково: с любой немецкой оккупацией после войны мы бы справились, даже без особого труда, в течение нескольких лет, а с большевизмом не справились до сих пор, не справимся никогда. (Выделено МИТ) Вскоре после нашего бегства из Москвы мы сидели за столом в обществе немецкого генерала, из балтийцев, говорившего по-русски. Пользуясь тем, что меня посадили рядом с ним, после изрядного возлияния, я отважился его спросить — почему немцы так халтурно ведут антикоммунистическую пропаганду и поручают её всяким проходимцам (еще до перехода к немцам, под Москвой, я сам читал листовку, сброшенную с воздуха: "Бей жида политрука, морда просит кирпича!")? Почему антикоммунистическая пропаганда и антикоммунистическое настроение населения и пленных недооцениваются, не используются при наличии огромных возможностей? И вот, что генерал мне ответил:

"Нами подробно разработан план кампании, в победном окончании которой не может быть никаких сомнений. А поэтому нет никакой необходимости в какой-либо импровизации и изменения плана, ни даже в его дополнении. То, о чем говорите вы, не продумано и не предусмотрено, а поэтому содержит в себе какой-то элемент риска, совершенно излишнего, мы и так победим".

Возможно, генерал думал иначе, но он выразил официальное немецкое понимание предмета.

Вспоминая этот разговор после войны, я припомнил и армянский анекдот.

Видит весёлый армянин рыбака и думает — спрошу, клюет или не клюет? Клюет — скажу: дуракам счастье. Не клюет — скажу: на одном конце червяк, на другом дурак. Спросил, а рыбак ответил: иди к чертовой матери. Армянин печально вздохнул и подумал: человек предполагает, Бог располагает; не предвидел...

 

Связные ссылки
· Ещё о Дело о Белом Деле
· Новости Admin


Самая читаемая статья из раздела Дело о Белом Деле:
ОБЩЕЕ ОГЛАВЛЕНИЕ РУБРИКИ "ДЕЛО О БЕЛОМ ДЕЛЕ" до 12 ноября 2012 года


На фотозаставке сайта вверху последняя резиденция митрополита Виталия (1910 – 2006) Спасо-Преображенский скит — мужской скит и духовно-административный центр РПЦЗ, расположенный в трёх милях от деревни Мансонвилль, провинция Квебек, Канада, близ границы с США.

Название сайта «Меч и Трость» благословлено последним первоиерархом РПЦЗ митрополитом Виталием>>> см. через эту ссылку.

ПОЧТА РЕДАКЦИИ от июля 2017 года: me4itrost@gmail.com Старые адреса взломаны, не действуют.