МЕЧ и ТРОСТЬ
24 Сен, 2017 г. - 17:48HOME::REVIEWS::NEWS::LINKS::TOP  

РУБРИКИ
· Богословие
· Современная ИПЦ
· История РПЦЗ
· РПЦЗ(В)
· РосПЦ
· Развал РосПЦ(Д)
· Апостасия
· МП в картинках
· Распад РПЦЗ(МП)
· Развал РПЦЗ(В-В)
· Развал РПЦЗ(В-А)
· Развал РИПЦ
· Развал РПАЦ
· Распад РПЦЗ(А)
· Распад ИПЦ Греции
· Царский путь
· Белое Дело
· Дело о Белом Деле
· Врангелиана
· Казачество
· Дни нашей жизни
· Репрессирование МИТ
· Русская защита
· Литстраница
· МИТ-альбом
· Мемуарное

~Меню~
· Главная страница
· Администратор
· Выход
· Библиотека
· Состав РПЦЗ(В)
· Обзоры
· Новости

МЕЧ и ТРОСТЬ 2002-2005:
· АРХИВ СТАРОГО МИТ 2002-2005 годов
· ГАЛЕРЕЯ
· RSS

~Апологетика~

~Словари~
· ИСТОРИЯ Отечества
· СЛОВАРЬ биографий
· БИБЛЕЙСКИЙ словарь
· РУССКОЕ ЗАРУБЕЖЬЕ

~Библиотечка~
· КЛЮЧЕВСКИЙ: Русская история
· КАРАМЗИН: История Гос. Рос-го
· КОСТОМАРОВ: Св.Владимир - Романовы
· ПЛАТОНОВ: Русская история
· ТАТИЩЕВ: История Российская
· Митр.МАКАРИЙ: История Рус. Церкви
· СОЛОВЬЕВ: История России
· ВЕРНАДСКИЙ: Древняя Русь
· Журнал ДВУГЛАВЫЙ ОРЕЛЪ 1921 год

~Сервисы~
· Поиск по сайту
· Статистика
· Навигация

  
50) МЕМУАРНОЕ: В.Черкасов-Георгиевский "Славный православный Боровск, под которым на даче живу. В 1918 отец Сергий Маккавейский здесь благословил крестьян с офицером Розовым на антибольшевицкое восстание -- ДЕНЬ НЕПРИМИРИМОСТИ 7 ноября 2012
Послано: Admin 06 Ноя, 2012 г. - 20:02
Литстраница 
ОБЩЕЕ ОГЛАВЛЕНИЕ РУБРИКИ "МЕМУАРНОЕ>>>


Вот уж 20 лет, как живу я на своей даче в Калужской области под городом Боровском (ФОТО ВВЕРХУ) километров на 10 в сторону ж.д. станции Ворсино -- у самой границы области Московской. Боровск заложен в XI веке, а возвысился в 1358 году при Великом князе Иване Красном. Около 1378 года Дмитрий Донской передает Боровск вместе с несколькими волостями князю Владимиру Андреевичу Храброму и город становится одним из центров Серпуховско-Боровского княжества.

Ни о чем таком я не думал, когда строились мы в тех палестинах дачно с моим отчимом Евгением Ксенофонтовичем Яманушковым, уроженцем Владимирской области. Он, теперь почивший, великий зодчий и плотник, работал всю жизнь прорабом, а на "халтурах" и подработке, когда состарился, отгрохал своими руками в этих местах сотню дач. Откуда и что можно взять задешево в окрестностях, Ксенофонтыч знал до гвоздика. Мы серпантинно крутились в округе за стройматериалами. Иной раз так по сусекам складов скребли, что вручную затаривали мешки россыпным цементом, например, с базы между военным аэродромом Ермолино и станцией Балабаново. Тут еще знаменитый концерн "Спичка" по производству спичек "Балабановских" -- не путайте с с медленно тлеющей "Балабановской" РосПЦ(Д). Их сырье -- древесные кругляши в полметра длиной превосходно идут на зашивку стен дома, ну словно сказочными блинами али варениками скачут под сметану прямо со сковородок-горшков. Добыть кругляшики тоже непросто, это надо было матеро знать, с кем и сколько выпить.

Ксенофонтыч знал, потому что был балтийским матросом на Ленинградском фронте. Его группа разведчиков, подрывников 6 километров ползла по льду Финского залива к Петергофу (с 1944 года -- Петродворец), чтобы взорвать немецкие склады горючего. Охрана их заметила, начался бой. Матросы уложили всех, идя врукопашную. Горстка уцелевших взрывала резервуары фактически собой. Не было времени отойти подальше из-за приближавшейся немецкой подмоги. Ксенофонтычу повезло, первыми взрывами его лишь контузило, отбросив от пожарища. Он очнулся единственным, выжившим из всего отряда в 22 бойца, мемориальная доска которым есть поныне в Петергофе. Он отлеживался недельно в ближней деревне, куда приполз, у бабы, не побоявшейся раненого скрыть от немцев. А когда вернулся в свою часть, его повели в особый отдел. СМЕРШевцы допрашивали просто: "Как это ты остался жив, когда все погибли?" Но не поставили к стенке, не загнали в лагеря, а разобрались-таки, награжден был матрос медалью "За отвагу". После ухода немцев он уже мичманом разминировал на катере прибрежные балтийские воды. Это после войны все же пришлось Ксенофонтычу отсидеть...

В те начально-строительные времена недосуг мне было углубляться в сам Боровск с его удивительно сохранившейся после СССР россыпью по холмах в сосновых борах прекрасных златоглавых храмов. Но и тогда уж знавал я от многих православных москвичей, что именно в Боровск они путешествовали при Совке паломниками, дабы внимать хотя бы виду чудесно уцелевших там церквей. А главное, великолепен тут Пафнутьево-Боровский монастырь (ФОТО ВНИЗУ), выстроенный в XV веке. Им заведовал святой Пафнутий, который был в послушании у Никиты Серпуховского — ученика преподобного Сергия Радонежского. Игумен Пафнутий стал учителем и наставником великого церковного деятеля Иосифа Волоцкого, какой возглавлял этот монастырь после его кончины. Мы рыскали с Ксенофонтычем за разной оснасткой, трубами какими-нибудь бетонными в дачный фундамент и по военным гарнизонам, будто бы взявшим в кольцо крестовый Боровск отчего-то.


Отчего военные окружили этот город на холмах с борами, ныне в 12 тысяч жителей, я узнал лишь сегодня, раскопав публикацию о геройских повстанцах Боровского уезда в 1918 году. А тогда готов был приписывать не снесенные, не взорванные коммунистами боровские храмы, возможно, мученичеству тут самых знаменитых старообрядцев. Не вымолены ли ими свои узилища, могилы смиренно наперед? В 1666 году после полуторагодовой ссылки в Мезени протопопа Аввакума снова привезли в Москву. 13 мая после тщетных увещеваний его расстригли и «опроклинали» в Успенском соборе за обедней. Огнепальный Аввакум тут же наложил анафему на обличавших его архиереев, «проклиная сопротив». Свезли затем протопопа в Пафнутьев монастырь и там, «заперши в темную палатку, скованна, держали год без мала».


Вослед своему вождю в Боровский острог привезли в цепях непримиримых староверок, урожденных сестер Соковниных -- боярыню Феодосию Прокопьевну Морозову (в иночестве Феодору) и княгиню Евдокию Прокопьевну Урусову. Около двух лет терпели они лишения сначала в остроге, а затем в земляной яме на высоком берегу реки Протвы. Этих дочерей высших аристократических родов Руси из-за Веры морили голодом, грязью, вшами, болезнями. Первой 11 сентября 1675 скончалась княгиня Урусова. Через полтора месяца подошло помирать боярыне Морозовой. Шатаясь от голода, она поднялась и сумела докричаться тюремщику. Когда тот заглянул в зловонную яму, она умолила его взять снятую с себя единственную, полуистлевшую рубаху и хотя бы омыть ее в речке. На смерть русские всегда уходили в чистом. Стражник сжалился, а пока он спустился к реке, Морозова сидела, накрывшись лишь своими длинными волосами. Она умерла 2 ноября 1675 года. Теперь на месте их ямы часовня (ФОТО ВВЕРХУ). Рядом так и стоят здания местного суда, другие учреждений "органов". Ничего за века в Боровске не меняется.


С Боровском связано много удивительных историй. Так, в 1990-е годы я дружил с московским художником Геннадием Михеевым, мастером в изображении монастырей, старорусских строений в пейзажной манере. Он, независимо от меня, моего пристрастия к Боровским местам, еще в 1980-е написал вид Пафнутьева монастыря как раз с той точки, откуда сделан фотографом верхний снимок. Только у Гены это было лето, и озеро под монастырскими стенами умиротворенно переливалось разными красками и отблесками. Эту картину у него купил в 1990-е американец. Он увез Михеевскую картину в США. Однако вид монастырский над озером так очаровал американца, что в следующее лето после покупки тот снова приехал в РФ и пришел в мастерскую Гены на Сретенке. Стал его упрашивать отвезти в Боровск и показать изображенное на картине. Тогда Гена обратился ко мне как уже к Боровскому дачному жителю. Мы сговорили еще одного нашего приятеля-автовладельца, и вчетвером с очарованным американским странником дунули на сотый километр в Боровск на монастырское озеро под белые древние стены. Американец, глянув тот сногсшибательный древнерусский вид, наверное, не забудет его всю жизнь.

Когда дача наша поднялась с крышей: двухэтажная с двумя мезонинами по торцам дома, как рубками корабля, спроектированная, выстроенная почти вся руками бывшего моряка, -- пришел черед Боровских путешествий. И теперь я знаю этот город до затаенных его косогоров и развалин. Летом езжу в монастырь, чтобы окунуться у его стен в святом студеном источнике, заложенным здесь еще Пафнутием. В главном монастырском храме рака с мощами святого Пафнутия, там и роспись великого иконописца Дионисия. Через двор от этого центрального храма усыпальница -- много черепов монахов, живших и преставившихся к Богу в обители за минувшие столетия. Белые стены с галереями высятся точно так, как при их знаменитом создателе Федоре Коне. С них бились до последнего со многими ворогами, шедшими на Москву, с поляками, французами. Сдавали монастырь, лишь когда последний русский воин лежал головой в луже крови, потом снова поднимали, обновляли сожженные, разрушенные стены. Сюда любил приезжать писатель Солженицын. Да вот и здесь эМПешная беда. Уж несколько лет, как объявился в монастыре "старец" Власий. О нем звонят по всей РФ:

"Сведущие люди рассказали, что в храме монастыря во время службы можно встретить невероятного человека с особой судьбой – отца Власия. Мол, к этому старцу не зарастает народная толпа... Я остановилась на ночь вместе с другими паломницами на квартире у местных жителей. Хозяйка сдавала койко-место за 100 рублей – тяжело болен муж, и она хоть какие-то деньги выручала ему на лекарства. Полночи мы молились, а полночи караулили свою очередь у монастыря. Нужно было отмечаться в списках – желающих попасть к старцу в тот раз были десятки. Я продежурила на морозе два часа. В 6.30 утра попала на исповедь к отцу Власию. За те несколько минут на меня нашло совершенно особое состояние. Первое ощущение волнения и дрожи как рукой сняло". ( http://sobesednik.ru/incident/20120404-chudotvornye-mesta-svyato-pafnutev-borovskii-monastyr-preobrazhenskii-khram )

Никуда уж не спрячешься на Руси, ставшей СССР, теперь Эрэфией, от эМПешных проходимцев.


Тысячелетний Боровск стоит и стоять будет оплотом, что не в бревнах, а в ребах. Потому, что омыт он вослед многим русским православным мученикам и кровью отважных местных крестьян в 1918 году. Об их восстании прочитаете ниже. А я выкладываю фотографии Боровской тюрьмы, где повстанцев держали перед расстрелом. Здесь же ждали своей участи и заложники. (См. три фото ниже)


Здание тюремного замка в Боровске находится на улице Берникова в доме 66. Это здание, в отличие от уже несуществующего острога, где сидели Урсусова и Морозова, построено в 1866 году. Тюрьма с зэками просуществовала до 1930-х годов. Потом ее казематы в Совдепии приспособили под квартиры, которые заселили рабочими ткацкой фабрики "Красный Октябрь". Поэтому бывшая тюрьма в народе известна как "Дом ударника". Вот что пишут о нем в современных СМИ:

"В «Доме Ударника» — в тюрьме — по-прежнему живут люди, хотя не преступники. В 1930-х годах в тюрьме поселили ударников производства, более комфортного места не было. Я разговорился с обитателями царской тюрьмы и советского кондоминиума. «Всю жизнь провела в камере, — сообщила бывшая ткачиха Вера Анатольевна Некрасова, щеголяя по тюремному двору в ярмарочно-ярком халате. — Самая сытная жизнь была при немцах, детишек подкармливали, а потом опять голод пришел». «Нам дали пожизненный срок, — добавляет учительница русского языка Вера Егоровна Шелковая. — Для меня самый спокойный период был, когда работала в интернате для олигофренов». «Я родилась в тюрьме, — рассуждает 10-летняя Ангелина Салинас, девочка чудной цыганской красоты. — Тут хорошо, друзей много, весело, подвалы, страшные комнаты. Только крысы неприятные и злые».

Вот как на этом же сайте "Вятское старообрядчество" написано о более известных боровчанах:

"Именно здесь теоретик космонавтики Циолковский женился на дочери священника старообрядческой церкви, у него пошли дети, он создал кружок любителей науки, строчил казавшиеся полной фантастикой труды, приступил к строительству аэростатов и вступил в переписку с Менделеевым. Музей Циолковского чрезвычайно поучителен, в нем немало экспонатов, которые не укладываются в каллиграфически-образцовый портрет ученого. Листаем дневник: «Я решил не следовать страстям и как можно скорее жениться без любви на доброй и трудолюбивой девушке, которая не могла бы мешать моим стремлениям. Такая подруга не могла истощить мои силы, не привлекала меня, и сама была равнодушна и бесстрастна. Венчаться мы ходили за 4 версты, пешком и не наряжались. Вернулись — и никто о нашем браке не знал. В день венчания я купил у соседа токарный станок и резал стекло для электрической машины». Приданого за женой Циолковский, который еле сводил концы с концами, не взял. По собственному признанию, до брака и после него он не знал ни одной женщины, кроме жены. Холодность Циолковского была теоретической, в браке родились семеро детей. Однако наивность и бесчувствие вышли боком. Ученый слишком поздно обнаружил, что «жену выбрал неудачно и от этого дети вышли печальные». Два талантливых сына — Александр и Игнатий — страдали тягой к суициду, которую, увы, исполнили в молодые годы. Еще до Циолковского в Боровске учительствовал философ и первый русский космист Николай Федоров, а после работал основатель космического естествознания Александр Чижевский".

( http://kirovold.ru/content.php?page=adrursij_rus&id=11 )

Выкладываю главный текст. Когда его я прочел, то понял, отчего воинскими подразделениями были забиты боровские окрестности. Это, значит, традиция у совецких тут образовалась такая -- ухо востро держать аж с 1918 года. Тогда белые армии были далеко, а поблизости от столицы боровские мужики со священниками да офицерами шли в бой против красных. 10 тысяч человек восстали в четырех здешних уездах! Против них кинули тьму большевицких отрядов с самыми разнузданными, пьяными от свежей крови негодяями... Но так боровчане с земляками пугнули ту сволочь, что на весь совецкий период нашей истории встали тут гарнизоны. А раз воинские части, то секретили эти края, обносили заповедными колючими заборами, не нуждались они в очистке земель для какой-нибудь сталинско-индустриальной дряни. Поныне тут не дымят заводы. Поэтому и не дошли руки у совецких до крушения здешних церквей, монастыря. Господь Бог на эту земельку русскую кондовую благословенно оглянулся.

(Окончание на следующей стр.)

 

Связные ссылки
· Ещё о Литстраница
· Новости Admin


Самая читаемая статья из раздела Литстраница:
Стихи "яркого представителя правой поэзии" Эдди Эрикссона (Крылова)


<< 1 2 >>
На фотозаставке сайта вверху последняя резиденция митрополита Виталия (1910 – 2006) Спасо-Преображенский скит — мужской скит и духовно-административный центр РПЦЗ, расположенный в трёх милях от деревни Мансонвилль, провинция Квебек, Канада, близ границы с США.

Название сайта «Меч и Трость» благословлено последним первоиерархом РПЦЗ митрополитом Виталием>>> см. через эту ссылку.

ПОЧТА РЕДАКЦИИ от июля 2017 года: me4itrost@gmail.com Старые адреса взломаны, не действуют.