МЕЧ и ТРОСТЬ
21 Ноя, 2017 г. - 03:32HOME::REVIEWS::NEWS::LINKS::TOP  

РУБРИКИ
· Богословие
· Современная ИПЦ
· История РПЦЗ
· РПЦЗ(В)
· РосПЦ
· Развал РосПЦ(Д)
· Апостасия
· МП в картинках
· Распад РПЦЗ(МП)
· Развал РПЦЗ(В-В)
· Развал РПЦЗ(В-А)
· Развал РИПЦ
· Развал РПАЦ
· Распад РПЦЗ(А)
· Распад ИПЦ Греции
· Царский путь
· Белое Дело
· Дело о Белом Деле
· Врангелиана
· Казачество
· Дни нашей жизни
· Репрессирование МИТ
· Русская защита
· Литстраница
· МИТ-альбом
· Мемуарное

~Меню~
· Главная страница
· Администратор
· Выход
· Библиотека
· Состав РПЦЗ(В)
· Обзоры
· Новости

МЕЧ и ТРОСТЬ 2002-2005:
· АРХИВ СТАРОГО МИТ 2002-2005 годов
· ГАЛЕРЕЯ
· RSS

~Апологетика~

~Словари~
· ИСТОРИЯ Отечества
· СЛОВАРЬ биографий
· БИБЛЕЙСКИЙ словарь
· РУССКОЕ ЗАРУБЕЖЬЕ

~Библиотечка~
· КЛЮЧЕВСКИЙ: Русская история
· КАРАМЗИН: История Гос. Рос-го
· КОСТОМАРОВ: Св.Владимир - Романовы
· ПЛАТОНОВ: Русская история
· ТАТИЩЕВ: История Российская
· Митр.МАКАРИЙ: История Рус. Церкви
· СОЛОВЬЕВ: История России
· ВЕРНАДСКИЙ: Древняя Русь
· Журнал ДВУГЛАВЫЙ ОРЕЛЪ 1921 год

~Сервисы~
· Поиск по сайту
· Статистика
· Навигация

  
Static Content


ROOT / book_2 / vgv132.htm
Тип: HTML
Print version...

4. Боспорское царство и греческие города на северном побережье Черного моря [+48]

Беспокойный период борьбы между скифами и сарматами (третье и второе столетия до н.э.) болезненно задел жизнь греческих городов Тавриды. Медленно сдавая позиции под напором сарматов, часть скифов бежала в Тавриду, где они смешались с местным племенем тавров, с тем чтобы стать тавро-скифами. К концу второго века до н.э. тавро-скифы были вынуждены признать высшую власть сарматского племени роксоланов. Независимость Херсонеса и Пантикапея, как и греческих городов Тавриды, была теперь под серьезной угрозой.

Неспособные полагаться на свои собственные силы, греки Тавриды должны были искать помощи в других уголках. Ближайшей силой, о которой они могли думать, было Понтийское царство на южном берегу Черного моря в Малой Азии. В третьем и втором веках до н.э. это царство было лишь одним из второстепенных эллинистических государств Ближнего Востока. Его быстрое восхождение началось в конце второго века до н.э. с приходом на трон Митридата VI (113 г. до н.э.) [+49]. Новый царь был человеком могучих жизненных сил и больших амбиций, ставившим своей конечной целью создание мировой монархии. Просьба о помощи тавридских греков отлично совпадала с его планами расширения своего контроля над северными берегами Черного моря с целью получения доступа к огромным ресурсам Южной России.

Митридат в конце концов был рад послать в Тавриду одного из своих лучших полководцев Диофанта с войском хорошо тренированных гоплитов, насчитывающим шесть тысяч. Было самое время остановить наступление тавро-скифов, чтобы спасти Херсонес. Тавро-скифы имели своим предводителем энергичного Палака, сына скифского царя Скилура; как сын, так и отец были вассалами роксоланов и их совместные владения тянулись от Тавриды до Ольвии. Получив известия о высадке войск Диофанта близ Херсонеса (110 г. до н.э.), Палак попросил своего сюзерена Тазия, царя роксоланов, оказать помощь. Последний послал войска в Тавриду, но они не могли воевать с гоплитами Диофанта. Война шла в холмистых районах южного Крыма, где роксоланам не хватало места для развертывания их кавалерии. Диофант не только смог отбить их атаку на Херсонес, но заставил их отступить к северу, после чего он подчинил тавров (108 г. до н.э.). Обеспечив безопасность Херсонеса, Диофант двинул свои войска к восточной части Крымского полуострова, с тем чтобы снять скифо-сарматскую угрозу с Пантикапея. Ценой за "освобождение от варваров" для Пантикапея и Херсонеса была обязанность признания царской власти Митридата. Таким путем Митридат стал царем Боспора, в то время как Херсонес, который не являлся прежде частью Боспорского царства, был теперь включен в него (106 г. до н.э.).

С установлением контроля над Тавридой Митридат был теперь вовлечен в сеть запутанных дипломатических интриг средиземноморского мира, поскольку вскоре вступил в развернутую борьбу с Римом.

Испытав многие превратности судьбы, потеряв большинство из своих владений, Митридат должен был укрепиться в Боспоре как своем последнем прибежище. Но рука Рима достигла его даже тут, и римской дипломатии удалось поддержать восстание местных жителей, ведомых его собственным сыном Фарнаком. Для старого царя единственным выходом стало самоубийство (62 г. до н.э.). Фарнак в свою очередь был убит местным вождем Асандером, который признал Рим в качестве "властителя" Боспора. Чтобы легализировать свою власть в глазах местного общественного мнения, Асандер женился на дочери Фарнака Динамис, после чего принял царский титул (41 г. до н.э.). Период правления Асандера принес покой в бурную историю Боспорского царства.

Тем не менее, в 16 г. до н.э. начались новые невзгоды, возможно, не без интриги со стороны Рима, где растущий авторитет Асандера воспринимался с некоторым подозрением, в результате чего римская помощь была обещана соперничающему с ним вождю. Следующие годы принесли много беспокойства и изменений на троне. Неприятности были частично результатом столкновения интересов между греками, местами и сарматами и частично порождались личными амбициями царицы Динамис, которая выходила замуж по очереди за каждого нового претендента на трон. И лишь в правление Аспурга, возможно, четвертого мужа Динамис, [+50] все успокоилось.

После смерти Динамис (7 г. до н.э.) Аспург женился на фракийской принцессе. Их сын Котис (царь с 49 г. н.э.) был основателем новой боспорской династии, которая была связана как культурно, так и личностно более с фракийским и иранским, нежели с греческим миром. Жизнь при дворе боспорского монарха быстро принимала новые аспекты, и некоторые поздние боспорские монеты воспроизводят правителя в тяжелом одеянии иранского царя [+51].

Рим оказал полную поддержку как Котису, так и его последователям, поскольку контроль за северо-восточным углом Черного моря имел огромную стратегическую ценность для римских императоров. Таврида служила аванпостом, который давал им возможность, с одной стороны, следить за движением кочевников в степях Южной Руси, а, с другой стороны, защищать тыл их операций в Транскавказском регионе.

Вторжение сначала готов (в третьем веке н.э.) и затем гуннов (в четвертом веке) подорвало на некоторое время связи между Боспором и Империей, и только в век Юстиниана I (527-65 гг.) Империя (теперь известная как Византийская) была вновь в состоянии реставрировать свой контроль в Пантикапее, который затем получил новое имя Керчь.

Экономические основы Боспорского царства принадлежали тому же типу, что и в скифские времена. Пшеница была главным продуктом. Она выращивалась как на месте, так и импортировалась из степей за Азовским морем. Зерно составляло также основной предмет экспорта. Сам царь был главным продавцом зерна. Множество более мелких продавцов имели офисы в Пантикапее. Представители местной аристократии обладали крупными земельными владениями вблизи города, где они обычно проводили лето, живя в традиционных палатках кочевников, наблюдая за полевыми работниками и находясь в готовности защитить их в случае любого вторжения с севера.

В городах жило значительное количество ремесленников, вовлеченных в различного рода деятельность. Эллинистическая цивилизация постепенно теряла опору в народе. На греческом все еще говорили, но в основном как на официальном языке. Дома его вытесняли иранские диалекты. Греческие одеяния также уступали путь иранской моде. Что касается религиозной жизни, культ Небесной Афродиты, являвшей собою Великую Богиню Малой Азии, был особенно популярен. С конца первого века н.э. стало заметно влияние иудаизма, благодаря притоку еврейских поселенцев. Христианство пришло значительно позже - около четвертого века. Формирование сильного иудаистского сообщества на Боспоре должно было иметь важные следствия в будущем, поскольку оно составляло основание для экспансии иудаизма среди хазар в восьмом и девятом веках, что мы обсудим подробнее позднее [+52].

Вся политическая структура Боспорского царства претерпела глубокие изменения. Бывшие демократические институты исчезли, оставив немногочисленные следы. Правительство "Великая Порта" приняло бюрократический характер, не отличающийся от Персидского царства или Византийской империи. Гражданская администрация была отделена от военной, и первая из них возглавлялась "Защитником царства" (oepithz Basileiaz), последняя - "Предводителем тысячи" (ciliarcoz).

Обратимся теперь к Херсонесу. Как мы видели, в конце второго века до н.э. Херсонес вместе с Пантикапеем признал власть Митридата IV. Позднее был установлен римский контроль над всей Тавридой, и Херсонес получил "хартию свободы" от Рима, которая означала, что он стал автономным по отношению к Боспорскому царству (24 г. до н.э.).

Именно Рим теперь принял на себя защиту Херсонеса от его врагов. Когда в течение первого века н.э. давление кочевников стало угрожающим, римский полководец из дунайских провинций пришел на помощь Херсонесу (62 г. н.э.). Город стал отдельно стоящим римским укреплением и римский флот использовал его порт как базу для своих галер.

Под римским протекторатом экономическая жизнь Херсонеса, в основном сельское хозяйство, удачно развивалась. Период второго и третьего столетий н.э. отличался сдержанным, но постоянным прогрессом. Потрясения четвертого и пятого столетий ограничивали экономическую экспансию и делали особо важной задачу обороны. Мы увидим далее, что город смог адаптироваться к новым политическим условиям и поддержать свой авторитет еще на несколько столетий.

Раннее проникновение христианства стало наиболее важным фактором духовной жизни населения. Херсонес использовался римской администрацией в ходе ее борьбы с христианством как место ссылки некоторых выдающихся христианских лидеров, и к моменту эдикта императора Константина, гарантирующего признание христианской церкви (312 г. н.э.) в городе уже существовала сильная христианская община.

В то время как Херсонес и Боспорское царство оказались способными сохранить свою самостоятельность в течение сарматского периода, Ольвия была менее удачлива. Около 50 г. н.э. город разграбили геты - фракийское племя. Позже он был восстановлен и признал авторитет Рима, войдя в римскую провинцию Нижняя Мезия (конец II века н.э.). Готы вновь разграбили его в III веке. При таких условиях неудивительно, что город так и не смог обрести процветание скифского времени.

5. Наследство иранской эпохи в русской истории

Иранский период обладал фундаментальной значимостью для последующего развития русской цивилизации. Неуничтожимые следы иранского влияния все еще существуют на карте России, поскольку во множестве случаев географические названия, в особенности в Южной Руси, происходят из иранского языка. Мы так-же находим производные от иранского в языках как славян, так и финнов в различной хозяйственной и земледельческой терминологии. Более того, как мы увидим, [+53] именно иранцы заложили основание политической организации восточных славян.

Искусство Древней Руси было также пропитано иранскими мотивами. В русском народном (крестьянском) искусстве и ремеслах иранские традиции сохранились почти до наших дней.

Кроме непосредственных контактов со славянами и с финнами, иранцы, занимавшие степи Южной Руси, служили также связующим звеном между греческой и персидской цивилизациями, с одной стороны, и народами Центральной и Северной Руси - с другой.

Благодаря условиям коммерческого обмена, установленного через Боспорское царство, объекты как парфянского, так и сасанидского происхождения нашли свой путь на север по реке Волге, что объясняет, например, факт того, что так много серебряных блюд греко-бактрийского и сасанидского производства были обнаружены в регионе Южного Урала [+54].

Рассмотрим топонимические следы, оставленные иранцами на Руси [+55]. Характерно в этой связи имя реки Дон. Дон означает "вода", "река" по-осетински (dan по-староирански). Название Дунай производно от того же корня. Аналогичным образом, первая часть имени Днепр и Днестр производны от корня don. Согласно Плинию, скифы называли реку Танаис (Донец - Дон) "Син" [+56]. Это -другое иранское слово для понятия "река". А.И. Соболевский предполагает, что имя Цна (Сна) производно от "Син". Существует несколько рек, именуемых Цна: приток Волги, приток Меты, два притока Днепра и приток Вислы. Название Тор, приток Донца, должно быть производно от иранского корня tur, "ехать". Русский глагол протурить ("прогнать", "отгонять") происходит от того же корня. Это также один из компонентов имени Трубеж, река-приток Днепра. Старое имя Днестра - Тирас (Turaz в греческой транскрипции) принадлежит к той же группе. Название Стыр, притока Припяти, может быть сравнено с осетинским styr ("великий", "сильный"). В другом диалекте оно становится khtyr, сравни Ахтырка Харьковской губернии. Имя реки Халан, притока Оскола, который в свою очередь является притоком Донца, отражает племенное имя аланов (халаны в написании Аммиана Марцеллина). Параллельное племенное имя Ас было сохранено во многих местных наименованиях Южной Руси, как будет показано позже. [+57]

Древнее наименование города Судак в Крыму, Сугдея, производно от иранского прилагательного sugda ("чистый", "освященный") [+58]. Возможно, что название рос (иначе русь) также произошло в иранский период. Река Волга названа Рос (Rvz) анонимным греческим автором географического трактата, скопированного в V веке н.э [+59]. Некоторые арабские и персидские авторы девятого и десятого веков н.э. называют Дон "Русской рекой" (nahr аг-Rusiya) [+60]. Согласно Нарбуту, Оскол, приток Донца, был известен в древние времена как Рос [+61]. Один из притоков Днепра называется Рос даже теперь. В русской географии семнадцатого века, в так называемой "Книге великого очертания" ("Книга большому чертежу") упоминается Руза, приток Сейма [+62]. Кажется возможным, что название Рша (Орша) также связано с именем Рос: Орша, приток Днепра; Рша, в древнем Черниговском княжестве; Рша, приток Суды. В качестве специальной группы могут быть упомянуты реки с именами Рос или Русь. По Нарбуту, средняя часть реки Неман была в древние времена известна как Рос; также правый рукав нижнего Немана. Приток Наревы и приток Шескзупа также названы Рос [+63].

Источник имени рос или русь точно не установлен. Некоторые исследователи-лингвисты выводят его из предположительного арийского ronsa, означающего "жидкость", "вода" [+64]. Отсюда предположительно и русское слово роса. Лично я склоняюсь к другому объяснению имени. Как мы видели, [+65] сарматские племена аорсы и роксоланы распространились уже во втором веке до н.э. по территории Волги, Дона, Донца и Днепра. Имена этих племен могут быть выведены из иранских слов ors или uors ("белый") и rukhs ("светлый"). Возможно, некоторые реки в районе распространения этих племен должны были стать известны под племенными именами поселенцев. Однако возможность двойного происхождения этих имен не следует упускать из виду. Иранское племенное имя могло быть рационализировано местными славянами с помощью их собственного языка (рос от роса). Двойное происхождение определенных имен и терминов часто встречается в фольклоре различных народов, и в особенности в русском фольклоре. Ни роксоланы, ни аорсы не могли достигнуть столь далеких краев как Неман и Висла, но могли существовать некоторые торговые отношения между народом рос верхнего Донца и бассейном нижнего Днепра, с одной стороны, и бассейном Вислы - с другой, что и могло привести к распространению имени рос на север. Но скорее всего имена, подобные рос и русь, появились в северном регионе в более поздний период готов или даже варягов.

От следов иранской культуры, обнаруженной в топонимике обратимся теперь к словарю [+66]. Множество русских и украинских слов, например, хата ("дом"), шаровары ("широкие штаны") топор, собака были заимствованы из иранского. По моему мнению, также из иранского может быть выведено древнерусское смерд ("человек низшего класса", "крестьянин"), сравни иранское mard ("человек"). Мы ранее упомянули, [+67] что некоторые подразделения йю-ки (тохаров) могли проникнуть в Южную Русь вместе с аланами. В этой связи следует вспомнить, что русский словарь обладает по крайней мере одним словом, очевидно позаимствованным из тохарского, а именно - слон, сравните с тохарским клон [+68].

Зависимость русского словаря от определенных иранских и возможно тохарских корней интересна не только с точки зрения лингвистики, но и возможностью проследить пути культурного прогресса. Из вышеприведенных примеров очевидно, что культурное наследие иранского периода демонстрирует себя в различных аспектах жизни ранних славян и руси, что находит выражение в словах, отображающих жилье (хата), одежду (шаровары), инструменты (топор), домашних животных (собака), социальную организацию (смерд). Мы можем предположить, что таким же образом через иранцев Древняя Русь познакомилась с ближневосточными мерами длины и веса [+69]. Меры веса, общие для всего Ближнего Востока в сарматский период базировались на вавилонских стандартах, и существует тесная связь между древней русской и вавилонской системами веса. Так, древнерусская "большая гривенка", позднее известная как русский фунт, соответствует вавилонской мине, а русский пуд вавилонскому таланту.

Древнерусские меры длины эквивалентны так называемой филетерической шкале, которая была принята в эллинистическом Пергамском царстве в Малой Азии в третьем веке до н.э. Пергамские меры начинаются с "пальца" (0,5 русского вершка). "Шаг" пергамской шкалы равен русскому аршину. Русская сажень соответствует пергамскому "пруту". За распространением римского контроля над Ближним Востоком пергамские меры длины были в определенной степени скоординированы с римской шкалой, и таким образом пергамская "миля" была установлена как состоящая из 1000 шагов. Интересно отметить в данной связи, что в Новое время русская верста включает 500 саженей, древняя же русская верста равнялась 1000 саженей.

Давайте теперь обратимся к традиции иранского периода в отражении русского народного искусства. Проблема очень сложна. Не может быть сомнений, что некоторые стандарты этого народного искусства, подобные вышиванию, демонстрируют разительное сходство с иранскими мотивами; однако нам следует иметь в виду, что иранские мотивы могли проникнуть в русское народное искусство в более поздний период через некоторые опосредующие стандарты, западные или восточные. Косвенные связи в развитии русского народного искусства еще не достаточно хорошо изучены.

Одновременно, однако, мы можем предположить, что основания русского народного искусства были заложены в течение иранского периода. Возьмем, к примеру, глиняные игрушки русского крестьянского искусства [+70]. Основными предметами изображения являются: женщина, конь (а также некоторые другие животные - бык, олень, коза, медведь) и птица. Мужчина изображается очень редко и лишь как дополнение к коню. Репертуар сюжетов - очевидно незападный. Это может быть объяснено как наследие дохристианских времен, более точно - периода иранского контроля над славянами. Конь, бык, коза и медведь - все они играли важную роль в ритуалах и мифологии древних славян. Птица имела особое значение для иранской мифологии [+71].

Особая роль женщины как сюжета древнерусских игрушек также Должна найти объяснение через обращение к древнему ирано-аларо-дианскому культу Богини Матери, или же Великой Богини [+72]. Почитание женских божеств скифами упоминается Геродотом [+73]. Характерно, что глиняные фигурки, похожие на более поздние русские игрушки, были найдены в некоторых древних киевских местах захоронения (городищах). Среди предметов изображения этих фигурок важную роль играют женщина, конь и птица. Места захоронений, о которых идет речь, датируются от шестого до тринадцатого века н.э. Схожие фигурки были найдены на месте захоронения Гнездова в Смоленске, относящегося к седьмому - десятому векам [+74]. Некоторые из этих фигурок - как одна птица, найденная в Топорке в регионе верхней Волги, - были без сомнения использованы в языческих ритуалах и церемониях, возможно как символическая жертва. Другие могли использоваться как амулеты.

Образ Великой Матери иранских времен - также ведущий мотив древнерусской вышивки [+75]. Женщина на этих вышивках всегда изображалась стоящей в центре картины, всегда глядя на зрителя в характерной парфянской манере. В верхней части типичной картины обычно помещаются два символа свастики, очевидно представляя солнце и луну. Кони, которые обычно вышиты по обе стороны от женщины, также имеют явно символический смысл, поскольку под их копытами имеются обычно знаки свастики. В некоторых случаях вместо коней изображены олени; иногда встречаются олень или пантера. Подобные вышивки составляют интересные параллели определенным объектам скифского и сарматского искусства. Здесь могут быть упомянуты знаменитая золотая пластина тиары кургана Карагодеуашх, равно как и фрагменты рога для питья - rhyton - из кубанского региона [+76]. Дакские пластинки для голосования второго и третьего века н.э. также интересны в этом отношении [+77].

6. Западные и северные соседи сарматов

С вторжением сарматов часть населения черноморских степей иранского происхождения значительно увеличилась. Однако этническая композиция местного населения не претерпела полного изменения. Именно на скифов пришелся основной удар. Но даже они не были все изгнаны или уничтожены; как мы видели, часть из них получила разрешение остаться в Тавриде после признания власти роксоланов. Взяв у сарматов власть над местными племенами Южной Руси, сарматы не имели намерения уничтожить их. Часть этих племен должна была уйти в менее плодородные регионы, освобождая место пришельцам; другие, напротив, воспользовались дезинтеграцией скифского царства, чтобы получить лучшие земли. Через некоторое время был установлен определенный баланс племен, который был опрокинут лишь позднее нашествием готов.

Среди названии племен Сарматии, упомянутых современными им латинскими и греческими авторами, мы можем найти некоторые известные со времен Геродота. Тождественны ли сами племена с теми, что упомянуты Геродотом, трудно сказать, поскольку во многих случаях авторы третьего или четвертого века н.э. использовали имена древних историков для сохранения классической традиции. Однако в дополнение к племенным именам, упомянутым Геродотом, в исторической и географической литературе сарматского периода появляются новые имена.

В своей известной книге о Германии, написанной в 98 г. н.э., Тацит упоминает три племени как расположенные "между германцами и сарматами", а именно: певкины (иначе - бастарны), венеды и фенны [+78]. Сам Тацит не уверен, следует ли классифицировать эти племена как германские или сарматские. В случае бастарнов он склонен рассматривать их как германцев, что совпадает также с мнением современных ученых. В случае венедов он также указывает на черты их жизни, которые сближают их более с германцами, нежели с сарматами. Венеды, отмечает Тацит, строят дома, используют щиты, двигаются кругом пешком; все это отлично от привычек сарматов, которые живут в палатках и на лошадях. Сегодня принято, что венеды Тацита могут рассматриваться как славяне. Согласно Тациту, они жили между певкинами и феннами. Последние без сомнения должны быть отождествлены с финнами. Согласно Тациту, финны были чрезмерно дики и бедны. Хотя он знал о финнах лишь по слухам, его замечания, что финские наконечники стрел сделаны из кости, а не из железа, подтверждается археологическими свидетельствами, показывающими, что его информаторы были вполне надежны.

Для беглого обозрения и племен "между германцами и сарматами", которое будет проведено, мы можем использовать план Тацита: т.е. начать с региона нижнего Дуная, затем обратиться к Западной Руси и наконец к финскому северу.

Регион нижнего Дуная со второго века до н.э. контролировался германским племенем бастарнов, которые властвовали над соседними фракийскими племенами. Среди последних лишь геты и даки обладали определенной степенью автономии. Около 50 г. до н.э. геты, как мы уже упоминали [+79], вторглись в Ольвию. Когда Римская империя расширила свои границы до Балканского полуострова, римляне столкнулись с проблемой защиты берегов Дуная от набегов германцев, даков и сарматов. В течение первого века н.э. они защищались. В конце этого столетия, однако, вследствие постоянных вторжений даков, император Траян решил послать войска за Дунай для уничтожения сил противника на их базах. Две кампании (101-2 и 105-6 гг. н.э.) оказались достаточными для уничтожения сопротивления даков, и Дакия стала римской провинцией. В дополнение к римским гарнизонам, размещенным как стратегические точки, в новой провинции разместились крестьяне-колонисты. В результате латинский язык начал быстро распространяться среди населения Дакии, как это было в Испании и Галлии при схожих обстоятельствах. Именно к римской колонизации на Балканах во втором и третьем веках н.э. относятся истоки румынского языка.

Дакия оставалась римской провинцией менее, чем два столетия. Уже в 174 г. император Марк Аврелий должен был допустить германское племя вандалов в северо-западную часть Дакии и дать им землю. В середине третьего века Дакия стала объектом многочисленных вторжений готов и гепидов. В 268 г. император Проб решил оставить провинцию и начал эвакуацию, передвинув сто тысяч бастарнов во Фракию. Наследник Проба Аврелиан приказал римским войскам вернуться назад на южный берег Дуная, который стал вновь границей империи. Отступление армии подало сигнал к исходу римских колонистов, большинство которых также двинулись во Фракию.

От народов региона нижнего Дуная обратимся, следуя за Тацитом, к племенам бассейна Вислы: венедам или венетам. Они без сомнения были славянами; мы можем точно идентифицировать их как западную ветвь славян. Регион, оккупированный венедами в первом и втором веках н.э., может быть определен как Галиция, Волынь и Малая Польша. Согласно Иордану, который писал в шестом веке, "многочисленный род венетов" жил на северных склонах Карпатских гор, у истоков реки Вислы; они занимали большое пространство земель" [+80]. Как народы, близкие к венетам, Иордан упоминает склавенов и антов. Эти два народа представляют восточную ветвь славян и будут рассмотрены позднее [+81]. С археологической точки зрения, территория венедов должна быть связана с регионом полей погребальных урн.

К северо-востоку от венедов Иордан помещает эстов [+82], народ балтийского (литовского) происхождения, который не нужно смешивать с эстами - финским племенем. Среди финнов Иордан упоминает тиудов (чудь в древнерусском), меренс (русское меря) и морденс (русское мордва) [+83]. Границы экспансии различных племен северо-запада были смещены миграцией готов [+84]. В первом веке н.э. готы, шедшие из Скандинавии, осели в бассейне нижней Вислы. Они упоминались попеременно Плинием [+85], Тацитом [+86] и Птолемеем [+87], и их вторжение в область нижней Вислы должно было вылиться в миграции местных племен. Часть эстов очевидно должна была двигаться дальше на восток. Во второй половине второго века н.э. готы двинулись далее на юг, в днепровский и черноморский регион. Их марш должен был побеспокоить дополнительные части как венедов, так и балтов.

В середине четвертого века готский король Германарих (около 350-70 гг. н.э.) попытался завоевать большинство племен Центральной и Северной России. Среди подчиненных народов Иордан отмечает три вышеупомянутых финских племени (тиуды, мерено и морденс), равно как и эстов, венедов, склавенов и антов. Не в состоянии противостоять атаке Германариха, венеды и склавены отступили дальше на север. Возможно, в этот момент племя склавенов мигрировало от региона среднего Днепра вверх по реке Днепр, с тем чтобы в конце концов осесть вокруг озера Ильмень [+88]. В результате этого северного марша склавенов балты были разделены на две части: западную, между Полотском и Рижским заливом и восточную, расположенную в регионе верхней Оки. Племя галиндов, известное в русских летописях двенадцатого века как голиады, должно рассматриваться как остатки восточной части балтов [+89].

Примечания

[+48] Minns; Rostovtzeff. Iranians and Greeks; idem. "The Bosporan Kingdom", САН, VIII, chap. XVIII: idem. Hellenic World, especially pp. 585 - 587 and 594 - 602; idem. Roman Empire, passim; idem. Skythien; idem. Zhivopis.

[+49] М. Rostovtzeff and H. A. Ormerod. "Pontus and its Neighbours", САН, IX, chap. V; see also Rostovtzeff. Hellenistic World, chap. VII.

[+50] Rostovtzcff. "Queen Dynamis", JHS, 39 (1919), 103.

[+51] См. Rostovtzeff, p. 159.

[+52] См. гл. VII, разд. 6 и гл. VIII, разд. 5.

[+53] См. разд. 7 и 8 ниже.

[+54] Я. И. Смирнов. Восточное серебро (С.-Пб., 1905); Тревер. Памятники.

[+55] Sf. Sobolevskii, I - II; Vasmer. Iranier.

[+56] Pliny, VI, 20

[+57] См. гл. IV, разд. 6 и 8.

[+58] Миллер. Следы, с. 240.

[+59] Латышев, I, 295; ср. Смирнов, с. 8.

[+60] Следует отметить, что некоторые ученые относили "Русскую реку" восточных авторов к Волге, а не к Дону. См. Минорский, с. 41, 75, 216 - 218, 316.

[+61] Гедеонов, II, 421

[+62] Книга, с. 91

[+63] Гедеонов, II, 421

[+64] F. Knauer. "Der russische Nationalname und die indogermanische Urheimat", IF, 81(1912-13), 67 - 70.

[+65] См. разд. 3 выше.

[+66] См. Мелиоранский, I-III; Миклосич, I, III-IV; Вернадский. Звенья, с. 16 и далее.

[+67] См. разд. 2 и 3 выше.

[+68] Параллель была предложена мне Эдвардом Сепиром.

[+69] Н. Т. Беляев. "О древних и нынешних русских мерах протяжения и веса", SK, I (1927), 247 - 288.

[+70] См. Л. А. Динцес. Русская глиняная игрушка (Москва - Ленинград, 1936)

[+71] См. разд. 8 ниже.

[+72] Rostovtzeff, pp. 33 - 34, 72 - 73.

[+73] Herodotus, IV, 59.

[+74] Динцес (как и в N 70), с. 29 и далее.

[+75] Gorodtsov.

[+76] Rostovtzeff. Plate XXIII. См. также Ростовцев "Представление о монархической власти в Скифии и на Боспоре", АК, 49 (1913), с. 9 и далее.

[+77] Gorodtsov; Rostovtzeff "Une tablette votive thracomithriaque du Louvre", AIM, 13 (1933), 385 - 408.

[+78] Tacitus. Germania, 46.

[+79] См. разд. 4 выше.

[+80] Jordanis, Sec. 34. Эта и последующие цитаты на английском взяты из перевода К.К. Мироу.

[+81] См. разд. 7 ниже.

[+82] Jordanis, Sec. 36.

[+83] Jordanis, Sec.116. Для идентификации "тиудов", "меренов", "морденов" см. Zeuss, pp. 688 - 689; cf. Mommsen, p. 165.

[+84] Образцовой работой по истории готов является L. Schmidt. Ostgermanen.

[+85] Pliny, IV, 99.

[+86] Tacitus, Germania, 43.

[+87] Ptolemy, III, 5, 8.

[+88] М. Vasmer, "Die aelteste Bevoelkerungsverhaeitnisse", Geistige Arbeit (November 5,1937), p. 2.

[+89] Vasmer. Beitraege, I.

1-2-3-4-5-6-7-8-9-10-11-12-13-14-15-16-17-18-19-20-21-22-23-24-25-26

Statistics: size(file) = 31015 bytes; size(dir) = 129372 bytes; total files(dirs) = 10

На фотозаставке сайта вверху последняя резиденция митрополита Виталия (1910 – 2006) Спасо-Преображенский скит — мужской скит и духовно-административный центр РПЦЗ, расположенный в трёх милях от деревни Мансонвилль, провинция Квебек, Канада, близ границы с США.

Название сайта «Меч и Трость» благословлено последним первоиерархом РПЦЗ митрополитом Виталием>>> см. через эту ссылку.

ПОЧТА РЕДАКЦИИ от июля 2017 года: me4itrost@gmail.com Старые адреса взломаны, не действуют.