МЕЧ и ТРОСТЬ
25 Сен, 2017 г. - 15:49HOME::REVIEWS::NEWS::LINKS::TOP  

РУБРИКИ
· Богословие
· Современная ИПЦ
· История РПЦЗ
· РПЦЗ(В)
· РосПЦ
· Развал РосПЦ(Д)
· Апостасия
· МП в картинках
· Распад РПЦЗ(МП)
· Развал РПЦЗ(В-В)
· Развал РПЦЗ(В-А)
· Развал РИПЦ
· Развал РПАЦ
· Распад РПЦЗ(А)
· Распад ИПЦ Греции
· Царский путь
· Белое Дело
· Дело о Белом Деле
· Врангелиана
· Казачество
· Дни нашей жизни
· Репрессирование МИТ
· Русская защита
· Литстраница
· МИТ-альбом
· Мемуарное

~Меню~
· Главная страница
· Администратор
· Выход
· Библиотека
· Состав РПЦЗ(В)
· Обзоры
· Новости

МЕЧ и ТРОСТЬ 2002-2005:
· АРХИВ СТАРОГО МИТ 2002-2005 годов
· ГАЛЕРЕЯ
· RSS

~Апологетика~

~Словари~
· ИСТОРИЯ Отечества
· СЛОВАРЬ биографий
· БИБЛЕЙСКИЙ словарь
· РУССКОЕ ЗАРУБЕЖЬЕ

~Библиотечка~
· КЛЮЧЕВСКИЙ: Русская история
· КАРАМЗИН: История Гос. Рос-го
· КОСТОМАРОВ: Св.Владимир - Романовы
· ПЛАТОНОВ: Русская история
· ТАТИЩЕВ: История Российская
· Митр.МАКАРИЙ: История Рус. Церкви
· СОЛОВЬЕВ: История России
· ВЕРНАДСКИЙ: Древняя Русь
· Журнал ДВУГЛАВЫЙ ОРЕЛЪ 1921 год

~Сервисы~
· Поиск по сайту
· Статистика
· Навигация

  
Static Content


ROOT / book_2 / vgv121.htm
Тип: HTML
Print version...

Глава II. КИММЕРИЙСКАЯ И СКИФСКАЯ ЭРА (1000-200 гг. до н.э.)

1. Переход от бронзового к железному веку

Если изобретение бронзы значительно способствовало прогрессу человеческой материальной культуры, то не менее важный шаг вперед был сделан с введением в обиход железа. Медь и бронза были удобным материалом для сосудов и утвари, но недостаточно тверды для инструментов и оружия. Хотя археологами было обнаружено значительное количество бронзовых мечей, вероятно они по большей части употреблялись как рапиры, поскольку бронза слишком хрупка для рубящих ударов. Только после того как меч был сделан из железа, он стал грозным оружием. Аналогичным образом дело обстояло с земледельческими инструментами: только с изобретением железного плуга земледелие вступило на новую ступень развития.

Как мы видели [1], железо начало использоваться много позднее, нежели бронза. Оно было известно в Малой Азии и Месопотамии по крайней мере с 1300 г. до н.э. После 1000 г. до н.э. его использование распространилось в Кобан, в Северокавказский регион. Наиболее ранние железные изделия как в Центральной России, так и на Украине могут датироваться 900 г. до н.э. Как раз около этого времени железо было введено в Греции. В центральной Европе начало железного века, известное как гальштатская культура, установилось в первой половине первого тысячелетия до н.э. Во второй половине тысячелетия развилась более богатая и тонкая культура железа, известная как культура латен. Ее обычными носителями были кельты. Около 500 г. до н.э. началась экспансия кельтов в юговосточной Европе, и с нею распространилась латенская культура. В первой четверти третьего столетия до н.э. кельты достигли Западной Украины, Бессарабии и Балканского полуострова. Так же как это было с медью и бронзой, железо входило в обиход лишь постепенно. Во многих регионах железные инструменты сначала лишь заменяли бронзовые. Это справедливо и для развития железной культуры по территории России. Хотя железные изделия появились как в Центральной России, так и на Украине около 900 г. до н.э., как мы это видели, должны были пройти столетия до прихода подлинного железного века в эти края.

Следует отметить, что в России естественные условия были более благоприятны для развития железной индустрии, нежели медной и бронзовой. Железные залежи днепровского бассейна залегали слишком глубоко для эксплуатации путем примитивной техники, но на Западной Украине и в Центральной и Северной России было много поверхностных или близких к поверхности земли залежей руды, в основном вблизи озер и топей. Как славяне, так и финны начали использовать местные железные руды только около начала христианской эры. Руда в это время выплавлялась примитивными методами, во рвах и в ямах. В период антов, с четвертого по седьмое столетие н.э., железная индустрия значительно усовершенствовалась на юге, уже использовались плавильные печи.

В начале железного века черноморские степи контролировались киммерийцами, народом, схожим с фракийцами. В седьмом веке до н.э. киммерийцы были заменены скифами, которые мигрировали в Южную Россию из Казахстана. Скифы представляют, конечно, не первую волну евразийских кочевников, достигших черноморских степей с востока, но они первые, о ком мы имеем определенную информацию. Скифское движение на запад должно было сопровождаться в течение времени многочисленными вторжениями иных кочевников. Поэтому кажется логичным скоординировать план нашего краткого обзора культурных сфер Евразии в киммерийскую и скифскую эпоху с направлением основных миграций. Поэтому нужно обратиться сначала к Сибири и Казахстану, затем к Кавказу и Крыму, а потом исследовать археологическую базу черноморских степей и Центральной и Северной России.

СИБИРЬ И ТУРКЕСТАН [2].

Мы можем предположить, что в первом тысячелетии до н.э., как и в предшествующее тысячелетие [3], Северный Туркестан и Южная Сибирь были культурно тесно взаимосвязаны. Оба края все еще жили в медном и бронзовом веке. Это был период расцвета минусинской культуры, названной так, поскольку Минусинский край - т.е. долина верхнего Енисея - являлся одним из ее важнейших центров. Саянские горы, расположенные в этом регионе, особенно богаты медной рудой. Многочисленные захоронения минусинского типа разбросаны по всей степной зоне Южной Сибири. Они дают свидетельства значительной плотности населения. Животноводство, земледелие и охота были основными ветвями экономики минусинского человека.

Первая стадия минусинской культуры может быть отнесена к восьмому и седьмому столетиям до н.э. Могильные холмы этого периода невысоки и обычно огорожены квадратным каменным забором. Погребальная камера облицовывалась изнутри каменными плитами либо деревом. Одно или несколько тел находились в каждой камере. В камере также хранились погребальный инвентарь, состоящий из глиняных ваз с нарезной орнаментацией и бронзовых зеркал, медные и бронзовые кинжалы, ножи, топорики, наконечники стрел, шила, иглы и крючки для рыбной ловли. Из украшений присутствуют конические бусины и полусферические пластины, декорированные костяные гребни. Медные и бронзовые долота с углублениями также характерны для стоянок минусинского типа.

Вторая стадия минусинской культуры достигла своего полного выражения во второй половине первого тысячелетия до н.э. Могильные холмы этого периода широки и высоки; внутренняя кладка состоит обычно из больших камней, как и прежде, а стороны квадрата ориентированы стрелками компаса. Погребальные камеры обычно очень просторны, настолько чтобы можно было свободно поместить несколько тел. Согласно С. Теплухову, каждая камера была приспособлена для целой семьи или даже рода. В более поздних захоронениях процедуре похорон предшествовала кремация. Погребальный инвентарь включает глиняные вазы, но большая части без орнамента; медные и бронзовые топорики, кинжалы ножи, пробойники, металлические пластинки, бусины из стекла и яшмы. Некоторые из этих предметов украшены фигурами оленя, козы и некоторых других животных, нарисованных в определенном стиле: глаза и ноздри животных, так же как и концы ступней и хвостов имеют округлое очертание, плечи и ляжки выпирают, уши длинны и временами направлены вперед. В то время как стилизация более выражена, чем в скифских предметах Южной России, основа орнамента та же.

Захоронения скифского периода в Казахстане интенсивно изучались в течение нескольких последних лет в связи с археологическими исследованиями в Хорезме [4]. Пока, тем не менее, относительно Казахстана было опубликовано меньше материала, нежели по поводу минусинского ареала. Раскопки П.С. Рыкова в районе Караганды [5] принесли свидетельства преемственности культурного развития, поскольку в нескольких случаях старые могилы андроновского типа были использованы вновь в скифский период.

КАВКАЗ И ГРЕЧЕСКИЕ ГОРОДА НА СЕВЕРНОМ ПОБЕРЕЖЬЕ ЧЕРНОГО МОРЯ [6].

В то время как бронза преобладала в Сибири в течение скифо-киммерийской эпохи, Кавказ стремительно входил в железный век. Древнейшие железные предметы, найденные в кобанских могилах, могут датироваться приблизительно 1000 г. до н.э. Железные украшения кобанских поясов уже упоминались [7]. Постепенно различные железные изделия появлялись в Северокавказском регионе; они включали топоры, тесла, мотыги, плуги. Возможно наиболее древние железные объекты, найденные на Кавказе, были ввезены из царства Урарту, подобно тому как это случилось с Древней бронзой. Позднее железная индустрия развилась на местах. Существует более десяти железных месторождений в Транскавказском и Северокавказском регионах, которые могли служить основанием для местной железной промышленности. Две древние железоплавильни были обнаружены недавно (1928 г.) в Чубере, Верхняя Сванетия [8]. Слои шлака остались на платформах и склонах холмов. Пояс кузниц был открыт на склонах холма, вокруг - слои шлака. Каждая кузница была облицована изнутри глиной. Кузница наполнялась рудой и топливом через выемку, построенную из нарубленных камней, сцементированных глиной. Железо, выплавленное в Чубере, было высококачественным, как явствует из инструментов, найденных там.

Чуберские железоплавильни должны были уже существовать около 250 г. до н.э., хотя точная дата их появления неизвестна. Другие схожие плавильни на Кавказе могли быть построены еще раньше. Возможно, что традиция греческих авторов пятого и четвертого веков относительно чалибов, кузнечного народа, может относиться к кавказским плавильщикам железа. Искусство плавления железа должно было сохраняться в секрете значительное время родами плавильщиков, с тем чтобы сохранить собственные привилегии. Поэтому, в то время как изготовленные ими изделия экспортировались, их техника сперва не распространялась за пределы Кавказа. Именно греки стали посредниками в торговле железом между Кавказом и северным Черноморским регионом. Многочисленные колонии основывались вдоль северных берегов Черного моря уже в седьмом веке до н.э., и некоторые из них вскоре стали довольно процветающими. Города, расположенные на обоих сторонах киммерийского Боспора (Керченский пролив), были особенно активны в кавказской торговле металлами.

ЧЕРНОМОРСКИЕ СТЕПИ [9].

В киммерийский период население черноморских степей в основном использовало бронзовые инструменты и товары, хотя железные изделия были известны с 900 г. до н.э. Позднее скифы принесли с собой свою особую культуру, которая включала как бронзу, так и железо. Богатые золотые и серебряные украшения были особенно характерны для этой культуры. Скифские курганы (захоронения), датируемые от шестого до третьего века до н.э., простираются по широкой степной зоне от Дуная до реки Урал. Раскопаны тысячи из них: большинство их невысоки с довольно бедным инвентарем. Вероятнее всего, похороненные в них были простыми воинами, в некоторых случаях - даже не скифами, а представителями покоренных племен. Могилы скифских королей и знати, напротив, особенно богаты золотом и ювелирными изделиями. Холмы над ними высоки. К ранней группе скифских захоронений принадлежат курган Литой, близ Елисаветграда, между реками Днепром и Бугом (раскопан в восемнадцатом веке), и курган Келермес в Северокавказском регионе. Оба могут быть отнесены к шестому столетию до н.э. Очевидно, что в этот давний период скифское царство базировалось географически как в регионе Днепра, так и Кубани.

Курган Семи Братьев (Семибратный) в районе Тамани, в дельте реки Кубань представляет "средневековье" скифского владычества в пятом и четвертом веках до н.э. Среди поздних скифских курганов от пятого до четвертого столетий могут быть названы следующие: Карагодеуашх в Северокавказском регионе; Куль-Оба близ Керчи в Крыму; Чертомлык, Александрополь, Солоха в районе днепровских порогов. Многие большие курганы того же периода находятся между южным изгибом Днепра и Азовским морем.

Расположение больших курганов важно для понимания политической географии скифского региона. Существовало, очевидно, три главных центра этого региона, а именно: Северокавказский регион, Крым и регион Нижнего Днепра, в особенности зона порогов. Эта последняя зона связана с регионом, названным Геродотом Герхоем. Согласно этому историку, именно здесь скифы хоронили своих царей. Герхой был закрытой зоной, в которую не допускался никакой иностранец. Главная скифская орда пасла своих коней между Герхоем и морем, с тем чтобы усилить недосягаемость царских курганов. В результате греки не имели точную информацию относительно района Герхой, и важно, что Геродот был не в состоянии сообщить какие-либо данные о днепровских порогах. Ясно, что никто из его информаторов не знал о них или же в любом случае не решался говорить о них. Итак, Геродот мог лишь заключить из рассказов местных жителей в Ольвии, что Днепр был годен для судоходства лишь до района Герхой.

Могилы скифских предводителей обычно содержат большое количество золотых и серебряных украшений, а бронзовое оружие, найденное в этих могилах, также орнаментировано золотыми пластинами. Иногда находят железные мечи. Жены, рабы и кони скифских вождей как правило хоронились с ними. Так называемый звериный стиль - ведущая черта скифского искусства. Металлические чаши, колчаны для луков, пояса, рукоятки мечей, конская упряжь и различные другие предметы орнаментированы фигурами животных, таких как пантера, тигр, олень, лошадь, бык и часто сценами жизни животных. Хищник обычно показан раздирающим когтями травоядное животное. Скифский звериный стиль в определенной степени схож с присутствующим в минусинской культуре, хотя и более тонок. Утонченность скифского стиля - очевидный результат контакта скифов с греками в черноморских степях. Первоклассные греческие художники нанимались скифскими царями, и таким путем степное искусство оплодотворялось греческой техникой. Позднее этот греко-скифский стиль повлиял в свою очередь на развитие эллинистического искусства.

УКРАИНСКАЯ ЛЕСОСТЕПНАЯ ПОГРАНИЧНАЯ ЗОНА.

В этой зоне были обнаружены многочисленные курганы скифского периода, но погребальные обряды, равно как и содержание могил несколько отличаются от степных курганов. Имеются два типа захоронений в лесостепной пограничной зоне: грунтовое захоронение и кремация. В первом случае тело клали в глубокую траншею, стены которой укреплялись деревом. Во втором случае сожженные останки просто укладывались в отверстие. Инструменты и оружие, найденные в курганах обоих типов, в основном бронзовые, изредка железные. Глиняная керамика иногда принадлежит к скифскому, а иногда к греческому типу. На ближних к некоторым курганам стоянках были обнаружены ямы с зерном; итак, очевидно, что вблизи жили люди, занимавшиеся земледелием. По этой причине А.А. Спицын [10] рассматривает курганы в регионе Киева, Харькова и Полтавы как остатки цивилизации так называемых скифов-землепашцев [11]. Следует отметить, однако, что очень малое количество земледельческих орудий было обнаружено в самих курганах, если они присутствуют вообще. Сверла и наконечники стрел типичны для совокупности найденных объектов. Поэтому люди, хоронившие здесь своих мертвых, по всей видимости были наездниками и лучниками, подобно скифам.

В регионе по направлению на северо-запад от украинских курганов и частично в самом районе курганов были открыты остатки иной, нескифской культуры. Это так называемая культура погребальных урн [12]. Эта культурная сфера покрывает широкую территорию, включающую южную Польшу, Галицию и Волынь. Ее южная граница распространения идет по широте сорок девятой параллели. Этими людьми практиковались два типа захоронений - грунтовые и кремация. В случае кремации сожженные кости клались в урну. Подобные урны, вместе с различными глиняными изделиями хоронили на глиняных платформах, которые затем докрывались землей без могильного холма. Платформы были неглубоки: около 1 метра под землей. В случае захоронения в землю платформы делались значительно более глубокими: от 1 до 3 метров под землей, тело укладывалось в распростертом состоянии на спине. Несколько глиняных сосудов ставились рядом с телом. Один из них обычно содержал кости ягненка; иногда рядом в землю втыкался нож. Объекты, связанные с погребальными урнами, довольно бедны, в особенности при сравнении со скифскими могилами. Были обнаружены в обилии бусины из сердолика, янтаря, стекла или раковин. Серебряные, бронзовые и железные заколки так же часты, равно как и поясные застежки. Среди других предметов могут быть упомянуты бронзовые иглы, сверла, кольца, заколки для волос и браслеты, ножи и серпы.

Культура погребальных урн просуществовала многие столетия на территории между Карпатами и средним Днепром. В то время как ее древнейшие памятники отнесены к скифскому периоду, другие кладбища того же типа могут быть приписаны началу христианской эры. В дополнение к кладбищам, были раскопаны приблизительно в том же регионе различные остатки старых поселений (городищ) [13], принадлежащих к той же культурной сфере. Земледельческие инструменты, такие как серпы и лопаты, а также каменные ручные мельницы для помола зерна, обнаружены во всех поселениях типа городищ. Очевидно, что люди этой культурной сферы являлись земледельцами.

В свете того факта, что культурная сфера погребальных урн частично совпадает с территорией пограничья курганов лесостепной полосы, можно предположить, что в этом регионе сосуществовали в течение нескольких столетий две различных этнических или социальных группы. Одна состояла из всадников, другая - из крестьян. Мы упомянули, что, по мнению Спицына, курганы этой области принадлежали так называемым скифам-земледельцам. Если принять предположение Спицына, то можно сказать, что эти "скифы" не пахали землю сами, а только контролировали соседей-крестьян и собирали с них в качестве налога зерно.

СЕВЕРО-ВОСТОЧНАЯ РОССИЯ [14].

Наиболее интересным моментом развития в этом краю в скифский период был расцвет так называемой ананьинской бронзовой культуры в регионе средней Волги и Камы. Она названа так по имени деревни Ананьино в Вятской губернии, где были открыты первые типичные места захоронений. Культура принадлежит периоду от шестого до второго столетия до н.э.; то есть она совпадает хронологически со скифским владычеством в черноморских степях. Судя по ее остаткам, люди, которые создали ее, были в основном охотниками и рыболовами. На стоянках найдено большое количество орудий охоты и рыболовства, включая гарпуны. Большинство из них сделано из кости, но некоторые из бронзы и железа. Кости домашних животных, равно как и зерна конопли, также были обнаружены, что указывает на возможность вовлечения по крайней мере части людей как в земледелие, так и в животноводство для получения дополнительных средств существования. Мертвые либо укладывались в могилы в вытянутом положении, либо кремировались; в последнем случае глиняная урна с прахом усопшего хоронилась в могиле. Люди Ананьино видимо вовлекались в оживленную торговлю мехами, экспортируя их далеко на юг.

Среди украшений ананьинской культуры типичны бронзовые ожерелья и браслеты, представляющие головы животных, а также кожаные ремни с бронзовыми пластинами и пряжками на них. Некоторые из них напоминают греко-скифское искусство, демонстрируя особо близкое сходство с предметами, обнаруженными в греческой колонии в Ольвии, в устье реки Днепр. Изображение животных и птиц соответствует кавказскому типу. Бронзовые ножи относятся к минусинскому типу, в то время как железные ножи схожи с произведенными в регионе Кобан. Очевидно, что ананьинские люди поддерживали коммерческие отношения с различными регионами, а само Ананьино было перекрестком важных международных торговых путей. Волжский водный путь, соединяющий Ананьинский регион с Кавказом, был, возможно, важнейшим. В дополнение к этому греческие купцы использовали также сухопутную дорогу из Ольвии в регион средней Волги [15].

2. Киммерийцы и скифы в Южной Руси [16]

Для истории Южной Руси в первом тысячелетии до н.э. имеются не только археологические материалы, но также некоторые письменные источники. Поэтому эта эпоха более не относится к доистории, а скорее принадлежит древней истории. Основание многочисленных греческих колоний на северных берегах Черного моря не способствовало поддержанию коммерческих отношений между греками и скифами, оно давало также возможность греческим ученым наблюдать условия жизни в скифских степях. Одним из наиболее выдающихся авторитетов по Скифии был Геродот (около 484 - 425 гг. до н.э.). Он не только собрал информацию о современном ему скифским государстве и обществе, но также был очень заинтересован историей как скифов, так и их предшественников - киммерийцев. Позднее греческие географы (например, Страбон, около 62-63 гг. до н.э.) широко использовали как повествования Геродота, так и иные источники, утерянные с тех пор. Эпиграфический материал так же важен. Многообразные надписи на камне были найдены на месте греческих городов на побережье Черного моря. Они передают обильные свидетельства о жизни этих городов и до определенного предела также и об их скифских соседях. Не менее полезны греческие монеты, обнаруженные в скифских курганах и в этих греческих городах.

Обращаясь к истории киммерийцев и скифов, прежде всего сталкиваешься с проблемой их этнического происхождения. Этот вопрос остается спорным. В то время как народы, осевшие в Южной Руси, обозначаются в различные эпохи несхожими именами, мы не можем быть уверены, что каждое изменение имени сопряжено с миграцией целой этнической группы. Оказывается, что время от времени новые правящие роды захватывали контроль над страной, и несмотря на то, что некоторые группы эмигрировали, большинство местного населения оставалось, лишь принимая примесь крови пришельцев. Южная Россия впервые была политически организована киммерийцами (1000 - 700 гг. до н.э.), затем скифами (700 - 200 гг. до н.э.) и сарматами (200 г. до н.э.- 200 г. н.э.), затем последовали готы (200 - 370 гг. н.э.), смененные гуннами (370 - 454 гг. н.э.). В большинстве случаев подавляющая масса местного населения, признавая политический контроль пришельцев, отчаянно держалась за свои старые дома или же селилась вновь неподалеку от прежних мест обитания. В свою очередь, каждая вновь прибывшая группа добавляла новый этнический штрих к множеству уже существующих. Итак, кроме начальной массы местного населения Южной Руси, которую Николай Map назвал яфетидами, постепенно сформировалась этническая надстройка варьирующейся природы, но в целом присутствовала определенная последовательность расового напряжения.

Возвращаясь к киммерийцам, можно принять мнение, что они составляли лишь правящий класс страны. Проблема их этнического происхождения, таким образом, более узка, нежели вопрос об этническом базисе населения Южной Руси как целого. Недавно А.Б. Башмаков предположил, что киммерийцы схожи с черкесами, народом Северокавказского ареала [17]. Однако мнение, выраженное ранее М.И. Ростовцевым, может до сих пор рассматриваться как авторитетная гипотеза о происхождении киммерийцев: именно, что они принадлежат к той же этнической группе, что и фракийцы [18]. Характерно, что некоторые боспорские цари имели фракийские имена. Итак, именно в регионе на обоих сторонах Керченского пролива люди киммерийского происхождения должны были остаться даже в скифский период, а сам пролив был известен как Киммерийский Боспор. С археологической точки зрения, долота, обнаруженные в Бесарабии, т.е. в зоне местной экспансии фракийцев, схожи с теми, что обнаружены в Северокавказском ареале, к востоку от Керченского пролива. Фракийцы лингвистически принадлежат к индоевропейской семье. Поэтому киммерийцы могут сами рассматриваться как арийцы.

Киммерийцы должны были контролировать некоторое время все северное побережье Черного моря от Днестра до Керченского пролива. В середине VIII века до н.э. основные провинции, находящиеся под их владычеством, были в крымском, азовском и кубанском регионах. Отсюда киммерийцы распространились в транскавказский район и к середине столетия атаковали царство Ван (Урарту). Позднее они заключили союз с народом Урарту против Ассирии. Они упоминаются в ассирийских источниках под именем гимиры.

Для борьбы с киммерийскими набегами ассирийский царь Ассаргадон заключил союз со скифами, которые жили тогда в Туркестане и Казахстане. Миграция скифов, равно как и некоторых других кочевых народов Центральной Евразии, может быть объяснена политическими событиями на границах Китая. Со стародавних времен китайцы развернули затяжную борьбу с евразийскими кочевниками, которых они называли "северными варварами". Эти варвары стали позднее известны в Китае как хьюнг-ну (гунны). В правление императора Сиуэна, принадлежащего династии Чу (827 - 782 гг. до н.э.), китайцы нанесли серию сокрушительных поражений кочевникам. В результате этого хьюнг-ну повернули на запад и там началась общая миграция кочевников к Каспийскому морю. Скифская миграция может рассматриваться как один эпизод этого общего движения кочевников на запад. Геродот говорит по поводу одного события, что именно массагеты оказывали давление на скифов [19]. В другом фрагменте своей работы, базирующемся на более раннем свидетельстве (поэме Ариста, шестой век до н.э.) он упоминает в данной связи скорее исседонов, нежели массагетов [20]. Сами исседоны испытывали давление аримаспов.

Хотя скифы отступали перед своими восточными соседями, их орда была достаточно сильна для атаки киммерийцев, в особенности в скоординированных действиях с ассирийцами. Выясняется, что под давлением скифского наступления киммерийцы разделились на две части. Одна группа осела в Крыму и в Северокавказском регионе, где они смешались с местными племенами, известными как синды. Другая группа киммерийцев отошла на запад и в конце концов была разбита скифами на реке Днестр. Согласно Ростовцеву, сцена скифско-киммерийской войны отображена на скифском колчане для стрел, найденном в кургане Солоха [21]. Два киммерийца изображены сражающимися пешими со скифским всадником. Один сражается боевым топором, другой - кинжалом. Киммерийцы имеют арийский тип лица, в то время как черты скифов более схожи с алтайским типом.

Расовое происхождение скифов принадлежит к дискутируемым вопросам. Противоположные мнения выражались по этому поводу разными учеными. Некоторые - например, Ньюман - считали скифов монголами; другие, подобно Меленхофу, Томашеку, Ростовцеву, развивали теорию иранского происхождения скифов; в то же время ряд русских исследователей - Григорьев, Забелин, Илаовайский - предполагают, что они должны были быть славянского происхождения [22]. Каждая из этих теорий должна иметь в себе по крайней мере зерно истины, поскольку представляется вероятным, что во многих случаях под именем "скифы" подразумевались племена различного этнического происхождения. Правящая скифская орда была, возможно, иранского происхождения; некоторые второстепенные орды могли состоять из угров и монголов; и таким же образом не исключено, что другие группы, известные под именем скифов - как, например, скифы-пахари - были протославянского происхождения. Имена скифских царей, цитированные Геродотом и некоторыми другими писателями очевидно иранского происхождения. Следует принять также во внимание, что персы называли скифов "саками". Более точно, саки представляли собою ветвь скифов, которая осталась в Туркестане даже после миграции других орд в черноморские степи. А туркестанские саки были без сомнения иранцами.

В течение первой части седьмого века до н.э. скифы сломили сопротивление киммерийцев и распространили свое владычество от Волги до Днестра. В конце столетия скифское государство в степях приняло определенные очертания. Их царство было одним из серии кочевых империй, которые сменяли друг друга в евразийских степях, скифская империя не являлась централизованным государством. Авторитет царя главной орды признавался предводителями более мелких орд, но царь не был абсолютным правителем. Скифское государство было скорее конфедерацией сильных кочевых родов. Как социально, так и по легальному статусу оно соответствовало государству, базировавшемуся на родовом законе.

Кавалерия была главным оружием скифской военной организации. Скифские всадники, как позднее сарматские, использовали седло, которое давало им очевидное преимущество над западной кавалерией, поскольку ни греки, ни римляне не использовали седел. Не ясно, имели ли скифы шпоры. На вазе, найденной в кургане Чергомлык, имеется картинка оседланного коня, а ремень, свисающий с подпруги, выглядит как кожаная шпора. В скифских могилах не было обнаружено, однако, никаких железных шпор. Между прочим, что касается западных народов, лишь после прихода аваров в шестом веке н.э. шпоры стали использоваться франкской кавалерией [23]. Лук был самым опасным оружием скифских всадников. Короткий (около 2,5 фута), с двойным искривлением скифский лук, был хорошо приспособлен для стрельбы с коня [24]. Стрелы изготовлялись из дерева или тростника; наконечники стрел были бронзовыми, хотя иногда в курганах обнаруживаются каменные, костяные и железные наконечники. Дальность полета стрел составляла около 400 футов. Колчан для стрел или gorytus, как его называли греки, делался из дерева или кожи, и обычно богато украшался. Колчан скифского предводителя покрывался золотыми или серебряными пластинками и крашенными - врезным путем и барельефом - рисунками, представлявшими военные сцены. В дополнение к луку скифский воин использовал также бронзовый или железный меч и кинжал. Типичная скифская тактика состояла в атаке врага в различных местах одновременно маленькими кавалерийскими отрядами. После первого столкновения скифские всадники бежали, с тем чтобы завлечь армию врага на свою территорию, где было легко его окружить и уничтожить. Неудачная кампания персидского царя Дария, описанная Геродотом, может рассматриваться как классический пример скифской военной тактики [25].

Скифская империя социологически может быть описана как власть кочевой орды над соседними земледельческими племенами. Хазарское государство (VII -X вв. н.э.), как и монгольская Золотая Орда (XIII - XV вв. н.э.), были устроены по одному образцу. Скифы основной орды являлись типичными кочевниками. Разведение лошадей было фундаментом их образа жизни. Они жили в кибитках на колесах. Такая подвижная телега имела четыре или шесть колес и приводилась в движение двумя или тремя парами быков. Вареное мясо и кобылье молоко составляли основу их рациона питания. Одежда состояла из кожуха, кафтана и брюк. Большое внимание уделялось кожаному и украшенному орнаментированными металлическими пластинками поясу. Женщины носили просторное платье (сарафан) и высокий головной убор (кокошник).

В то время как большинство скифов были скотоводами и кочевниками, местные племена под их контролем занимались в основном земледелием. Известно, что зерно экспортировалось из Скифии в Грецию в больших количествах. Одежда сельскохозяйственных народов была, возможно, того же типа, что и у скифов. Что же касается религиозных верований скифов, то они представляли смесь иранских и алародианских культов. Высший мужской бог скифов соответствует персидскому Ахуромазде; он обычно изображался на коне. С другой стороны объектом почитания было женское божество - Великая Богиня или Мать Богов. Геродот также упоминает скифский культ меча.

Основная орда была известна как царские скифы. Геродот говорит, что это были лучшие и сильнейшие и что они рассматривали других как своих рабов [26]. Царские скифы жили "на другой стороне" (т. е. на восток) от реки Герхос, распространившись на восток до Азова и на юг до Тавриды [27]. Согласно предположению Ф.К. Брюна [28], которое весьма вероятно, река Герхос может быть опознана как Конка или Конская, основной рукав которой вливается в Днепр с востока напротив Никополя, в то время как множество других нитей идут параллельно Днепру по его восточному берегу вплоть до устья Ингульца. Итак, мы можем сказать, что основная территория царских скифов находилась в Северной Таврии [29]. Важно, что там было обнаружено большое количество богатых курганов. Однако царские скифы должны были также контролировать правый берег Днепра, поскольку несколько богатых курганов также расположены между Днепром и Бугом.

Вблизи от царских скифов и берега моря скиталась другая орда, названная Геродотом скифами-кочевниками [30]. Их место жительства находилось между устьем Ингульца и Перекопским перешейком. Согласно историку, они не сеяли и не пахали. К западу от них, между реками Ингулец и Ингул жили скифы-георгои (земледельцы), которых греки называли борисфенитами [31] от имени реки Борисфен, под которым тогда был известен Днепр. Часть их смешалась с греческими поселенцами и была известна как "полугреки" (Mixhellenes) [32] к западу от скифов-земледельцев, в нижнем регионе Буга были места пребывания каллиппидов, которых Геродот называет греко-скифами. К северу от каллиппидов в северной части бассейна Буга жили алазоны [33].

По указанию Геродота, образ жизни каллиппидов и алазонов был схож со скифами, за исключением того, что они сеяли злаки и ели хлеб, а также лук, чеснок, чечевицу и просо. К западу от каллиппидов на нижнем Днестре находились места обитания тиритов. К западу от них на нижнем Дунае жили геты, а агатирсы в Трансильвании. Как геты, так и агатирсы должны были принадлежать к фракийской этнической группе.

К югу от территории царских скифов, в горах Тавриды жили тавры, воинственные люди, склонные к разбою. Мэоты были ближайшими соседями царских скифов на юго-востоке. Их имя связано с "озером Мэотис" (Азовское море). Они контролировали степи между нижним Доном и Нижней Волгой, равно как и восточные берега Азовского моря и регион Кубани на Северном Кавказе. Мэоты рассматриваются как остатки местных племен, которые выжили в течение киммерийского и скифского периодов. Они представляли собою социальную организацию, поскольку женщины обладали решающей ролью в родовой жизни. Это было общество матриархата. Именно мэотийский матриархат дал основание легенде об амазонках, широко распространенной среди греков и записанной Геродотом [34]. Среди мэотийских племен здесь могут быть упомянуты синды и савроматы. Первые жили в Азово-кубанском ареале, а вторые - на нижнем Дону и нижнем Донце.

Скифское владычество обеспечило мир для Западной Евразии в течение трех столетий. Скифский мир имел колоссальное значение в поддержании торговли и благосостояния не только самих скифов, но также и других племен, контролируемых ими. Именно греки воспользовались в наибольшей степени благоприятными торговыми условиями. Среди греческих городов, возникших как грибы на северном побережье Черного моря, наиболее ведущими были следующие: Ольвия в устье Буга; Херсонес (Херсон) [35] в Крыму близ современного Севастополя; Пантикапей, современная Керчь, на Киммерийском Боспоре (Керченский пролив). Греки покупали рабов, скот, шкуры, меха, рыбу, лес, воск и мед в Скифии; в обмен они продавали текстиль, вино, оливковое масло и различные предметы искусства и роскоши. Устья больших рек, подобных Днестру, Бугу, Днепру и Дону, использовались греками как их торговые базы, с которых они посылали в глубь территории караваны. Еще не известно, как далеко на север решались путешествовать греческие купцы. В любом случае, им было известно лишь нижнее течение Днепра; Геродот ничего не говорит о днепровских порогах. Речные пути по Дону и Волге были очевидно лучше изучены греками. Геродот упоминает город Гелон, находящийся в глубине суши по направлению на северо-восток. Он, возможно, был расположен на нижнем Дону или на реке Донец. Судя по тому факту, что в регионе Камы были найдены предметы, произведенные в Ольвии, мы можем предположить существование живых коммерческих отношений между регионом Урала и Ольвией. Очевидно, товары из Ольвии транспортировались по земле на нижний Дон, затем переправлялись вверх по течению к точке, где Дон ближе всего подходит к Волге; оттуда они перетаскивались волоком и сплавлялись далее по рекам Волге и Каме. Можно добавить, что речной путь Дон-Волга был также важен для кавказско-уральской торговли. Греческий город Танаис в устье Дона был важным пунктом по транспортировке товаров, идущих морем с Кавказа через Керченский пролив к речным судам для переправки на север.

Примечания

[1] См. выше, гл. 1, разд. 5.

[2] Merhart; Радлов; Теплухов. Для изучения захоронений скифского периода на нижней Волге и южном Урале см. B.Grakov. "Monuments de la culture scythique entre ie Volga ct les monts Ural", ESA, 3 (1928), 25-62. Cf. Rostovtzeff. Skythien, I, 447-494.

[3] См. гл. I, разд. 5.

[4] Толстов, с. 155 и далее.

[5] Рыков, как и в N47, гл. 1.

[6] См. N 16 выше.

[7] См. гл. I, разд. 5.

[8] Б.Е. Деген-Ковалевский. "К истории железного производства Закавказья", ГА, 120 (1935), 238-340.

[9] См. N 16 ниже.

[10] А.А. Спицын, "Курганы скифов-пахарей", АК, 65 (1918).

[11] См. разд. 3 ниже для объяснения термина.

[12] Готье, с. 8 и далее.

[13] Городище - в единственном числе, а городища - во множественном. Обе эти формы будут далее использованы здесь. Общую характеристику городищ см. A.M. Tallgren. "Gorodisos", RL, 4, 369-397.

[14] Готье. Очерки, гл. X; Tallgren, "L'epoque dite d'Ananmo dans la Russie orientale", SMYA, 31 (1919); A.B. Збруева. "Ананьинский могильник". СА, II (1937), 95-111.

[15] Ср. разд. 3 ниже.

[16] Основные работы на эту тему таковы: Minns; Rostovtzeff. Iranians and Greeks; Rostovtzeff, Skythien. См. также G.Borovka. Scythische Art (London, 1926); M.Ebert. " Sudrussland: Scythische Periode". RL, 13, 52-98; Кондаков. Древности, I-II; Кондаков. Очерки, гл. I; "Minns Volume". ESA, 9 (1934); Rostovtzeff. Animal Style; Toll.

[17] A. Baschmakoff /Baschmakov/. Ciuguante siecles devolution ethnique autour de la Mer hoir (Paris.k 1937), p.140.

[18] Ростовцев, с. 39.

[19] Herodotus, IV, II.

[20] Idem, 13.

[21] Rostovtzeff, p. 40 and Table XXI.

[22] Minns, pp. 35 ff.; M.Vasmer. "Skythen: Sprache", RL, 12, 236-251.

[23] См. гл. V, разд. 2.

[24] См. F.E. Brown. "A Recembly Discovered Compound Bow", AIK, 9 (1937), 1-9.

[25] См. разд. 6 ниже.

[26] Herodotus, IV, 20.

[27] Мы предпочитаем использовать здесь псевдоклассическое имя Таврида" вместо современного "Крым", поскольку последнее стало широко использоваться только после монгольского периода. Имя Крым производно от турецкого слова qirim (отсюда и русское Крым), которое означает "ров" и относится более специально к Перекопскому перешейку, старое русское слово перекоп является точным переводом турецкого qirim. Неприемлемо предложение А.Д. Гудли, что "имя Киммерия сохраняется в Крыме" (Herodotus in "The Loeb Classical Library", П, 213, п. l).

[28] Brun, II, 47-48.

[29] Под Северной Таврией подразумевается степная часть между южным изгибом Днепра и северовосточным побережьем Азовского моря; под Таврией сам Крымский полуостров.

[30] Herodotus, IV, 19.

[31] Idem, 18.

[32] Minns, p. 461.

[33] Herodotus, IV, 17.

[34] Idem, 110-117.

[35] Херсонес является транскрипцией первоначального имени, но около третьего века н.э. стала использоваться более краткая форма Херсон, которая преобладала в византийский период.

1-2-3-4-5-6-7-8-9-10-11-12-13-14-15-16-17-18-19-20-21-22-23-24-25-26

Statistics: size(file) = 39406 bytes; size(dir) = 129372 bytes; total files(dirs) = 10

На фотозаставке сайта вверху последняя резиденция митрополита Виталия (1910 – 2006) Спасо-Преображенский скит — мужской скит и духовно-административный центр РПЦЗ, расположенный в трёх милях от деревни Мансонвилль, провинция Квебек, Канада, близ границы с США.

Название сайта «Меч и Трость» благословлено последним первоиерархом РПЦЗ митрополитом Виталием>>> см. через эту ссылку.

ПОЧТА РЕДАКЦИИ от июля 2017 года: me4itrost@gmail.com Старые адреса взломаны, не действуют.