МЕЧ и ТРОСТЬ
11 Дек, 2017 г. - 18:07HOME::REVIEWS::NEWS::LINKS::TOP  

РУБРИКИ
· Богословие
· Современная ИПЦ
· История РПЦЗ
· РПЦЗ(В)
· РосПЦ
· Развал РосПЦ(Д)
· Апостасия
· МП в картинках
· Распад РПЦЗ(МП)
· Развал РПЦЗ(В-В)
· Развал РПЦЗ(В-А)
· Развал РИПЦ
· Развал РПАЦ
· Распад РПЦЗ(А)
· Распад ИПЦ Греции
· Царский путь
· Белое Дело
· Дело о Белом Деле
· Врангелиана
· Казачество
· Дни нашей жизни
· Репрессирование МИТ
· Русская защита
· Литстраница
· МИТ-альбом
· Мемуарное

~Меню~
· Главная страница
· Администратор
· Выход
· Библиотека
· Состав РПЦЗ(В)
· Обзоры
· Новости

МЕЧ и ТРОСТЬ 2002-2005:
· АРХИВ СТАРОГО МИТ 2002-2005 годов
· ГАЛЕРЕЯ
· RSS

~Апологетика~

~Словари~
· ИСТОРИЯ Отечества
· СЛОВАРЬ биографий
· БИБЛЕЙСКИЙ словарь
· РУССКОЕ ЗАРУБЕЖЬЕ

~Библиотечка~
· КЛЮЧЕВСКИЙ: Русская история
· КАРАМЗИН: История Гос. Рос-го
· КОСТОМАРОВ: Св.Владимир - Романовы
· ПЛАТОНОВ: Русская история
· ТАТИЩЕВ: История Российская
· Митр.МАКАРИЙ: История Рус. Церкви
· СОЛОВЬЕВ: История России
· ВЕРНАДСКИЙ: Древняя Русь
· Журнал ДВУГЛАВЫЙ ОРЕЛЪ 1921 год

~Сервисы~
· Поиск по сайту
· Статистика
· Навигация

  
Static Content


ROOT / book_183 / ID_16_31_14.htm
Тип: HTML
Print version...
Макарий (Булгаков)
митрополит Московский и Коломенский

ИСТОРИЯ РУССКОЙ ЦЕРКВИ

КНИГА ВТОРАЯ

История Русской Церкви в период совершенной зависимости ее от Константинопольского патриарха (988-1240)

М.: Издательство Спасо-Преображенского монастыря, 1995.

ГЛАВА II

ПЕРВЫЕ ХРАМЫ В РОССИИ И СОСТОЯНИЕ БОГОСЛУЖЕНИЯ

Как только крестились киевляне, великий князь повелел рубить в Киеве церкви и ставить их по местам, где прежде стояли кумиры [88] — мера истинно благоразумная! Язычники, без сомнения, привыкли считать эти места для себя священными, привыкли собираться на них для поклонения своим истуканам; теперь, приходя на те же места по прежней привычке, киевляне должны были встречать уже христианские храмы и естественно научались, забывая прежних богов, поклоняться Богу истинному. Вслед за распространением святой веры из Киева по всей России русский равноапостол спешил устроять храмы Божии и по другим градам и селам [89] . Из числа этих созданных тогда в нашем отечестве храмов древнейшие сказания упоминают по имени только о четырех.

Первая церковь, построенная святым Владимиром тотчас после крещения киевлян, была церковь святого Василия. Она замечательна уже и потому, что построена была самим великим князем и во имя его ангела; построена на том самом холме, где прежде во дни своего язычества тот же великий князь поставил Перуна и других богатых истуканов и куда приходил вместе со своими подданными для совершения идольских треб. Она находилась близ двора теремного великокняжеского к востоку и, следовательно, по всей вероятности, служила вначале церковию придворною, в которой молился сам русский равноапостол, а может быть, считалась потому между церквами Киева и главною, или соборною, пока для этой цели не был построен особый храм. Судя по обстоятельствам времени и образу речи преподобного летописца, можно полагать, что церковь святого Василия была первоначально деревянная, но вскоре, как не без основания догадываются, и едва ли не самим же Владимиром построена из камня, потому что сохранившиеся остатки этой последней свидетельствуют, что она и по материалам, и по способу построения своего совершенно сходна с другими каменными церквами, воздвигнутыми Владимиром и Ярославом. По объему своему церковь святого Василия была очень невелика (25 аршин в длину и 16 аршин с 10 вершками в ширину). Ныне на древнем остатке ее существует церковь Трехсвятительская, в которой кроме основания и нижней части стен сохранилось от первоначальной церкви одно только узкое окно к северу в алтарном притворе [90] .

Другую, и уже не деревянную, а каменную и великолепную церковь воздвиг Владимир во имя Пресвятой Богородицы. Место для новой церкви он избрал также вблизи своего двора теремного к юго-западу и именно место, орошенное кровию первых двух христианских мучеников на Руси — варягов Феодора и Иоанна, вкусивших смерть во дни Владимирова язычества. Основанная в 989 г. с благословения митрополита Михаила, церковь эта строилась в продолжение семи лет мастерами, нарочно вызванными из Греции, которые, вероятно, тогда же перестроили, по воле великого князя, и церковь Васильевскую [91] . В 996 г., когда храм Пресвятой Богородицы был окончен и освящен, царственный храмоздатель торжественно вознес в нем, подобно Соломону (3 Цар. 8. 22 и след.), молитву к Богу, сказав: "Господи Боже! Призри с небеси и виждь, и посети виноград свой, и утверди то, что насадила десница Твоя, — этих новых людей, которых сердца обратил Ты к познанию Тебя, Бога истиннаго. Призри и на церковь Твою сию, которую создал я, недостойный раб Твой, во имя родшия Тя Матери, Приснодевы Богородицы, и, если кто помолится в церкви сей, услышь молитву его, молитвы ради Пречистой Богородицы" [92] . Вслед за тем Владимир в присутствии митрополита Леонтия, епископов греческих и всех русских, в присутствии бояр и бесчисленного народа изрек: "Даю церкви сей святой Богородицы от именья моего и от град моих десятую часть" — и, написав клятву, положил свое завещание в самой церкви, которая и начала называться Десятинною — по десятине, определенной на содержание ее. Для служения в церкви, сделавшейся соборною в Киеве и как бы кафедральною для митрополита, приставил князь знатнейшее тогда духовенство — корсунское, а смотрение за самою церковию и за десятиною поручил Анастасу Корсунянину, подчинив его митрополиту. В тот же достопамятный день — день освящения Десятинного храма — Владимир сотворил великий праздник для митрополита с епископами, бояр и старцев людских и раздал много имения убогим [93] . Этот великолепный храм — красноречивый памятник веры и благочестия нашего равноапостола, доселе сохранившийся в своих развалинах, далеко превосходил по величине и богатству церковь святого Василия. Длина храма простиралась до 24 сажен, а ширина была в 16 сажен. Его своды и полати, или хоры, по местам поддерживались толстыми мраморными колоннами, как можно заключать из остатков самих колонн, баз и капителей. Пол в церкви был выстлан красным шифером в виде больших осьмиугольников, в которых помещались квадраты; пред алтарем и в алтаре вокруг престола пол был мозаический, расположенный четвероугольниками изящной работы из разноцветных мраморов, яшм и стекол; в боковых притворах алтаря — жертвеннике и диаконнике, или ризничей палате, пол состоял из плит муравленых наподобие кафеля. Престол был, вероятно, один. Место престола было устлано тесаными плитами. Стены храма были расписаны, как догадываются, стенною живописью по сырой штукатуре (ал-фреско), а в алтаре украшены мозаическими изображениями [94] . Кроме того, эту церковь святой Богородицы великий князь Владимир, по выражению древнего жития его, удивил, или украсил, серебром и золотом [95] . В память светлого торжества, бывшего по случаю освящения Десятинного храма, установлено тогда церковною властию, конечно по желанию великого князя, праздновать этот день ежегодно 11 или 12 мая, подобно тому как праздновались дни освящения знаменитейших храмов в Греции, и это был, сколько известно, первый праздник собственно в Русской Церкви [96] .

Третий храм, построенный Владимиром, замечателен только по случаю самого построения. Вскоре после того, как великий князь отпраздновал освящение Десятинной церкви, он услышал о внезапном набеге печенегов на город Василев, находившийся неподалеку от Киева, и поспешил с малою дружиною для защиты города. Но при столкновении со врагами не в силах был устоять против них и, спасаясь бегством, едва укрылся от преследовавших под мостом. Среди такой опасности Владимир дал Богу обет, если опасность минует, создать в Василеве церковь. Молитва благочестивого князя была услышана, и он в чувствах радости и признательности к Господу тогда же исполнил свой обет, поставил в Василеве церковь во имя Преображения Господня, так как в тот самый праздник и произошла неудачная сеча с печенегами и избавление от них. Эта церковь представляет собою первый опыт построения церквей так называемых обыденных, умножившихся у нас впоследствии: она несомненно воздвигнута была в один день или в самое короткое время, потому что по сооружении ее, говорит летописец, князь праздновал в Василеве восемь дней со своими боярами, посадниками, старейшинами из всех окрестных городов и множеством народа, раздав и убогим 300 гривен, а на день Успения возвратился уже в Киев, где также сотворил великий праздник для бесчисленного множества народа. Но с Преображения до Успения, т. е. с 6-го по 15-е августа, всего девять дней. Если так, то церковь, построенная Владимиром в Василеве, была первоначально деревянная и весьма небольшая. Потом на месте этой деревянной церкви, воздвигнутой по обстоятельствам наскоро, Владимир мог в память столь близкого для него события соорудить и каменный храм Преображения Господня, как свидетельствуют позднейшие сказания [97] .

Наконец, преподобный Нестор и мних Иаков, повествуя о мученической кончине двух братьев — страстотерпцев Бориса и Глеба, мимоходом говорят, что тела их были первоначально (1015 — 1019) погребены в Вышгороде у церкви святого Василия. Эта церковь, по преданию, подобно киевской Васильевской была поставлена самим равноапостольным князем во имя его ангела и около 1020 г. сгорела [98] .

Писатели последующего времени упоминают и о некоторых других храмах, воздвигнутых или самим Владимиром, или, по крайней мере, при Владимире. Так, самому Владимиру усвояют: а) церковь святого Георгия Победоносца в Киеве, построенную вслед за Васильевской и в том же году, и называют эту Георгиевскую церковь первою, без сомнения в отличие от второй церкви святого Георгия, сооруженной Ярославом [99] ; б) церковь во имя Преображения Господня, каменную, в селе Берестове, любимом местопребывании Владимира, которая действительно, судя по остаткам ее, и по материалу, и по способу сооружения, совершенно сходна с церквами Васильевскою и Десятинною; от Спасской берестовской церкви, разрушенной во время нашествия татарского и возобновленной около 1638 г., сохранилась доныне, как полагают, середина во всю ширину с приделами; расположение ее крестообразное, величина в длину без паперти — 6 сажен 2 аршина [100] ; в) церковь во имя Преображения Господня в Белгороде, другом любимом месте Владимира [101] ; г) церковь во имя Рождества Пресвятой Богородицы в Суздале [102] . В тот же период времени митрополит Иоанн воздвиг (1008) две каменные церкви: одну в Киеве — во имя святых апостолов Петра и Павла на Берестове, а другую — в Переяславле, где имели тогда местопребывание наши митрополиты, во имя Воздвижения Честного Креста Господня [103] . Первый Новгородский епископ Иоаким построил также две церкви в Новгороде (989): деревянную дубовую во имя святой Софии, имевшую 13 верхов, или глав (сгорела в 1045 г.), и каменную во имя Богоотец Иоакима и Анны, служившую долгое время кафедральною для местных архипастырей [104] . Первый Ростовский епископ Феодор соорудил деревянную дубовую церковь в Ростове — соборную, во имя Успения Пресвятой Богородицы (992 или 995), простоявшую около 165 лет (до 1160 г.), — церковь дивную и великую, о которой говорили, что и прежде не было такой церкви, и после не будет [105] .

Не можем пройти молчанием вопроса о церкви, которая поставлена была на самом месте крещения киевлян, по мнению некоторых, будто бы еще во дни Владимира [106] . Показания об имени этой церкви различны, но они не исключают одно другого и в точности не определяют времени ее построения. В Степенной книге читаем: "На месте же, идеже снидостася киевстии людие креститися, и ту поставлена бысть церковь во имя св. мученика Турова, и оттоле наречеся место оно святое место". Но когда и кем поставлена, вдруг ли после крещения киевлян или впоследствии, ясно не сказано. Впрочем, касательно действительности и древности этой церкви, хотя имени святого мученика Турова мы не знаем, нет причины сомневаться, потому что и древнейшая летопись, еще под 1146 г., случайно упоминает в Киеве о Туровой божнице, или церкви [107] . А если справедливо предположение, что она так названа в просторечии по имени истукана Тура, стоявшего прежде на том самом месте, где она построена, то очень вероятным представляется сооружение ее еще во дни святого Владимира вдруг же, как только этот истукан был ниспровергнут, хотя нельзя отвергать, что церковь могла быть названа Туровою или по урочищу Тур, как действительно иногда назывались у нас урочища, или по мирскому имени строителя своего, какого-нибудь Тура, также употреблявшемуся у нас в то время [108] . Другое показание находится в рукописном Прологе XIV в., в житии святого Владимира, следующее: "И оттоле наречеся место то (где крестились киевляне) святое, идеже и ныне церкы Петрова". Но словом и ныне, очевидно, выражается только, какая церковь стояла на означенном месте во дни составителя или списателя жития (в XIV в.), и прямо даже предполагается, что на святом месте существовала церковь и прежде [109] . Наконец, в печатном Прологе, где с небольшими изменениями помещено то же житие Владимирове, говорится: "И оттоле наречеся место то свято, идеже ныне церковь есть св. мучеников Бориса и Глеба". Ныне, т. е. когда или переписан был с древнего список жития, напечатанный в Прологе, или печатался самый Пролог. А этим также не отвергается существование на означенном месте церквей прежних [110] .

Как бы то ни было, впрочем, хотя мы не имеем возможности определить с точностию и поименовать храмов, построенных во дни благоверного князя Владимира, но то несомненно, что их построено тогда у нас весьма много. Иларион говорит о равноапостоле, что он "по всей этой (Русской) земле воздвиг церкви Христу и поставил Ему служителей". Мних Иаков также пишет: "Всю землю Русскую и грады вся украси святыми церквами". А современник Владимиров Дитмар, писавший, впрочем, о России только по рассказам других, свидетельствует, что тогда в одном Киеве существовало уже более четырехсот храмов, — известие, конечно, или преувеличенное, подобно известиям о том же польского историка Меховиты, возводящего число церквей до трехсот с лишком, и нашей Никоновой летописи, простирающей это число до семисот, или искаженное переписчиками [111] . Чтобы понять возможность такого множества церквей в Киеве (положим даже вместо 400 только 40), надобно помнить, что Киев, по свидетельству Дитмара, был тогда весьма велик и имел восемь торговых площадей, что эти церкви большею частию, если не все, были деревянные и весьма небольшие, может быть подобные той, какую в один день поставил Владимир в Василеве, что тогда не возбранялось и частным знатнейшим лицам иметь свои, т. е. домовые, церкви, как видно из примера курского властелина, наконец, что обычай к построению и умножению церквей был тогда господствующим на всем Востоке [112] .

Примеру благоверного князя Владимира старались подражать и его дети. Это, по крайней мере, известно о двух из них: Мстиславе и особенно Ярославе. Первый, когда был еще князем в Тмутаракани, пошел однажды (ок. 1022 г.) войною на соседственных касогов, или нынешних черкесов. Услышав о том, касожский князь Редедя выступил против него со своими воинами и велел сказать Мстиславу: "Зачем губить нам дружину? Лучше порешим дело единоборством. Если ты одолеешь, возьми мое имение, мою жену и детей и мою землю, а если одолею я, возьму все твое". Мстислав согласился. И началась между ними борьба упорная и продолжительная; Мстислав стал ослабевать, потому что Редедя был велик и силен. Тогда набожный русский князь мысленно воззвал к Пресвятой Деве: "О Пречистая Богородице! Помоги мне. Если я одолею, то созижду церковь в Твое имя". Сказав это, он сильно ударил Редедю о землю, вонзил в него нож и лишил его жизни, затем вступил в его землю, взял все имение его, жену и детей и наложил дань на касогов. По возвращении в Тмутаракань торжествующий князь спешил исполнить свой обет, заложил и соорудил во имя Пресвятой Богородицы каменный храм, который стоял еще во дни преподобного летописца [113] .

Чрез несколько лет Мстислав, будучи уже князем черниговским (с 1026 г.), заложил каменную же церковь в новой своей столице во имя Преображения Господня. Но этой церкви он не успел окончить сам, скончавшись в 1036 г. и едва возведши ее до двух, если не менее, сажен: она достроена уже племянником его, а сыном Ярослава Владимировича Святославом I, князем черниговским. Несмотря на разорение от татар (в 1240 г.), на запустение в продолжение четырех с лишком веков (до 1675 г.), на страшный пожар (в 1750 г.), когда обрушились самые верхи ее, на неоднократные исправления и поновления (в 1770 и 1790 — 1798 гг.), церковь эта сохранилась доселе и сохранила немало от своего первоначального вида. Стены ее состоят из дикого кремнистого камня, смазанного в швах своих крепким цементом красноватого вида. К западной стороне ее, также к северной и южной, непосредственно от западной до половины церкви устроены были хоры, или полати, опиравшиеся на осьми серого мрамора колоннах, стоявших вдоль церкви, а на хорах находились другие мраморные же колонны четырехгранные, подпиравшие свод церкви до среднего купола. Сколько было в ней первоначально престолов — с точностию неизвестно, но с вероятностию полагают, что один. Куполов на церкви было, как и ныне устроено, пять. Высота ее от пола до главного купола 15 сажен. Замечательно, что и эта церковь, сделавшаяся с самого начала своего соборною в Чернигове, поставлена была на том самом месте, где прежде стояли языческие кумиры: так свято исполнялось повеление святого Владимира! [114]

Другой достойный сын его, Ярослав, ознаменовал свое многолетнее царствование сооружением многих храмов. Важнейший из них — храм Киево-Софийский. В 1036 г., когда великий князь находился в Новгороде, он получил известие, что печенеги обступили Киев. Собрав многих воинов из варягов и новгородцев, Ярослав поспешил в свою столицу и здесь, присоединив к ним еще дружину киевскую, выступил против врагов, которых было несметное число. Злая сеча продолжалась целый день, и едва к вечеру Ярослав одолел. Преследуемые печенеги побежали в разные стороны, и одни из них потонули в реках, другие рассеялись, так что с того времени уже не беспокоили Россию. В память столько важной и благодетельной для отечества победы Ярослав и заложил великолепный каменный храм во имя святой Софии, или Ипостасной Премудрости Божией Господа Иисуса, на том самом поле, где происходила битва, решившись распространить Киев гораздо далее прежней его черты [115] . Этот храм, заложенный в 1037 г., но неизвестно когда оконченный и освященный, был построен по образцу знаменитого храма Софийского в Константинополе, только в гораздо меньшем размере и с некоторыми другими значительными отличиями [116] . Внутри Киево-Софийская церковь была точно так же крестообразная, как и константинопольская, с галереями с трех сторон: западной, северной и южной, только в константинопольской верхние галереи были в два яруса, а у нас — в один. Восточная сторона нашего храма имела пять полукружий, а константинопольского — одно большое. Своды нашего храма и полати, или хоры, поддерживались колоннами, большею частию сложенными из кирпича и только двумя мраморными при западном входе, тогда как в константинопольской церкви колонны все были мраморные. Наш собор имел, кажется, два боковых придела и, следовательно, три престола, а константинопольский — только один. Куполов на нашем соборе было тринадцать, тогда как на константинопольском — один купол дивной величины. При нашем соборе, как и константинопольском, находились крещальня и колокольня. Будучи, таким образом, подобием константинопольского Софийского храма по самому своему устройству, Киево-Софийская церковь подражала ему и в украшениях.

Алтарь весь сверху донизу одет был мозаическими по золотому полю картинами и изображениями, из которых верхняя часть до половины сохранилась доселе. В самой церкви как купол, так и все дуги и столпы под куполом были покрыты точно такими же изображениями. Все стены храма не только внизу, но и на хорах и даже в двух галереях, ведущих на хоры, все четвероугольные колонны храма и куполы самих портиков, окружающих его, были украшены греческими фресками. Пол церкви устлан был плитами из белого мрамора и красного лещедника, как можно догадываться по сохранившимся остаткам. На церковных полатях уцелели небольшие мраморные колонны и перила из гранита и лещедника с вырезанными на них обронною работою орлами и другими изображениями. Киево-Софийский храм, как только был окончен, сделался митрополичьею кафедральною церковию и иерархическим собором. При нем построен был митрополичий дом, в котором первосвятители русские начали иметь постоянное свое местопребывание. Достопамятны слова об этом соборе пресвитера Илариона, который сам видел его в первые годы его существования и, обращаясь с похвалою к равноапостольному Владимиру, так свидетельствовал об Ярославе: "Он неконченное тобою окончил, как Соломон предприятия Давидовы, создал дом Божий, великий и святой, в честь Его Премудрости на освящение твоему граду и украсил его всякими украшениями: золотом, серебром, драгоценными камнями, дорогими сосудами, так что церковь сия заслужила удивление и славу у всех окружных народов и не найдется подобной ей во всей полунощной стране от востока до запада" [117] . Достоверно, что и день освящения Клево-Софийского собора как главнейшего во всей России по желанию князя-храмоздателя установлено было праздновать у нас ежегодно, так как день этот значился в древних Прологах под 4-м числом ноября [118] .

Вслед за Софийским собором Ярослав воздвиг каменную церковь на Золотых воротах, находившихся на западе от собора в земляном валу, которым в том же 1037 г. начал князь ограждать свою расширенную столицу. Эта церковь, поставленная на главных городских воротах, посвящена была Благовещению Пресвятой Богородицы с тою мыслию, как замечает летописец, да "радость всегда будет граду тому святым Благовещением Господним и молитвами святой Богородицы и архангела Гавриила". Или, как изображает это Иларион в том же самом обращении к святому Владимиру, говоря об Ярославе: "Он и славный город твой Киев обложил величием, как венцем, и предал народ твой и город святой всеславной скорой Помощнице христиан Богородице, Которой создал и церковь на великих вратах в честь первого праздника Господня — святого Благовещения, так что приветствие архангела Деве можно приложить и к сему городу. Деве сказано было: Радуйся, благодатная. Господь с Тобою (Лк. 1. 28). А граду можно сказать: "Радуйся, благоверный граде, Господь с тобою" [119] .

После Благовещенской церкви Ярослав соорудил еще две каменные церкви (а при них и монастыри) неподалеку от Софийского собора: одну — на западе от него, по направлению к Золотым воротам, во имя своего ангела — святого Георгия Победоносца, другую — на юг от собора, во имя ангела своей супруги — святой Ирины. От Георгиевской церкви не уцелело до настоящего времени никаких остатков, но о самом сооружении ее сохранилось следующее древнее сказание: "Когда ее начали строить, то немного было делателей. Увидев это, Ярослав призвал тиуна и спросил: "Почему мало трудящихся у церкви?" Тиун отвечал: "Так как дело властельское (т. е. сооружается на собственный счет князя), то люди боятся, чтобы за труд они не были лишены платы". Тогда князь сказал: "Если так, я сотворю вот что" — и повелел возить куны на телегах под своды Золотых ворот и объявить на торгу людям, чтобы каждый брал себе за труд по ногате (по 12/2 копеек серебром) на день. И явилось множество делателей, и церковь вскоре была окончена. Освящение ее совершено в 26-й день ноября митрополитом Иларионом (следовательно, не прежде 1051 г.), и сотворил в ней великий князь настолование новопоставляемым епископам [120] , а день освящения ее заповедал во всей России праздновать ежегодно в честь святого великомученика Георгия Победоносца" [121] . От церкви Ирининской доселе сохранились развалины, в которых высота уцелевших стен восходит до полутора аршина. Материалы, употребленные для построения этой церкви, совершенно сходны с теми, из каких сооружены Киево-Софийский собор и Золотые ворота. В алтаре на горнем месте близ восточной стены найдено двенадцать камней, положенных, вероятно, по числу двенадцати апостолов, а ближе к престолу — еще четыре камня, может быть по числу четырех евангелистов. Самый престол по древнему обычаю был каменный. Пол в средине церкви найден частию мозаический, частию — поливной горшечной работы, составленный из четвероугольных плиточек. На стенах церковных сохранились по местам мозаика и живопись ал-фреско. Все это свидетельствует, что храм святой Ирины если и не равнялся Киево-Софийскому по великолепию и богатству, однако ж был ему подобен [122] .

Не перечисляя других церквей, построенных Ярославом, преподобный летописец делает общее замечание: "И ины церкви ставляше по градом и по местам... и радовашеся Ярослав, видя множество церквий..." Кроме сооружения новых храмов он заботился о возобновлении и прежних. В 1039 г., говорит летопись, освящена была митрополитом Феопемптом церковь святой Богородицы, Десятинная, которую создал отец Ярослава Владимир. Это значит, что Десятинная церковь много пострадала, вероятно, во время страшного пожара киевского в 1017 г. и потом по воле великого князя была исправлена очень значительно, так что ее надлежало вновь освятить [123] .

Из церквей, построенных в царствование Ярослава вне Киева, замечательнейшая есть Софийский собор новгородский, заложенный сыном великого князя Владимиром в 1045 г. и освященный в 14-й день сентября 1052 г. (по друг. — 1050) Новгородским епископом Лукою. Этот храм, сохранившийся доселе, отличается не столько богатством и изяществом киевских церквей того времени, сколько прочностию и простотою. Тяжелые полукруглые своды опираются на десяти очень толстых, в два ряда расставленных вдоль церкви четырехгранных столбах. С трех сторон, кроме восточной, устроены хоры, или полати, которые поддерживаются сводами, укрепленными между столбами. Окна, узкие и редкие, расположены без соблюдения симметрии. Купол и стены вовсе не имеют мозаики, а расписаны только живописью, для чего вызваны были художники из Греции; на одном горнем месте в алтаре стена имеет украшение, или обкладку, из стеклянных дощечек, квадратных и треугольных, разного цвета. Престолов с самого начала было два, по крайней мере не менее: главный — во имя святой Софии и другой — во имя святых Иоакима и Анны в южном приделе, который образовался из древней, созданной еще епископом Иоакимом каменной церкви, вошедшей в состав собора при его построении. Над собором возвышаются пять глав и, кроме того, шестая на юго-западном углу над лестницею, которая ведет на хоры. Длина церкви 15 сажен, ширина 17 и высота 18. Подобно киевской Софийской церкви, и новгородская, как только была освящена, сделалась кафедральною церковию местных епископов и соборною [124] .

Таким образом, известны даже по имени более двадцати храмов, построенных у нас в первые шестьдесят лет существования отечественной Церкви, и между этими храмами до четырнадцати каменных. Три из числа последних — соборы: киевский Софийский, черниговский Спасский и новгородский Софийский, хотя с большими изменениями, особенно два первые, уцелели доныне и служат живыми свидетелями благочестия наших древних князей; еще четыре сохранились или в значительных остатках, вошедших в состав других церквей, доныне существующих (Васильевская и Спасо-Берестовская в Киеве), или в одних развалинах (Десятинная и Ирининская в Киеве же). Архитектура этих церквей византийская. План представляет почти всегда четвероугольник, более или менее прямой, иногда, впрочем, за исключением алтарной части, как в церкви Ирининской. Длина и ширина даже значительнейших из них не очень велика, а высота вообще незначительна. Стены клались толстые и прочные из разновидных кирпичей, которые связывались весьма вязким и толстым раствором и по местам перекладывались рядами отесанных крупных камней [125] . В больших церквах к западной стороне, а иногда и к северной и южной, устроялись полати (хоры) и для поддержания их, равно как сводов храма, ставились каменные или кирпичные колонны. Алтарная часть разделялась почти во всех церквах на три отделения, из которых среднее, более продолговатое и выпуклое, составляло собственно алтарь, а два другие назначены были: северное — для жертвенника, южное — для ризницы, или диаконника. Престолов также в большей части церквей было по одному. Окна устроялись узкие, продолговатые и не в большом количестве, отчего, особенно при толстоте стен и колонн и при существовании полатей, слабо освещали храмы. В богатых церквах полы были из разнородных камней или кафельные; стены, преимущественно в алтаре, украшались мозаикою, а в прочих местах расписывались живописью ал-фреско. Число глав на храмах известно не одинаковое: например, Софийский в Киеве и деревянный Софийский в Новгороде имели их по тринадцати, а каменный Софийский новгородский и черниговский Спасский имели по пяти. Первое число знаменовало Господа Иисуса Христа, Главу Церкви, и с Ним двенадцать апостолов, второе — также Господа Иисуса и с Ним четырех евангелистов.

Если любопытны и драгоценны для нас сведения о тех первоначальных храмах, в которых молились предки наши, только что принявшие святую веру, то не менее должны быть драгоценны известия о тех иконах и вообще священных изображениях, пред которыми они молились.

Первые иконы принесены к нам из Херсона, откуда принесена и самая вера, и ими-то украсил равноапостольный свою любимую церковь Десятинную [126] . К сожалению, ни одна из этих святынь не сохранилась до нашего времени и даже не отмечена летописями. Известны только пять или шесть икон, принесенных к нам тогда из Херсона и Цареграда. Именно: а) икона Всемилостивого Спаса, представляющая на одной стороне Нерукотворенный лик Спасителя, а на другой — Божию Матерь; б) икона Божией Матери с изображением на обратной стороне Спасителя благословляющего; в) икона Иерусалимской Богородицы, по древнему преданию написанная святыми апостолами в пятнадцатое лето по Вознесении Господнем в Гефсимании. Со времен святого Владимира все эти иконы находились в Новгороде, потом царем Иоанном Васильевичем взяты в Москву, где две первые стоят доселе в Успенском соборе за престолом под именем Корсунских, а последняя существует только в верной древней копии, потому что подлинник похищен во время нашествия французов в 1812 г. [127] Такова же г) икона святых апостолов Петра и Павла, находящаяся доныне в новгородском Софийском соборе, по выражению летописи, Цареградская [128] . Справедливость требует, однако ж, заметить, что перенесение к нам исчисленных икон будто бы еще во дни равноапостольного Владимира подтверждается только преданием и что как две первые, так и последняя поновлены. К ним можно присовокупить еще: д) образ Нерукотворенного Спаса в суздальском Рождественском соборе, писанный на полотне и принесенный, по преданию, из Греции первым Ростовским епископом Феодором [129] ; е) образ святого Василия Великого, находящийся во Владимире Волынском, в церкви святого Василия, которая основана, по преданию, еще равноапостольным Владимиром [130] ; ж) икону Божией Матери, находящуюся в Нижегородском Благовещенском монастыре и слывущую в народе под именем Корсунской, это единственная из наших древнейших икон, на которой означены и год написания ее (993) и имя иконописца [131] . Но когда принесена она в Россию из Греции и от кого поступила в монастырь, основанный уже в 1370 г., точных сведений не сохранилось.

В Спасской церкви на Берестове, созданной святым Владимиром и отчасти уцелевшей, есть изображения стенной живописи, относимые к его времени, но они, как свидетельствуют подписи, возобновлены в XVII в. митрополитом Петром Могилою, хотя и по древним чертам. Есть также в иконостасе иконы, обличающие древнее греческое письмо, но Владимирова ли времени или последующего, определить нельзя [132] .

В Киево-Софийском соборе сохранились по стенам многие мозаические и живописные изображения от лет первоначальных. Из мозаических важнейшие находятся в алтаре над горним местом. Они разделены на три яруса. В самом верхнем, почти на своде алтаря, представлена Божия Матерь в исполинском росте с воздетыми руками; это изображение издавна называется в народе "Нерушимою Стеною", может быть потому, что среди всех опустошений города и храма в течение осьми веков осталось невредимым. В среднем ярусе, отделенном от верхнего широкою мозаическою полосою, представлена Тайная вечеря: посредине стоит трапеза под сенью, у задних углов трапезы — два ангела, держащие над нею рипиды, у переднего угла с правой стороны — Спаситель, обеими руками преподающий Святое Тело Свое шести апостолам, которые подходят к Нему один за другим с распростертыми дланьми, у переднего угла с левой стороны — также Спаситель, преподающий Свою Святую Кровь другим шести апостолам, подходящим к Нему в таком же порядке. Наконец, в нижнем ярусе, отделенном широкою мозаическою полосою, представлены с правой стороны от горнего места — архидиакон Стефан, Николай Чудотворец, Григорий Богослов, Климент, папа Римский, и святой Епифаний, а с левой — архидиакон Лаврентий, Василий Великий, Иоанн Златоуст, Григорий Нисский и Григорий Чудотворец. Другие мозаические изображения уцелели а) на ближайшей арке к иконостасу — три Деисуса в кругах, т. е. три иконы, представляющие Спасителя, у которого с правой стороны — Божия Матерь, а с левой — Иоанн Предтеча; б) на восточной дуге выше иконостаса — образ Спасителя; в) с правой стороны от царских врат над одною колонною немного выше иконостаса — образ Пресвятой Девы с веретеном в руке, а с левой стороны — образ благовествующего архангела Гавриила; г) под куполом в церкви — лик евангелиста Марка и до половины сохранившийся лик евангелиста Иоанна Богослова; д) наконец, на дугах под куполом — до пятнадцати изображений святых мучеников в отдельных кругах. Живописные изображения ал-фреско, открытые недавно в Киево-Софийском соборе и покрывающие как стены, так и некоторые другие части храма, разделяются на многоличные и одноличные: первые суть целые сложные картины, заимствованные из Священной, преимущественно евангельской, истории; последние (числом более 300) представляют отдельные лики: ангелов, пророков, апостолов, святителей, мучеников, бессребреников, преподобных мужей и жен и проч. Одни из этих ликов писаны во весь рост, в полуисполинском виде, другие — поясные и помещены в кругах. Что касается до храмовой иконы Киево-Софийского собора, представляющей многосложное символическое изображение святой Софии, или Премудрости Божией, то, несмотря на греческий стиль этой иконы и на греческие на ней надписи, относить ее ко временам великого князя Ярослава или считать ее копиею с цареградской таковой же иконы, бывшей в храме Юстиниановом и вовсе нам неизвестной, нет никаких оснований. Могла ли первоначальная икона святой Софии сохраниться в Киево-Софийском соборе при опустошении его пожаром в 1180 г., при неоднократном разграблении его не только сторонними врагами, но и князьями русскими, например в 1203 г., при совершенном опустошении и разорении церквей киевских татарами? Не возобновлена ли или даже не написана ли вновь эта икона при митрополите Киприане (1376 — 1390), которому приписывается первое возобновление Киево-Софийского собора после разгрома татарского? Не возобновлена ли или не написана ли вновь при митрополите Киевском Петре Могиле, втором возобновителе Софийской церкви в Киеве? Вопросы, на которые нет ответа [133] .

В новгородском Софийском соборе есть также священные изображения, которые восходят ко времени самого основания собора. Первое место занимает между ними храмовый образ святой Софии, Премудрости Божией, отличный от киевского и гораздо менее сложный. Об этой новгородской иконе, по крайней мере, сохранилось местное предание, что она списана с цареградского подлинника греческими изографами во дни самого храмоздателя Владимира Ярославича. В 1554 г. знаменитый Сильвестр — священник, родом новгородец — в своей челобитной Собору русских святителей между прочим писал: "Великий князь Владимир Ярославич повелел поставити в Новгороде церковь каменну, святую Софию, Премудрость Божию, по цареградскому обычаю; икона Софии, Премудрости Божией, тогдыж написана — греческий перевод" — и вслед за тем: "Церкви ставили великие князья и по иконописцев посылали по греческих — церкви подписывати и святые иконы писати" [134] . Но так как несомненно известно, что и новгородский Софийский собор, и самые иконы в нем были поновляемы неоднократно [135] , так как на новгородской иконе святой Софии видны ныне русские подписи, в которых буквы едва ли можно отнести к XVI в., то надобно допустить, что в настоящее время эта икона уже не в первобытном виде. Из стенных изображений в новгородском соборе наиболее обращает на себя внимание образ Христа Спасителя, написанный, как и в цареградском Софийском соборе, под самым куполом храма. Об этом образе сохранилось в местных летописях следующее любопытное предание: "Когда он был кончен греческими иконописцами, Спаситель был изображен на нем с благословляющею рукою, но на другой день епископ Новгородский Лука увидел Спасителя не с благословляющею рукою. Иконописцы исправили по-прежнему, но на следующее утро опять заметили перемену, исправили в другой раз и в третий — опять повторялось то же самое. Наконец на четвертое утро они услышали от образа глас: "Не пишите Меня с благословляющею рукою, а напишите с рукою сжатою, в энаменование того, что Я в руке Моей держу Великий Новоград. А когда эта рука Моя раскроется, тогда будет скончание городу". Спаситель изображен на образе в исполинском виде (в 3 1/2 сажени), и для написания этого образа художники употребили более года. Тогда же написаны ими по стенам архангелы и херувимы под окнами купола, а пророки — между окон, те и другие во весь рост. Но, зная неоднократные, бывшие впоследствии, поновления как собора новгородского, так и находящихся в нем икон, мы не можем сказать, чтобы и стенные в нем изображения уцелели доныне без каких-либо поправок, хотя и по древним чертам [136] .

Из всего этого следует, что в строгом смысле один только Киево-Софийский собор сохранил в себе до настоящего времени образцы того первоначального иконописания, которое сообщила нам православная Греция вместе с верою. И подлинно их можно назвать в некотором отношении образцами. Смотря внимательно на эти византийские фрески и мозаические иконы, покрывающие стены Киево-Софийского храма, невольно чувствуешь, что это какая-то особая живопись, отличная от живописи обыкновенной, светской, живопись истинно церковная, что она изображает пред нами мир горний, к которому мы должны стремиться, а не мир земной с его суетными удовольствиями и соблазнами, представляет в телесных формах небожителей, пред которыми мы должны поклоняться, а не людей обыкновенных, посреди которых мы живем, с их слабостями и страстями, что она имеет целию пробуждать и воспитывать в нас чувства веры и благочестия, а не пробуждать какие-нибудь нечистые помыслы, не услаждать только наше эстетическое чувство. Эти лики не поражают телесною красотою или отпечатком сильных внутренних движений, а сияют, как и следует, небесным величием и спокойствием, запечатлены кротостию и смирением, показывают полное преобладание духа над телом. Плоть угодников Божиих начертана какою-то утонченною и большею частию изможденною, так как они и действительно распинали плоть свою со страстьми и похотьми (Гал. 5. 24), изнуряли ее постом, трудами, лишениями и часто страданиями за имя Христово. Главы святых все окружены венцами в знаменование того, что святые получили уже на небеси венец правды, который уготовал Бог всем, любящим Его. В положении угодников Божиих и их членов видны совершенное благоговение и соответствие достоинству или служению каждого. У одних очи молитвенно обращены горе, другие изображены с воздетыми руками, у третьих руки расположены крестообразно на персях. Евангелисты представлены со свитками в руках, святители — с благословляющею рукою, а некоторые — с Евангелием, диаконы — с кадильницами, мученики и мученицы — с крестами. В самых одеждах отпечатлеваются благоприличие, простота, целомудренность, не дозволявшая оставлять непокровенными каких-либо членов тела, и, наконец, историческая верность: например, древние святители изображены не в саккосах и митрах, которые вошли в употребление впоследствии, а в священнических фелонях и омофорах, с непокровейными главами. Не говорим, чтобы Киево-Софийские фрески и мозаические изображения могли служить образцами даже в технической части по отношению к искусству, нет, искусство может быть выше и совершеннее [137] . Мы рассматриваем их только по отношению к их духу и характеру, который нельзя не назвать истинно церковным. Можно допустить, особенно судя по исторической верности изображений в Киево-Софийском храме, что писавшие их византийские изографы руководствовались какими-либо подлинниками, в которых содержатся правила иконописания, а иногда и самые изображения святых и которые тогда уже существовали в Греческой Церкви [138] .

Вместе со святыми иконами равноапостольный Владимир принес из Херсона и потом отдал в свою Десятинную церковь честные кресты. Но из числа этих, равно как и всех других, крестов, употреблявшихся тогда в наших храмах, ни один не уцелел, потому что крест, найденный в развалинах Десятинной церкви, мог относиться и к последующему времени [139] . Одно только достоверно, что тогда употреблялся у нас по преимуществу крест четвероконечный. На монетах самого великого князя Владимира он изображен иногда в короне, увенчанной четвероконечным крестом и с таким же крестом в правой руке [140] ; на одной из двух краснокаменных (шиферных) гробниц, открытых внутри Десятинного храма, в которой, вероятно, покоились останки или самого святого Владимира, или супруги его Анны, начертаны восемь крестов, и все четвероконечные. Все кресты на мраморной гробнице Ярославовой также четвероконечные. Крест, поставленный посредине трапезы на мозаической картине, изображающей Тайную вечерю, в Киево-Софийском соборе — четвероконечный; большая часть крестов в руках Богоматери, мучеников и мучениц на фресках и мозаических изображениях того же собора — четвероконечные. Большая часть, но не все, потому что в руках некоторых угодников Божиих на тех же фресках встречаем кресты пятиконечные, шестиконечные и осьмиконечные; и медный крест от жезла, которым, по преданию, святой Авраамий Ростовский поразил идола Велеса, — шестиконечный: знак, что тогда православные чтили крест и в таких видах! [141]

При этом не можем не заметить, что древние изображения Киево-Софийского собора сохранили нам ясные примеры и того, какое перстосложение употреблялось у нас с самого начала для крестного знамения или, частнее, для преподания благословения. Здесь видим не только на фресках, но и на мозаических иконах не подверженных изменению святителей, благословляющих чрез перстосложение так называемое именословное или весьма близко подходящее к именословному. Иначе и не могло быть, потому что и на мозаических иконах константинопольского Софийского собора, послужившего для нашего образцом, которые ныне сделались известными в верных копиях, одни — пророки, апостолы, святители (святой пророк Аввакум, святой апостол Павел, святой Дионисий Ареопагит, святой Анфим, святой Григорий, просветитель Армении, и святой Николай Чудотворец) — изображены с перстосложением строго именословным, а другие — немногие (пророки Иеремия и Иона и святой Григорий Богослов) — с перстосложением, близко подходящим к именословному, и нет ни одного, у которого бы большой палец был соединен с двумя последними так, как хотят того наши мнимые старообрядцы [142] .

Третья святыня, которую принес великий князь Владимир из Херсона "на благословение себе" и на освящение всем людям своим и которую отдал потом в церковь святой Богородицы Десятинную, были мощи святого Климента, папы Римского, и ученика его Фива. Мощи святого Климента перенесены к нам, без сомнения, не в целом своем составе, потому что часть их еще в 866 г. отнесена была в Рим славянскими первоучителями — святыми Кириллом и Мефодием, из которых первый и содействовал открытию их во время своего пребывания в Херсоне [143] . Впрочем, эта часть была, вероятно, самая незначительная, а все почти тело и глава священномученика находились у нас. В XII — XIII вв. один из наших проповедников в Слове по случаю обновления Десятинной церкви, обращаясь к раке святого Климента, взывал: "Тобою рустии князии хвалятся, святители ликуют, иереи веселятся, мниси радуются, людие добродушьствуют, приходяще теплою верою к твоим христоносным костем, святыню почерьпающе... Тем же поистине всех град — славне, имея всечестное твое тело, и весело играет, хвально воспевая: якоже бо небо другое на земли истинно показася Владычня Матере церкви Божественная, в нейже поистине честное твое тело лежа, аки солнце просвещает вселенную". А о главе святого Климента упоминают летописи под 1147 г., когда Собор русских епископов поставил ею в митрополита Климента Смолятича [144] . Где девались эти священные останки во время нашествия татарского на Киев (1240), сокрыты ли верующими под церковию или перенесены в другое место, неизвестно [145] . Вместе с мощами святого Климента и Фива Владимир взял с собою из Херсона, по свидетельству Иакова черноризца, мощи и иных святых: это, по всей вероятности, частицы мощей, которые присланы были нашему князю с другими дарами от греческих императоров, когда он находился еще в Херсоне по крещении своем, и в то же время присланы ему от Римского папы, может быть, с приветствием по случаю обращения к христианству. Современник Владимиров Дитмар упоминает, что в 1018 г. Киевский архиепископ встречал польского короля Болеслава в монастыре святой Софии с мощами, или останками, святых [146] .

Но кроме этих святынь, принесенных к нам из других стран. Промыслу угодно было обрадовать и утешить юную Церковь Русскую открытием святых мощей в ее собственных недрах, прославить нетлением ее собственных чад. Разумеем мощи равноапостольной княгини Ольги и святых братьев-страстотерпцев Бориса и Глеба.

Открытие первых совершилось во дни самого великого князя Владимира. По сооружении им Десятинной церкви, которую он так украсил и обогатил всякою святынею греческою. Господь внушил ему мысль перенести в эту славную церковь и тело приснопамятной бабки его Ольги, так как она была "первою проповедницею непорочной веры в России, первою предтечею русским людям к Богу и основанием благочестию". Благодатную мысль великий князь открыл тогдашнему митрополиту Киевскому Леонтию, и оба они по надлежащем совещании и рассуждении, подвизаемые Богом, решились исполнить ее с подобающим благолепием. Избран был день, совершено общественное молебствие во храме, и тогда-то великий князь и первосвятитель со всем освященным Собором, сопутствуемые боярами, старейшинами и множеством народа с иконами, крестами и свещами, при каждении фимиамом и пении псалмов, сотворили торжественное шествие к тому месту, где находилась могила блаженной Ольги. Пришедши, велели раскопать землю, открыли гроб и увидели тело святой совершенно целое, неповрежденное и нимало не изменившееся вместе с одеждою. Пораженные чудом, обливаясь слезами живейшей радости, князь и первосвятитель и многие другие спешили облобызать святые мощи, прославляли Бога, так дивно прославляющего угодников Своих. Мощи переложены были в новую раку и с величайшим торжеством при пении священных песней перенесены в церковь святой Богородицы, где положены в гроб каменный и поставлены на уготованном месте. И была в тот день радость сугубая во всех людях, и сотворили празднество преславное с учреждением светлым, и веселились душевно вместе и телесно. Это драгоценное повествование, заимствованное нами из Степенной книги, неоспоримо подтверждается в главных своих чертах известиями древнейшими. Преподобный Нестор довольно ясно выражает мысль, что нетленные мощи святой Ольги открыто почивали в его время, и дает намек, что они перенесены именно во святую Богородицу (т. е. в церковь Ее имени) в 1007 г., следовательно при святом Владимире [147] . А черноризец Иаков не только со всею ясностию говорит: "И есть во гробе тело ея (Ольги) честное, и неразрушимо пребывает и до сих дней", но столько же ясно свидетельствует, что оно покоилось в церкви Десятинной, построенной великим князем Владимиром, в гробе малом каменном, и присовокупляет еще частное сказание, повторенное потом и в Степенной книге, что наверху этого гроба сделано было оконце, которое отверзалось само собою для всех, притекавших с верою, и давало им возможность видеть нетленное тело блаженной княгини, как бы спавшее, но не отверзалось для приходивших без веры и потому неудостоивавшихся видеть самое тело, а только гроб [148] . То же самое читаем в двух кратких житиях святой Ольги, которые, по всей вероятности, составлены до разрушения Киева монголами, потому что оба они говорят о мощах ее как открыто еще почивающих в Десятинной церкви и видимых всеми русскими людьми [149] . Время открытия святых мощей великой княгини Ольги Степенная книга означает приблизительно, говоря, что они по преставлении ее пребывали в земле лет яко 30 (969 — 1000) и потом перенесены в Десятинную церковь при митрополите Леонтии (992 — 1008). Но намек Нестора об этом событии заставляет относить его с точностию к 1007 г. Во время нашествия татарского на Киев мощи святой Ольги были сокрыты под спудом в самой церкви, а потом, как гласит предание, вновь открыты митрополитом Петром Могилою при сооружении им на развалинах Десятинной новой небольшой церкви, где и почивали до начала XVIII в., когда вследствие несчастных обстоятельств вновь сокрыты в неизвестном месте [150] . Естественно думать, что со времени торжественного открытия и перенесения мощей равноапостольной Ольги при великом князе Владимире установлено и праздновать память ее 11 июля, т. е. в день ее кончины [151] .

Мощи святых страстотерпцев Бориса и Глеба открыты в царствование Ярослава. Это были два брата единоутробные [152] , прекраснейшие и благочестивейшие из всех детей святого Владимира, посреди которых сияли они, по выражению преподобного Нестора, как две светлые звезды посреди мрака [153] . Оставаясь по малолетству еще довольно долго при отце своем, тогда как прочие братья отправлены были на свои уделы, Борис и Глеб более и более навыкали подражать его высокому примеру и укреплялись в страхе Божием. Борис был правдив, тих, щедр, кроток, смирен, милосерд, любил читать святые книги, и особенно жития святых и мучеников, молясь Господу, чтобы сподобил его ходить по стопам их и достигнуть их жребия. Глеб, юнейший, неотлучно находился при брате, слушал чтение его день и нощь и творил многую милостыню нищим, вдовицам и сиротам [154] . Потому-то преимущественно и любил отец этих двух детей своих, видя на них благодать Божию, и, не желая, вероятно, надолго разлучать их, связанных братскою и христианскою любовию, дал им соседственные уделы — Ростов и Муром [155] . Но чем более любил Владимир Бориса и Глеба, тем более ненавидел их брат Святополк, не любимый отцом. Едва скончался равноапостольный князь, как Святополк, случившийся в то время в Киеве, поспешил погубить обоих этих братьев, готовя ту же участь и прочим. Посланные им из Вышгорода убийцы встретили Бориса на берегах Альты близ Переяславля, когда возвращался он с похода против печенегов, предпринятого еще по повелению отца. Была ночь под воскресенье. Борис, предуведомленный уже о приближении убийц, приказал поставить шатер свой, вошел в него и начал слезно молиться Богу и читать святые книги; потом велел пресвитеру служить заутреню, сам пел, между тем как убийцы находились уже вокруг шатра и не дерзали напасть на праведника; по окончании заутрени приобщился Святых Христовых Тайн, простился со всеми при нем бывшими слугами и возлег на одр свой. Тогда присланные от Святополка устремились в шатер, пронзили несчастного князя, избили многих отроков его, и блаженный мученик, моляся за своих убийц, после новых ударов в самое сердце предал дух свой Богу июля в 24-й день, т. е. спустя восемь дней по смерти отца. Тело Бориса тогда же было привезено в Вышгород и погребено у церкви святого Василия. Немедленно отправил Святополк клевретов своих для погубления и другого брата — Глеба. Его встретили на устье реки Смядыни близ Смоленска и, овладев судном, на котором плыл князь, принудили страшными угрозами собственного повара его зарезать своего господина. Юный Глеб, как агнец безгласный, не противился и, подобно брату Борису, моляся за убийц своих, был заклан в 5-й день сентября, в понедельник. Тело святого страстотерпца было брошено убийцами в пустыне между двумя колодами и в совершенном пренебрежении оставались до тех пор, пока Ярослав, ведший почти непрерывную брань с братоубийцею Святополком, окончательно не победил его и не начал спокойно княжить в Киеве (1019). Одним из первых дел великого князя было тогда собрать сведения, где находятся тела его избиенных братьев, и, услышав, что тело Глебово остается поверженным в пустыне, он повелел искать его. Долго искали, но не находили, и не прежде как через год (следовательно, в 1020 г.) оно найдено ловцами совершенно целым [156] , нимало не изменившимся и не поврежденным ни от плотоядных зверей, ни от влияния стихий, хотя около пяти лет лежало без всякой защиты. С подобающею церковною честию, с крестами, свещами и курением фимиама оно было перенесено на судно, привезено в Вышгород и погребено вместе с телом Бориса у церкви святого Василия [157] .

Вскоре у могилы страстотерпцев начали совершаться знамения и чудеса [158] . И когда церковь святого Василия по неосторожности пономаря сгорела [159] , то старейшина града, доводя о том до сведения великого князя Ярослава, сообщил ему вместе и об этих знамениях. Ярослав немедленно пригласил к себе митрополита Иоанна, который по совещанию с великим князем сделал чрез несколько времени торжественный церковный ход из Киева в Вышгород к могиле святых. Велели раскопать могилу и изнести гробы их на поверхность земли; и, когда митрополит с пресвитерами открыл эти гробы, увидели мощи угодников Божиих совершенно нетленными [160] . Тогда же перенесли их в особо устроенную клетку, или часовню, поставили на десной стране и совершили над ними святую службу (всенощную). Новые два чуда — исцеление хромого и слепого, совершившиеся при гробах святых братьев, еще более убедили всех в прославлении их от Господа. И тогда митрополит подал великому князю совет построить в Вышгороде церковь во имя святых страстотерпцев и установить день священного торжества в память их. Князь с радостию последовал доброму совету. Немедленно в зимнее время было приготовлено дерево для церкви, а как только настало лето, она была сооружена над тою самою клеткою, в которой находились раки святых мучеников. Великий князь воздвиг церковь великую о пяти верхах, украсил ее иконами, и иными письмены, и всякими красотами, повелел написать в ней на иконе и святых мучеников Бориса и Глеба, чтобы верные, взирая на них с верою и любовию, поклонялись им и лобызали их лики [161] . По сооружении церкви митрополит с собором духовенства в присутствии великого князя и при стечении многочисленного народа торжественно освятил ее 24 июля, в день умерщвления Борисова, поставил в ней мощи новоявленных чудотворцев на десной стране и установил ежегодно праздновать этот день в память их совокупно. По окончании литургии, во время которой новое внезапное исцеление хромого при мощах святых мучеников поразило и обрадовало всех присутствовавших во храме, как очевидцев чуда, торжествующий Ярослав сотворил великое угощение для митрополита, духовенства и всякого звания людей, богатых и убогих. Затем праздновал еще восемь дней, раздал от имения своего множество милостыни нищим, сиротам и вдовицам и, повелев властелину града давать для содержания Борисоглебской церкви десятую часть от дани, возвратился в Киев. Митрополит, оставшись еще в Вышгороде, служил несколько раз сряду в новоосвященной церкви, рукоположил для нее пресвитеров и диаконов и, поставив над ними старейшину, возвратился также в Киев [162] . Вслед за тем начались новые чудеса от новоявленных чудотворцев, и когда христолюбеи, Ярослав услышал о первом из этих чудес, как в некоем граде святые страстотерпцы явились ночью к заключенным в темнице (в погребе) и внезапно освободили их и от оков, и из темницы, то повелел сравнять место то и "создати на нем церковь во имя святою" [163] . Когда происходило все это: открыты мощи святых благоверных князей Бориса и Глеба, нареченных в крещении Романа и Давида, сооружена во имя их первая церковь в Вышгороде и установлен в честь их общий праздник — с точностию неизвестно. Но из самого хода повествования Нестерова и Иакова черноризца об этих событиях можно догадываться, что они совершились вскоре после 1020 г., когда тело святого Глеба было погребено в Вышгороде вместе с телом Бориса [164] . Да и построенная во имя их Ярославом церковь найдена в 1072 г. при Изяславе уже ветхою [165] .

Очень вероятно, что в царствование же Ярослава начали у нас праздновать и память святого равноапостольного князя Владимира в день его кончины — 15 июля [166] , потому что, несомненно, тогда признавали уже Владимира в лике святых. Пресвитер Иларион, впоследствии митрополит, еще до 1050 г. говорил ему похвальное Слово, и в этом Слове несколько раз со всею уверенностию выражается, что Бог удостоил просветителя России славы и почестей небесных, называет его блаженным, апостолом и другими подобными именами и наконец обращается к нему с молитвою: "За благия дела ныне получив возмездие на небесах — блага, яже уготова Бог вам, любящим Его (1 Кор. 3. 9), и наслаждаясь Его лицезрением, помолися Господу о земле своей и людях, над которыми ты благоверно владычествовал... наипаче же помолись о сыне твоем благоверном кагане нашем Георгии..." — и проч. Такое молитвенное обращение к Владимиру естественно предполагает, что святость его была уже тогда признана Церковию. Но, с другой стороны, несомненно, что не только при Ярославе, но и впоследствии мощи святого Владимира не были открыты и прославлены нетлением, ибо Господь по премудрым целям Своим определяет это не для всех, а только для некоторых праведников. Черноризец Иаков, хотя также называет Владимира наследником рая, почившим в Царствии Небесном со всеми святыми, и обращается к нему с молитвою как к угоднику Божию, но в то же время считает нужным успокаивать своих читателей или слушателей: "Не будем дивиться, возлюблении, если он по смерти не творит чудес: многие праведники не сотворили чудес, однако ж святы" — и вслед за тем приводит слова святого Златоуста, что святые люди познаются не от чудес, а от дел и что Бог не всегда прославляет праведников чудотворениями. Равным образом тот же Иаков и преподобный Нестор ставили в укор сынам России, что они не с должным усердием молили Бога о прославлении, т.е. об открытии мощей своего просветителя, присовокупляя, что если бы русские христиане с большим усердием молились об этом в день преставления его, то Бог прославил бы его [167] . Впрочем, мощи равноапостольного князя хотя пребывали под спудом, но тем не менее были чтимы Церковию, как отчасти можно заключать уже из обращения к ним в Слове пресвитера Илариона [168] . До нашествия татар они покоились в мраморном (точнее, шиферном) гробе в самой церкви Десятинной. В это несчастное время гроб сокрыт в земле под развалинами церкви вместе с другими гробницами. И уже в XVII в. (1635) обретен вновь и узнан по существовавшей на нем надписи. Тогда-то взяты из гроба некоторые останки просветителя России в память будущим родам, известные доныне, каковы: а) глава благоверного князя, покоящаяся в Великой церкви Киево-Печерской лавры; б) одна челюсть сей главы, находящаяся в московском большом Успенском соборе; в) ручная кость — в Киево-Софийском соборе и г) другие малые частицы, находящиеся в разных странах России [169] .

Доселе мы упомянули только о тех праздниках, которые появились собственно в Церкви Русской (о трех в память освящения замечательнейших киевских храмов и еще трех в честь русских святых), хотя, быть может, тогда же были установлены у нас и некоторые другие [170] . Но само собою разумеется, что вместе с верою перешли к нам и праздники Церкви Восточной. Живым свидетельством тому служат святцы при Остромировом Евангелии, переписанные в 1056 — 1057 гг., конечно, с другого, более древнего, списка. Из рассматривания их открывается, что Церковь наша с самого начала своего приняла: а) все главные праздники Господские, Богородичные и святых, установленные издревле и доселе содержимые во всей православной Церкви; б) многие частные праздники Греческой Церкви и даже местные — некоторых областей и городов Греческой империи, преимущественно Византии, впоследствии уже по большей части исключенные из наших месяцесловов, и в) наконец, два праздника Церквей славянских: в честь святого Кирилла Философа, первоучителя славянского народа (февраль, 14), и в память обретения честных мощей святого Климента, папы Римского (январь, 30) [171] . Последний праздник тем более, без сомнения, был близок нашим предкам, что они имели счастие и видеть, и лобызать самые мощи угодника Божия в киевском Десятинном храме. И надобно заметить, что предки наши не только приняли, но и благоговейно соблюдали тогда священные времена. О святом Владимире замечено в древнем его житии: "Памяти святых в церквах творяше пением и молитвами, ипраздноваше светло праздники Господские"; о сыне его Ярославе: "И бе Ярослав любя церковныя уставы"; о всех христианах русских того времени: "И так просвещени людие праздноваху светло Воскресение Господне, и праздники святыя, и посты" [172] .

О священнодействиях, совершавшихся у нас в то время, и о принадлежностях священнодействий можем судить на основании немногих отрывочных известий и уцелевших памятников. Святой Борис, как мы уже упоминали, в ночь пред своею смертию повелел пресвитеру отслужить заутреню, во время которой читаны были шестопсалмие, кафисмы. Евангелие и пет канон [173] . Митрополит Иоанн, после того как мощи святых мучеников Бориса и Глеба были вырыты и поставлены в часовне, отслужил над ними всенощную, а по перенесении мощей в новую церковь, созданную Ярославом, совершил в ней литургию. Тот же митрополит, поставив для этой церкви священников и диаконов, повелел им служить вечерню, и утреню, и литургию по вся дни [174] . Преподобный Феодосии еще в детстве своем, когда жил в Курске (ок. 1020 г.), ходил в церковь по вся дни, слушая там со всем вниманием Божественных писаний [175] . Епископ Новгородский Лука Жидята внушал своим пасомым, чтобы они не ленились ходить в церкви и на заутреню, и на обедню, и на вечерню [176] . Из всего этого очевидно, что весь круг дневных служб церковных совершался у нас с самого начала и, по крайней мере, в некоторых храмах совершался ежедневно. Необходимые для того книги: Евангелие, Апостол, Служебник, Часослов, Псалтирь и Октоих, переведенные еще святыми Кириллом и Мефодием на славянский язык, без сомнения, перешли к нам от южных славян и употреблялись в славянском переводе. А так как во дни великих князей Владимира и Ярослава у нас любили светло праздновать и праздники, для которых, хотя не для всех, существовали уже тогда особые службы, тоже переведенные на славянский язык святым Мефодием [177] , то можно предположить, что в Церкви Русской со времени основания ее были отправляемы на славянском языке и службы праздничные. Из богослужебных книг, употреблявшихся тогда в России, до нас не дошла ни одна. Разве только с вероятностию можно относить к тому времени Минею месячную за май, которая несомненно переписана с болгарского в XI в., может быть даже в первой его половине, каким-то русским по имени Путята. Эта драгоценная рукопись Новгородской Софийской библиотеки содержит в себе службы на все дни месяца (впрочем, от службы на 21-е число мученику Фалалею осталось только начало, а от службы на 22-е число святому царю Константину только окончание, потому что одна тетрадь затеряна) и, имея весьма великое сходство с нынешнею майскою Минеею, представляет и некоторые любопытные особенности [178] .

Были ли сочинены тогда у нас новые чинопоследования для праздников, установленных собственно в честь отечественных святых: равноапостольной княгини Ольги, равноапостольного князя Владимира и святых страстотерпцев Бориса и Глеба? Служба святым мученикам Борису и Глебу встречается в рукописях XII в. и в одной из них надписана так: "Творение Иоанна, митрополита руськаго" [179] . Это был, по всей вероятности, не Иоанн II (1080 — 1089), живший уже после перенесения святых мучеников в новую церковь в 1072 г., а митрополит Иоанн I, который и подал Ярославу совет открыть их мощи, построить над ими церковь, и сам установил в честь их праздник 24 июля. Ибо а) составить службу в честь новоявленных угодников Божиих требовали от митрополита Иоанна I самые обстоятельства, и трудно представить, чтобы в течение шестидесяти лет до Иоанна II Церковь наша обходилась без такой службы, совершая ежегодно память святых Бориса и Глеба; б) в самой службе упоминаются только чудеса, совершившиеся пред открытием мощей их и вскоре после открытия, как-то: чудо над варягом, исцеление слепого и двух хромых, освобождение заключенных из темницы, но не упоминаются новые чудеса, последовавшие при перенесении мощей в 1072 г., не упоминается вовсе и об этом перенесении, чего не могло бы быть если бы службу составлял Иоанн II; в) митрополит Иоанн II был грек, по крайней мере писал по-гречески (послание к папе Клименту), а по-славянски выражался весьма плохо и крайне невразумительно, как свидетельствует его послание к Иакову черноризцу [180] ; между тем служба святым Борису и Глебу написана чисто по-славянски и общевразумительно, и митрополит Иоанн I, о происхождении которого ничего не говорят летописи, если бы даже не был славянином, мог в совершенстве изучить славянский язык в продолжение своего двадцативосьмилетнего пребывания в России. По всем этим причинам мы не колеблемся признать службу на 24 июля в честь святых мучеников Бориса и Глеба самым первым и древнейшим литературным произведением в нашей отечественной Церкви, явившимся около 1021 г. [181] Служба равноапостольному Владимиру встречается в рукописях XIII — XIV вв. и сохраняет в себе явное указание на свое древнейшее происхождение [182] : не написана ли и она тем же митрополитом Иоанном? Даже служба святой Ольге, приписываемая писателю XV в. Пахомию Логофету, вероятно, имела в основании своем некоторые древние стихиры, существовавшие в честь равноапостольной, потому что некоторыми песнями указывает на домонгольский период Русской Церкви [183] . А написать подобные стихиры было кому у Нас в то время, когда пресвитер Иларион действительно писал "молитвы за князя и за все православие", долгое время употреблявшиеся в Церкви, и любитель церковных уставов Ярослав содержал при себе писцы многи, т. е. людей грамотных и довольно образованных [184] .

Без всякого сомнения, у нас совершались тогда, подобно Евхаристии, и все прочие таинства и вообще требы церковные по тем чинам, которые были переведены на славянский язык еще святым Мефодием. В древнейших повествованиях мимоходом упоминается о крещении у нас в то время различных лиц, о рукоположении пресвитеров и диаконов, о венчании браков, об освящении церквей, о крестных ходах и под [185] . Замечательны, в особенности касательно крещения, следующие известия. Родители преподобного Феодосия, говорится в древнем житии его, в осьмой день по рождении его принесли младенца к иерею Божию, "якоже есть обычай крестьяном, да имя детищю нарекут", а когда минуло ему сорок дней, "крещением того освятиша". Это показывает, что в Церкви нашей действительно существовал тогда такой обычай, хотя, быть может, и не всеобщий [186] . С того же времени начался у нас и другой обычай, сохранявшийся очень долго и имевший пример в христианской древности: что наши князья, принимая при крещении новые христианские имена, удерживали и свои прежние, бывшие в язычестве народные названия [187] . Сам просветитель России Владимир и все дети его: Ярослав, Святополк, Вышеслав, Мстислав, Борис, Глеб и прочие, все дети Ярослава: Владимир, Святослав, Всеволод, Изяслав и другие — известны были преимущественно под именами их не христианскими, а мирскими или народными. Не служили ли эти последние имена вместо фамилий или прозваний для князей, для различия их между собою? В царствование великого князя Ярослава произошел в нашей Церкви необычайный случай крещения мертвых, не повторявшийся уже впоследствии: в 1044 г. выкопали из могил кости двух дядей Ярославовых — Олега и Ярополка, умерших в язычестве, крестили эти кости и положили их в церкви святой Богородицы Десятинной, сооруженной Владимиром [188] . Допустить такое событие, которое справедливо и тогда еще некоторые не одобряли [189] , Ярослав мог по двум причинам: с одной стороны, не знал ли он с достоверностию, что Олег и Ярополк, воспитанные под руководством равноапостольной Ольги, веровали во Христа и не крестились при жизни только по тесноте обстоятельств или потому, что скончались неожиданною, напрасною смертию [190] . А с другой — какие-нибудь пришельцы с Востока, ученые греки могли убедить благочестивого князя, последуя издревле существовавшему ложному толкованию слов апостола (1 Кор. 15. 29), что позволительно крестить и мертвых, хотя такое крещение ясно запрещено еще Собором Карфагенским [191] .

Священные сосуды и вообще церковная утварь употреблялись у нас с самого начала те же самые, какие употребляются доныне. На мозаическом изображении Тайной вечери в Киево-Софийском соборе видим в руках Спасителя потир, или чашу, из которой Он приобщает апостолов Своей Крови, и на самой трапезе, к правой стороне — дискос с раздробленным Телом Господним, к левой — развернутую и стоящую звездицу и при ней копие с рукояткою; в руках ангелов — рипиды, простертые над трапезою; в правых руках архидиаконов Стефана и Лаврентия — кадильницы и в левой у последнего — ладонницу [192] . Не так давно найдены в Киеве а) серебряная чаша на подножке, низкая, с изображениями по сторонам в выпуклых кругах Спасителя, Божией Матери, святого Иоанна Предтечи, святого Иоанна Златоустого и с греческою надписью по краям: Пиите от Нея ecu... и б) серебряный дискос, состоящий из одной тарелочки без подножки, с изображением Божией Матери на средине и с греческою надписью по краям: Приимите, ядите... Судя по тому, что и почерк, и порядок греческих букв в надписях на чаше и дискосе сходен с тем, каким сделаны такие же надписи на мозаике в Киево-Софийском соборе, и вообще с начертанием греческих букв Х и XI вв. по Монфоконовой палеографии, не без основания относят эти священные сосуды к начальному времени нашей Церкви [193] . В развалинах Ирининской церкви в Киеве найдены между прочим несколько медных обломков от паникадил и колокола, а в развалинах Десятинной — два разбитые колокола особой формы [194] ; кроме того, если эти вещи и нельзя с решительностию относить ко временам Владимира и Ярослава, по самой летописи известно, что в новгородском Софийском соборе, построенном в 1045 — 1051 гг. существовали и паникадила, и колокола, разумеется по примеру знатнейших церквей киевских [195] . Что касается до священных облачений, то диаконы на мозаике Киево-Софийского собора изображены в стихарях с орарем чрез левое плечо, а святители — и на мозаике, и на фресках того же собора, и на серебряной чаше, найденной в Киеве, представлены с непокрытыми главами в подризниках, епитрахилях, набедренниках, фелонях и омофорах поверх фелоней [196] : знак, что тогда как в Греции, так и у нас епископы не носили еще ни саккосов, ни митр и отличались от священников в своих облачениях только омофором. Есть, впрочем, основание думать, что собственно митрополит русский по примеру Константинопольского патриарха и по праву, от него и от всего Константинопольского Собора данному еще в самом начале, облачался в саккос при богослужении, в отличие от подвластных ему епископов, и то не всегда, а только в некоторые самые великие праздники [197] .

Заметим, наконец, что при церквах по древнему обыкновению у нас погребали умерших и князья любили находить для себя и для близких сердцу последний приют по смерти в тех храмах, которые сами же воздвигли при жизни. Так, в Десятинной церкви, сооруженной святым Владимиром, погребены сам Владимир и еще прежде — первосвятитель Михаил, царица Анна — супруга Владимира, а потом окрещенные кости братьев его Олега и Ярополка; вокруг же церкви — многие другие лица, как свидетельствуют множество костей мертвых и при них различных крестиков, найденных при раскапывании этой церкви [198] . В черниговском Спасском соборе, который заложен князем Мстиславом, а окончен князем Святославом черниговским, погребены оба эти князя и потом дети последнего: Глеб, Олег и другие. В Клево-Софийском погребены храмоздатель Ярослав и впоследствии два сына его — Изяслав и Всеволод — и два внука — Ростислав и Владимир Мономах. При раскапывании Ирининской церкви найдены в разных местах, вокруг и внутри ее, равно как и в двух палатках, пристроенных с обеих сторон к алтарю, многие гробницы из красного шифера, вероятно княжеские; кроме того, в самой церкви близ того места, где надлежало быть правому крылосу, открыта так называемая усыпальница для погребения умерших [199] . В новгородском Софийском соборе погребены основатель его князь Владимир Ярославич, мать его Ирина и другие [200] .

[88] Полн. собр. р. лет. 1. 51 [228]. Но были ли тогда в Киеве и другие кумиры, кроме шести, стоявших на холме близ двора княжеского, на месте которых могла быть построена только одна церковь? (Солов. Истор. России. 1. Прим. 256 [269]). Были. Это можно видеть и из сказания летописца: «Повеле (Владимир) рубити церкви и поставляти по местом, идеже стояху кумири; и постави церковь св. Василья на холме, идеже стояше кумир Перун и прочий» (шесть). Если бы все кумиры киевские помещались только на холме, где могла быть построена одна церковь, и действительно построена самим князем, то зачем бы ему давать повеление рубить церкви и ставить их по местом, идеже стояху кумиры? А кроме того, в частности, известно, что был тогда в Киеве кумир Волоса, о котором пишет мних Иаков в житии святого Владимира: «А Волоса идола, егоже именоваху скотья бога, веле в Почайну реку въврещи» (см. приложен. № 1; то же повторяется и в Торжеств. Рум. муз. № 436 [56]. Описан. С. 697 [88]) и который, по преданию, находился вне города, на оболонье, где киевляне обыкновенно пасли свои стада (Максимов. Киевлян. 1. С. 10 [186]; Паломн. Киев. С. 106, 128. Изд. 2-е [130]). Вероятно, был в Киеве или близ Киева и кумир Тура, известного в русской мифологии (Времени. Москов. истор. общ. 9. Отд. 1. С. 29 [325]), на месте которого, может быть, и была поставлена киевлянами церковь, слывшая под именем Туровой божницы (П. собр. р. л. 2. С. 24 [228]): по крайней мере, так можно объяснять это странное название церкви, если припомним, что у народа нашего один из монастырей Новгородских назван Перынь монастырь потому именно, что поставлен был на месте прежде бывшего идола Перуна.

[89] «И нача ставити по градом церкви и попы и люди на крещенье приводити по всем градом и селом» (П. собр. р. лет. 1. 51[228]).

[90] П. собр. р. лет. 1. 34, 51 [228]; мних Иаков. Жиг. Владим. в приложен. 1. Нестор пишет: «Постави церковь св. Василья» — выражение, которое он обыкновенно употребляет о церквах деревянных, тогда как о каменных говорит: созда или заложи (Собр. лет. 1. 52, 54, 63, 65, 66, 67, 69 и др. [228]). М. Евгения. Опис. Киево-Соф. собора. С. 6—8. Прим. 18 [115]; Фундукл. Обозр. Киева в отнош. к древн. С. 30, 32-33. Киев, 1847 [211]; Максимов. Киевлян. 1. 15, 53. Киев, 1840 [186].

[91] М. Иларион. Похв. Владим. в Приб. к Тв. св. отц. 2. 278 [133]; мних Иаков. Жиг. Владим. в приложен. 1; П. собр. р. лет. 1. 35, 52 [228]; Степ. кн. 1. С. 152 [156]. В древних списках летописи (не упоминаем о позднейших) год основания Десятинной церкви показан несколько различно: в одних — 989, в других — 991 (Собр. лет. 1. 52 [228]). Но мних Иаков говорит ясно: «Минувшю лету (после крещения киевлян), умысли создати церковь святыя Богородица, послав, приводе мастера от грек». В одном из древнейших списков церковного устава, восходящем к XIII в., святой Владимир говорит между прочим: «Благословение прием от Михаила митрополита всеа Руси, создах церковь Десятинную святыя Богородица» (Опис. Рум. муз. С. 310,313 [88]).

[92] Так по древнейшим памятникам: Собр. р. лет. 1. 53 [228]; Лет. Переясл. Сузд. С. 33 [174]; пергам. Пролог, мая 11 (в Чт. Моск. истор. общ. 1846. № 2. Отд. 1. С. 22 [74]).

[93] П. собр. р. лет. 1. 52, 53. 133 [228?]; Ник. лет. 1. 105-108 [241]; Ст. кн. 1. 157, 160 [156]. Соборною называется Десятинная церковь не только в Степ. кн. (1.157 [156]) и Ник. лет. (1. 105 [241]), но и в списке устава Владимирова XIII в. (Дополн. к Акт. истор. 1. С. 1 [106]).

[94] Фундукл. Обозр. Киева в отнош. к древн. С. 27—30 [211]; Максютин. Очерк истор. зодчества в России. С. IV в книге «Русская старина». Тетр. 7, 9 [187]. Некоторые хотят называть пол, бывший в боковых притворах Десятинной церкви, ценинным, равно как бывший вокруг престола не мозаическим, а наборным (Записки Отд. русск. и слав. археол. Т. 1. Отд. 1. С. 69 [252]; Сахаров. Исслед. о русск. иконо-пис. 2. С. 56 [250]). Какое название лучше, предоставляем судить другим. А для объяснения Дитмара, назвавшего Десятинную церковь храмом святого Климента, папы Римского, вовсе нет нужды предполагать в Десятинной церкви особого придела во имя этого священномученика (Карамз. Ист. гос. Росс. 1. Прим. 488 [148]). Дит-мар мог назвать ее таким именем единственно потому, что в ней покоились мощи святого Климента, как и один из наших проповедников XII в. в слове при возобновлении Десятинной церкви, обращаясь к священномученику, говорил: «Церковь твою обновляя...» (Оболенск. О двух древн. святынях Киева. Киевлян. 2. С. 146 [212]).

[95] В древнейшем списке этого жития, писанном на пергамене, говорится о святом Владимире: «Повеле людем ставити церкви по всем градом, и сам созда церковь святыа Богородицы, удивив,— пребыв же неколико лет, нача болети...» и проч. (Чтен. Моск. истор. общ. 1846. № 2. Отд. 1. С. 8 [74]). В другом списке того же самого жития XVI в. место это читается: «Повеле людем ставити церкви по всем градом, а сам создал церковь святыя Богородица и удивив ю» (сборн. Новг. Соф. библ. № 503. Л. 437 [10]). В третьем списке того же самого жития XVI в. вместо «удивив ю» сказано: «И сам созда церковь камену св. Богородица, украсив ю серебром и златом» (рук. Рум. муз. № 434. Л. 678 [55]; то же самое и в списке моей библиотеки № 2. Л. 166 [35]). Итак, вот что значит: «удивив»! А в печатном Прологе, где (июля 15 [234]) помещено то же самое житие святого Владимира, читается уже: «И сам созда церковь св. Богородицы удывов»!

[96] 12 мая — по месяцеслову, помещенному в Обиходе XIII в. (Опис. Рум. муз. С. 405 [88]); 11 мая — по пергаменному Прологу, где между прочим говорится: «Месяца мая в 11 память бытью святаго и богохранимаго Костянтиня града...» И далее: «В от же день освящение церкви святыя Богородица, юже създа благоверный князь Василей, зовомый Володимирь I и князь земли Русьскыя, иже обнови, Божею помощью. Крещением. И видев церковь свершену, и въшед в ню помолися: «Господи Боже, призри с небесе и посети виноград Свой и сверши, иже насади десница Твоя, новыя люди, имже обратил еси сердца в разум познати Тя Бога истиннаго; и призри на церковь Свою, юже создах недостойный раб Твой во имя рожьшая Тя Матери Приснодевыя Богородица; и аще кто помолится в церкви сей, то услыши молитву его, молитвы ради Пресвятыя Богородица». И помолившюся ему, рек сице: «Се даю святей Богородици церкви сей от имения моего и от град моих десятую часть». И тако сверши праздник благолепен в лето 6504» (Чтен. Моск. ист. общ. 1846. № 2. Отд. 1. С. 22 [74]). Пролог не внес бы на свои страницы этого сказания, не включил бы в число других праздников дня освящения Десятинной церкви, если бы точно он не считался праздником. А когда же естественнее было установить этот праздник, если не вдруг по освящении Десятинной церкви? Установлять его спустя несколько и даже много времени после события было бы странно. 12 мая, как день освящения Десятинной церкви при святом Владимире, показано и в киевской следованной Псалтири. Изд. 1756 г. [235].

[97] П. собр. р. лет. 1. 53-54 [228]; Ник. лет. 1.107 [241]; Ст. кн. 1.163 [156].

[98] П. собр. р. лет. 1. 58 [228]; мних Иак. в приложен. 1; Фундукл. Обозр. Киева в отн. к древн. С. 32 [211].

[99] Сказав о крещении киевлян, о построении Владимиром церкви святого Василия и о прочем. Софийская летопись продолжает: «Того же лета постави князь Володимер в Киеве первую церковь св. Георгия ноября в 26» (Собр. р. лет. 5.119,120 [228]. То же и Воскрес, лет. 1.153 [242], и Супрасльск. лет. С. 10 [291]). А повествуя далее о великом князе Ярославе, говорит: «Церкви постави на Златех вратех Благовещение и святаго Георгия» (с. 137 [228]). Следовательно, отнюдь не смешивает этих двух киевских церквей, построенных двумя князьями во имя одного и того же великомученика (Опис. Киево-Соф. собора. С. 6 [115]).

[100] Гизел. Синопс. Л. 42 на обор. Киев, 1680 [134]; Фундукл. Обозр. Киева. С. 57-59 [211].

[101] Ник. лет. 1. 107 [241]; Ст. кн. 1. 154 [156]. Да и представить трудно, чтобы святой Владимир в продолжение своего многолетнего христианского царствования не построил церквей в двух любимейших своих местопребываниях — в Берестове и Белгороде.

[102] Анан. Федоров. Историч. собр. о граде Сузд. Гл. 4 во Времени. Моск. истор. общ. 22. Отд. 2. С. 43 [310].

[103] Татищ. Ист. росс. 2. С. 89 [294]; Ник. лет. 1.112 [241].

[104] П. собр. р. лет. 3. 2, 121 [228]. В третьей Новгородской летописи показано, будто деревянная церковь Софии сгорела не в 1045, а уже в 1049 г. (3. 208 [228]). Но это ошибка, потому что в том же 1045 г. новгородский князь Владимир заложил уже другую Софийскую церковь — каменную (211 [228]).

[105] П. собр. р. лет. 1. 150; 2. 88 [228]; Лет. Переясл. Сузд. 74 [174]; Ст. кн. 1. 153 [156]. Степ. книга замечает, что церковь простояла 165 лет, а Воскр. летопись говорит, будто 168 лет (1. 155 [242]). Следовательно, церковь основана или в 992-м или в 995 г. Никонова же летопись (2. 191 [241]) приписывает основание этой церкви не епископу Феодору, а епископу Илариону.

[106] Eezw. Опис. К.-Соф. соб. С. 5-6 [115]; Филар. Ист. Русск. Ц. 1. 95 [317].

[107] Ст. кн. 1. 141 [156]; П. собр. р. лет. 2. 22 [228]. Автор Степ. книги, по всей вероятности, не поняв названия: Турова божница, вздумал выразиться яснее: «Церковь во имя св. мученика Турова», хотя такого мученика вовсе не существовало. А что под именем божницы у нас разумелась в древности церковь, или храм, это видно из самой же древней летописи (Собр. р. лет. 1. 138; 2. 34 и др. [228]) и еще яснее из известных ответов Новгородского епископа Нифонта Кирику, где читаем к концу: «А крест достоит целовати всем, кто влазить в божницу, или церковь, и Евангелие целует» (так в обоих списк. Рум. муз. № 231. Л. 316 и № 238. Л. 395 на обор. [42, 43]). Или, быть может, составитель Степенной книги имел под руками, но только исказил следующее выражение рукописи Пролога в Слове об успении блаженного великого князя Володимера (под 15 июля): «И оттоле наречеся место святое, идеже и ныне есть церькви святую мученику у Торова» (рукоп. Румянц. муз. № 321. Л. 360 на обор. [50]), т. е. где и ныне стоит церковь святых мучеников (Бориса и Глеба?) у Турова (урочища?). Снес.: прим. 110 и текст, к которому оно относится.

[108] Снес.: прим. 88. Об урочище Тур — Калайдовича. Памяти, росс. слов. XII в. Предисл. С. XII [216]. Об имени Тур у Карамз. Т. 1. Прим. 467 и др. [148].

[109] Чтен. Моск. истор. общ. 1846. № 2. Отд. 1. С. 8—9 [74]. Замечательно, что в Прологах XV и XVI вв. слово и ныне в означенном житии святого Владимира опущено (Опис. рукоп. Румянц. муз. С. 678, 687 [88]).

[110] Прол. июля 15 [234]. Потому, кажется, несправедливо в рассмотренных нами известиях о трех церквах видеть только образчики невежества писцов {Филар. Ист. Р. Ц. 1. 94. Прим. 143 [317]).

[111] Иларион. Приб. к Тв. св. отц. 2. 277 [133]; мних Иаков в приложен. 1; Дитмар: «Urbs autem Kitava nimis valida... In magna hac civitate, quae istius regni caput est, plus quam quadringentae habentur ecclesiae et mercatus 8 [Город же Китава (т. е. Киев.— Прим. перев.} весьма укреплен... В обширном этом городе, являющемся столицей того царства, имеется более четырехсот церквей и восемь рынков» (лат.)] (Chronic. Lib.VIII. N. 16 in Pertz. Monum. Germaniae histor. 3. 870—871. Hannov., 1839 [406]). Меховига говорит, что Болеслав «Obsessione et fame Kyow expugnavit, pro ilia tempestate, civitatem insignem et magnam, tricentas ecclesias et ultra habentem [взял Киев осадой и голодом, а был он в то время городом замечательным и великим, имевшим триста с лишним церквей» (лат.)] (Me chow. Chronic. Polonor. 2. С. 6. Р. 28, ed. Cracow., 1521 [380]). В Никон, летописи под 1017 г., когда, по свидетельству Нестора, погореша в Киеве церкви (Собр. р. лет. 1. 62 [228]), читаем: «И погоре град и церквей множество, яко до седмисот» (1. 124 [228]). Слово quadringentae, т.е. 400, переписчики очень легко могли написать вместо quadraginta, т. е. 40 (err. К rug. Beitrage zur Miinzkunde. S. 101 [367]).

[112] Du Сangii Constantinop. Christ. 3. P. 23. Venet., 1729 [352].

[113] П. собр. р. лет. 1. 63 [228].

[114] «Бе бо въздано ея (церкви) при нем (Мстиславе) възвыше, яко на кони стояще досящи» (П. собр. р. лет. 1. 65 [228]). Марков. О достопам. Чернигова в Чт. Моск. истор. общ. год 3. № 1. Отд. 4. 14-16 [188]; Чернигов, губ. вед. 1846. Отд. 2. Часть неофиц. № 32, 33, 35, 36°; Северн, пчела. 1852. № 200. С. 798 [71]. Сохранилось предание, что в начале XVIII в., когда рыли землю для фундамента нынешней соборной колокольни в Чернигове, найдены были два серебряных идола, и недавно открытая надпись на царских вратах теплой соборной церкви удостоверяет, что они вылиты в 1702 г. из найденных тогда идолов.

[115] Насчет времени основания киевского собора мы держимся древнейшего летописца, который именно говорит, что Ярослав имел дело с печенегами в 1036 г., вне града на месте, где было еще тогда поле, и что в 1037 г. на этом месте он только заложил церковь святой Софии, решившись включить его в черту города и обвести валом (Собр. р. лет. 1. 65 [228]). А потому, если признать справедливым показание и древней летописи Новгородской, что еще в 1017 г. заложена быстъ св. София в Киеве (там же. 3. С. 1 [228]), то это, без сомнения, была закладка другой Софийской церкви в самом городе, а не вне его, тем более что та же летопись чрез несколько строк под 1037 г. говорит: «Заложи Ярослав град Киев и церковь св. София» (там же). Значит, разумеет закладку уже другой церкви. Первую в 1017 г. Ярослав, может быть, только заложил, да по тесным обстоятельствам вовсе оставил без построения. Или не сгорела ли она, едва начатая, во время страшного пожара киевского, бывшего в том же году, когда точно погореша в Киеве церкви (Собр. р. лет. 1. 62 [228]; снес.: Карамз. Ист. гос. Росс. 2. Прим. 11 [148])? Что же касается до сказания позднейших летописей, будто Ярослав поразил при Киеве печенегов в 1017 г. и тогда же заложил Софийский собор, а окончил его в 1037 г. (Собр. р. лет. 3. 210 [228]; 5.132,137 [228]; Ник. лет. 1. 124, 134 [241]), то оно, как несогласное с древнейшими летописями, не заслуживает большого внимания

[116] Судя по тому, что киевская Десятинная церковь строилась семь лет, новгородский Софийский собор — также семь лет, можем приблизительно полагать, что и Софийский собор в Киеве окончен около 1045 г. Константинопольский Софийский собор, воздвигнутый императором Юстинианом в VI в. (532—538), имел в длину более 38 сажен, в ширину около 34, в вышину 26 и в поперечнике купола около 15 сажен. А киевский Софийский — в длину 17, в ширину 25 /;, в вышину до карниза под куполом 10 сажен с аршином и в поперечнике купола 10 аршин. Подробнее об устройстве К.-Софийского собора, его украшениях и отличиях от константинопольского см.: Ев-ген. Опис. К.-Соф. соб. С. 25-31, 41-46 [115]; Фундукл. Обозр. Киева. С. 34-43 [211], и особенно Скворцов. Опис. К.-Соф. собора по обновлении его в 1843—1853 гг. С. 10-19, 36-52. Киев, 1854 [261].

[117] П. собр. р. лет. 1. 65 [228]; Иларион. Приб. к Твор. св. отц. 2. 278 [133]. В том, что собор был посвящен Ипостасной Премудрости Божией — Господу Иисусу, не может быть сомнения после ясного свидетельства м. Иларнона о Ярославе, что он «создал дом Богу великий и святый в честь Его Премудрости» (Приб. к Тв. св. отц. 2. 278 [133]), тем более что и Софийский храм в Цареграде, послуживший образцом для киевского, был посвящен Сыну Божию, Ипостасной Премудрости Божией, по сказанию самих византийцев (см.: славянок, печати. Кормч. Ч. 2. Л. 237 об. [157] и Евген. Опис. К.-Соф. соб. С. 16-18 [115]).

[118] В пергаменном Прологе Новгор. Соф. библ. XIII—XIV вв., без №, на 132 листах , под 4-м числом ноября (л. 42 об.) читаем: «В тот же день священа бысть великая церковь святая София, иже в Руси, юже бе создал благоверный князь Ярослав и митрополию святой Софии створи» и проч. Вся статья напечатана в Извест. II Отд. Акад. наук. 6. 305 [166]; 10. 670-671 [277].

[119] Сказав о заложении Софийской церкви, летописец выражается: «И посем церковь на Золотых воротех...» (П. собр. р. л. 1. 65 [228]). См. там же прим. под буквою т. Иларион в Приб. к Тв. св. отц. 2. 279 [133].

[120] См. приложен. 4.

[121] П. собр. р. лет. 1. 65 [228]. Представленное сказание о построении и освящении церкви святого Георгия сохранилось в Прологах, каковы: Погодинский XIV в., писанный на пергамене [37], и библиотеки СПб. Дух. Академии под № 271 бумажный XVI в. [60], и в других рукописных сборниках (моей библ. № 2. Л. 313 об. [35]). Из первого Пролога оно взято и напечатано сполна в Киевлянине (3. С. 66—67 [185]) под заглавием: «В тот же день (т. е. 26 ноября) священие церкви святаго Георгия в Киеве пред враты святыя Софии». Праздник святого Георгия под 26 ноября значится в наших месяцесловах XII—XIII вв. (в перг. Евангелии XII—XIII вв. Новг. Соф. библ., пис. попином Максимом . Снес.: Оп. рук. Рум. муз. С. 172 [88]). Этот же праздник святому Георгию 26 ноября существовал, как доселе существует, и в Греции по случаю освящения в честь его одной тамошней церкви. См. греческ. Синаксарий и Минею под 26 ч. ноября [404].

[122] О древн. киев. церкви св. Ирины, в ЖМНП. 1846. № 12. Отд. 2. С. 423-453; Фундукл. Обозр. Киева. С. 48-51 [211].

[123] П. собр. р. лет. 1. 66 [228].

[124] П. собр. р. лет. 1. 67 [228]; 3. 2, 211-212; 5. 138; Метафраст. Опис. новг. Соф. соб. С. 15-21. Новгор., 1849 [190].

[125] Например, толщина нижних стен Десятинной церкви в полтора аршина, а Киево-Софийского собора — около двух аршин, и раствор в стенах Десятинной церкви втрое толще против кирпича, из которого они сложены (Фундукл. Обозр. Киева. С. 29—30 [211]; Максютин. Очерк, истор. зодч. в России. С. IV, XII в Русск. старине, изд. Мартын. [187]).

[126] Собр. р. лет. 1. 50, 52 [228].

[127] Левшин. Историч. опис. моек. Успенск. соб. С. 23, 24. Москв., 1783 [172]; Снегирев. Памятник. Москов. древн. тетр. 2. Л. 15—16 [264]; Сахаров. Исслед. о русск. иконоп. 2. С. 27, 35. СПб., 1849 [250].

[128] Софийск. времен. Ч. 2. С. 364 [270]; Метафраст. Опис. новгор. Соф. собора. С. 23 [190].

[129] Тихонрав. Археолог, заметки о город. Суздале и Шуе. В Записк. Отдел. русск. и слав. археолог. Т. 1. Отд. 1. С. 90 [295].

[130] Губерн. Волын. ведом. 1843. № 26 .

[131] На лицевой стороне этой иконы внизу находится троякая подпись: славянская, под нею — греческая греческими буквами и еще ниже — такая же греческая полуславянскими буквами. Представим две первые: «Образ писан в лето 6501 (т. е. 993) Симеоном иеромонахом. Древнейшею представляется по буквам подпись средняя — греческая, а в верхней и нижней буквы кажутся очень недавними (Восток. Опис. Румянц. муз. С. 220 [88]; Макар. Свед. об иконе Х в. в нижегор. Благовещ. монаст., напеч. в Записк. Археол. общ. Т. 3. Засед. 6-8. Прилож. С. 73-74 [177]).

[132] Фундукл. Обозр. Киева в отн. к древн. С. 57—59 [211].

[133] Подробнее о мозаике, фресках и храмовой иконе Киево-Софийского собора см.: Евген. Опис. К.-Соф. соб. 19-21, 42-46 [115]; Фундукл. Обозр. Киева. С. 37—43 [211]; Сквори. Описан. К.-Соф. соб. по возобновлении его. С. 14—19, 36— 49 [261]; Крыжановск. Киевск. мозаики в Записк. Археолог, общ. Т. 8. С. 235—260 [162]; он же. Киево-Софийская стенопись в Северн, пчеле. 1853. № 147,148 [161].

[134] Описание новгородского образа святой Софии см. в Опис. К.-Соф. собора. С. 21—22 [115]. А слова Сильвестра — в Акт. археогр. экспед. 1. С. 248 [65]; Москв. собор, на еретик. XVI в. С. 20. М., 1847 [193].

[135] Например: «В лето 6849 (1341) архиепископ Новгородский Василий покры св. Софию свинцем, что была погорела, и иконы исписа, и кивот доспе» (Собр. р. лет. 3. 80 [228]). Или: «Лета 7214 (1706) повелением преосвященнаго Иова митрополита... в соборной церкви Премудрости Божий святыя образы, местные и в тяблех, и около столпов, и в приделех починили и олифили» (там же. С. 276).

[136] П. собр. р. лет. 3. 211 [228]; Метафраст. Опис. новг. Соф. собора. С. 6—14, 28-31 [190].

[137] О мозаических изображениях Киево-Софийского собора преосвящ. м. Евгений заметил, что «они доказывают терпеливость художников в подборе цветных стекол, но не доказывают вкуса в выборе рисунков и предметов» (Опис. К.-Соф. соб. С. 31 [115]). Но фрески этого собора по искусству стоят еще ниже мозаики.

[138] Разумеем греческий месяцеслов, изданный по повелению императора Василия, с лицевыми изображениями святых (Menologium Graecorum... ed. Urbini, 1727 [378]), и другой греческий месяцеслов, составленный в Х столетии неизвестным, также с изображениями святых (Аllatius. De libr. Eccles. Graec. dissert. 1. 84 [328]).

[139] П. собр. р. лет. 1. 52 [228]. Изображение креста, найденного в развалинах Десятинной церкви, можно видеть у Фундукл. в Обозр. Киева между с. 28 и 29 [211].

[140] Описание и изображения этих монет см. у Сахар. Летоп. русск. нумиэм. 1. С. 30—31 и табл. 1, 2 [251]; также в Записк. СПб. археол. нумизмат, общ. Т. 1. С. 386-398. Табл. 18. № 1; 22. № 18 [249] и в статье Волошинск. Опис. древних русских монет, найденных близ Нежина в мае 1852 г. Изд. Киев, 1853 [82]. Снес.: Северн, пчел. 1852. № 194 [207]; Москвитян. 1852. № 17 [160].

[141] Изображения гробниц Владимировой и Ярославовой, также мозаик и фресков К.-Соф. собора см. у Фундукл. в Обозр. Киева между с. 28—29, 36—37, 38^—39, 40—41 [211] и еще ЖМНП. 1844. Кн. 1 [119] в конце — снимок трех киево-софийских фресков. А изображение креста преподобного Авраамия Ростовского приложено к статье гр. Толстова: Древн. святыни Ростова Вел., помещ. в Чтен. Моск. истор. общ. Год 3. № 2 [296].

[142] Об изображениях на киевск. мозаике и фресках см. Беседы к глаголем, старообрядцу. С. 235-236. Изд. 3-е [316] и ЖМНП. 1844. № 1 [119]. А превосходные рисунки с мозаических икон константинопольского Софийского собора помещены в великолепном издании под заглавием «Alt-christliche Baudenkmale von Constantinopel von V bis XII Jahrhundert... von Sa1zenberg». Berlin, 1854 [398].

[143] П. собр. р. лет. 1. 50, 52 [228]. О святых Кирилле и Мефодии — в Москвитян. 1843. Ч. 3. № 6. С. 422-423 [209].

[144] Оболенск. О двух древн. святын. Киева — в Киевлян. 3. С. 145 [212];

П. собр. р. лет. 2. 30 [228].

[145] Ныне можно встречать только частицы этих мощей. Например, в одном напрестольном серебряном позлащенном кресте святой Александре-Невской лавры, который устроен в 1688 г. и пожертвован в нее от ключаря Благовещенского собора монаха Иосифа (как значится в описи), находятся в числе многих других мощей и мощи Климента, папы Римского.

[146] Мних Иаков — в приложен. 1; Ник. лет. 1. 92 [241]; Степ. кн. 1. 135 [156]. Дитмар: «Archiepiscopus civitatis illius cum reliquiis sanctorum et ceteris omatibus diversis hos advenientes honoravit [Архиепископ этого города встречал их с мощами святых и прочим всевозможным благолепием» (лат.)] (Chronicon. Lib. VIII. N. 16 in Pertz Monum. Germ. hist. 3. P. 870 [406]).

[147] Степ. кн. 1. 39, 160 [156]; Нестор: «Се бо (т. e. Ольгу) вси человеци прославляют, видяще лежащи в теле на многа лета; рече бо пророк: Прославляющая мя прославлю» (П. собр. р. лет. 1. 29 [228]; Карамз. Ист. госуд. Росс. 1. Прим. 473 [148]). И далее: «В лето 6515 пренесени святии в святую Богородицю» (П. собр. р. лет. 1. 55 [228]). Речь, очевидно, о перенесении святых: чего же именно? Икон (Карамз. И. Г. Р. 1. С. 228. Изд. 2-е [148])? Но иконами Десятинная церковь была обогащена с самого начала, и откуда они могли быть перенесены? Или мощей? Но, сколько известно из других свидетельств, при Владимире перенесены в церковь святой Богородицы только мощи великой княгини Ольги (см. следующие прим. 148—149).

[148] Ст. кн. 1. 40 [156]; мних Иаков — в приложен. 1.

[149] В одном из названных житий, которое помещено в рукописном Прологе XV в. под 11 числом июля, читаем: «Но Бога должника себе сотвори, иже ю тако прослави нетлением, блажено тело венчав, иже и доныне есть всеми видимо верными рускыми сыньми...» И в конце: «И взем (Владимир) тело от земли бабы своея нетленно, и вложиша в раку древяну, и поставиша в церкви святыя Богородица» (рукоп. Румянц. муз. № 321. Л. 353—354 [50]). Это же житие помещено и в печатном Прологе под 11 июля [234]. Другое житие святой Ольги, встречающееся в рукописи XVI в., по некоторым находящимся в нем любопытным подробностям помещаем сполна в приложен. 5.

[150] Ст. кн. 1. 34 [156]; П. собр. р. лет. 1. 55 [228]; Труды Общ. ист. и древн. росс. Ч. 3. Кн. 1. С. 166-167 [218].

[151] Под 11 ч. июля значится память ее и в сербском Прологе XIII в. (Оп. рукоп. Румянц. муз. С. 452 [88]).

[152] И по древнейшей летописи (П. собр. р. лет. 1. 34 [228]; Лет. Переясл. 35 [174]), и по Сказанию мниха Иакова (приложен. 1), и по Прологу XIII в. (Румянц. муз. С. 453 [88]), они были рождены от болгарыни:. свидетельства достоверные естественно предпочесть несогласному с ними свидетельству сомнительной летописи Иоакимовой, будто Борис и Глеб родились от греческой царевны Анны (Татиш,. Ист. росс. 1. 40; 2. Прим. 184 [294]). Разве согласиться, что Анна была только двоюродная сестра греческих императоров Василия и Константина и дочь болгарского царя Петра? Этим, действительно, удобно примиряются означенные разноречия (Лавровск. О летописи Якимовской, в Учен. записк. II Отд. Ак. наук. 2. Вып. 1. С. 153-155 [169]).

[153] «Быша сынове мнози у Владимера, в нихже беста святая сия... тако светящися, аки две звезде светле посреде темных» (Нестор, в рукоп. житии св. Бориса и Глеба. Рум. муз. № 152 [39]).

[154] Мних Иаков. Жит. св. Бориса и Глеба. Хр. чт. 1849. 2. 340 [298]. Преподобный Нестор в житии их (отрывки см. в Русск. истор. сборн. 4. С. 438—440 [110]) говорит а) о святом Борисе: «Много показа милосердие во области своей, не точию ж к убогим, но и ко всем людем, якоже всем чудитися милосердию его и кротости; бе бо блаженный кроток и смирен»; б) о святом Глебе: «Многу ж милостиню творя нищим, и вдовицам, и сиротам»; в) об обоих вместе: «Пребыста в поучении Божиих словес, милостиню творяща нищим, и убогим, и вдовам, яко не имети у себе ничто ж» (рук. Румянц. муз. № 152 [39]).

[155] Известно, что между частными сказаниями преподобного Нестора о святых страстотерпцах, какие изложил он в житии их и потом в своей летописи, есть некоторые разноречия и одно даже противоречие (Кубарев. Нестор, в Русск. истор. сборн. 4. 409-413 [163]; Казачек, в Отеч. записк. 1851. Январь [143]). Но эти разногласия, которые, впрочем, более или менее удобно примиряются (Бутков. Разб. трех памяти, русск. дух. литер. Прим. 37. С. 99. СПб., 1852 [78]), не дают права отнимать у преподобного летописца какое-либо из означенных сочинений, а предполагают только, что и он, подобно всякому историческому писателю, мог исправлять в позднейшем своем сочинении ошибки или неточности, допущенные в прежнем, пользуясь новыми, достовернейшими известиями. Потому в случае невозможности примирить какое-либо из подобных разногласий справедливее следовать показанию летописи как сочинения, написанного Нестором после отдельных Слов о святых Борисе и Глебе и др.

[156] «Повеле ж христолюбивый князь изыскати тела св. Глеба, егоже много искавше и не обреташа; по лете ж едином ходяще ловцы обретоша тело святаго лежаще цело...» (Нестор, в жит. Бор. и Глеб. Румянц. муз. № 152 [39]).

[157] Все, доселе сказанное о святых мучениках, см. в Собр. р. лет. 1. 57—59 [228]; Лет. Переясл. Сузд. С. 35-41 [174]; Нестор. Жит. Бор. и Глеба (Рум. муз. № 152 [39]; Русск. истор. сборн. 4. С. 440—446 [110]); Иаков мних. Жит. Бор. и Глеба (Хр. чт. 1849. 2. 336-357 [298]; снес.: Опис. Рум. муз. С. 203 [88]); Ник. лет. 1. 117-122 [241]; Степ. кн. 1.184-201 [156].

[158] «Многажды нощию,— говорит Нестор в житии их,— на месте том видяху, идеже лежаше тело святою страстотерпьцю Бориса и Глеба, овогда свеще, овогда столп огнен с небеси сущь»,— и рассказывает, что когда однажды иноземные варяги, переходя чрез Вышгород, остановились близ того места и один из варягов по неведению стал ногою на могилу святых мучеников, то из нее вышел огонь и опалил его ногу так, что он не мог ходить (рукоп. Румянц. муз. № 152 [39]).

[159] Он забыл после заутрени потушить одну свечу, стоявшую на высоком месте, от которой и произошел пожар. Впрочем, сгорели только стены церкви, а все находившееся в ней успели вынести и спасти. Этот пожар, замечает преподобный Нестор, Бог попустил с тою целию, «дабы ина церкви паки возгражена была на том месте во имя святую и блаженную страстотерпцу Бориса и Глеба, и тело же тою изнесено бысть любовию от ядр земных — якоже и бысть» (там же).

[160] «И видеша тело блаженную ни но единого струпа от язв имуще на себе; и беста, аки снег, белеющеся; лице ж ею светяся, аки ангелома, якож на много час чюдитися архиепископу и всем людем» (там же).

[161] «Таче потом властелин градный шед к христолюбивому Ярославу, то и повода ему все о святую; яже слышав, почюдися тому. Потом же, пришедшу к нему архиепископу Иоанну, исповеда ему христолюбец, како святая имущему суху ногу целу ство-риста и како очи слепому даста. Архиепископ же, то слышав, и ужасен сый бысть; и, свет же благый помыслив в уме, глаголя к христолюбцу: «Лепо ли бы нам, благоверный царю, церковь имя ею возградити, и уставити день, в онже празновати има». Той слышав христолюбивый княз от митрополита и рече ему: «Благ свет твой, отче, и якоже велиши, тако створим». Потом же повеле древоделям приготовити древо на согражение церкви, бе бо уже время зимно. Они же поведенное им от христолюбца приготоваша древо и, наставльшу лету, возградиша церковь в имя святую блаженную страстотрыщу Бориса и Глеба, о клетце, в нейже стояста раце святою. Христолюбивый ж княз украси церковь 5 верхов, и всякими красотами, иконами, и иными писме-ны; повеле же и на иконе святою написати, да входящей в церковь вернии людие, тии видяще ею образ написан и аки самою зряще, ти тако с верою и любовию покланяющися има и целующе образ ею» (там же).

[162] «Таче потом христолюбец моли я, рече архиепископа, да шед освятить церковь, и святую службу створит в ней. Он же ту абие поим Попове, и диаконы, и весь причет церковный, и иде в предреченный град купно со христолюбивым Ярославом и с велможами. Пришедшим же им в град, и сотвори архиепископ обычное храму обновление, рекъше священие; раце же святую постави в церкви на десней стране, месяца июля в 24, в онже блаженный Борис убиен бысть. Устависта ж христолюбивый Ярослав и преподобный митрополит Иоан в день на всяко лето празник творити има, якож и ныне свершается. Таче потом, яко сконча святую литоргию, поят и благоверный княз Ярослав на обед со всеми обретшимися ту. Възвесели же ся христолюбец веселием духовным, яко тако благодати сподобистася святая его братия: уже не от инех слышал, но и самовидец бысть. И еще бо им всем сущим на святей литоргии, и человек хром и не могий ходити с трудом же великим прелезе к раце святою, моля-шеся припадая; и яко приблигкишася к ракама, ту абие утвердиста нозе его, и востав хожаше пред всеми, славя Бога и святою. Створи ж христолюбец пир велик празник святую, не токмо бояром, но и всем людем, паче же нищим, и всем вдовицам, и всем убогим; повеле же и от имения своего даяти им. Сотвори ж тако празнующе до 8 дне. Таче потом христолюбец в столный град повеле властелину града того даяти от даяния церкви святою десятую часть. Архиепископ же, остав, постави попы и дяконы, и повеле им пети в церкви святою вечернюю и заутреннюю, и святою литоргию по вся дни служити; и постави им старейшину. Чи тако отиде в свою кафолисскии икклисия» (Нестор. Жит. Бор. и Глеба. Там же [39]); Иаков мних. О чудесах Бор. и Глеба, в Хр. чт. 1849. 2. 359-361 [298]; снес.: Опис. Румянц. муз. С. 203 [88]; Пролог XIII в., в Опис. рук. Рум. муз. С. 453 [88]; Ст. кн. 1. 201-204 [156]. Праздник 24 июля в честь святых мучеников Бориса и Глеба встречается уже в месяцесловах XII и XIII вв. (Опис. Румянц. муз. С. 171,172,453 [88]).

[163] «Иже и доныне есть»,— присовокупляет преподобный Нестор (жиг. Бориса и Глеба. Там же [39]).

[164] Вслед за погребением Глеба вместе с Борисом последовали знамения и в особенности чудо над варягом; после чуда «по мале днии», говорит Иаков, сгорела церковь святого Василия и тела князей вырыты и поставлены в клетке. Зимою приготовлено было дерево для церкви над ними, а следующим летом она сооружена и освящена 24 июля. По всей вероятности, это случилось в 1021 г.

[165] «Пришед же (Изяслав) в един день, видев церковь святую ветху сушу, призвав старейшину древоделей, повеле ему церковь возградити во имя святою» (Нестор, в том же житии [39]; Степ. кн. 1. 205 [156]).

[166] Составитель Степенной книги выражает это довольно ясно, когда, обращаясь к святому Владимиру вместе с бабкою его святою Ольгою и чадами — святыми Борисом и Глебом, говорит, что Церковь прияла праздновать память всех их в один и тот же месяц (именно: Ольги — 11 июля, Владимира — 15, Бориса и Глеба — 24): «Якоже купно, честно и купно время от Бога прославлени бысте» (Степ. кн. 1. 43 [156]). Снес.: Гизел. Синопс. Л. 46. Киев, 1680 [134]. В XIII в. память святого Владимира 15 июля несомненно чтилась (Собр. р. лет. 1. 205; 5. 177 [228]), подобно памяти святой Ольги и святых Бориса и Глеба, хотя в месяцесловах того времени, доселе известных, память эта еще не упоминается. Впрочем, касательно наших месяцесловов древних надобно заметить вообще, что в одних из них, писанных в XII и XIII стол., есть уже имена некоторых русских святых (Опис. Рум. муз. С. 171—175 [88]); зато в других даже XIV, XV и XVI вв. нет ни одного русского святого и праздника (там же. С. 177,180,184,187,188).

[167] Иларион. в Прибавл. к Тв. св. отц. 2. 277, 278, 281 [133]; мних Иаков в приложен. 1; Нестор. П. собр. р. лет. 1. 57 [228].

[168] «Встань от гроба твоего, честная глава! Встань, отряси сон! Ты не умер, но спишь до общего всем восстания... Отряси сон, возведи очи и посмотри, как Господь, сподобив тебя почестей небесных, не оставил тебя без памяти и на земле в сыне твоем» (Приб. к Тв. св. отц. 2. 279 [133]).

[169] М. Евген. Опис. К-Печер. лавры. С. 112-114. Изд. 2-е [114]; Опис. К.-Соф. собора. С. 49 [115]; Левшин. Москов. Успен. собор. С. 37 [172]. Частицы мощей святого Владимира есть, например, в одном из напрестольных крестов святой Александро-Невской лавры, о котором мы упомянули в прим. 145.

[170] Так не со времени ли еще святого Владимира начали у нас чтить память (июля 12) первых христианских мучеников на Руси — варягов Феодора и Иоанна, вкусивших смерть во дни язычества Владимирова? По крайней мере, и сам Владимир, и киевляне, участвовавшие прежде в невинной смерти страстотерпцев, а теперь просвещенные истинною верою, имели к тому особенные, сердечные побуждения. И построение Владимиром Десятинной церкви на месте, где жили и пострадали за Христа эти мученики, не указывает ли уже не некоторое чествование их в Киеве? Память их встречается в Прологе XV в. (Опис. Румянц. муз. С. 455 [88]).

[171] Древн. русск. святцы при Остром. Еванг., Хр. чтен. 1852. 1. 485—517 [107].

[172] Иаков мних. в приложен. 1; П. собр. р. лет. 1. 65 [228]; Лет. Переясл. Суздал. С. 32 [174].

[173] П. собр. р. лет. 1. 58 [228]; Нестор. Рукоп. жит. Бориса и Глеба (в Русск. истор. сборн. 4. 441 [110]); Иаков мних. в Хр. чт. 1849. 2. 342 [298]; Лет. Переясл. Сузд. 37 [174].

[174] Нестор. Жит. Бориса и Глеба (рукоп. Румянц. муз. № 152 [39]); Иаков Мних в Хр. чт. 1849. 2. 361 [298]; снес.: Опис. Рум. муз. С. 201, 203 [88].

[175] «И хождаше по вся дни в церковь Божию и послушая Божественных писаний со всяцем вниманием...» (Нестор в рукоп. житии препод. Феодосия ).

[176] Русск. достопамятн. 1. С. 7—8 [232].

[177] Истор. христианства в России до св. Владимира. Ч. 2. Гл. 1 [179].

[178] Описание этой Минеи сделано Востоковым (Уч. зап. II Отд. Ак. наук. Кн. 2. Вып. 2-й. С. 126—128 [85]). Припомним, что какой-то Путята, тысяцкий Владимиров, был, по Иоакимовской летописи, одним из главных действователей еще при крещении новгородцев и что другой Путята, брат известного старца Яна, был киевским тысяцким к концу XI и в начале XII в. при великом князе Святополке (Карамз. 1. Прим. 463 [148]; П. собр. р. лет. 1. 119; 2. 4 [228]). Особенности рассматриваемой нами Минеи XI в., сравнительно с нынешней, следующие: 1) в ней недостает служб — Акакию (7), Герману (12) и Феодоту (18); зато есть службы мученику Есперу (2) и апостолу Иуде (26), которых в нынешней майской Минее нет. 2) Под некоторыми числами записаны не те святые, что в нынешней, а, следовательно, помещены и службы другие: так, вместо службы Гликерии (13) положена служба мученика Александра, вместо Михаила Синадского (23) — Иоанна Психантянина, вместо мученика Ферапонта (27) — мученика Елладия. 3) Некоторые святые с их службами помещены под другими, чем ныне, числами: так, ныне Феодора Освященного 16 числа, там — 15, ныне Феодосии — 29, там — 28. 4) Отсюда новое отличие, именно: там есть памяти и службы пророка Захарии (16) и мученика Евтихия (29), которых в нынешней Минее нет; зато нет нынешних служб Пахомия Великого (15) и Никиты (28). Самые службы обыкновенно состоят из одного канона (только Иоанну Богослову два канона), трех стихир (только Иоанну Богослову и пророку Захарии больше трех, а мученице Пелагее (5) даже двойные стихиры) и одного или двух седальнов. Почти все эти песни те же, что ныне, с теми же подобнами и ирмосами. Между стихирами есть отличные от нынешних в службах святому Кресту (7) и пророку Исаие (9) и совсем другие — Епифанию (12), Карпу (26) и Исаакию (30). Между канонами есть другие — святому Афанасию и Исаакию. Вообще же, количество песней ныне больше, особенно в службах праздничных. Выписки из этой Минеи напечатаны г. Срезневским в Изв. Ак. наук по II Отд. 10. 441—445 [277].

[179] И именно в Минее месячной за июль XII в., принадлежащей Москов. Синодальной типограф, библ.(Изв. II Отд. Акад. наук. 7. 372 [245]). Кроме того, служба эта известна нам: а) по Обиходу церковному XII в., Новг. Соф. библ. № 12, пис. на 113 листах при Новгор. епископе Аркадии (1156—1166), как значится в приписке; б) по Обиходу XIII в. Рум. музеума. № 284 (Восток. Опис. 405 [88]); в) по июльской Минее XIII—XIV вв. Новг. Соф. библ. № 7 или 35°. Во всех этих рукописях служба одна и та же, что и ныне печатается, но есть разнословия и в иных прибавлены некоторые стихиры.

[180] Об этих послан, см. нашей Истор. Русск. Церкви. Т. 2. Гл. 3 и там же приложен. 12.

[181] Вся эта служба по Церковному Обиходу, или Стихирарю, XII в. Новгор. Соф. библ. (см. выше прим. 179) напечатана г. Срезневским в Изв. Ак. наук. 10. 501-509 [277].

[182] Служба святому Владимиру известна нам: а) по Минее праздничной ХIII—XIV вв. Новг. Соф. библ. № 11 или 39, на 114 листах, и б) по Минее месячной за июль XV в. той же библ. № 6 или 36°.

[183] Служба святой Ольге, приписываемая Пахомию, встречается в списках XVI в. (Опис. рук. Рум. муз. 597 [88]) и есть та самая, которая ныне печатается в Минее месячной за июль под 11-м числом [102]. Но в некоторых стихирах есть намеки на древнейшее их происхождение. Например: «Духовно возвеселитеся российстии концы, память чтуще Ольги богомудрыя: молится бо выну ко Христу с чудотворцами и мучениками, помощницу имущи святую Богородицу, избавитися от бед и печалей, верою поющым ю, и кланяющымся раце нетленного ея тела. Оумилосердися, Владыко, на новопросвеш,енныя люди твоя, не предаждь нас в руки поганых, за множество беззаконий наших, но молитвами наставницы нашея Ольги, избави ны от всякия напасти».

[184] Акт. Археограф, комис. 1. С. 258 [65]; П. собр. р. лет. 1. 65 [228].

[185] Нестор в житии святых Бориса и Глеба говорит о крещении Владимира, его вельмож и киевлян; о рукоположении священников и диаконов для вышгородской церкви; о бракосочетании святого Бориса по воле отца; об освящении вышгородской Борисоглебской церкви; о крестном ходе в Вышгород из Киева и проч. (рук. Рум. муз. № 152 [39]). Подобное и в П. собр. р. лет. 1. 50-51, 66 [228].

[186] Нестор. Житие преп. Феодосия, в Русск. истор. сборн. 4. 447 [НО]. Об обычае крестить младенцев в сороковой день по рождении их в первый раз, сколько известно, упоминается в Арабском собрании правил Никейского Собора — прав. 10 (apud Labbe. Concil. T. 2 [397]).

[187] Так, в 311 г. мученик Валсам на вопрос мучителя об нем отвечал: «Nomine pa-temo Balsamus dicor; spirituali vero nomine, quod in baptismo accepi, Petrus dicor [По отцу я зовусь Валсам; духовное же мое имя, которое я принял при крещении,— Петр» (лат.)] (Ruinart. Acta martyr, sincer. P. 502, ed. 2 [396]). М. Евгения — о личных собствен, именах у славяноруссов, в Труд. Общ. истор. и древн. росс. 3. Кн. 1. С. 65-77 [113].

[188] В некоторых списках летописи сказано: «И крестиша кости ею и положиша я в церкви св. Богородица в Володимери» (Ипат. и Хлебник, в Собр. р. лет. 1. 67 прим. [228]) или даже: в Володимере (Собр. р. лет. 2. 268; 5. 138 [228]; Лет. Пере-ясл. Сузд. 44 [174]; Ник. лет. 1. 138 [241]). Но это, без сомнения, значит только, что кости князей положены были в церкви святой Богородицы Владимировой, или построенной Владимиром, а не то, будто они погребены по крещении во Владимире и были нарочито перенесены туда из Киева, где прежде лежали.

[189] «Сие же необычное действо нецы, дивящеся, в зазор полагаху». Степ. кн. 1. 217 [156].

[190] Степ. кн. 1. 32, 217 [156].

[191] Стрыйковский именно говорит, хотя неизвестно, на каком основании, что «przyszli do Kijowa trzej archimendritowie cemcy, ludzie uczeni z Greciej i podniesli kos'ci dwu xiazat... [в Киев явились три архимандрита-чернеца, ученые мужи из Греции, и подняли [из могилы] кости двух князей...» (польск.)] (Kronik. 1. 163. Warszaw., 1845 [403]). См.: Карф. Соб. прав. 26 в новоизд. Книге правил [155], а разные толкования на означенные слова апостола — у Калмета в его коммент. на Св. Писание. Cfr. Bingham. Orig. ecclesiast. Lib. XI. С. 4. § 3, 4 [339].

[192] М. Евген. Оп. К.-Соф. соб. С. 42-43 [115]; Фундукл. Обозр. Киева. С. 37-39 [211].

[193] М. Евген. о древн., найденных в Киеве. Труд. Общ. ист. и древн. росс. 3. Кн. 1. С. 153-160 [112]. Снес.: ЖМНП. 1836. Ч. 12. Отд. 2. С. 275-278 [210].

[194] ЖМНП. Там же. С. 269 [210]; Фундукл. Обозр. Киева. С. 31 и 51 [211].

[195] В 1066 г. полоцкий князь Всеслав, взяв Новгород, и колоколы съима у св. Софие, говорит древняя Новгородская летопись, и понекадила съима (Собр. р. лет. 3. 2 [228]).

[196] Фундукл. Обозр. Киева. С. 38-41 [211]; ЖМНП. Ч. 41. Отд. 7, о киев. фреск. XI в. [119];Труд. Общ. ист. и древн. росс. 3. Кн. 1. С. 154 [112].

[197] О Константинопольском патриархе — Balsamon. Ad Marcum Patriarch. Alexandrin. resp. XXXVII... [332] В одной из Кормчих XVI в., переписанной с Кормчей 1286 г., находится церковный устав Владимиров, где, как мы видели (прим. 13), великий князь говорит: «И прославих Бога, яко сподоби мя прията таковую благодать преосв. митрополитом Михаилом, и взях его первого митрополита от патриарха и от всего Собора почтенаго лампадою и саком, яко второго патриарха» (Опис. Рум. муз. С. 310; снес.: 312, 313 [88]). Впрочем, и сам патриарх даже в XII в. облачался в саккос только три раза в год: на Пасху, Пятидесятницу и Рождество Христово, как свидетельствует современник Валсамона Димитрий Хоматинский, архиепископ Болгарский (слова его приводятся apud Meursium in Glossario Graeco-barbaro [379]).

[198] Фундукл. Обозр. Киева. С. 27—29 [211].

[199] П. собр. р. лет. 1. 65, 85 и др. [228]. Опис. К.-Соф. соб. С. 55 [115]. Фундукл. Обозр. Киева. С. 49-50 [211].

[200] П. собр. р. лет. 1. 69 [228]; Метафраст. Опис. Новгор. Соф. соб. С. 34—55 [190].

1-2-3-4-5-6-7-8-9-10-11-12-13-14-15-16-17-18-19-20-21-22-23-24-25-26-27-28-29-30-31-32-33-34-35-36-37-38-39-40-41-42-43-44-45-46-47-48-49-50-51-52-53-54-55-56-57-58

Statistics: size(file) = 119151 bytes; size(dir) = 129372 bytes; total files(dirs) = 10

На фотозаставке сайта вверху последняя резиденция митрополита Виталия (1910 – 2006) Спасо-Преображенский скит — мужской скит и духовно-административный центр РПЦЗ, расположенный в трёх милях от деревни Мансонвилль, провинция Квебек, Канада, близ границы с США.

Название сайта «Меч и Трость» благословлено последним первоиерархом РПЦЗ митрополитом Виталием>>> см. через эту ссылку.

ПОЧТА РЕДАКЦИИ от июля 2017 года: me4itrost@gmail.com Старые адреса взломаны, не действуют.