МЕЧ и ТРОСТЬ
27 Сен, 2022 г. - 23:03HOME::REVIEWS::NEWS::LINKS::TOP  

РУБРИКИ
· Богословие
· Современная ИПЦ
· История РПЦЗ
· РПЦЗ(В)
· РосПЦ
· Развал РосПЦ(Д)
· Апостасия
· МП в картинках
· Распад РПЦЗ(МП)
· Развал РПЦЗ(В-В)
· Развал РПЦЗ(В-А)
· Развал РИПЦ
· Развал РПАЦ
· Распад РПЦЗ(А)
· Распад ИПЦ Греции
· Царский путь
· Белое Дело
· Дело о Белом Деле
· Врангелиана
· Казачество
· Дни нашей жизни
· Репрессирование МИТ
· Русская защита
· Литстраница
· МИТ-альбом
· Мемуарное

~Меню~
· Главная страница
· Администратор
· Выход
· Библиотека
· Состав РПЦЗ(В)
· Обзоры
· Новости

МЕЧ и ТРОСТЬ 2002-2005:
· АРХИВ СТАРОГО МИТ 2002-2005 годов
· ГАЛЕРЕЯ
· RSS

~Апологетика~

~Словари~
· ИСТОРИЯ Отечества
· СЛОВАРЬ биографий
· БИБЛЕЙСКИЙ словарь
· РУССКОЕ ЗАРУБЕЖЬЕ

~Библиотечка~
· КЛЮЧЕВСКИЙ: Русская история
· КАРАМЗИН: История Гос. Рос-го
· КОСТОМАРОВ: Св.Владимир - Романовы
· ПЛАТОНОВ: Русская история
· ТАТИЩЕВ: История Российская
· Митр.МАКАРИЙ: История Рус. Церкви
· СОЛОВЬЕВ: История России
· ВЕРНАДСКИЙ: Древняя Русь
· Журнал ДВУГЛАВЫЙ ОРЕЛЪ 1921 год

~Сервисы~
· Поиск по сайту
· Статистика
· Навигация

  
Электронный словарь
Поиск      
[ А | Б | В | Г | Д | Е | Ж | З | И | Й | К | Л | М | Н | О | П | Р | С | Т | У | Ф | Х | Ц | Ч | Ш | Щ | Ъ | Ы | Ь | Э | Ю | Я ]



    МАЛЬКО Николай Андреевич    (22.4,1883, с. Браилово, Подольской губ. - 23.6.1961, Сидней, Австралия) - дирижер, музыкальный деятель, педагог. Родители М. были большими любителями музыки: отец, уездный врач, играл на скрипке, мать - на фортепиано: в доме регулярно устраивались вечера квартетной музыки, на которых исполнялись не только камерные сочинения, но и переложения симфонических. Первые музыкальные уроки дала Коле мать, в дальнейшем обучение продолжилось на музыкальных курсах К.Лангрена в Одессе, где М. одновременно окончил гимназию. Затем он поступил на историко-филологический факультет Петербургского университета (окончил в 1906) ив Петербургскую консерваторию. Занимался у Н.Римского-Корсакова, А.Лядова и А.Глазунова, в фортепианном классе Н.Лаврова и по дирижированию - у Н.Черепнина. --- Уже в годы учебы в консерватории М. начал активно работать в публицистике. С 1906 он регулярно печатал статьи и заметки в петербургских газетах "Речь", "Голос правды". Его интересовали самые разные вопросы общественной жизни, исторические, культурные сюжеты. Правда, со следующего года он сосредоточился на событиях музыкальной жизни и вел музыкальный отдел в газете "Речь" (псевд. "Ля-ми"). --- В 1906 начались и его концертные выступления: сперва в качестве пианиста-аккомпаниатора, ас 1907-и дирижера. Выступления М. со студенческим оркестром вызвали одобрительные отзывы: "Сдержанный, но отчетливый и властный взмах, благородство и скромность общей осанки - вот внешность Малько-дирижера. Темперамент, чувство меры и интеллигентность - его художественные качества. И при всем этом - самое ценное для артиста: явные задатки собственной личности" - писал А.Оссовский. Неудивительно, что в 1908 молодой музыкант получил приглашение провести несколько симфонических программ в летних концертах в Сестрорецке и Павловске, а с осени - стать вторым дирижером балета в Мариинском театре. Он сменил стареющего Р.Дриго. 9.5.1909 М. закончил курс консерваторского обучения. В конце жизни он написал несколько очерков, посвященных учителям и коллегам Римскому-Корсакову, Лядову, Глазунову. "В России каждый крупный музыкант учит, - отмечал М., - и это считается нравственным долгом - надо передавать традицию". --- По окончании консерватории дирекция императорских театров направила молодого дирижера в Германию к известному ученику Р.Вагнера - Феликсу Мотлю, возглавлявшему тогда Мюнхенский оперный театр. Зарубежная командировка повысила статус М.: с осени 1909 ему начали поручать и оперные спектакли. В следующем году он уже дирижировал, наравне с Э.Направником, вагнеровской оперой "Золото Рейна", а по новому контракту стал оперным дирижером. Параллельно М. начал выступать как симфонический дирижер, постепенно нарабатывая и расширяя репертуар, завоевывая признание слушателей-музыкантов. Большую роль сыграли в этом его "летние сезоны" в Москве - в Сокольниках, ав 1913-14-в Сестрорецке. Известный критик Л.Сабанеев отмечал в своих рецензиях на московские концерты удачное исполнение Вагнера, "современных новаторов" - А.Скрябина и К.Дебюсси, а также русских авторов. Показательно, что приглашение в Москву исходило от такого крупного музыканта как С.Кусевицкий', в Сестрорецке М. заменял признанного В.Сука. --- Осенью 1914 М. стал главным дирижером симфонических концертов Русского музыкального общества, а с уходом Э.Направника в начале 1915- основным дирижером Мариинского театра. Он активно пропагандировал новую музыку: все написанное И.Стравинским, многие сочинения С.Прокофьева (два фортепианных концерта играл с ним автор), "Сказку", Симфониетту, Вторую симфонию Н.Мясковского; попрежнему много места занимала классика.М. становился известным, в рецензиях на концерты отмечались его интеллигентность и музыкальный вкус, отличная дирижерская техника и общая культура. Но возникали и конфликты, связанные с его требовательностью к оркестрантам и артистам оперы.М. не терпел расхлябанности или приблизительности в исполнении, свое мнение выражал прямо и резко. --- Февральская революция вызвала "расслоение" в театре. После Октября труппа раскололась: революционную часть возглавили В.Мейерхольд, певец И.Ершов и М. Их противники устроили 8.1.1918 забастовку, сорвав спектакль. Вмешался комиссар Государственных театров А.Луначарский, организаторы забастовки были уволены. Но остальная часть труппы не простила этого М., и на выборах дирижера он оказался забаллотированным. До осени он еще работал в Петрограде, дирижировал концертами Госоркестра: пропагандировал классическую музыку среди рабочих и солдат. В зале Дома Красной армии он организовал цикл симфонической музыки русских и зарубежных композиторов, в котором вступительные лекции читал Луначарский. Летом М. работал в Павловске, где концерты проходили в здании вокзала. Осенью 1918 уехал в Витебск. --- Три года, проведенные в Витебске, были наполнены напряженным артистическим трудом. В полной мере проявились также и организаторские способности энергичного М. Отношение его к революции долгое время оставалось связанным с иллюзиями либеральной интеллигенции: просвещение и культура - в самые широкие народные массы, - так понимал он "задачи дня". Позже М. вспоминал: "Первые годы после революции все масштабы были нарушены и перепутаны, и вот в Витебске, где в течение девяти веков все шло тихо и спокойно, по-провинциальному, вдруг закипела жизнь. В городе, где не было ни одной музыкальной школы, были основаны консерватория и пять музыкальных школ. В городе, где за девять веков был, кажется, один раз организован концерт оркестра, появился симфонический оркестр, который сыграл за первый сезон 22 концерта, а всего за два с половиной года около 240 концертов". М. стал директором организованной в Витебске Народной консерватории. Все же рамки провинциального города были ему тесны. --- В 1921 М. перебрался в Москву; занял пост ректора и руководителя инструментальных классов во вновь созданном Государственном институте Музыкальной драмы (1922); был также назначен главным дирижером симфонического оркестра Московской филармонии, вошел в правление Московского симфонического общества. Однако и институт, и оркестр вскоре распались. Некоторое время М. работал в Московской консерватории - руководил оркестровым классом, ставил вместе с Мейерхольдом в театре ГИТИСа оперу Даргомыжского "Каменный гость". Затем уехал в Харьков, куда его пригласили в качестве дирижера оперы и симфонического оркестра. Однако и в Харькове М. пробыл недолго, недовольный состоянием тамошней оперы. Более продуктивной была его работа в Киеве, где, кроме дирижирования, он вел класс в Музыкальном институте им. Лысенко (реорганизованная консерватория). Здесь он оставался до осени 1925, постоянно гастролируя в разных городах - Ростове-на-Дону, Витебске, Одессе, Риге и др. --- Осенью 1925 М. возвратился в Ленинград. Будучи главным дирижером, ас 1927 и директором Ленинградской филармонии, он развернул широкую пропаганду музыки.М. дирижировал концертами в Домах культуры, цехах заводов, выступал сам с пояснительными лекциями и привлекал к этому Луначарского, Асафьева, Широчайший репертуар выступлений М. включал в себя классику и романтическую музыку XIX в. В историю филармонии вошел организованный им фестиваль к 100-летию со дня смерти Бетховена, в котором приняли участие выдающиеся немецкие дирижеры Отто Клемперер и Ганс Кнаппертсбуш, солисты И.Сигети и А.Шнабель. В интерпретации современной симфонической музыки М. не знал соперников. Под его управлением были сыграны сочинения Шёнберга, Мийо, Онеггера, Шрекера, Хиндемита - все, что поддерживала Ассоциация современной музыки. Особенно ревностно он играл русских современников - Скрябина, Стравинского, Мясковского, Прокофьева, был первым исполнителем Первой и Второй симфоний Шостаковича. --- В эти же годы складывался педагогический курс М. Преподавая в Ленинградской консерватории (1925-28), он, в сущности, создавал теорию программы обучения, заботился о всесторонней образованности и профессиональной подготовке дирижера. Вводил в учебные планы практические дисциплины: знакомство с инструментами - их штрихами, выразительностью звука, обязательный аккомпанемент в классах вокала, духовых, знакомство с историей театра. Среди его учеников - крупнейшие фигуры советской дирижерской школы: Б. Хайкин, Л. Гинзбург, Е.Мравинский, А.МеликПашаев, Н.Рабинович, Н.Мусин. --- В конце 20-х М. начал выезжать на гастроли в Европу. В концертах в Вене (1928) он исполнил Пятую симфонию Мясковского. Успех был велик. Многочисленные рецензии принесли ему известность. В следующем году он совершил поездку в Чехословакию и Англию, летом - в Южную Америку (Буэнос-Айрес). С этой поездки началась "зарубежная" жизнь дирижера - на родину он приехал лишь на гастроли, после 30-летнего перерыва, в 1959. Непосредственной причиной невозвращения стал очередной конфликт в консерватории и филармонии: желание М. получить длительный отпуск с целью организации своих гастролей не встретило понимания администрации, и он был уволен. В то время как М. приглашали крупные оркестры Европы и Америки, на родине он оказался без работы, что побудило его выехать за границу. --- Работая в Европе, в США, а позже в Австралии, М. активно пропагандировал музыку русских и советских композиторов. Пятые симфонии Мясковского и Шостаковича неизменно входили в его программы: в письмах к Мясковскому, Шерману он просил о присылке новинок - партитур, клавиров; в них звучит неподдельная заинтересованность и увлеченность новой русской музыкой.М. мог вполне искренне писать о себе: "По-настоящему, не на словах, распространяющий советскую музыку и укрепляющий культурные связи с заграницей..." Первое время М. "делился" между Веной и Прагой, нос 1930 работал в Копенгагене как дирижер симфонического оркестра радиоцентра; датчане считают его создателем этого оркестра. Часто бывал в Лондоне, совершал турне по Германии (до 1933), Чехословакии: много лет был связан с оркестром Пражской филармонии и Пражской Национальной оперой. --- Годы 2-й мировой войны М. провел в США, куда переехал в 1940: сначала в Бостон, потом в Чикаго. Подобно С.Рахманинову он возглавил в Чикаго кампанию по сбору средств помощи Советскому Союзу. Только после войны он вновь начал совершать ежегодные турне по Европе, оставаясь, впрочем, постоянным дирижером в Чикаго. Правда М. возобновил контракт (с осени 1946) с Копенгагеном, работал в Лондоне: в 1947 ставил на Би-Би-Си оперу Глинки "Иван Сусанин", в 1949 совершил большое турне с Лондонским симфоническим оркестром. С Копенгагеном связи сохранялись до конца жизни дирижера. Здесь была издана его большая книга ("Дирижер и его палочка". Копенгаген, 1950), обобщившая его педагогические искания. --- В 1957 М. переехал на постоянное место жительства в Сидней. Здесь он создал симфонический оркестр, стал, по мнению австралийцев, основоположником австралийской симфонической школы. Благодаря его энергии на пятом континенте побывали и выдающиеся советские артисты: Д.Ойстрах, М.Ростропович, Г.Вишневская, Л.Коган. Он по-прежнему исполнял советских авторов - Прокофьева, Мясковского, Шостаковича, Хачатуряна, Шебалина, Кабалевского. В 1959 выступил с концертами в Союзе - Москве, Ленинграде, Киеве. Память о М. сохраняют и Дания, и Австралия. В Сиднее стоит памятник ему, в Копенгагене раз в четыре года проводятся международные конкурсы молодых дирижеров его имени. Соч.: Воспоминания. Статьи. Письма.Л., 1972. Лит.: Рахманинов-дирижер / Воспоминания о Рахманинове, 1.1. М., 1957 (2-е изд. 1961); После гастролей // Сов. музыка, 1959, № 6; Основы техники дирижирования.М.-Л., 1965. --- Д. Дараган ---

    МАЛЯВИН Филипп Андреевич    (10.10.1869, с. Казанка, Самарской губ. - 23.12.1940, Ницца, Франция) - живописец, график. Из крестьян. С детства проявлял яркие способности к рисованию, Первое представление об изобразительном искусстве получил по иконам, попадавшим в родное село из Греции, с Афона. Эти впечатления были столь сильны, что в 16 лет М. отправился на Афон и принял там монашество. В 1885-91 изучал иконопись в мастерских при монастыре Св.Пантелеймона в Агиос-Оросе (Афон). Профессор Академии художеств В.Беклемишев, посетивший Афон в 1891, оценил работы М. и помог ему перебраться в Петербург (18 92). --- В Петербурге М. поступил в Академию художеств, занимался в мастерской И.Репина (с 1894). Представил на конкурс картину "Смех", Отвергнутая Советом Академии, только благодаря вмешательству Репина принятая как диплом, она дала М. звание художника. Работал над портретами художников-современников. Участвовал в выставках "Мира искусства" (1899-1903, 1906). В 1900 картина "Смех" была удостоена золотой медали на Всемирной выставке в Париже, а в следующем году приобретена на Венецианской биеннале Венецианским музеем современного искусства. В это время художник продолжал работать над экспрессивными композициями с изображением крестьян. С 1903 - член Союза русских художников (выставлялся в 1903, 1905-7, 191012, 1 916-17). В 1906 участвовал в ретроспективной выставке русского искусства на парижском Осеннем салоне и в берлинском Салоне Шультэ. Был избран академиком живописи. Писал заказные салонные портреты. Выставлялся на Венецианской биеннале (1907), международной выставке в Риме (1911). --- В 1919-20 жил в Рязани. Работал в местном комиссариате просвещения, участвовал в создании городской картинной галереи и студии живописи, преподавал в местных Свободных художественных мастерских. Провел свою персональную выставку (1919). В 1920 приехал в Москву; на Всероссийской конференции являлся делегатом от Союза русских художников. Рисовал с натуры В.Ленина и А.Луначарского в Кремле, Участвовал в выставках "Мира искусства" и Ассоциации художников революционной России (АХРР) (1921-22). --- В 1922 уехал из России, обосновался в Париже; позже перебрался в Ниццу. Рисовал карикатуры на советских лидеров. Выставлялся в Осеннем салоне (1923, 1924) и в Салоне Независимых (1924). Персональная выставка его работ прошла в парижской галерее Шарпантье (1924). В 20-30-е продолжал писать и рисовать типы русских крестьянок, много времени отдавал портрету. Участвовал в Международных выставках в Питсбурге (1925, 1927): Венеции (1926, 1927); Выставках русского искусства в Брюсселе (1928): Праге (1928, 1935); Филадельфии (1932). Его персональные выставки были организованы в Праге и Белграде (1933), Ницце (1934, 1937), Лондоне и Стокгольме (1935). --- Во время немецкого наступления (1940) находился в Бельгии, попал в немецкий плен и подозревался в шпионаже. Доказав, что является всего лишь художником, был отпущен и пешком добирался до Ниццы. Умер вскоре после возвращения домой. Похоронен на городском кладбище Ниццы. --- Лит.: Ф.А.Малявин. Авт.-сост.Н.Александрова.М., 1966; Живова О.А. Филипп Андреевич Малявин. Жизнь и творчество. 1869-1940. М., 1967; Булгаков В.Ф, Встречи с художниками.Л., 1969. --- А. Толстой ---

    МАМУЛЯН Рубен Захариевич    (8.10,1897, Тифлис - 6.12.1987, Вудленд-Хилл, шт. Калифорния, США) - режисер театра и кино. Родился в семье банкира Захария М., мать Вирджиния Калантарян, продюссер и актриса Армянского театра в Тифлисе. С 6 до 10 лет учился в лицее Монтэн в Париже, где его товарищем по классу был Рене Шометт, более известный в будущем как режиссер Рене Клер. По возвращению на родину закончил с золотой медалью русскую гимназию в Тифлисе и два года проучился на юридическом факультете Московского университета. Однако увлечение театром привело его в студию Е.Вахтангова, где он изучал основы театрального мастерства. В 1919 М. выехал в Лондон навестить сестру, вышедшую замуж за англичанина. Здесь ему предложили поработать в старейшем столичном "St.-James Theatre": вначале в качестве ассистента режиссера, затем доверили самостоятельную постановку пьесы "Стук в дверь" ("The Beating on the Door", премьера состоялась 6.1 1.1922). Работа молодого дебютанта привлекла внимание известного французского театрального деятеля Жана Эберто, который пригласил М. в Театр на Елисейских полях. Чуть позже первые шаги М. в области режиссуры заинтересовали американского антрепренера Джорджа Истмэна. Тот предложил начинающему постановщику переехать в Америку и помочь в организации оперной студии в городе Рочестер (шт. Нью-Йорк). В 1922, не имея еще каких-либо определенных планов на будущее, М. уехал в Соединенные Штаты. --- Его первая постановка в "Eastman-Theatre" - "Симфония шумов", о неграх американского Юга - была выдержана в сугубо реалистической манере и испытывала заметное влияние школы Московского Художественного театра и системы Станиславского. Однако уже в следующих своих работах М., пытаясь нащупать собственный путь, отступил от жесткого сценического натурализма и обратился к более стилизованным формам. Свой творческий почерк М. определил как "поэтический реализм" и стремился следовать ему все последующие годы работы в театре и в кино. Первый настоящий успех пришел к М. с постановкой "Порги". Соединив ритмически стилизованные негритянские песни и танцы с диалогом, он создал великолепный поэтический, уникальный по своему жанру, музыкально-драматический спектакль. Премьера состоялась на Бродвее 10.10.1927. Прием, оказанный публикой и критикой, превзошел все ожидания и подтвердил правильность избранного пути. Стилизация, соединенная с психологической правдой, имела бблыпее воздействие, чем обычный натурализм. По отзывам Мориса Равеля, это "была лучшая опера, которую я когда-либо видел". Акцент французского композитора на слове "опера" оказался провидческим, т.к. на основе этого спектакля появилась первая национальная американская опера - "Порги и Бесе" (на муз. Дж.Гершвина), которую М. поставил в 1935. С 1922 до конца 30-х М. был режиссером и продюссером почти трех десятков постановок на самых разных сценах Америки, в том числе и знаменитой "Metropolitan Opera". Среди них - оперетты, музыкальные спектакли, оперы классического репертуара: "Риголетто", "Фауст", "Кармен", "Тангейзер", "Борис Годунов" и мн. др. --- В 1943 еще одна театральная работа принесла М. всемирное признание - музыкальная драма "Оклахома" ("Oklahoma!"), 12 лет не сходившая с театральных подмостков в США (премьера в Нью-Йорке в марте 1943) и 7 лет - в Англии (премьера 30.4.1947, театр "Dryry Lane"). В 40-50-е этот спектакль в постановке М. триумфально прошел на сценах Парижа, Милана, Неаполя и Венеции. От него берет свое начало весь музыкальный театр Америки; он послужил предтечей знаменитых киномюзиклов, ставших гордостью и символом американского кинематографа. --- Отличительной чертой М. как художника является его неуемность, вечный поиск, экспериментаторство, риск в работе, отказ от удачно найденных решений во имя новизны. Он всегда стремился к разнообразию в своем творчестве и не удивительно поэтому, что после триумфа "Порги" с готовностью принял предложение студии "Paramount" поработать в кино, причем в течение двух лет всего лишь ассистентом режиссера. Этот абсолютно незнакомый М. вид искусства захватил его целиком. Саму технику кинопроизводства М. освоил всего за 5 недель, а во всем остальном полагался только на собственную интуицию и воображение художника. Поиск чисто кинематографических средств выразительности и отказ от театрального способа повествования - вот те задачи, которые он ставил перед собой, приступая к съемкам своего первого фильма "Аплодисменты" ("Applause", 1929), рассказывающего о жизни актерской театральной среды. Уже в этой работе отчетливо проявилась страсть М. к новаторству. Использованные им нетрадиционные приемы передвижения камеры позволили впервые ввести в кино длинные планы, а применение двойной экспозиции - разделить экран на две части. Однако наиболее интересные эксперименты М. осуществил в области звукозаписи. Предвидя ее потенциальные возможности, он не хотел использовать звук как простую имитацию жизни. Добиваясь образно-звукового единства, М. первым ввел одновременную запись музыки, пения и монолога на двух звуковых дорожках. Внеся исправления и микшируя звук, М. переносил его на одну ленту, сохраняя при этом слышимость всего записанного материала. Кинематографический дебют М. не остался незамеченным. Фильм "Аплодисменты" вошел в число лучших произведений мирового кинематографа. --- Работу со звуком М. продолжил в своей следующей картине - "Городские улицы" ("City Streets", 1931). Здесь зритель впервые услышал закадровый голос, что было не только очередной технической новинкой, но одновременно и режиссерским приемом, усиливавшим драматический эффект сцены. Этот фильм служил примером характерного для творческой манеры М. смешения жанров (М. называл себя "эклектиком"). По внешней сюжетной канве лента, безусловно, относится к числу боевиков, однако ее лирико-поэтическая атмосфера, особый язык повествования, романтический характер героев (в гл. ролях Гарри Купер и Сильвия Сидней) раздвигали привычные рамки гангстерского фильма. Ярко выраженная индивидуальность, экспериментаторство молодого режиссера выдвинули картину в число наиболее значительных лент мирового экрана. --- 1932 оказался удивительно плодотворным для М.: одновременно вышли две его работы. Первая - мюзикл "Люби меня сегодня вечером" ("Love me Tonight") - легкая, веселая, искрящаяся юмором комедия, где музыка впервые становилась частью действия (в гл. ролях Морис Шевалье и Джанет Макдональд), сразу завоевала признание и популярность. Второй фильм - экранизация знаменитого романа Р.Л.Стивенсона "Странная история доктора Джекиля и мистера Хайда", признанная лучшей из 10 киноверсий этого произведения. Фильм под названием "Доктор Джекиль и мистер Хайд" ("Dr. Jekyall and Mr. Hyde") завораживал зрителя с первых же кадров, погружая его в атмосферу таинственности и мистического ужаса. Особенно сильное эмоциональное воздействие оказывала сцена превращения доктора Джекиля в чудовищного мистера Хайда. Не прибегая к комбинированным съемкам, М. проделывал этот трюк столь виртуозно, что секрет его не раскрыт до сих пор, а мастерские приемы монтажа и поныне служат материалом для учебных пособий. В поисках новых выразительным средств режиссер находил порой весьма неординарные решения, иногда в прямом смысле слова "вкладывал себя целиком" в работу. Добиваясь необычного звукового оформления для этого фильма, он скомбинировал звуки очень низких и высоких частот на одной пленке, прокрученной в обратную сторону. Этой фантастической музыке М. придал ритм учащенного биения собственного сердца, записанного на фонограмму. Заслугой М. был весьма удачный выбор исполнителя главной роли: Фредерик Марч, практически не имевший никакого опыта работы в кино, получил за эту двойную роль сразу два приза - американского "Оскара" и приз Международного кинофестиваля (МКФ) в Венеции. --- Вместе с тем М. пришлось пережить и разочарования. Известный американский продюссер Самюэль Голдвин доверил ему съемки очередной киноверсии романа Л.Толстого "Воскресение", оригинальное название фильма "Мы живем вновь" ("We Live Again", 1934). Пригласив на роль Катюши Масловой актрису из России Анну Стэн, для оформления фильма - художника С.Судейкина, а в качестве консультанта - сына писателя Илью Толстого, М. задумал создать своего рода "киносимфонию на русскую тему". В коммерческом отношении фильм потерпел провал. Однако следует признать, что, с точки зрения режиссуры, картина, безусловно, не свободная от голливудских штампов, в целом была сделана довольно добротно, с большим уважением к литературному источнику и к русской культуре. --- В 1935 М. поставил "Бекки Шарп" ("Becky Sharp") - экранизацию романа У.Теккерея "Ярмарка тщеславия". Это был первый фильм, снятый на цветной пленке "Техниколор". Как подлинный художник-экспериментатор М. искал в цвете новые возможности, используя его не только в плане декоративности, но и для драматургического решения. В зависимости от характера происходящего тона на экране становились то теплее, то холоднее. С наибольшим мастерством этот прием был применен в сцене бала накануне битвы при Ватерлоо, Драматическая кульминация достигалась исключительно сменой цветовой гаммы, которая варьировалась от кадра к кадру и заканчивалась преобладанием красного цвета, более всего соответствующего напряженности момента. Несмотря на огромный успех и всемирное признание его новой работы, М. как обычно желал большего. Он стремился к цветовому соответствию человеческих эмоций и хотел, чтобы цвет стал не только драматургическим, но и психологическим компонентом фильма. С точки зрения самого режиссера, в наибольшей степени ему удалось этого достичь в экранизации романа испанского писателя Бласко Ибаньеса "Кровь и песок" ("Blood and Sand", 1941). --- М. работал в разных жанрах - мьюзиклы, мелодрамы, криминальные и приключенческие фильмы, музыкальные комедии, но даже те его картины, которые принято относить к разряду коммерческих, отличали вкус и изящество режиссерского почерка, удивительная гармония и завершенность. Путем технического новаторства М. стремился, по его словам, сделать любую постановку "столь предметно-осязаемой, чтобы сам зритель почувствовал себя режиссером и тем самым преодолел существующий между ним и экраном барьер". В своем творчестве он всегда придерживался принципа: "Нельзя создать произведение искусства без критического отношения, хорошего вкуса и твердой веры в то, что конечная цель художника - внести свой вклад в понятие важности жизни и благородства человека. Не искусство для искусства, а искусство для жизни". За время своей работы в кино М. открыл немало новых имен. Тонко чувствуя природу актерской игры, глубоко проникая в психологию людей, он умело использовал особенности дарования артистов, Сильвия Сидней ("Городские улицы"), Мириам Хопкинс ("Доктор Джекиль и мистер Хайд"), Мирна Лой ("Люби меня сегодня вечером"), Ида Люпино и Уильям Холдем ("Золотой мальчик"), Рита Хейворт ("Кровь и песок") получили свой "звездный" билет из рук М. Не только начинающие актеры, но и ведущие мастера экрана создавали в его фильмах свои лучшие персонажи. Роль королевы Кристины в одноименной картине М. ("Queen Christine", 1934) вошла в число наиболее удачных работ великолепной Греты Гарбо, Доверяясь ее актерской интуиции, М. с помощью крупных планов, длительных пауз в кадре, еще в большей степени усилил в образе героини те ощущения таинственности, загадочности, недоговоренности, которые всегда были неотъемлемой чертой самой исполнительницы. Многие кумиры американского и мирового экрана с успехом играли в его фильмах: Гарри Купер, Марлен Дитрих ("Песнь песней" "The Song of Songs", 1933), Алла Назимова, Тайрон Пауэр ("Кровь и песок" и "Знак Зорро" - "The Mark of Zorro", 1940), Энтони Куин, Генри Фонда ("Кольца на ее пальцах" - "Rings of Her Fingers", 1942), Фред Астор, Сид Чарисс ("Шелковые чулки" - "Silk Stockings", 1957). --- Бескомпромиссность художника, не пожелавшего поступаться своими творческими принципами, привела к тому, что в 1958 М. отстранили от экранизации оперы "Порги и Бесе", а в 1961 он сам отказался от работы над историческим "суперколоссом" "Клеопатра". После этого М. окончательно ушел из кинематографа и сосредоточился на театральных постановках, работая не только в музыкальном, но и в драматическом жанре. Среди его многочисленных театральных работ (он был режиссером-постановщиком более 60 спектаклей) одна заслуживает особого внимания: в 1966 на сцене университета штата Кентукки М. поставил "Гамлета" в своей версии перевода на современный английский язык. , --- Творческая биография М. сложилась счастливо. Начиная с 20-х, когда он только делал первые шаги на театральных подмостках, его талантливые, новаторские работы сразу попали в поле зрения профессионалов, а многогранная, плодотворная, полная поисков, экспериментов долгая жизнь в искусстве была неоднократно оценена самой взыскательной критикой. Четыре фильма М. - "Аплодисменты", "Городские улицы", "Королева Кристина", "Бекки Шарп" попали в число лучших фильмов мирового кинематографа соответственно за 1929, 1931, 1934, 1935. Кроме того, М. были присуждены: в 1935 диплом Американского университета кино за достижения в области киносъемок; в 1936 приз Нью-Йоркской кинокритики за лучшую режиссуру фильма "Веселый бандит" ("The Gay Desperado"); в 1940 особый приз МКФ в Венеции за лучший цветной фильм "Кровь и песок"; в 1945 премия Дональдса за лучшую режиссуру спектакля "Карусель" ("Carousel"); в 1955 премия Туринского фестиваля технического прогресса за оригинальное использование цветовой гаммы в фильме "Бекки Шарп"; в том же году почетные знаки городов Парижа и Версаля за спектакль "Оклахома"; в 1963 и 1966 призы университетов Южной Калифорнии и Трансильвании; в 1973 Серебряная медаль Французской синематеки, В знак признания выдающегося вклада М. в киноискусство неоднократно были организованы ретроспективные показы его фильмов: в Галерее современного искусства в Нью-Йорке (1969); в начале 70-х - в Американском институте кино в Калифорнии, в Национальной галерее в Вашингтоне, в Метрополитен-музее в Нью-Йорке, в Монреальском университете, на кинофестивале в Сан-Себастьяне и во французской синематеке; в 1972в Калифорнии был организован фестиваль его музыкальных фильмов "Musical Mamoulian". М. часто выступал с лекциями в различных учебных заведениях и киношколах США. За свою активную творческую жизнь он неоднократно получал всевозможные почетные звания. Так, в 1935 его сделали почетным капитаном полиции Мехико-Сити и вручили Золотой ключ города Сан-Франциско; в 1943 он стал почетным гражданином штата Оклахома; в 1955 - получил почетное гражданство от итальянского правительства за фильм "Бекки Шарп", ав 1967-от администрации города Нью-Йорка за выдающиеся заслуги в области киноискусства.М. присутствовал и председательствовал на многих престижных кинофестивалях, проводившихся на всех континентах земного шара. В 70-х он дважды был почетным гостем Московских МКФ; всегда проявлял большой интерес к достижениям российского кинематографа. --- М. был автором ряда статей, опубликованных в различных сборниках, а также книг: "Abigayil" (1964), "Contributed to Scoundrels and Scalawags" (1968), "Ararat" (1969), "Style is the Man" (1971) и др. --- Лит.: Milne Tom. Rouben Mamoulian. London, 1969; Horgan P. Rouben Mamoulian. The Start of a Carier // Films in Review, 1973, Aug.-Sept. --- Т. Гиоева ---

    МАНУХИН Иван Иванович    (19.1.1882, г. Кашин, Тверской губ. - 1958, Париж) врач-терапевт, ученый-иммунолог, радиобиолог. В 1906 окончил Военно-медицинскую академию (ВМА) в Петербурге, получив диплом лекаря. Будучи студентом, серьезно занимался экспериментальными исследованиями в области иммунологии под руководством профессора С.Боткина. Увлекшись боткинским открытием лейкоцитолиза как реакции иммунной защиты в организме высших животных и человека, М. собрал исчерпывающий материал по биохимии и физиологии белых клеток крови, количественным изменениям их отдельных фракций при разного типа инфекциях. Модифицировав ряд методик, он подробно изучил явление лейкоцитолиза на животных и человеке и обосновал его высокое прогностическое и диагностическое значение.М. предложил новый иммунологический метод лечения фибринозного воспаления легких - т.н. лейкоцитотерапию, суть которой состояла в подкожном впрыскивании вытяжек из лейкоцитов, взятых из крови самого больного (статья "О лейкоцитотерапии при фибринозном воспалении легких", 1910). Лечебный эффект метода, по М., заключался в распаде лейкоцитов и освобождении в кровь бактериолизинов, антитоксинов и прочих антител, специфически нейтрализующих возбудитель (пневмококк) и его токсин, а также протеолитических ферментов, помогающих рассасыванию воспалительного инфильтрата в легких. Все эти данные М. изложил в диссертации, изданной отдельной книгой ("О лейкоцитолизе". СПб., 1911).В 1912 работа была представлена ВМА к премии им. Ахматова, рецензентом ее был академик И.Павлов. --- После смерти С.Боткина в 1910 и появления на кафедре терапии ВМА его давнего противника - профессора Н.Чистовича, М., питавший к последнему личную неприязнь, покинул кафедру и уехал с женой, Т.Манухиной, в Париж. Для увлеченного проблемами иммунологии М. знакомство с Парижем началось с визита в Институт Пастера и встречи с И.Мечниковым, сотрудничество с которым продолжалось в течение двух с половиной лет. Во французских научных журналах появился ряд публикаций М. Сотрудничая с профессором Анри Вокезом в Парижском университете, М. пришел к мысли о возможности усиления иммунной защиты путем слабого рентгеновского облучения селезенки. Вначале он проверил безопасность этого метода на себе самом и коллеге из России, работавшем в Парижском университете. Затем по совету Мечникова стал проводить эксперименты на животных, зараженных туберкулезом. При этом он получил обнадеживающие результаты полного выздоровления животных при облучении рентгеновскими лучами. Данные парижских экспериментов были описаны в журнале "Русский врач" за 1916. --- В 1913 из-за болезни жены (легочной формой туберкулеза) М. решил не возвращаться в Россию, а переждать зиму на юге Италии; начал применять разработанный им метод для лечения М.Горького, у которого в тот период произошло обострение болезни. Быстрота и эффективность радиобиологического метода при лечении легочного туберкулеза удивили многих, в том числе и самого М.: уже через три недели после начала облучения у М.Горького и Т.Манухиной исчезли многие тревожные симптомы болезни, Лечение писателя на два с лишним месяца соединило под одним кровом две семьи: Горького и М. Они жили вместе на Капри, в Сорренто, Неаполе. Их теплые и доверительные отношения переросли в дружбу, сыгравшую большую роль в личной судьбе ученого и врача. Горький, в свою очередь, выступил в защиту метода М., который некоторые врачи считали шарлатанским. --- Вернувшись в Россию, М. с большим оптимизмом встретил февральскую революцию. Важным проектом, захватившим его, стало создание "Свободной ассоциации для развития и распространения положительных наук", в состав оргкомитета которой в марте 1917 вошли ученые самых разных специальностей; академики И.Бунин, В.Вернадский, И.Бородин, И.Павлов, А.Крылов, профессора С.Метальников, В.Омелянский, ДЗаболотный, А.Догель, Н.Кравков и др.М. был избран секретарем оргкомитета. Ассоциация ставила своей целью содействовать развитию и совершенствованию точных наук, популяризировать научные знания в широких народных массах, помогать практическому внедрению открытий и изобретений, способствовать созданию сети научноисследовательских институтов. Именно последней теме и был посвящен доклад М. на открытии Ассоциации 9.4.1917 в Михайловском дворце ("Исследовательские институты и научное творчество"). Тогда же, весной 1917, М. дал согласие Чрезвычайной следственной комиссии Временного правительства работать врачом Трубецкого бастиона Петропавловской крепости, где после февральских событий содержались в заключении бывшие члены царского правительства и сотрудники различных департаментов. Благодаря активности М. в октябре 1917 все т.н. старорежимники под тем или иным предлогом были вывезены из Трубецкого бастиона. Позднее, после прихода к власти большевиков, сотрудники Политического Красного Креста уговорили М. продолжить свою деятельность в Петропавловской крепости. Своих подопечных под предлогом их слабого здоровья он переводил в другие тюремные больницы (чаще всего в "Кресты") или в частные лечебницы, оттуда было легче выйти на свободу. Некоторым из его пациентов (А-Вырубовой, Е.Сухомлиновой) удалось бежать за границу.М. дал свыше 20 поручительств, необходимых для освобождения заключенных из крепости. Благодаря М., уговорившему М.Горького ходатайствовать перед Лениным, удалось освободить из Петропавловской крепости, а затем переправить через границу великого князя, президента Академии художеств России Гавриила Константиновича Романова и жену великого князя Михаила Александровича - Н.Брасову. --- Жизнь семьи Манухиных в годы гражданской войны была тягостной. Их квартира попала под "уплотнение", и новым жильцам выдали ордер на манухинский рентгеновский кабинет. Тогда М. попробовал вернуться в науку. Известный ученый Д.Заболотный, руководивший в те годы эпидемиологическим отделом Института экспериментальной медицины (ИЭМ), охотно отозвался на просьбу ученого и предоставил ему место своего помощника. Одной из тем исследований М. выбрал поиск возбудителя особо опасного инфекционного заболевания "испанки", от которого осенью 1918 чуть не погибла его жена; он участвовал также и в др. научных программах Института. Из-за разрухи транспорт в 1919 практически не работал, и ученому приходилось часто добираться до Института пешком в "дальнюю даль" Каменноостровского проспекта, где расположен ИЭМ. Иногда М. оставался ночевать в лаборатории и спал на лабораторном столе. --- 24.12.1919 ближайшие друзья М. - З.Гиппаус и Д.Мережковский - бежали из Петрограда. Вскоре и Манухины приняли решение уехать из России. Весной 1920 во время очередного сеанса рентгеновского облучения Горький согласился помочь с отъездом. Сохранилась переписка Горького с Лениным о необходимости командирования М. во Францию, в Институт Пастера. В письме от 21.11.1920 Горький уже с нескрываемым раздражением на волокиту с выездной визой для М. обратился к Ленину: "До сего дня д-р Манухин, командировка которого в Институт Пастера разрешена еще в сентябре, не может выехать, ибо особый отдел ВЧК не дал визы. Нужно аннулировать командировку, чтоб Манухин мог приняться за работу в России, или же отпустить его. А.Пешков". --- О жизни М. в Париже имеются весьма неполные и противоречивые сведения. С 1924 по 1948 им было опубликовано несколько статей во французских научных журналах, посвященных анализу некоторых дискуссионных вопросов иммунологии, радиобиологии, рассмотрению учения о внутренней секреции. В письме К.Федину от 29.3.1932 Горький писал: "Манухина я потерял из вида. Знаю, что он все еще в Париже, но в Институте Пастера - не работает... Его метод лечения туберкулеза освещением селезенки рентгеном, видимо, не привился, хотя в Сан-Блазиене Бакмейстер освещал мне рентгеном, но не селезенку, а легкое; Манухина - жаль, человек - талантливый, и лечение его давало отличные результаты. Если б не он, я уже 19 лет имел бы чин покойника, а благодаря ему состою в живых". Справочник "Русские во Франции", изданный в Париже в 1937, приводит имя М. в списке врачей, являвшихся членами Общества русских врачей им. Мечникова в Париже, указывая в графе "специальность" - "внутренние болезни и туберкулез". В трех номерах "Нового журнала" (за 1958, 1963, 1967) были опубликованы воспоминания М., которые касались его жизни в России. --- Его жена была известна в эмигрантских кругах своими литературными эссе ("Друг человечества", 1938: "Замятин Е.И.",1939: "Монахиня Мария", 1955; "Светлой памяти митрополита Евлогия", 1960и др.), критическими заметками, романом "Отечество" (1933). Публиковалась под псевдонимом Т.Таманин. Литературные наклонности Т.Манухиной горячо поддерживались Гиппиус. --- Лит.: Княгиня Антонина. Как был спасен князь Гавриил Константинович: Воспоминания // Илл. Россия, 1934, № 35-39; Гиппиус 3.Н. Живые лица. Стихи. Дневники. Воспоминания, т. 1-2. Тбилиси, 1991; Ульянкина Т.И. Этот неизвестный известный Иван Манухин / Вопр. истории естествознания и техники. М., 1993. --- Т. Ульянкина ---

    МАРКЕВИЧ Игорь Борисович    (27,7.1912, Киев -3.3.1983, Антиб, Франция) - дирижер, пианист. Его предки имели глубокие связи с русской национальной культурой. Прадед по отцовской линии, Николай Андреевич М. - известный украинский историк и этнограф, автор пятитомного труда "История Малороссии"; был связан дружбой с Глинкой и даже помог ему при сочинении "Руслана и Людмилы" (дописал часть стихов для Баллады Финна); будучи музыкантом-любителем, создал одно из первых вокальных произведений на слова Шевченко, изданных при жизни поэта ("Сирота"); известны также его политические связи с декабристами Рылеевым, Бестужевым, Постелем и Граббе. Дед М., Андрей Николаевич М. - блестящий виолончелист, участник многочисленных концертов, где он выступал вместе с А-Рубинштейном, Н.Римским-Корсаковым, А-Лядовым, А.Глазуновым; один из учредителей Петербургской консерватории, член-учредитель Русского Музыкального общества в Петербурге, при его активном участии создано 20 отделений общества по всей стране. Дед по материнской линии, Иван Павлович Похитонов - участник русскотурецкой войны, друг И.Мечникова и Л.Толстого, был известным русским художником. --- В раннем детстве, незадолго до начала 1-й мировой войны, М. был увезен родителями в Париж, а затем в Швейцарию. Отъезд семьи был связан с болезнью отца (туберкулез). Детство М. прошло в Швейцарии, в Вене, где он посещал школу, изучал иностранные языки (впоследствии он владел шестью языками), обучался, под руководством отца, игре на фортепиано. Когда Игорю было 10 лет, отец умер, оставив семью (мать и троих детей) в трудном материальном положении, однако М. продолжал заниматься музыкой. Его первые музыкальные впечатления были связаны с творчеством А.0неггера, поразившим его своей смелостью. Уже тогда М. начал сочинять небольшие музыкальные произведения. В 12-летнем возрасте он написал пьесу для фортепиано "Свадьба". Одна из приятельниц матери была знакома с А.Корто, и по ее настоянию знаменитый французский пианист и дирижер прослушал пьесу М. Корто убедил отвезти мальчика в Париж для получения серьезного музыкального образования, он также предоставил М. бесплатный пансион в Парижской музыкальной школе; позаботился об издании "Свадьбы" (1925). Занимаясь в школе, М. одновременно сам давал уроки музыки и делал платные инструментовки чужих произведений. Он стал хорошим пианистом и первым в своем выпуске окончил школу в классе Корто, но впоследствии дирижирование поглотило все его время. М. считал, что для пианиста и дирижера нужны разные навыки и оба вида деятельности трудно совместимы. Теоретическими предметами и композицией будущий композитор занимался с Надей Буланже и Полем Дюка. Позднее он брал также уроки у Риети (оркестровка). Надя Буланже - талантливый преподаватель, требовала от учеников четкости и ясности композиций, стройности их архитектоники, что в дальнейшем сказалось как в композиторской, так и в дирижерской деятельности М. "Мои первые симфонические сочинения, написанные в возрасте 15-16 лет, создавались под несомненным влиянием композиторов, "открытых" благодаря Наде Буланже", - вспоминал М. --- В 1928 М. заключил контракт с С.Дягилевым, обратившим внимание на талантливого, подающего надежды композитора. По контракту М. сочинил концерт для фортепиано с оркестром и стал работать над созданием балета на сюжет сказки Андерсена "Новый наряд короля". Хореографию должен был осуществить С.Лифорь, а декорации - Пабло Пикассо. Вместе с Дягилевым молодой композитор приехал в Лондон, где в июле 1929 успешно исполнял свой концерт в "Covent Garden" под управлением Роже Дезомьера. Концерт прозвучал в виде интермедии между двумя балетными представлениями. Через два месяца Дягилев умер, и балет не увидел сцены. --- В 1932 в Лондоне началась дирижерская деятельность М. В 1933 на концерте, где М. дирижировал одним из своих произведений ("Гимн"), присутствовал Герман Шерхен - немецкий дирижер и педагог, разработавший свою научную систему дирижирования, ориентированную на независимость рук дирижера и уточнение функций каждой руки. Шерхен предложил М. обучать его технике дирижирования. В течение двух лет они вместе репетировали, ездили с выступлениями по разным городам Европы. Кроме Шерхена, М. испытал благотворное влияние трех крупнейших дирижеров своего времени: Артуро Тосканини с его бурной энергией, Вильгельма Фуртвенглера, обладавшего необыкновенным чувством стиля, и Бруно Вальтера - крупнейшего интерпретатора произведений Моцарта, Верди и Малера, сочетавшего эмоциональную насыщенность исполнения с бережным отношением к тексту композитора. --- В 1928 М. написал первое крупное сочинение - "Симфониэтту". Затем последовали кантата для сопрано и мужского хора с оркестром (ел. Жана Кокто, 1930); балеты "Ребус" (1931) и "Полет Икара" (1933), поставленный С.Лифарем; кантата "Псалом" для сопрано с оркестром (ел. Жана Кокто, 1934); оратория "Потерянный рай" для солистов, смешанного хора и оркестра (1935-36), текст к которой сочинил сам композитор на основе поэмы Мильтона. Современники считали ораторию М. образцом наилучшего воплощения поэмы Мильтона в музыке, хотя эту тему разрабатывали многие композиторы. Были написаны также "Гимн любви" (1937), оратория "Новый век" (1937), исполненная под управлением автора в Варшаве в 1938. Создан ряд симфонических и камерных сочинений: Concerto grosso (1930), концерт для фортепиано с оркестром (1931), концертная обработка "Музыкального приношения" И.С.Баха. Сам М. считал 30-е периодом своей композиторской деятельности. Познакомившись с сочинениями М., С.Прокофьев отозвался о нем, как о весьма даровитом молодом композиторе. Бела Барток, получив одну из партитур М., не только похвалил его, но и поблагодарил "за преподнесенный урок оригинальности и мастерства". --- Несомненное влияние на творчество М. оказали общение и дружба с Ф.Шаляпиным, И.Стравинским, Прокофьевым, Дягилевым.М. также сблизился с В.Нижинским, на дочери которого женился. В феврале 1930 одним из ярких впечатлений для М. стали встреча и дружеское общение с С.Эйзенштейном, который предложил ему вернуться в Россию для совместной творческой работы. Однако по многим причинам этому замыслу не суждено было осуществиться. --- В 1940 М. приехал во Флоренцию для создания оратории "Лоренцо Великолепный" на текст Лоренцо Медичи. Он хотел на месте воссоздать для себя атмосферу того времени, изучить исторические источники. Оратория была написана и с успехом исполнена в Риме в 1941. Однако пребывание М. в Италии затянулось почти на 8 лет. Захват Франции гитлеровцами лишил его возможности вернуться в Париж. Ранее далекий от политики, М. стал антифашистом и в течение 6 лет активно участвовал в движении итальянского Сопротивления. "Гнусность нацизма, с которой я столкнулся лицом к лицу, поведение немцев в Италии не могли оставить меня равнодушным", - вспоминал он позднее. Для партизанской газеты М. писал пламенные статьи, призывавшие к террору и саботажу; сочинял для партизан гимны, один из которых стал популярным.М. разыскивали фашисты, его портреты были вывешены на улицах Флоренции и за его голову предлагали большое вознаграждение.М. пришлось уйти в глубокое подполье, но его жену арестовали и заключили в концлагерь на севере Италии. С огромными усилиями партизанам удалось освободить ее.М. помог спасти жизнь известному художнику и писателю Карло Леви, которого он предупредил о том, что за ним "охотится" гестапо. Леви успел скрыться за 20 минут до появления эсэсовцев, окруживших дом. В память об этом эпизоде художник написал портрет М. О своей жизни в подполье М. рассказал в книге "Сделано в Италии" (1946): "Тогда я не написал и не сыграл ни одной ноты, и в то же время это был один из самых важных этапов на моем пути музыканта..., я словно аккумулировал в себе значительный материал принципы и наблюдения, оказавшиеся очень полезными для меня позднее, когда я начал преподавать". --- Худой как спичка, изголодавшийся, небритый - таким появился М. во Флоренции, где его едва не казнили как фашистского шпиона. Хорошо, что М. вновь встретил К.Леви, который подтвердил его принадлежность к подполью. Один из офицеров, музыкант, знавший М. понаслышке, был несказанно удивлен, убедившись, что "этот оборванец" когда-то дирижировал оркестром Би-Би-Си. По предложению союзных войск М. дирижировал торжественным концертом в Риме в День Советской армии. Тогда русские шли на Берлин. Программа открылась исполнением гимнов союзных стран. После долгих лет запрета прозвучала неповторимая музыка "Марсельезы", и в зале началось настоящее исступление! После окончания 2-й мировой войны М. получил золотую медаль "Партизан Северной Италии". --- В освобожденной Флоренции М. на протяжении трех лет руководил всей музыкальной жизнью: восстановил флорентийские "Майские музыкальные фестивали", дирижировал воссозданным им оркестром - практически первым коллективом, которым он руководил. М. вспоминал: "Пришлось привыкать быть штатским... Я просто начал с нуля, и мне казалось, что я новый человек, живущий в новом мире, который сам пытался осознать себя среди развалин... Я был очень старым композитором далеких времен и совсем молодым дирижером - в будущем". В этот период деятельность дирижера стала главной в его жизни. В 1948 М. дирижировал в Англии на Би-Би-Си. Однако особые воспоминания связаны у него с оркестром филармонии. Работа, проделанная в этом оркестре, была едва ли не самой интересной в творчестве дирижера. Все относились к нему с добротой, зная о тяжелых годах, пережитых им в итальянском подполье. Музыканты оркестра были молоды, хотели играть как можно лучше. На глазах М. и с его участием создавался один из лучших ансамблей в мире. В дальнейшем М. совершил многочисленные гастрольные поездки по странам Европы, Латинской Америки, выступал в Японии и США. Он особенно прославился как дирижер-исполнитель современной музыки (Хиндемит, Малер, Стравинский, Равель). М. был замечательным истолкователем творчества Стравинского: многократно исполнял "Весну священную", был первым исполнителем музыки балета Стравинского "Орфей" (Венеция), осуществил первое исполнение в Москве "Симфонии псалмов". Вместе с тем он превосходно дирижировал классическими сочинениями и исполнял произведения русских композиторов. В Париже в конце 50-х прозвучала опера М.Глинки "Иван Сусанин" в концертном исполнении (на рус, яз.), поставленная М. с участием Бориса Христова, болгарских артистов и оркестра Ламуре. В Лондоне в "Covent Garden" М. поставил "Золотого петушка" Н.Римского-Корсакова, в Вене - "Любовь к трем апельсинам" Прокофьева. Произведения Прокофьева и Шостаковича исполнялись им постоянно, как и музыка Чайковского; М. подготовил и осуществил энциклопедическое издание всех симфоний Бетховена. --- В конце 50-х М. стал художественным руководителем парижского оркестра Ламуре, значительно обновив его репертуар и доведя до совершенства качество его звучания. Он возглавлял также оркестры в Монреале и Гаване. В течение семи лет, по приглашению Фуртвенглера, М. вел семинары по дирижированию во время летних фестивалей в Зальцбурге, а также панамериканский курс по дирижированию в Мексике. В 1963 М. пригласили в город Скопье - столицу Македонии для восстановления оркестра после сильнейшего землетрясения. Все надо было начинать сначала, т.к. было уничтожено не только здание филармонии, но и нотная библиотека и инструменты. Многие музыканты покинули город, и оркестр пополняли участниками самодеятельности и исполнителями на народных инструментах, "переквалифицируя" их "на ходу". После многочисленных репетиций, проводимых с энтузиазмом, была подготовлена программа, с которой оркестр под управлением М. выступил в Белграде, а затем совершил турне по странам Европы: Венгрия, Румыния, Чехословакия, Польша, ГДР, Дания, Швейцария. Весь сбор от концертов был отправлен в фонд помощи пострадавшим от землетрясения. --- С 1960 М. неоднократно приезжал с гастролями в СССР. Весной 1963 он провел четырехмесячный семинар по дирижированию в Московской консерватории. "Если я подал мысль дать когда-нибудь курс дирижерства, то это потому, что я был горд и счастлив внести что-то в страну, которая, несмотря на долгое отсутствие, всегда представляет для меня нечто самое дорогое", - писал М. советскому дирижеру Н.Аносову.М. всегда считал Россию своей родиной. --- М. обладал выдающимся дирижерским дарованием. Он предпочитал крупные формы с участием хоров и солистов, но великолепно дирижировал и миниатюрами. Его исполнение поражало стройностью воплощения композиторского замысла, благодаря чему сложные для исполнителей и слушателей произведения становились простыми и ясными. Он никогда не старался показать себя публике, а стремился помочь оркестру донести до слушателей идею музыкального сочинения. Создавая свою, отличную от принятых шаблонов, трактовку произведения, он делал это настолько убедительно, что слушатели воспринимали его исполнение как единственно возможное. Во время гастролей М. в России рецензенты отмечали русский характер его исполнительской манеры, что сказывалось в стремлении "распеть" гармонию, придать мелодическую свободу и текучесть движению всех голосов оркестра. Сердечность и простота, полное саморастворение в музыке - вот характерные черты М.-дирижера. Исполняя музыку Стравинского в Москве, М. отметил, что на русской почве и с русскими музыкантами "Весна священная" прозвучала иначе - более по-славянски и менее "моторно". Славянские черты артистической натуры М. в сочетании с воздействием французской школы определяют его неповторимую индивидуальность как музыканта. Поклонник Мусоргского, М. оркестровал 6 его песен, исполненных Г.Вишневской во время гастролей дирижера в Москве (1963). Он мечтал создать свою оркестровую редакцию "Бориса Годунова". М. всегда дирижировал наизусть и требовал этого от своих учеников. Его репертуар как дирижера был огромнейшим, К концу 50-х жена М. составила каталог произведений, которыми он мог дирижировать наизусть в любое время без предварительной подготовки. В каталог вошло более 300 музыкальных произведений различных композиторов разных стилей и эпох. --- В преподавании техники дирижирования М. создал собственную систему, обучив за время своей педагогической деятельности более 300 молодых дирижеров.М. считал, что дирижера надо готовить с 12-14 лет, в период его физического формирования; к концу курса (8-10 лет учебы) он должен знать наизусть большой репертуар: его музыкальный и образовательный уровень обязан быть не ниже уровня подготовки оркестрантов: дирижер должен постоянно пополнять свои знания; ему необходимо изучить несколько иностранных языков (перед гастрольной поездкой в Россию М. специально занимался русским языком). Вслед за Шерхеном М. считал, что настало время, когда принципы дирижерского мастерства должны стать наукой, обоснованной теоретически, как и наука игры на отдельных инструментах. "Дирижирование оркестром есть в одно и то же время искусство, наука и управление", - утверждал он. Свои взгляды М. изложил в статьях "Искусство дирижирования в наше время" (Муз, жизнь, 1963, № 1), "Дирижер, оркестр, партитура" (Там же, № 2). --- Серьезное внимание М. уделял грамзаписи. Он считал, что при достигнутом техническом уровне грамзапись позволяет избегать всяких случайностей и воплотить звучание партитуры как бы идеально, близко к намерениям автора. За время своей деятельности М. сделал огромное число записей. В 1959 он записал все симфонии Чайковского, включая "Манфреда". Он неоднократно делал грамзаписи "Весны священной", в том числе и в СССР. Опера Д. Мийо "Хоэфоры", записанная М. в 1958, получила премию Шарля Кро. --- В 70-х возродился интерес к творчеству М. как композитора. В концертных залах Европы исполнялись: пьеса для оркестра "Новый век", кантата "Псалом", музыка к балетам "Ребус" и "Полет Икара". Весной 1980 сам автор дирижировал в Мадриде своей кантатой "Потерянный рай". "Слушатель, столкнувшись с мощными кульминациями, с проникновенным лиризмом, с пластичной и прозрачной, как горный хрусталь, музыкой, ощущает удивление и восхищение талантом композитора", - отмечал испанский критик Э.франко. --- Одновременно с многогранной деятельностью дирижера и композитора М. занимался литературным трудом. Значительный интерес представляет его работа "Органный пункт" (1959), в которой воспроизведен цикл бесед дирижера с критиком Клодом Ростаном, передававшихся по французскому радио. В конце жизни М. работал над мемуарами, оставшимися незаконченными (T.I. Париж, 1980). --- Соч.: Исполнительское искусство зарубежных стран, вып. 5. Органный пункт. Главы из книги. Статьи.М., 1970. --- Лит.: Леонтьева О. Дирижирует Игорь Маркович // Муз. жизнь, 1965, № 2. --- С. Разумова ---

На фотозаставке сайта вверху последняя резиденция митрополита Виталия (1910 – 2006) Спасо-Преображенский скит — мужской скит и духовно-административный центр РПЦЗ, расположенный в трёх милях от деревни Мансонвилль, провинция Квебек, Канада, близ границы с США.

Название сайта «Меч и Трость» благословлено последним первоиерархом РПЦЗ митрополитом Виталием>>> см. через эту ссылку.

ПОЧТА РЕДАКЦИИ от июля 2017 года: me4itrost@gmail.com Старые адреса взломаны, не действуют.