МЕЧ и ТРОСТЬ
29 Мар, 2017 г. - 21:17HOME::REVIEWS::NEWS::LINKS::TOP  

РУБРИКИ
· Богословие
· Современная ИПЦ
· История РПЦЗ
· РПЦЗ(В)
· РосПЦ
· Развал РосПЦ(Д)
· Апостасия
· МП в картинках
· Распад РПЦЗ(МП)
· Развал РПЦЗ(В-В)
· Развал РПЦЗ(В-А)
· Развал РИПЦ
· Развал РПАЦ
· Распад РПЦЗ(А)
· Распад ИПЦ Греции
· Царский путь
· Белое Дело
· Дело о Белом Деле
· Врангелиана
· Казачество
· Дни нашей жизни
· Репрессирование МИТ
· Русская защита
· Литстраница
· МИТ-альбом
· Мемуарное

~Меню~
· Главная страница
· Администратор
· Выход
· Библиотека
· Состав РПЦЗ(В)
· Обзоры
· Новости

МЕЧ и ТРОСТЬ 2002-2005:
· АРХИВ СТАРОГО МИТ 2002-2005 годов
· ГАЛЕРЕЯ
· RSS

~Апологетика~

~Словари~
· ИСТОРИЯ Отечества
· СЛОВАРЬ биографий
· БИБЛЕЙСКИЙ словарь
· РУССКОЕ ЗАРУБЕЖЬЕ

~Библиотечка~
· КЛЮЧЕВСКИЙ: Русская история
· КАРАМЗИН: История Гос. Рос-го
· КОСТОМАРОВ: Св.Владимир - Романовы
· ПЛАТОНОВ: Русская история
· ТАТИЩЕВ: История Российская
· Митр.МАКАРИЙ: История Рус. Церкви
· СОЛОВЬЕВ: История России
· ВЕРНАДСКИЙ: Древняя Русь
· Журнал ДВУГЛАВЫЙ ОРЕЛЪ 1921 год

~Сервисы~
· Поиск по сайту
· Статистика
· Навигация

  
Электронный словарь
Поиск      
[ А | Б | В | Г | Д | Е | Ж | З | И | Й | К | Л | М | Н | О | П | Р | С | Т | У | Ф | Х | Ц | Ч | Ш | Щ | Ъ | Ы | Ь | Э | Ю | Я ]



    ЛЕВИНСОН Андрей Яковлевич    (1.1.1887, Петербург - 3.12.1933, Париж) - критик, историк балета, литератор. По образованию филолог, специалист по французскому языку и литературе. В 1910 окончил Петербургский университет, в котором позднее был профессором по кафедре романских языков. Начал писать о балете в 1911 -в пору острого кризиса академизма и неутихающих нападок на балетные традиции XIX в. как со стороны поборников "свободного танца" (А.Дункан), так и со стороны балетмейстеров-реформаторов (А.Горский и М.Фокин). Л. аргументированно и настойчиво отстаивал ценности классического танца и традиционного балета, винил увлекающихся новизной в ограниченности, а то и ошибочности реформаторских попыток. Причина неприятия ряда новых явлений лежала не в консерватизме, а в глубоком проникновении в природу балетного искусства.Л. были присущи вкус и художественное чутье, понимание преходящего значения некоторых начинаний и опасности утраты в угаре новизны идеалов вечной красоты, утверждаемых балетным классическим наследием. --- Л. оказался не только на стыке двух эстетических миров: он стал активным участником процесса мировой экспансии русского балета. Успех дягилевской антрепризы породил множество гастролирующих за рубежом трупп, которые пропагандировали достижения русской хореографической культуры.Л. имел редкую возможность постоянно наблюдать спектакли и исполнителей Мариинского театра на протяжении театрального сезона, а затем - постановки дягилевской антрепризы за рубежом в летний период. По сути он оказался в эпицентре тех эстетических катаклизмов, в результате которых не только формировалось новое искусство танца XX в,, но и вообще определялись пути развития этого искусства в будущем. Обладая несомненным литературным даром, свободно владея французским, он смог одинаково легко и блестяще высказываться и в русской и во французской прессе. Редкостная эрудиция, погруженность в тот культурный слой, который собственно и породил поиски нового в балетном театре, понимание художественных процессов изнутри давали ему множество преимуществ перед теми, кто брал на себя функции балетного критика за рубежом. Не приемля творчество Дункан, Фокина, В.Нижанского, позднее - С.Лифаря, Л., тем не менее, так точно описывал и анализировал их постановки, что невольно стал историографом и исследователем балета той поры. Написанные в острой форме, его статьи будоражили художественное сознание, затрагивали вечные темы искусства. Они влияли и на художников, обнаруживая противоречия их творчества, расхождение намерений и результата.Л. удалось верно обозначить основную проблему балетного театра XX в, - необходимость создавать новое, не отвергая лучших достижений искусства предшествующих эпох. Мир постигал эту очевидную для Л. истину не одно десятилетие. --- На долю Л. выпало подвести черту особому этапу в русской балетной критике - творчеству балетоманов. Способность воспринимать частное явление балетного искусства в контексте его коренных проблем позволяет считать именно Л. основоположником русской профессиональной балетной критики. К этому высокому уровню критической мысли, достигнутому в России, Л. приобщил и французские издания, с которыми он сотрудничал. Вот почему энциклопедия "Concise Encyclopedia of Ballet" Ф.Рейна (London and Glasgow, 1974) объявляет его, и вполне справедливо, основателем также современной французской балетной критики. --- Творчество Л. распадается на два периода: "русский" - 1911-20 и "французский" 1921-33. Первые статьи Л. вышли в журнале "Аполлон" в 1911 и были посвящены Л.Фуллер, московскому балету, исполнительскому искусству, гастролям Л.Кякшт', публиковал рецензии на спектакли и балетные премьеры. Особый интерес привлекла А.Павлова в "Баядерке" и "Жизели" - каждый ее спектакль стал темой отдельной статьи Л. Позднее Л. сотрудничал также в "Ежегоднике императорских театров", журналах "Искусство" и "Жизнь искусства", газете "Речь". Опубликовал книги "Мастера балета" (Пг., 1914) и "Старый и новый балет" (Пг., 1918). --- Покинул Россию в конце 1920. Через Прибалтику перебрался в Берлин. С 1921 жил в Париже, Вел активную журналистскую деятельность, откликаясь на многие события балетной жизни. В центре внимания - дягилевская антреприза, премьеры которой вызывали нередко очень острую критику с его стороны. Чаще всего публиковался в журнале "Comedia". "Французский" период творчества Л. ознаменован интенсивной исследовательской и литературной работой, итог которой большое количество серьезных трудов, посвященных балетному романтизму, философии танца, современному танцу, творчеству Л.Бакста, П.Валери, жизни Ж.Ж.Новера, М.Тальони, А.Павловой, С.Лифаря. Эпизодически читал в Сорбонне лекции о балете. --- Соч.: Ballet romantique. Paris, 1919; L'CEuvre de Leon Bakst. Paris, 1921; Meister des Balletts. Paris, 1923; La Danse au thfgtre. Paris, 1924; La Vie de Noverre. Paris, 1925; Paul Valery, philosophe de la danse. Paris, 1927; La Argentina. Paris, 1928; Anna Pavlova. Paris, 1928; Marie Taglioni. Paris, 1929; La Danse d'aujourd'hui. Paris, 1929; Les Visages de la danse. Paris, 1933; Serge Lifar. Paris, 1934. --- Лит.: Koegler H. The Concise Oxford Dictionary of Ballet. 2 ed. London, New York, Melbourne, 1982; Лифарь С. Дягилев. СПб., 1993. --- А. Соколов-Каминский ---

    ЛЕГАТ Николай Густавович    (15.12.1869, Москва - 24.1.1937, Лондон) - танцовщик, педагог, балетмейстер. Из потомственной театральной семьи. Дед, швед по национальности, был театральным машинистом. Мать, Мария Семеновна (урожд. Гранкен), и отец, Густав Иванович - выпускники Петербургского театрального училища; занимали ведущее положение в петербургской и московской труппах: мать как характерная танцовщица и пантомимная актриса, отец - как первый танцовщик и балетмейстер. Своих пятерых детей родители также отдали учиться балету. --- С 8-летнего возраста Л. занимался танцем с отцом, в то время преподавателем классического танца в Московском театральном училище (домашние уроки продолжались у Л. до 20 лет). В Петербургском театральном училище обучался в 1880-88 (педагоги Н.Волков, П.Гердт, М.Петипа). Проявлял живой интерес к спорту - занимался подъемом тяжестей, акробатикой, греблей, плаванием, борьбой. Играл в ансамбле балалаечников и хорошо рисовал. Дебют в сольной партии Гения леса в pas d'action с выпускницей А.Виноградовой ("Очарованный лес", хореография Л.Иванова) состоялся на сцене Мариинского театра в 1887. Предвыпускной ученик демонстрировал уверенность в сложных силовых поддержках, что несомненно объяснялось хорошей атлетической подготовкой. В 1888 был принят в труппу Мариинского театра сразу корифеем. --- Невысокого роста, плотного мускулистого телосложения, с крупноватой головой, Л. был далек от идеала ведущего классического танцовщика. Но сила и ловкость делали его великолепным партнером. Вот почему Л. получал одну за другой партии балетных героев, хотя они не очень соответствовали его внешним данным. К тому же солидный возраст бессменного премьера П.Гердта и виртуозного солиста Э.Чекетти вынуждал их отказываться от части репертуара; заменить их поручали молодому Л. Первой значительной ролью был Оливье на премьере балета "Калькабрино" (13,2.1891); партнерша - К.Брианца.Л. заменил Чекетти (станцевавшего только премьерный спектакль), исполнив партию Голубой птицы ("Спящая красавица" П.Чайковского), Гердта - в ролях принца Шарман ("Золушка", с П.Леньяни), Альберта ("Жизель" А,Адана), Дезире ("Спящая красавица"). Позднее репертуар танцовщика пополнили многие ведущие партии. В них он оставался элегантным партнером балерин. Танец его был правилен и закончен, но ошеломляющей виртуозностью не отличался. Особенности его таланта проявились в ролях лирико-комедийных, требовавших жанровых красок и выразительной актерской игры. То были пастух Илас ("Жертвы Амуру"), Лука ("Волшебная флейта" Р.Дриго), Колен ("Тщетная предосторожность" П.Гертеля), Франц ("Коппелия" Л.Делиба) - роли традиционных балетных пейзан. Здесь он был естественен, изобретателен, органичен. Удался ему и Базиль, исполненный в том же ключе (премьера "Дон Кихота" балетм. А.Горского, 20.1.1902). Комические краски были Л. особенно близки. Его Арлекин ("Арлекинада" Дриго в постановке Петипа) восхищал лукавым лиризмом, музыкальностью, экспрессией. --- Вершиной актерской карьеры Л. стала роль Гренгуара в "Эсмеральде" Ц.Пуни. Первое выступление (4.1.1904) ничем не предвещало того успеха, который выпал исполнителю три года спустя. Понадобился не только сценический, но, главное, жизненный опыт (утрата покончившего с собой горячо любимого брата Сергея), чтобы произошла эта метаморфоза - из безучастного в остро чувствующего чужое горе человека. Поэт-неудачник в исполнении Л. представал как трагикомическая и вместе с тем трогательная фигура. Он проникался смятением Эсмеральды, узнавшей в женихе знатной дамы своего возлюбленного, и искренне и заботливо утешал ее. Пронзительностью обостренной эмоции, столь контрастной с внешней несуразностью, его Гренгуар предвещал фокинского Петрушку. --- Живой ум, музыкальность, интерес к творчеству в любых проявлениях позволяли Л. пробовать себя в разных качествах. Первый балетмейстерский опыт состоялся вскоре после окончания училища - по просьбе московской родственницы танцовщицы В.Мосоловой было поставлено pas de deux. Для 25-летнего бенефиса М.М.Петипа, гражданской жены брата, был сочинен и исполнен с О.Преображенской Valse caprice А.Рубинштейна, а для М.Кшесинской поставлено pas de deux (4.2.1901). На премьере комедии Шекспира "Сон в летнюю ночь" в Александрийском театре танец эльфов с выпускницей Т.Карсавиной также принадлежал Л. (2.11.1901), Смерть балетмейстера Л.Иванова, преклонный возраст самого Петипа заставляли думать о помощнике. Выбор пал на Л., официальное назначение было объявлено 1.9.1902. Дебют в новом качестве - премьера балета "Фея кукол" Й.Байера с оформлением Л.Бакста, поставленного совместно с братом Сергеем, - состоялся 16.2.1903 в Мариинском театре. Сюжет балета не был нов: обитатели кукольной лавки оживали ночью, разворачивалось празднество во главе с феей кукол. Классический танец был окрашен привычной кукольной пластикой - деревянной механичностью движений. Маловыразительный музыкальный материал дополнялся вставной музыкой Чайковского, Дриго, Рубинштейна, А.Лядова. Постановщики изобретательно варьировали характеристические особенности танцевальной лексики, вплетая то национальные мотивы, то любые иные. Ансамбль исполнителей был блестящим: А.Павлова (испанка), В.Трефилова (японка), А.Ваганова (китаянка), О.Преображенская (кукла Бебе) и др. Каждый отделывал свою роль с присущим ему талантом и мастерством. Но даже это не могло возместить отсутствия драматургии: одноактный балет по сути представлял собой разросшийся дивертисмент. Центром балета было pas de trois Феи кукол и двух Пьеро (М.Кшесинская, С.Легат, М.Фокин). --- Неразлучные братья свято верили в могущество формул классического танца, но воспринимали эти формулы как нечто застывшее, не подвластное переменам, навстречу которым уже шел балетный театр. Пути ортодоксально мыслившего Л. и его более чутких к новому коллег разошлись. Однако ориентация Л. пришлась по вкусу дирекции, и приказ от 25.11.1905 возвестил о назначении его вторым балетмейстером. При отсутствии первого Л. по сути становился хозяином труппы. Приходилось ставить и в операх. Танцы в "Нероне" Рубинштейна напоминали то приемы Петипа, то почерк Иванова. Для себя с Преображенской Л. сочинил классическое pas de deux. Все выглядело старомодным и недостаточно самостоятельным. Вторичным оказался и новый двухактный балет Л. "Кот в сапогах" (10.12.1906: муз, А.Михайлова, оформ.П.Ламбина). Сам балетмейстер исполнял маркиза Карабаса, Трефилова - принцессу Клементину. Не порадовал и "Аленький цветочек" Ф.Гартмана (16.12.1907). И здесь дивертисментное начало безраздельно торжествовало, сводя спектакль к бесконечной череде танцевальных номеров. Ни музыка, ни хореография не содержали значительных идей, способных объединить эту россыпь в единое целое. Талантливое оформление К.Коровина этнографической достоверностью и единством стилевого решения лишь подчеркивало безжизненность разрозненных хореографических воплощений. Постановка Л. обнажила противостояние охранительных тенденций животворным поискам нового. Обе тенденции причудливо переплелись при возобновлении "Талисмана" РДриго (29.1 1.1909) - балета, поставленного Петипа в 1889. Л. помнил хореографию мэтра и охотно цитировал ее. Но он не мог избежать и влияния фокинских новаций. Эклектика неоспоримо убеждала в отсутствии собственной творческой позиции. Спектакль стал по сути "могильным камнем" на его карьере балетмейстера. Премьеру единственный раз станцевала в качестве прощального спектакля Преображенская. Затем спектакль перешел к Кшесинской. И хотя дирекция недвусмысленно выказывала предпочтение Л., сдерживая постановочную деятельность Фокина в Мариинском театре, новое, пусть и с трудом, но проникало на казенную сцену. --- 9.2.1914 состоялся 25-летний юбилей творчества Л. Юбиляр был удостоен почетного звания заслуженного артиста императорских театров. Тем не менее контракт с ним продлен не был. С Мариинским театром пришлось распрощаться. Его пригласили ставить в Народном доме. Еще раньше наметилось сотрудничество с молодым композитором Б.Асафьевым, на музыку которого Л. поставил несколько номеров. Теперь же он поставил на его музыку балет "Белая лилия" - старомодную историю любви Золотой бабочки (Преображенская), Мотылька (Л.), Лилии (любительница Н.Николаева, вторая жена Л.) и Ириса (А.Бекефи). Остальные роли и функции кордебалета исполняли учащиесялюбители частной балетной школы В.Москалевой, в которой преподавали Преображенская и Л. Премьера (11.12.1915) включала еще один одноактный балет в постановке Л. - "Роза Маргитты" на музыку И.Армсгеймера. Завершал спектакль дивертисмент. Работа с любителями не дала интересного результата и в следующей постановке - "Волшебный сон принца" на музыку Н.Соколова. Цирковые полеты на тросах не могли возместить недостаток профессиональных танцев. Частную труппу создать Л. не удалось. --- Тогда Л. всю свою энергию перенес на педагогическую деятельность. Опыт его в этой области был огромен. Находки отца, педагогов, с которыми Л. работал в училище, позднее дополнились уроками Х.Иогансона в театре. Сам он сначала преподавал в Театральном училище, затем вел класс усовершенствования в Мариинском театре, сменив Е.Соколову (с 1904). В числе учеников Л. были Кшесинская, Трефилова, Карсавина, Ваганова, Фокин, Ю.Седова, В.Нижинский, Ф.Лопухов. По инициативе Л. был впервые создан класс поддержки в Мариинской труппе, в котором он передавал собственный богатейший опыт дуэтного танца другим артистам (1909). Отстаивая ценности академического танца, Л. противостоял разрушительному пафосу новаторов. Вклад его в сохранение завоеваний классического танца для XX в. чрезвычайно велик. Заслугой Л. является также участие в процессе осмысления приемов классического танца, что вело в дальнейшем к созданию методики преподавания классического танца и поддержки. Педагогическое мастерство Л. включало индивидуальный подход к каждому ученику, умение точно подсказать, как преодолеть недостатки и выгодно оттенить достоинства. --- После революции в начале 1920-х Л. пригласили преподавать в Московское театральное училище, но там он не прижился. Возращение в родной город ознаменовалось его скандальной статьей в журнале "Жизнь искусства" (1922, № 25, 27 июня), в которой деятельность петроградской балетной школы подвергалась резкой критике. Недовольство во многом было оправдано. Но Л. не замечал и того, что в тяжелейших условиях послереволюционного существования школа не только выжила, пополняла оскудевшую труппу, но и начинала перестраивать свою работу. Делали это педагоги, многие из которых были учениками Л., - такие как Ваганова.Л. продолжал преподавать в Школе русского балета А.Волынского, давал частные уроки, гастролировал с концертными выступлениями по стране. В августе 1922 его избрали членом высшего хореографического совета бывшего Мариинского театра, призванного руководить труппой. Несмотря на это, осенью того же года он покинул Россию, обосновавшись в Англии. В 1930 открыл в Лондоне студию. --- За рубежом с творчеством Л. были знакомы со времен его гастролей в 1907-с Трефиловой на сцене Трокадеро и Комической оперы в Париже, в 1908 - с Кшесинской на сцене "Grand-Орбга". Гастроли Л. с Кшесинской в Варшаве в феврале 1909 также прошли чрезвычайно удачно - успех обоих в "Тщетной предосторожности" был выдающимся. В апреле того же года группа артистов Мариинского балета (около 30 чел.) во главе с Л. отправилась в турне по городам Европы (Берлин, Лейпциг, Вена, Прага), В репертуаре, основу которого составили балеты классического наследия, блистали Павлова, Л.Егорова, Э.Вилль. В концертном отделении часть номеров была поставлена Л.; публика встретила их с энтузиазмом. Всего месяц отделял эти гастроли от дягилевских парижских сезонов. Предшествовавший им успех русских исполнителей неизбежно подогревал интерес к русскому балету вообще, обнаруживал значительность накопленных этим балетом богатств. --- Л., олицетворявший старые традиции в русском балете, к тому же пользовавшийся благосклонностью дирекции императорских театров, был чужд Дягилеву. Пути этих людей пересеклись лишь однажды - и то ненадолго, Прославленный Э.Чекетти покинул в 1925 дягилевскую антрепризу. Труппа, состоявшая в тот период в значительной мере из недостаточно опытных танцовщиков, крайне нуждалась в опытном педагоге. Дягилев вынужден был пригласить Л. Однако тому не хватало гибкости в работе с мало подготовленными артистами, к тому же Л. был сторонником французской школы и скептически относился к итальянской, к которой приучал труппу Чекетти. По мнению Дягилева, успехи занимавшихся в классе Л. были невелики. Это стало поводом для отставки Л., проработавшего у Дягилева всего около года. --- Заключительный период своей жизни Л. посвятил лондонской школе. Она многое значила не только для становления нарождавшегося заново английского балета; школа Л. стала мировым центром сохранения и передачи академических традиций. Сюда охотно приезжали совершенствоваться артисты балета из разных стран, приобщаясь к вечным ценностям классического танца. В школе Л. занимались такие выдающиеся исполнители как В.Немчинова, А.Данилово, Л.Лопухова, А.Маркова, М.Фонтейн, Н, де Валуа, А.Долин, С.Лифарь, А.Картер, А.Эглевский, М.Ширер. Школа Л. превратилась также в первый интернациональный центр по пропаганде и распространению методических знаний о русской школе классического танца. После смерти мужа школу возглавила вдова Н Николаева-Легат. Затем руководство школы, существующей по настоящее время, перешло к Е.Бартелл. --- Совместно с братом Сергеем осуществил серию карикатур ("Русский балет в карикатурах". СПб., 1903). Автор книги "Story of the Russian School" (London, 1932). --- Лит.: Красовская В. Русский балетный театр начала XX века, ч. 1: Хореографы.Л., 1971. --- А. Соколов-Камински и ---

    ЛЕДКОВСКИЙ Борис Михайлович    (1894, Новочеркасская губ. - 7.8.1970, Нью-Йорк) - православный регент. Из семьи сельского священника. Образование получил в Новочеркасском духовном училище и в гимназии Ростова-на-Дону, затем в Московской консерватории. Эмигрировал в Болгарию, позднее переехал в Германию. Вплоть до 1945 служил в Берлине регентом хора русской церкви на Находштрассе, при настоятеле, архимандрите Иоанне (Шаховском). С 1952 - регент кафедрального собора Русской зарубежной церкви в Нью-Йорке. С 1953 по 1968 Л. преподавал также церковное пение в американской СвятоВладимирской православной духовной семинарии и был руководителем ее хора. Часто выступал с концертами, сделал многочисленные записи на пластинки с хорами собора, семинарии и с мужским хором "Капелла". --- Манеру Л.-регента отличает высокая литургическая и эстетическая культура. Репертуар исполняемых им произведений значительно шире, чем у большинства русских зарубежных церковных регентов; в него входили сложные и редко звучащие композиции, особенно мастеров "московской школы" (А.Гречанинов, П. и А.Чесноковы, Викт.Калинников, А.Кастальский и др.). Л. часто включал в программы произведения своих современников - авторов духовной музыки из русской диаспоры. Сам он являлся грамотным и одаренным церковным композитором; большая часть работ Л. - переложения роспевов, но есть и самостоятельные сочинения, стилистически принадлежащие к умеренно-консервативному направлению (они до сих пор часто звучат в православных храмах США). --- Многолетняя деятельность Л. способствовала правильному пониманию и поддержанию русской православной певческой традиции в Северной Америке. Певческий стиль и основной репертуар песнопений, который культивировался Л., и сейчас оказывает сильное воздействие на духовное песнопение в православных приходах США. Наследие Л. является предметом пристального изучения американских музыкантов православного вероисповедания. --- М. Рахманова ---

    ЛЕОНТЬЕВ Василий Васильевич    (род. 5.8.1905, Петербург) - экономист. Из семьи профессора политической экономии Петербургского университета, автора ряда работ по экономике Василия Васильевича Л. Закончив гимназию, Л. поступил в 1921 в Петербургский университет, где изучал философию, социологию, а затем и экономику. После окончания университета (1925) и получения диплома экономиста Л. некоторое время работал в университете на кафедре экономической географии. Затем выехал в Германию для продолжения учебы и работы над докторской диссертацией в Берлинском университете под руководством известного немецкого экономиста и социолога Зомбарта и крупного статистика-теоретика, выходца из России, Вл.Борткевича. Темой диссертации Л. было исследование народного хозяйства как непрерывного процесса. Не оставляя учебу, он начал свою профессиональную карьеру в качестве экономиста-исследователя Института мирового хозяйства при Кильском университете, занимаясь изучением производной статистического спроса и кривой предложения. В 1928 Л. получил степень доктора наук. Его исследовательская работа была прервана на год в связи с тем, что в 1929 он отправился в Нанкин в качестве экономического советника министерства железных дорог в правительстве Китая. После возвращения в Германию продолжал работать в Институте мирового хозяйства. --- В 1931 директор Национального бюро экономических исследований (США), известный американский экономист-статистик, специалист в области анализа экономических циклов и конъюнктуры У.Митчелл пригласил Л. на работу в бюро, и тот переехал в США. С 1932 Л. начал преподавать политическую экономию в Гарвардском университете. В том же году женился на поэтессе Эстел Хеллен Маркс, Вскоре в Америку перебрались и родители Л. Его отец с конца 20-х являлся сотрудником советского торгового представительства в Германии, и когда в середине 30-х ему было предложено вернуться в СССР, супруги Леонтьевы предпочли остаться за границей. Судьбе этой семьи посвятила свои мемуары "Женя и Василий" мать Л., дожившая до преклонных лет и скончавшаяся в начале 70-х. --- В 1932 Л. организовал в Гарварде научный коллектив под названием Гарвардский проект экономических исследований, бессменно возглавлял его до закрытия в 1973. Этот коллектив стал центром исследований экономических процессов по методу "затраты-выпуск". Одновременно все эти годы Л. оставался профессором Гарвардского университета, ас 1953 до 1975 был также заведующим кафедрой политической экономии им. Генри Ли. В 1975 Л. перешел на работу в Нью-Иоркский университет. Три года спустя он организовал при университете Институт экономического анализа и вплоть до 1986 являлся его директором. Оставив в 80-летнем возрасте административный пост, Л. продолжает активную исследовательскую работу. --- Глубина экономического мышления сочетается у Л. с сильной математической подготовкой. В конце 20-х - начале ЗОх он провел ряд оригинальных исследований по изучению эластичности спроса и предложения, статистическому измерению промышленной концентрации, использованию кривых безразличия для объяснения некоторых закономерностей международной торговли. Одна из первых научных статей Л. была посвящена анализу баланса народного хозяйства СССР за 1923-24, который представлял собой первую в экономической практике тех лет попытку представить в цифрах производство и распределение общественного продукта с целью получения общей картины кругооборота хозяйственной жизни. Баланс явился прообразом разработанного впоследствии Л. метода "затраты-выпуск". Статья была написана на немецком языке и опубликована в журнале "Weltwirtschaftliches Archiv" в октябре 1925. Перевод на русский язык под названием "Баланс народного хозяйства СССР. Методологический разбор работы ЦСУ" появился два месяца спустя в декабрьском номере журнала "Плановое хозяйство". --- В течение всей своей научной деятельности Л. неукоснительно следовал принципу, что экономические понятия бессмыслены и могут лишь вводить в заблуждение, если соответствующие процессы нельзя оценить реально, с помощью экономической практики. Современную экономическую науку он рассматривает как прикладную, эмпирическую, реальная польза которой оценивается в зависимости от того, как экономические теории применяются в реальной жизни. Теоретизирование, по словам Л" требует вдохновения и технических навыков, а сбор фактов - в частности, для разработки сложных моделей - гораздо больше пота и слез и всегда большого объема времени и затрат. Неудивительно, замечает он, что мы сталкиваемся с избытком теоретических моделей и недостатком данных, необходимых, чтобы эти модели не остались на бумаге. С особой осторожностью рекомендует Л. относиться к использованию в экономическом анализе математических моделей, полагая, что сложные математические конструкции формального свойства мало способствуют постижению структуры и принципов функционирования реальной экономической системы. Соотношению экономической теории и прикладных исследований он посвятил свою речь после избрания его президентом Американской экономической ассоциации (1970). --- В 30-е Л. занимался изучением роли агрегированных экономических показателей объема выпуска продукции и общего уровня цен. В 1937 в "Ежеквартальнике по политической экономии" опубликовал статью "Слепое" теоретизирование. Методологическая критика неоКембриджской школы", получившую широкий резонанс. В ней он проанализировал методологию основанной в конце XIX в. английским экономистом А.Маршаллом кембриджской школы, характерной чертой которой был субъективно-психологический подход к определению экономических категорий и преобладание математических методов в объяснении экономических процессов. --- В марте 1938 в приложении к "Американскому экономическому обозрению" Л. поместил работу "Современное значение экономической теории К.Маркса", которая содержала попытку объективного анализа экономической теории Маркса с позиций науки 30-х. Отмечая, что Маркс был великим знатоком природы капиталистической системы и имел собственные рациональные теории, не всегда, правда, последовательные, Л. заключал, что внутренняя слабость теории Маркса "проявляется тотчас же, как только другие экономисты, не наделенные исключительным здравым смыслом Маркса, пытаются на основе его проектов развивать марксистскую теорию". --- Наиболее полно исследовательский талант Л. раскрылся в его главном научном достижении - разработке метода "затраты-выпуск". Теоретическим предшественником Л. в этой области можно считать швейцарского экономиста XIX в. Мари Эспри Леона Вальраса, создавшего общую статистическую экономико-математическую модель народного хозяйства, известную под названием системы общего экономического равновесия. Приверженцы этой модели сталкивались, однако, с тем, что эмпирическое использование ее принципов оказывалось крайне сложной задачей. Признавая систему взаимозависимостей Вальраса, Л. впервые прим.л на практике анализ общего равновесия в качестве инструментария при формировании экономической политики. Предложенная Л. алгебраическая теория анализа "затраты-выпуск" сводится к системе линейных уравнений, в которых параметрами являются коэффициенты затрат на производство продукции. Реалистическая гипотеза и относительная простота измерений определили большие аналитические и прогностические возможности метода "затраты-выпуск", Л. показал, что коэффициенты, выражающие отношения между секторами экономики (коэффициенты текущих материальных затрат) могут быть оценены статистически, что они достаточно устойчивы и что их можно прогнозировать. Более того, им было показано существование наиболее важных коэффициентов, изменения которых необходимо отслеживать в первую очередь. --- Расчеты по методу Л. (в нашей науке их стали называть экономико-математическими методами межотраслевого баланса) требовали современной вычислительной техники, без которой решение линейных уравнений оказывалось за пределами возможного. Начиная с 1933 Л. сосредоточился на преодолении этих трудностей путем сбора коэффициентов для 44 отраслевой таблицы "затраты-выпуск" (около 2000 коэффициентов). Поскольку решение системы, состоящей из 44 линейных уравнений, было в то время невозможно, он объединил для расчетных целей 44 отрасли в 10. Для проверки стабильности коэффициентов текущих материальных затрат в США были составлены межотраслевые балансы за 1919-29. Результат этого исследования под названием "Количественный анализ соотношений "затраты-выпуск" в экономической системе США" был опубликован в 1936. Центральное место в нем занимала таблица коэффициентов, составленная для экономики США в 1919, размерностью 41х41. Примерно в это время Л. тесно сотрудничал с профессором Массачусетского технологического института Джоном Б.Вилбуром - изобретателем компьютера, способного решать системы из девяти линейных уравнений.Л. свел 41 -размерную матрицу к 10-размерной и использовал компьютер Вилбура для получения коэффициентов полных затрат валовой продукции на производство единицы конечной продукции. Возможно, он был первым, кто применил компьютер в исследовании экономических систем. --- В 1941 была составлена 41-размерная таблица межотраслевых потоков, рассчитанная для 1929, которая затем также была агрегирована в 10-размерную. На ее основе Л. рассчитал объемы выпуска валовой продукции, необходимые для удовлетворения конечного спроса (валовое накопление, текущее потребление, правительственные закупки). Обе межотраслевые таблицы были опубликованы в монографии "Структура американской экономики в 1919-1929 гг.: эмпирическое применение анализа равновесия" (на англ. яз., 1941). Сравнение таблиц Л. давало возможность проверить устойчивость коэффициентов материальных затрат и выяснить возможности эффективного прогнозирования. Оно, однако, не позволяло прийти к однозначному выводу, частично из-за отсутствия достаточно четких критериев устойчивости оцениваемых коэффициентов. Тем не менее межотраслевые таблицы были признаны вполне целесообразными, а их создатель был приглашен в Статистическое бюро занятости США в качестве консультанта. С помощью метода "затраты-выпуск" бюро составило таблицу, включающую 400 отраслей, которая была использована для прогнозирования занятости населения в послевоенный период. --- В 1944 Л. составил таблицу коэффициентов текущих материальных затрат за 1939 и, сопоставив ее с предыдущими, обнаружил достаточную степень устойчивости большинства коэффициентов за два десятилетия. Используя последнюю таблицу, он опубликовал в 1944-46 три статьи в журнале "Ежеквартальник по политической экономии", где с помощью своего метода дал оценку влиянию занятости, заработной платы и цен на выпуск валовой продукции по отдельным отраслям американской промышленности. --- С конца 40-х, после основания Гарвардского проекта экономических исследований с целью применения и распространения метода "затраты-выпуск", особое внимание Л. уделял развитию межрегионального анализа "затратывыпуск" и составлению матрицы инвестиционных коэффициентов, с помощью которых можно было бы судить о последствиях изменения конечного спроса на инвестиции. Этим было положено начало динамическому методу "затраты-выпуск", на основе которого стало возможным анализировать экономический рост, Результаты исследований были опубликованы в книгах Л. "Структура американской экономики, 1919-1939 гг.: эмпирическое применение анализа равновесия" (на англ. яз., 1951) и "Исследования структуры американской экономики" (на англ. яз., 1953). Одним из важнейших результатов этих исследований стал т.н. "парадокс" или "эффект Леонтьева", заключающийся в том, что, если принять во внимание прямые и косвенные затраты в процессе воспроизводства, то экспорт для США оказывается более трудоемким и менее капиталоемким, чем импорт. Это означает, что хотя в США очень сильна инвестиционная сфера и высока заработная плата, они импортируют капитал и экспортируют труд. --- На протяжении 50-х и 60-х Л. совершенствовал свою систему. С появлением более сложных компьютеров он увеличивал количество секторов экономики, подлежащих анализу, освобождался от некоторых упрощающих допущений, прежде всего от условия, что технические коэффициенты остаются неизменными, несмотря на изменение цен и технический прогресс. На основе метода "затраты-выпуск" Л. и сотрудники Гарвардского проекта экономических исследований проводили оценки инфляционного влияния в регулировании заработной платы, рассчитывали затраты на вооружение и их воздействие на разные отрасли экономики, осуществляли прогнозирование темпа роста отраслей экономики и необходимые для этого капитальные вложения. --- Поскольку метод "затраты-выпуск" доказал свою полезность в качестве аналитического инструмента в сфере региональной экономики, шахматные балансы по методу Л. стали составляться для хозяйства отдельных американских городов. Постепенно составление таких балансов стало стандартной операцией. Управление межотраслевой экономики в составе министерства торговли США, например, начало публиковать такие балансы каждые пять лет. ООН, Всемирный банк и большая часть правительств различных стран мира, включая СССР, взяли на вооружение метод Л. в качестве важнейшего метода экономического планирования и бюджетной политики. Он стал главной составной частью систем национальных счетов большинства стран мира, применяется и совершенствуется до сих пор правительственными и международными организациями и исследовательскими институтами во всем мире. Анализ по методу "затраты-выпуск" признан классическим инструментом экономического анализа, а его автор считается ученым, внесшим крупнейший вклад в экономическую науку XX в. --- В 1973 Л. был удостоен Нобелевской премии по экономике "за развитие метода "затраты-выпуск" и его применение к решению важных экономических проблем". Будучи одним из первых экономистов, обеспокоенных воздействием экономической деятельности человека на окружающую среду, Л. в своей Нобелевской лекции, озаглавленной "Структура мировой экономики. Основы простой формулировки метода "затраты-выпуск", изложил модель "затраты-выпуск" применительно к мировой экологии, где загрязнение окружающей среды фигурировало как самостоятельный сектор. --- В последние десятилетия Л. все больше обращался к проблемам роста мировой экономики, ее влияния на окружающую среду, анализу потребностей в природных ресурсах, к исследованию отношений между развитыми и развивающимися странами. В рамках ООН он руководил в середине 70-х глобальным исследовательским проектом, задачей которого являлось прогнозирование развития мировой экономики до 2000. Итоги этой работы были опубликованы в книге "Будущее мировой экономики" (1977; М., 1979). --- Помимо Нобелевской премии, Л. имеет десятки различных научных премий и почетных наград, в том числе орден Херувима университета Пизы (Италия), орден Почетного легиона (Франция), Орден Восходящего солнца (Япония), Французский орден искусства и литературы. Он - почетный доктор более десятка университетов, в том числе Парижского (Сорбонна), Пенсильванского, Брюссельского, Ланкастерского, Йоркского, Тулузского, Будапештского: член американской Национальной академии наук, Эконометрического общества, Американского философского общества, Королевского статистического общества (Великобритания), Японского экономического исследовательского центра (Токио), Института Франции, Российской академии наук (с 1988), член-корреспондент Британской академии наук (с 1970). Л. занимал пост президента Эконометрического общества в 1954 и Американской экономической ассоциации в 1970. --- В настоящее время Л. живет в Нью-Йорке. Единственная дочь супругов Леонтьевых Светлана Альперс - профессор истории искусств в Калифорнийском университете в Беркли. В последние годы Л. установил тесную связь с родиной, он и его близкие неоднократно приезжали в родной город - Петербург. --- Соч.: Исследование структуры американской экономики. Теоретический и эмпирический анализ по схеме затраты-выпуск. Пер. с англ. Под ред.А.А.Конюса, М., 1958; Essays in Economics: Theories and Theorizing. New York, 1966; Essays in Economics: Theories, Facts, and Policies. New York, 1977: The Future of the World Economy. New York, 1977 (в соавт.); Будущее мировой экономики.М., 1979: Military Spending. New York, 1983 (в соавт.); The Future Impact of Automation on Workers. New York, 1986; Экономические эссе. Теории, исследования, факты и политика. М., 1990. --- Лит.: A Social Science Forum the World Issues: Special Issue in Honor of Wassily Leontief. New York, 1989; Nobel Laureates in Economic Sciences. A Biographical Dictionary. Ed. by B.S.Katz. New York, London, 1989; Лутченко В., Макаренко В. Василий Леонтьев // Маркетинг, 1992, № 2. --- Л. Васина ---

    ЛЕЩЕНКО Петр Константинович    (1898, с. Исаево, Одесской губ. - 1954, Брашов, Румыния) - певец, баритональный тенор. Из села Исаево семья в поисках заработка перебралась в Кишинев. Вскоре отец, Константин Мартынович, умер. Мать, неграмотная крестьянка (урожд. Лещенко), осталась с малолетним сыном. Отчим, А.В.Алфимов, заметив музыкальную одаренность мальчика, определил его в хор кишиневской православной церкви. В 1905 семилетний Петр зарабатывал буханки хлеба, развлекая солдат танцами и пением. В конце 1910-х начал выступать между сеансами в иллюзионе "Орфеум", исполнял зажигательную лезгинку с кинжалом во рту. Вскоре освоил и добавил эффектный трюк - метание кинжала в купюры, которые зрители бросали из зала на сцену. С этим номером перешел в варьете кишиневского ресторана "Сюзанна". В 1917 ненадолго оказался в школе прапорщиков, но уже на следующий год Кишинев и вся Бессарабия по Брестскому миру отошли Румынии. Взяв фамилию матери, стал румынским подданным, эмигрантом поневоле. --- Работа Л. в варьете позволила семье скопить деньги для переезда в столицу. В Бухаресте отчим купил маленький ресторанчик, назвав его "Кэсуца ноастро" ("Наш домик"). В этом семейном предприятии хозяин работал швейцаром, дочери, Валентина и Екатерина, выступали с танцами, хореографический номер с пением исполнял дуэт "Петруччо (Л.) и Розина", Стремясь приобрести профессиональное мастерство, Л. уехал в Париж (сер. 20-х) и некоторое время занимался в Парижском хореографическом училище. Здесь познакомился с выпускницей училища, танцовщицей Зинаидой Закит, женился на ней. Молодожены создали танцевальный дуэт и начали выступать со своими номерами в кафе, кинотеатрах и небольших ресторанах. В репертуаре, кроме опробованной Л., теперь уже дуэтной, лезгинки, был русский танец. Его мастерски исполняла Закит, Л. покорял темпераментными присядками и "арабскими" шагами (перекидки, не касаясь руками пола). У Закит были также сольные номера - шуточные и характерные танцы. Чтобы дать жене время для смены костюма, Л. выходил с гитарой в костюме цыгана и пел. "Голос у него был небольшого диапазона, светлого тембра, без металла, на коротком дыхании, как у всех танцоров", - вспоминал известный эстрадный певец С.Сокольский. Зрители принимали это пение, как заполнение вынужденной паузы в программе. --- Весной 1930 Л. и Закит гастролировали в Риге в Дайлес-театре, кинотеатре "Палладиум" и в кафе "А.Т.", принадлежавшем отцу Закит. Это была уже целая программа на 40 минут. В "А.Т." собиралась художественная интеллигенция, под руководством отличного скрипача Г.Шмидта играл оркестр, выступали русские артисты. Здесь состоялся первый сольный концерт Л.-вокалиста. В течение предшествующих недель он усиленно репетировал со Шмидтом. С репертуаром помог композитор, сыгравший большую роль в жизни Л., - О.Строк, Воспитанник Петербургской консерватории, рижанин, он тоже поневоле оказался "эмигрантом". В тот первый вечер пение Л. вначале принимали прохладно: но когда исполнялось "Мое последнее танго" Строка, находившийся в зале композитор сел за рояль, его аккомпанемент вдохновил Л" и концерт закончился триумфом певца. --- Репертуар Л. значительно расширился. Кроме Строка, для него стал писать бывший петербуржец М.Марьяновский (автор песен "Татьяна, помнишь дни золотые...", "Марфуша", "Блины" и др.). Л. продолжал петь в небольших помещениях, попытки выступить в филармонических залах заканчивались неудачей, в них голос певца "терялся". Л. выступал в бухарестских барах "Волна", "Подкова", в Риге, в том числе в летних ресторанах на взморье, где было много русскоязычной публики. Здесь его услышали два деловых англичанина, уговоривших английскую фирму пригласить Л. в Лондон (1933) для участия в великосветском рауте, где среди гостей был русский князь Ф.Юсупов. Пение Л. имело такой успех, что немедленно последовали выступления на английском радио. Через год он получил новое приглашение в Лондон в престижные рестораны "Трокадеро", "Савой", "Палладиум". Пришла европейская известность, Л. разъезжал с концертами по разным странам, записывался на пластинки фирмами "Columbia", "Electrecord" и др. Несмотря на "железный занавес", напетые Л. пластинки получали распространение в России (песни Строка "Скажите, почему...", "Синяя рапсодия" и др., а также песни, написанные самим артистом - "Вернулась снова ты", "Давай простимся", "Не уходи" и др.). Л. все чаще выступал автором своих песен, в иных случаях только текстов. Так, фокстрот "Андрюша" (слова Л" муз. Белостоцкого) с едва переделанным текстом вошел в репертуар К.Шульженко, стал шлягером конца 30-х. Песня с ее удалью и оптимизмом считалась характерной для "устремленной в будущее" советской молодежи. В то же время сам Л. с его популярнейшим танго "Черные глаза" (муз. Строка) именовался не иначе как "буржуазной отрыжкой". "Черные глаза" дали название соответствующей рубрике в журнале "Крокодил". --- Л. умел оживить банальную мелодию, вдохнуть в примитивный текст подлинную грусть, нежность, веселость, лукавство. Его простые, непритязательные песни, легко запоминающиеся, не претендовали на изысканность. Так, одной из популярных его песен был знаменитый "Чубчик кучерявый" (автор неизвестен); исполнял он и частушки собственного сочинения "Праздник в деревне", "Тпру-ты, ну-ты", "Трынцы-брынцы". Выходец из "низов", Л. песнями, размноженными миллионными записями, обращался к этим "низам". --- В конце 30-х, когда новая мировая война была уже неизбежной, в Румынии русский язык был официально под запретом. Однако Л. продолжал петь только по-русски. В Белграде записал на пластинку "Широка страна моя родная" И.Дунаевского, лишь заменив в тексте "всенародный сталинский закон" на "всенародный, строгий всем закон". Пел украинские народные песни "Кари очи" и др., романсы Б.Прозоровского - "Караван", "Стаканчики граненые", Б.Фомина - "Эй, друг, гитара", Дм.Покрасса. Открыл собственный, прекрасно оформленный ресторан "Петр Лещенко" в центре Бухареста. В программе - оркестр под руководством композитора Жоржа Ипсиланти, русские и др. танцы в исполнении "трио Лещенко" (две его сестры и жена), небольшой хор и три солистки, в их числе А.Баянова, жена Ипсиланти, После полуночи Л. пел и играл на гитаре, в это время посетителям есть и пить строго запрещалось. --- В период немецко-румынской оккупации Украины Л. неожиданно приехал в Одессу. Возможно, когда-нибудь станет известно, что заставило его решиться на такой рискованный поступок, в конечном счете, стоивший ему жизни. Он приехал в мае, выступал (1942-43) в помещении Драматического театра, клубах, летом - в Зеленом театре, на эстраде пляжа Ланжерон, Открыл свой ресторан-варьете "Норд". В программе участвовали акробаты, фокусники, небольшой хор с русскими и цыганскими песнями, дважды в неделю 2-е отделение занимал Л. На фортепиано и аккордеоне ему аккомпанировали две юные выпускницы музыкального училища. Аккордеонистка В.Белоусова (ей посвящен вальс "Черные косы" - "Это было в прекрасной Одессе...") стала его второй женой. В начале концерта Л. вынужден был петь несколько румынских песен, затем переходил на свой репертуар, Осенью 1943, когда советские войска приближались к Одессе, Л. исчез из города. Через 3-4 месяца появился в форме румынского офицера, покинув Одессу с отступающими войсками. --- Вернувшись из Одессы, Л. некоторое время содержал загородный ресторан под Бухарестом. С приходом советских войск ресторан был закрыт. Тучи вокруг певца сгущались. По свидетельству очевидцев, он сильно изменился. В свои 50 лет выглядел старым, уставшим человеком, перестал заботиться о своей внешности. Изредка давал концерты для советских офицеров. Белоусова аккомпанировала на аккордеоне. Пронзительно звучала в их исполнении песня Ипсиланти "Я тоскую по родине". Хлопотал о советском паспорте и даже, как будто, получил его. Но не мог покинуть Румынию без жены, ей же, несмотря на все усилия, паспорт не давали. В начале 1951 исчез прямо во время концерта. Только через 9 месяцев жене разрешили свидание. Румынские власти обвиняли Л. в сотрудничестве с немцами, в создании ресторана на оккупированной территории, где он "веселил и веселился". Белоусову вернули под конвоем в Россию и приговорили к расстрелу "за измену Родине". Расстрел заменили 25 годами Гулага. В 1954 она была освобождена, в 1958- реабилитирована. В год ее освобождения Л. погиб в заключении в городе Брашов (Сталин). --- В 1990 фирма "Мелодия" выпустила 5 дисков Л. Его голос нередко звучит по радио. Издана книга "Танго и романсы Петра Лещенко" с полной публикацией всего репертуара певца и подробными комментариями. В Москве создан "ретро-клуб им. Петра Лещенко", вечера, ему посвященные, регулярно проходят в Одессе и др. городах. --- Лит.: Гридин В., Галяс А. Возвращение Лещенко // Муз. жизнь, 1989, № 18; Савченко Б. Кумиры забытой эстрады.М., 1992. --- Е. Уварова ---

Название сайта «Меч и Трость» благословлено последним первоиерархом РПЦЗ митрополитом Виталием>>> см. через эту ссылку публикацию.

На фотозаставке сайта вверху последняя резиденция митрополита Виталия (1910 – 2006) Спасо-Преображенский скит — мужской скит и духовно-административный центр РПЦЗ, расположенный в трёх милях от деревни Мансонвилль, провинция Квебек, Канада, близ границы с США.

Новый адрес электронной почты нашей редакции: v84992678001@gmail.com