МЕЧ и ТРОСТЬ
27 Сен, 2022 г. - 22:09HOME::REVIEWS::NEWS::LINKS::TOP  

РУБРИКИ
· Богословие
· Современная ИПЦ
· История РПЦЗ
· РПЦЗ(В)
· РосПЦ
· Развал РосПЦ(Д)
· Апостасия
· МП в картинках
· Распад РПЦЗ(МП)
· Развал РПЦЗ(В-В)
· Развал РПЦЗ(В-А)
· Развал РИПЦ
· Развал РПАЦ
· Распад РПЦЗ(А)
· Распад ИПЦ Греции
· Царский путь
· Белое Дело
· Дело о Белом Деле
· Врангелиана
· Казачество
· Дни нашей жизни
· Репрессирование МИТ
· Русская защита
· Литстраница
· МИТ-альбом
· Мемуарное

~Меню~
· Главная страница
· Администратор
· Выход
· Библиотека
· Состав РПЦЗ(В)
· Обзоры
· Новости

МЕЧ и ТРОСТЬ 2002-2005:
· АРХИВ СТАРОГО МИТ 2002-2005 годов
· ГАЛЕРЕЯ
· RSS

~Апологетика~

~Словари~
· ИСТОРИЯ Отечества
· СЛОВАРЬ биографий
· БИБЛЕЙСКИЙ словарь
· РУССКОЕ ЗАРУБЕЖЬЕ

~Библиотечка~
· КЛЮЧЕВСКИЙ: Русская история
· КАРАМЗИН: История Гос. Рос-го
· КОСТОМАРОВ: Св.Владимир - Романовы
· ПЛАТОНОВ: Русская история
· ТАТИЩЕВ: История Российская
· Митр.МАКАРИЙ: История Рус. Церкви
· СОЛОВЬЕВ: История России
· ВЕРНАДСКИЙ: Древняя Русь
· Журнал ДВУГЛАВЫЙ ОРЕЛЪ 1921 год

~Сервисы~
· Поиск по сайту
· Статистика
· Навигация

  
Электронный словарь
Поиск      
[ А | Б | В | Г | Д | Е | Ж | З | И | Й | К | Л | М | Н | О | П | Р | С | Т | У | Ф | Х | Ц | Ч | Ш | Щ | Ъ | Ы | Ь | Э | Ю | Я ]



    ЛАРИОНОВ Михаил Федорович    (22.5.1881, Тирасполь, Херсонской губ. - 10.5.1964, фонтене-О-Роз, Франция) - живописец, график, театральный художник. Сын военного фельдшера. С 12 лет в Москве, где окончил реальное училище Воскресенского, В 1898-1910 учился с перерывами в Московском училище живописи, ваяния и зодчества у И.Левитана, В.Серова, К.Коровина, С.Иванова. В 1901 исключался на 1 год из училища (3 картины Л. были признаны порнографическими). Познакомился в училище с Н.Гончаровой, ставшей в начале 900-х его женой. Ранние работы, написанные на рубеже 1890-х - 1900-х пастелью и маслом, карандашом и углем, - иллюстрации, сценки из мира театра и, главным образом, пейзажи и натюрморты, исполненные в сплавленных между собою серых и охристых красках ("Зимний пейзаж", "фабрика"). Картины: "Офицеры, играющие в карты" (1902), "Верхушки акаций" (1904), а также созданные в Тирасполе - "Рыбы", "Розовый куст после дождя", "Дождь" (1904) - представляли постимпрессионистский этап в ван-гоговской версии, привязанной к живой натуре; в работах 1906 появились домашние животные: "Волы на отдыхе", "Гуси". --- Осенью 1906 Л. побывал по приглашению С.Дягилева в Париже и Лондоне; выставлял свои работы на выставках объединения "Мир искусства", Союза русских художников и парижского Осеннего салона. Сотрудник журналов "Золотое руно" и "Искусство", в которых впервые опубликовал репродукции картин Ван Гога, Гогена и Сезанна. Начало примитивистского периода в творческом развитии Л. - организованная вместе с Д.Бурлюком выставка "Стефанос" (Москва, 1907-8), на смену раздельным мазкам пришли интенсивные цветовые пятна ("Портрет Велимира Хлебникова", 1910), росла динамичность натуры ("Цыганка", 1908). В 1907 под впечатлением от образцовпримитивов была создана серия "Парикмахеры", в которой Л. утрировал приемы провинциальной вывески, придавая своей манере характер "жизнеутверждающего гротеска". Примитивистская и натурная линии этого периода были вариантами "фовистской" фазы творчества Л. Впечатления от военной службы дали Л. материал для обширной серии работ из солдатской жизни: группа натурных мотивов ("Утро в казарме", 1910), прямые апелляции к искусству примитивов ("Солдат верхом", 1911), композиции, где реальные эпизоды окрашены воспоминаниями о старинных лубках ("Отдыхающий солдат", "Солдаты", 1910-11) и где достигла апогея "атмосфера снижений" ("Курящий солдат", "Автопортрет в солдатской рубахе", 1911). По замечанию С.Романовича, ученика и друга Л., художник "был включен в круг той стихийной жизни, в которой все это существовало. Выразить эту жизнь так, как он этого хотел, можно было, передав ее мощную животную основу". Для Л. сцены из сниженного солдатского обихода - исток высокой поэзии. В четырех полотнах серии "Времена года" (1912) прототипы уже неузнаваемы, это наивное творчество как таковое. --- В 1908-9 Л. был в числе организаторов двух экспозиций французской живописи при "Салонах Золотого руна", в 1911 устроил персональную выставку в Обществе свободной эстетики, в 1913 совместно с Н.Виноградовым две выставки русских и восточных лубков. Вошел в 1910 в Союз молодежи. Организовал примитивистские выставки "Бубновый валет" (1910-11), "Ослиный хвост" (1912) и "Мишень" (1913), чьи нарочито сниженные названия отвечали замыслу превращения экспозиций в своего рода "площадные" или "ярмарочные" представления; оказал большое влияние на участников этих выставок - П.Кончаловского, И.Машкова, В.Татлина, А.Шевченко, Д.Бурлюка, М.Ледантю. В последующих произведениях творчество Л. достигло невиданной эстетической утонченности. --- В 1912-14 созданы "лучистые" полотна Л" в которых натурный мотив исчез, но, в отличие от "абстрактного искусства", они вызывали ассоциации с реальными природными явлениями, например, сосновой хвоей ("Желто-коричневый лучизм", 1912: "Лучистый пейзаж"). Экспонировал эти работы на московских выставках "Мишень" (1913), "No 4" (1914), "1915-й год" (1915), в галерее Поля Гийома в Париже (1914). Выпустил манифест "Лучизм" (М" 1913; переизд. в 1917 в Италии). Воздействие нового Л. испытали будущие члены обществ "Маковец" и "Путь живописи" В.Чекрыгин, Л.Жегин, С.Романович и др. С 1912 Л. делал литографические рисунки со своих картин 1910-11, издававшиеся в виде почтовых открыток: некоторые литографии раскрашивал акварелью. Иллюстрировал "книжки футуристов", к которым, кроме рисунков, художник писал и тексты. --- В 1914 помогал Гончаровой в ее работе над декорациями к опере-балету "Золотой петушок" Н.Римского-Корсакова для дягилевских Русских сезонов. Прапорщиком участвовал в начале 1-й мировой войны в боях в Восточной Пруссии, был контужен и после излечения в госпитале демобилизован. В 1915 Л. и Гончарова присоединились к балетной труппе Дягилева в Уши (Швейцария), затем сопровождали ее в Испании и Италии; с 1917-в Париже. Вместе они оформили спектакли "Полуночное солнце" Римского-Корсакова (1915), "Естественная история" М.Равеля (1915, не осуществлен), "Русские сказки" А.Лядова (1916-18) и "Шут" С.Прокофьева (1921); ведущая роль принадлежала Л" определявшему основную идею спектакля, он же выполнял эскизы мизансцен и декораций, используя прежние находки (примитивы, "футуристическую" раскраску лиц). Л. выступал и как балетмейстер: под его руководством Т.Славинский поставил танец в "Шуте", Балетмейстерские приемы накладывали своеобразный отпечаток на его работы: акцент все более смещался на пластику движений танцора. В рисунках для постановки "Шута" фигурки танцовщиков, сначала раздетые до трико, затем как бы лишались и тел, превращаясь в графические схемы движений, но, в свою очередь, эти типично балетмейстерские деловые наброски становились для Л. предметом обостренного эстетического переживания, влияя на самый стиль его зарисовок на балетные темы. Линеарные контуры утверждались также в костюмах и декорациях ("Гамлет" М.Мартину, 1938; "Порт-Саид" К.Константинова, 1935). На смену писанным декорациям и фольклорным костюмам "Байки про лису" И.Стравинского (1921) пришли конструкция на сцене и рабочие трико для артистов ("Классическая симфония" Прокофьева, 1931). --- В 20-30-е у Л. постепенно стиралась грань между видами и жанрами искусства. Нарастающие монохромность, дематериализация, "рисовальный подход" сближали живопись с графикой, театральный эскиз все более превращался в станковое произведение по мотивам спектакля, и балетные персонажи продолжали свою жизнь в сериях станковых рисунков и гуашей (рисунки к "Лису"). В работах этого периода происходил возврат к предметности. Излюбленный круг мотивов - купальщицы, лежащие обнаженными, гуляющие женщины, сопровождаемые собаками; в натюрмортах - это либо обобщенный рисунок, либо кусочек зацветшей ветки, стоящей в стеклянном стакане. --- Л. иллюстрировал "Двенадцать" А.Блока (на рус., франц. и англ. яз., 1920), сборник стихов В.Парнаха (1919-21), "Приключения дьяка Индикоплова" Е.Замятина (1932) и др. книги, Принимал участие в философских и художественных журналах "Аксьон", "Параллели", "Числа", "Русское искусство". Организуя художнические праздники-балы (1923, 1924, 1925, 1934), оформлял интерьеры, делал костюмы, ставил танцы, сочинял музыку и стихи. Участник французских, русских и международных выставок, вокруг которых сложилась "Ecole de Paris". Вице-президент Союза русских художников, член русских и международных ассоциаций и объединений, например, "Мира искусства", "1940". Переписывался со старыми друзьями в СССР, в 1925 помогал сформировать состав русского отдела на Международной выставке декоративных искусств в Париже, в 1928 был одним из организаторов и участников выставки французского искусства в Москве и устроил в Париже выставку московского общества "Путь живописи". Автор воспоминаний о дягилевском балете (N.Gontcharova, M.Larionov, P.Vorms. Les ballets russes. Serge de Diaghilev et la decolation th6atrale. Belvfes. 1930: M.Larionov, Diaghilev et les ballets russes. Paris, 1970). Статья Л. "Главная линия русского балета", "Воспоминания", "Художественные заметки" и "Дневники" печатались в 1967-68 в газете "Русские новости". Дополнял их графическими воспоминаниями, изображая Дягилева, Прокофьева, Стравинского, Г.Аполлинера, воссоздавая мир кулис. --- Параллельно с падением творческой активности Л. в 40-50-е росла известность его ранних произведений, созданных в России. В 1948 М.Сефор организовал выставку "лучистых" работ Л. и Гончаровой. После смерти в 1962 Гончаровой Л. оформил брак с А.Томилиной (связь с ней началась в 1920-е). После смерти Л. она провела серию выставок работ его и Гончаровой, последняя - в Ленинграде и Москве (1980). В 1988 по завещанию Томилиной большая часть их наследия, библиотеки и архива поступила в собрание Третьяковской галереи, Кроме того, работы Л. хранятся в Русском музее, Национальном музее современного искусства в Париже, Лондонской галерее Тейт, в частных собраниях за рубежом. --- Соч.: О Дягилеве. Воспоминания о Дягилеве. Дягилев и его первые сотрудники / Сергей Дягилев и русское искусство.М., 1982. --- Лит.: Эли Эгаибюри (Зданевич И.]. Наталия Гончарова, Михаил Ларионов.М., 1913; Gontcharova, Larionov. L'Art decoratif thefltral moderoe. Paris, 1919; Лунин H. Импрессионистический период в творчестве М.Ф.Ларионова / Материалы по русскому искусству. М., 1928; George W. Michel Larionov. Paris, 1956: Харджиев H. Памяти Наталии Гончаровой и Михаила Ларионова // Иск-во книги, вып.5. М., 1968; Сарабьянов Д. Примитивистский период в творчестве М.Ларионова / Русская живопись конца 1900-х - начала 1910х годов. Очерки.М., 1971; Loguine Т. Gontcharova et Larionov. Paris, 1971; Поспелов Г. О "валетах" бубновых и валетах червонных / Панорама искусств-77. М., 1978; Его же.М.Ф.Ларионов // Сов. искусствознание, вып. 2, 1979, М., 1980; Его же. Бубновый валет. Московская живопись 1910-х годов и городской фольклор.М., 1990. --- Е. Илюхина Г. Поспелов ---

    ЛЕБЕДЕВ Алексей Александрович    (21.8.1876, Петербург - 7.1964, Сантьяго) - один из основоположников науки об авиационных двигателях. Сын отставного канцелярского служителя. В 1901 окончил Горный институт и оставлен при кафедре прикладной механики для подготовки к профессорскому званию. Специализировался на изучении применения газовых двигателей для горнозаводских целей, знакомился с рудничным оборудованием в Европе, На основе диссертационного материала и читаемого им с 1904 курса опубликовал в 1907 свою первую книгу "Газовые воздуходувные двигатели". В 1904 Л. был принят в Петербургский политехнический институт (ППИ) младшим лаборантом кафедры прикладной механики. В следующие два года он последовательно занимал должности руководителя практических занятий по машиноведению, старшего лаборанта, преподавателя металлургического отделения ППИ. В 1908 начал читать курс лекций по двигателям внутреннего сгорания на кораблестроительном отделении ППИ. --- Вместе со своим младшим братом Владимиром, известным спортсменом, одним из первых русских летчиков и выдающимся организатором российской авиационной промышленности, Л. стоял у истоков отечественной авиации. В принадлежавшей им маленькой мастерской братья строили гоночные катера, мотоциклы, буера и аэросани, а с началом всеобщего увлечения авиацией одними из первых в России начали строить планеры и самолеты.Л. был в числе организаторов в 1909 авиационной специальности при кораблестроительном отделении ППИ, читал для будущих первых русских авиационных инженеров курс двигателей и "механизмов аэропланов". --- Накануне 1-й мировой войны Л., считавшийся в России крупнейшим специалистом по авиационным моторам, организовал при ППИ первую в стране лабораторию воздухоплавательных двигателей внутреннего сгорания; стал профессором Горного института. В конце 1913 Л. был приглашен в состав технического комитета воздухоплавательного отделения (в апреле 1916 преобразовано в управление Военно-воздушного флота (ВВФ) Главного военно-технического управления военного министерства) и с этих пор вместе с профессорами А.Фан-дерФлитом, Г.Ботезатом и С.Тимошенко осуществлял все научно-техническое руководство строительством российского ВВФ и авиационной промышленности; был организатором и руководителем петербургской научной авиационной школы авиации, опиравшейся на мощную экспериментально-лабораторную базу столичных военных и гражданских высших учебных и государственных учреждений. Помимо государственных учреждений, ученый работал научным консультантом ряда частных авиационных предприятий, в том числе помогал И. Сикорскому при создании многомоторных самолетов и своему брату - при организации проектирования и серийного производства авиационной техники на предприятиях фирмы "В.А.Лебедев". --- В годы 1-й мировой войны Л. внес большой вклад в организацию отечественной авиамоторной промышленности и научно-исследовательских центров, проектирование новых силовых установок и разработку методов оптимального подбора к ним воздушных винтов, развитие теории полета. Он стал профессором ППИ, преподавал на его кораблестроительном, механическом и металлургическом отделениях, много сделал для укрепления учебной и лабораторной базы института и создания нового авиационного отделения.Л. оставался также профессором Горного института. Ученый был автором ряда научных работ и учебных пособий, касавшихся преимущественно проектирования легких двигателей (в том числе учебника "Воздухоплавательные двигатели", 1916). Накануне революции он стал статским советником, был награжден орденами Св.Анны и Св.Станислава 3-й степени. Был женат на Елизавете Николаевне Невзоровой, имел дочь Елизавету. --- В декабре 1917 Л. вместе с братом покинул Петроград, отправился на Юг России и принял активное участие в белом движении, разделив его судьбу. В 1921 по личному приглашению короля сербов, хорватов, словенцев Александра поселился в Белграде, занял кафедру легких двигателей внутреннего сгорания на инженерном факультете университета. Созданные им кафедра и лаборатория заложили основы авиационного двигателестроения в Югославии.Л. был одним из организаторов авиационного факультета Белградского университета, вел большую научную и преподавательскую работу, консультировал государственные и частные учреждения Югославии, выезжал с лекциями в др. страны, чаще всего во Францию. Академия наук Франции наградила ученого Почетной Пальмовой ветвью и избрала в 1939 своим действительным членом. --- В 1944 с приходом Красной армии в Югославию Л., подобно другим русским эмигрантам, переехал с семьей на Запад. Он стал профессором и заместителем декана технического факультета Мюнхенского университета. В 1951 поселился в США, в Лос-Анджелесе, где работал консультантом авиамоторного завода "Hellet Motors". Через несколько лет он перебрался в Чили, где получил кафедру легких силовых установок при университете Сантьяго. Считался крупнейшим чилийским специалистом в своей области.Л. был автором 15 книг и нескольких десятков статей по различным проблемам энергетической техники. При его непосредственном участии в Югославии, Франции, Германии, США и Чили был создан ряд авиационных, корабельных и локомотивных двигателей внутреннего сгорания. --- Похоронен на православном кладбище в Сантьяго. --- Лит.: РГИА, ф. 478; National Air Space Museum's Archive, USA. --- В. Михеев ---

    ЛЕВЕН Фоэбус Арон Теодор    (наст. фам., имя Левин Фишель Аронович) (25.2.1869, Шавели, Ковенской губ. - 6.9.1940, Нью-Йорк) биохимик. Родился в ортодоксальной еврейской семье. Отец Л. занимался коммерцией и имел 3 магазина в Петербурге. В 1886 окончил 10-ю петербургскую гимназию и поступил в Медико-хирургическую академию.Л. был одним из немногих студентов еврейского происхождения, которым было позволено учиться в этом элитном учебном заведении России. На кафедре А.Бородина он начал изучать органическую химию, в частности, участвовал в ряде исследований по конденсации фенолов с выделением альдегидов и кетонов. Преподаватели советовали ему продолжить занятия химией. В ноябре 1891 Л. закончил академию и получил диплом лекаря с отличием, а в марте 1892 уехал в США. --- Сдав экзамены, дававшие ему право заниматься частной медицинской практикой, Л. до 1896 работал врачом в русско-еврейской колонии в одном из районов Нью-Йорка. Одновременно посещал лекции по органической химии в Колумбийском университете и занимался химико-физиологическими исследованиями на кафедре физиологии в колледже по подготовке врачей и хирургов при Колумбийском университете; опубликовал на немецком языке свою первую научную статью "Роль блуждающего нерва в регуляции уровня сахара в крови". Летом 1896 он взял на себя, дополнительно к собственной, медицинскую практику своего брата Исаака Левина, который на некоторое время уехал в Европу. По возвращении Исаак обнаружил, что у его брата открылся туберкулез. После консультации с известными диагностами Л. уехал на лечение в Давос, Проведя год в Швейцарии, где некоторое время он работал в лаборатории профессора Е.Дрек-селя в Берне, Л. вернулся для продолжения лечения в туберкулезном санатории в Саранак-Лейке (шт. НьюЙорк). Находясь на лечении, он использовал лаборатории санатория для дальнейших исследований. Именно в это время Л. принял решение порвать с медицинской практикой и посвятить свою жизнь биохимическим исследованиям прим.тельно к медицине. В 1896 его назначили руководителем отдела физиологической химии в Институте патологии при нью-йоркских клиниках для душевнобольных, но вскоре институт был закрыт. Некоторое время Л. проработал в лаборатории по изучению туберкулеза в Саранак-Лейке, где изучал химию туберкулезных палочек, а затем уехал в Европу, где продолжил свои исследования в лаборатории немецкого биохимика А.Косселя (Марбург), являвшегося в то время авторитетом по нуклеидам, и Э.Фишера (Берлинский ун-т), заложившего основы химии углеводов и пуринов и занимавшегося в тот момент изучением белков и аминокислот. Имя Л. появилось в совместной с Фишером публикации по проблеме разложения желатина. --- В 1902 Л. вернулся в США и приступил к работе в химической лаборатории вновь открывшегося Института патологии, где занимался исследованиями до 1905. К этому времени он опубликовал 8 4 статьи и был приглашен читать лекции по химии патологии в Медицинском колледже при Нью-Йоркском университете. Лекции включали первые исследования Л. по нуклеиновым кислотам, биохимии туберкулезных бактерий и энзимным реакциям. В 1905 ему поручили возглавить биохимическую лабораторию только что созданного Рокфеллеровского института медицинских исследований, а в 1907 его назначили руководителем отдела химии этого института. В июле 1939 Л. ушел в отставку, получив статус почетного члена института, но продолжал исследования биомолекулярных процессов жизни. --- Л. являлся действительным членом Американской ассоциации развития науки, Американского физиологического общества, Американского общества биохимиков (член-основатель), Американского общества естествоиспытателей, Германской академии естествоиспытателей, Немецкого химического общества, Общества Гарвея, Королевского общества естествознания (Швеция), Французского химического общества, Брюссельского Королевского общества медицинских наук и естествознания, Швейцарского химического общества и др. В 1931 Чикагское отделение Американского химического общества наградило Л. медалью Уилларда Гиббса, а в 1938 он получил медаль Уильяма Николса от нью-йоркского отделения общества. --- Главный научный вклад Л. был сделан в изучение нуклеиновых кислот. Опираясь на результаты, полученные в лабораториях А.Косселя и Э.Фишера, он более полно разработал представление о нуклеиновых кислотах как полимерах, образованных из мономеров нуклеотидов, в состав которых входят пуриновые основания - аденин и гуанин, и пиримидиновые - тимин, цитозин и урацил. Методом мягкого гидролиза нуклеиновых кислот он выделил нуклеотиды и с помощью метилирования определил и описал их структуру.Л. принадлежит заслуга в понимании различий между рибонуклеиновой (РНК) и дезоксирибонуклеиновой (тимонуклеиновой, ДНК) кислотами. Он одним из первых определил существование этих двух типов нуклеиновых кислот, которые отличаются друг от друга в зависимости от содержащегося в них сахара. В 1909 Л. впервые выделил и идентифицировал сахар d-рибозу, который определяет специфику 1-го типа нуклеиновых кислот - рибонуклеиновой кислоты (РНК). И только 20 лет спустя, после непрерывных и неудачных попыток, ему удалось выделить и идентифицировать дезоксирибозу - сахар, определяющий 2-й тип нуклеиновых кислот дезоксирибонуклеиновую кислоту (ДНК). Трудности состояли в том, что дезоксирибоза разрушалась кислотой, которую использовали для выделения сахара в чистом виде. Успех был достигнут, когда нуклеиновую кислоту пропустили через желудочно-кишечный сегмент собаки, введя раствор в желудочную фистулу и выведя его через кишечную фистулу. Этот эксперимент Л. провел вместе с русским физиологом Е.Лондоном. В области исследования белков Л. продемонстрировал обоснованность фишеровской линейной пептидной теории строения белков. Широкую известность Л. приобрел в области изучения оптического обращения, где он успешно прим.л методы физической химии к биохимии. --- Подавляющая часть работ Л. представляет собой статьи, которые опубликованы в "Журнале биологической химии", учрежденном Рокфеллеровским институтом. Всего он написал свыше 700 статей, --- Соч.: Hexosamines and mucoproteins. London, 1925; Chemical relationships of sugars optically active amino acids, hydroxy acids and halogen acids. New York, 1927; Nucleic acids. New York, 1931. --- Лит.: Дэвидсон Дж. Биохимия нуклеиновых кислот. М., 1976; Шамин А.Н. История химии белка.М., 1977; Его же. Эмиль Фишер. Жизнь и труды / Эмиль Фишер. Избр. труды.М., 1979. --- В. Логинов ---

    ЛЕВИНА    (урожд. Бесси) Розина (Розалия) Яковлевна (17.3.1880, Киев - 9.2.1976, Глендейл, шт. Калифорния, США) - пианистка, педагог. Отец Розины, Жак Бесси, выходец из Дании, был состоятельным коммерсантом, торговал ювелирными изделиями и винами. В доме постоянно звучала музыка - и отец и мать, урожденная Мария Кач, были музыкантами-любителями. Шести лет Розина начала играть на фортепиано, и спустя два года ее отдали учиться в Московскую консерваторию. На младшем отделении ее педагогом стал С.Ремезов, а на старшем - В.Сафонов, Публичный дебют юной пианистки состоялся в 15-летнем возрасте, когда в ее исполнении прозвучал Первый концерт Шопена с оркестром под управлением Сафонова. --- Через неделю после выпускного экзамена в консерватории, которую она закончила в 1898 с золотой медалью, Розина вышла замуж за Иосифа Левина. Став женой выдающегося пианиста-виртуоза, она решила отказаться от собственной сольной исполнительской карьеры, вопреки сетованиям Ц.Кюи и многих других друзей из музыкального мира. Все же изредка она впоследствии выступала в симфонических концертах, а также соло (упомянем, например, ее исполнение Концерта Гензельта с А.Никишем за дирижерским пультом в 1902 и клавирабенд в 1907 в нью-йоркском Мендельсонхолле). "Стиль ее несколько камерный и ограниченный по мощи и размаху экспрессии. Но у пианистки прекрасный вкус, свободная, журчащая техника и красивый звук, разнообразный по окраске и характеру", - писал один из американских рецензентов. Главным же в пианистической деятельности Л. была игра в ансамбле с мужем - музыканты образовали один из первых постоянно действующих фортепианных дуэтов. Публичные выступления с музыкой для двух фортепиано были редкостью в те годы и вызывали у слушателей живой интерес. Игра Иосифа и Розины Левиных отличалась идеальной слаженностью, гармонией и единством замысла. Эти качества, так же как и полнейшее взаимопонимание в процессе исполнения, отмечали все критики, писавшие об их концертах в России и за границей. В репертуаре дуэта было почти все, сочиненное для двух фортепиано (за исключением переложений): концерты Баха, сонаты и концерты Моцарта, сюиты Аренского и Рахманинова, - вплоть до концерта Пуленка. Все произведения игрались наизусть. Причем для более тесного ансамблевого взаимодействия рояли ставились "валетом", с тем чтобы музыканты имели возможность смотреть друг на друга. Такое размещение инструментов было тогда в диковинку. --- Делом своей жизни Л. считала артистическую карьеру мужа. Биографы сходятся в одном: без нее этот уникально одаренный пианист в силу излишней скромности и отсутствия художественного честолюбия, возможно, не добился бы мирового признания. Смерть Иосифа зимой 1944 была для нее страшным ударом. Сын и дочь к тому времени уже выросли; существование, казалось, потеряло смысл. Спасением стала музыка. Еще в Берлине до 1 -и мировой войны Л. начала работать как ассистент Иосифа с учениками его класса. В дальнейшем она занимала тот же пост в Джульярдской музыкальной школе с самого момента ее основания. Имея большой опыт преподавания, она, тем не менее, сомневалась в своей способности полностью самостоятельно вести занятия с учениками и не без трепета приняла предложение после смерти мужа унаследовать его класс в Джульярде. Уже в начале 50-х ее ученики стали одерживать первые победы на музыкальных конкурсах. Так, на конкурсе фортепианных записей, проводившемся анонимно в 1952, ученики Л. получили 32 премии из 45. На следующем аналогичном соревновании год спустя 2 2 победителя являлись ее учениками, а всего в состязании участвовало 33 тысячи человек со всех концов Америки. На многочисленных конкурсах внутри Джульярдской школы питомцы Л. одержали столько побед, сколько ученики всех остальных педагогов вместе взятых. При этом она придерживалась правила - никогда не присутствовать на конкурсных прослушиваниях, в которых принимали участие ее ученики. Среди замечательных артистов, вышедших из класса Л., выдающихся успехов достигли Д. Браунинг (победитель конкурса в Брюсселе) и легендарный В.Клайберн с его триумфом на 1-м Международном конкурсе им. Чайковского в Москве. --- В основе преподавания Л. лежало внимательнейшее изучение звуковых возможностей фортепиано и физических особенностей ученика. Все в ее классе получали солидную техническую подготовку и умение слышать фортепианное звучание. Красочность звукоизвлечения достигалась игрой свободным упругим запястьем и использованием разнообразных положений пальцев на клавиатуре. Много внимания Л. уделяла работе над гаммами и арпеджио во всевозможных ритмических и динамических вариантах, разным туше. "Эти упражнения хлеб, а остальное - масло, - говорила Левина. - Хотя масло и вкусное, оно не пойдет без хлеба", К чисто двигательным приемам она относилась без догматизма: если звуковые результаты ее удовлетворяли, Л. позволяла играть по-своему. То же самое было характерно для ее подхода к трактовкам. Когда ученик приносил ей пьесу, которую считал готовой к публичному исполнению, она выдвигала следующее условие: "Пьеса должна меня захватить. Совсем не обязательно ей быть решенной в том духе, как я люблю. Я только настаиваю, чтобы в ней была логика, теплота, осмысленность и хороший вкус. Если все это присутствует, я даю свое благословение". В работе с учениками Л. считала себя продолжателем дела Иосифа, унаследовав его эмоционально-образный подход к обучению (традиция, идущая от А.Рубинштейна). Но она была открыта для любых плодотворных творческих идей, постоянно консультировалась с коллегами и своими ассистентами. Так, по ее собственному признанию, она много почерпнула из общения с И.Венгеровой, представительницей школы Есиповой-Лешетицкого, а также с преподававшими в Джульярде Л.Томпсон и виолончелистом Ф.Салмондом. --- Педагогические успехи Л. были во многом связаны с той особой доверительной и плодотворной атмосферой, которую она умела создать в своем классе. Общение с учеником не исчерпывалось для нее часами, проведенными вместе за инструментом. Класс Л. был словно большая семья. Каждое воскресенье профессор вместе с учениками выезжала на природу или отправлялась в музеи, на выставки, Ученики то и дело обращались к ней со всевозможными проблемами, причем не только музыкальными, но и личными, и находили понимание, поддержку и помощь. Кроме того, она постоянно общалась со своими питомцами по телефону - ободряла и распекала, вдохновляла и утешала. Искренний интерес, который она проявляла к личности каждого, помогал ей добиться главного - полностью раскрыть индивидуальность начинающего музыканта. --- В старости Л. продолжала сохранять прекрасную исполнительскую форму. По сути именно в 75-летнем возрасте началась широкая концертная деятельность пианистки. Спустя почти 53 года после своего последнего сольного выступления с оркестром, она сыграла специально выученный Концерт C-dur (KV 467) Моцарта. Регулярными стали ее концерты совместно с Джульярдским квартетом.Р.Манн, игравший в ансамбле партию первой скрипки, вспоминал. что Л. "умела заставить звучать фортепиано подобно струнным инструментам". Среди высших исполнительских достижений артистки в те годы следует назвать Первый концерт Шопена. "Немногие молодые пианисты могли бы соревноваться с ней в передаче самой сути этой музыки, - писалось в одной из рецензий. - Это было прочувствованное и убедительное прочтение, которое и в темпах и во фразировке давало ощутить индивидуальность пианистки, не выставляя однако эту индивидуальность на первый план". Подлинным триумфом стало исполнение этого концерта в 1962 с Нью-Йоркским филармоническим оркестром под управлением Л.Бернстайна. --- Столь плодотворная и долгая жизнь Л. в искусстве была возможна благодаря ее способности и в 90 лет сохранять юношескую свежесть чувств, восхищение красотой. В работе она была одержимой. Характерно ее высказывание об отдыхе: "На первый день я в восторге, на второй ощущаю беспокойство, на третий - жду не дождусь того момента, когда смогу снова начать заниматься и преподавать". Силы Л. давала музыка, общение с учениками. "Есть много способов описать талант, - говорила она. Один из них, это когда после целого дня уроков вы сидите в полном изнеможении, но приходит ученик и играет так прекрасно, что вы чувствуете себя совершенно отдохнувшей". --- Соч.: Мои воспоминания / Воспоминания о Московской консерватории.М., 1966; Записки / Выдающиеся пианисты-педагоги о фортепианном искусстве. М.-Л., 1966. --- Лит.: Wallace R.K. A Century of Music-Making: The Lives of Josef and Rosina Lhevinne. Bloomington. 1976. --- С. Грохотов ---

    ЛЕВИН Иосиф Аркадьевич    (1.12.1874, Орел - 2.12,1944, Нью-Йорк) - пианист. Отец - Аркадий Леонтьевич - работал трубачом в оркестре московского Малого театра. Занятый заботами о содержании своего многочисленного семейства (у него было 7 детей), он не мог уделять особого внимания музыкальному развитию сына. Но в четырехлетнем возрасте тот сам начал подбирать музыку на фортепиано. Первым учителем Л. стал хормейстер Н.Кризандер. В 1886 мальчик поступил в Московскую консерваторию, сразу на старшее отделение в класс В.Сафонова. На одном из ученических концертов его услышал приехавший из Петербурга А-Рубинштейн. Игра Л. произвела на Рубиншейна такое впечатление, что он пригласил юного пианиста участвовать в руководимом им симфоническом концерте в большом зале Дворянского собрания в Москве. Вечер 17.11.1890, на котором прозвучал Пятый концерт Бетховена, стал первым ярким триумфом юного виртуоза. В 1892, закончив консерваторию с золотой медалью, Л. некоторое время жил в Дрездене и пользовался консультациями А.Рубинштейна, находившегося тогда в Германии. В первые послеконсерваторские годы пианист концертировал в России, Польше, Австрии и Германии, главным образом, в составе Московского исторического трио вместе со скрипачом А.Печниковым и виолончелистом М.Альтшулером. --- Важной вехой в творческой жизни молодого артиста была победа на 2-м международном конкурсе пианистов им.А.Рубинштейна в Берлине в 1895. Совершенство, с которым Л. исполнил грандиозную бетховенскую сонату ор. 106, вызывало у слушателей ассоциации с искусством Карла Таузига, одного из корифеев фортепианного исполнительства, любимого ученика Листа. Имя русского пианиста сразу получило европейскую известность, ему предлагали выгодные контракты.Л. начал большое концертное турне, когда неожиданно пришло извещение из России о том, что его призывают в армию. Блестяще разворачивавшаяся исполнительская карьера на три года прервалась. В 1898 Л. женился на Розине Бесси, с которой был знаком еще со времен ученичества в консерватории. Отныне супруги нередко выступали совместно с исполнением фортепианных дуэтов, что было довольно необычно для концертной практики тех лет и привлекло к себе пристальное внимание прессы и публики. Роль Розаны Левиной в творческой судьбе мужа трудно переоценить. Во многом благодаря энергии и настойчивости жены Л., человек по натуре очень скромный и лишенный артистического честолюбия, стал одним из самых выдающихся мировых виртуозов. --- Осенью 1899 Левины переехали в Тифлис, где Иосифу предложили преподавать в местном музыкальном училище. Здесь они прожили до 1901, каждое лето проводя в Москве. "Мы были прекрасно устроены и в финансовом, и в общественном отношении. Иосиф был рядом со своими любимыми горами и звездами, - вспоминала впоследствии Розина Левина. - Но я вдруг поняла, что все это не было той атмосферой, какая необходима для его артистического развития. За исключением короткого приезда Гофмана, мой Иосиф абсолютно не имел пианистических соперников в Тифлисе. Не соревнуясь с лучшими артистами мира и не учась у них, он мог просто заплыть жиром в таких комфортных условиях". Решено было отправиться в Берлин. Зимой и весной 1902 Л. выступал в Варшаве, Париже, Берлине. --- Следующий период жизни пианиста снова связан с Москвой. По приглашению В.Сафонова, бывшего тогда директором Московской консерватории, Л. занял пост профессора в своей Alma mater. Условиями контракта предполагалось, что он сможет также разъезжать с концертами.Л. рукоплескали не только Москва и Петербург, но и Париж, Вена, немецкие города. В декабре 1905, когда Москва была охвачена вооруженным восстанием и занятия в консерватории прекратились, Л. выехал в США, получив оттуда предложение провести серию концертов. Однако, сойдя с парохода в Нью-Йорке, он обнаружил, что гастроли срываются из-за финансовых затруднений. Благодаря содействию Сафонова, дирижировавшего в то время оркестром Нью-Иоркской филармонии, удалось организовать для Л. безгонорарный концерт и пригласить на него ведущих американских музыкальных критиков. На следующее же утро концертное бюро Стейнвея предложило артисту контракт на сезон 1906-7 с гонораром 10 тысяч долларов плюс дорожные расходы, До этого подобные договоры с солистами заключались Стейнвеем еще лишь дважды - с А.Рубинштейном и И.Падеревским. Вдобавок к этому Л. получил возможность немедленно начать короткое турне по американским городам. Нью-Йоркская пресса называла пианиста "подлинным Рубинштейном Вторым". "У него техника великого Антона, его порыв, его бравура, его блеск и порядочная доля его львиной мощи. Он также заставляет фортепиано петь". --- Весной 1906 Л. вернулся в Москву за Розиной и ее отцом и увез их в Париж, а затем в Америку. Вплоть до мая 1909 семья жила в Нью-Йорке, а сам пианист ездил с гастролями по всей стране от восточного побережья до западного и от Канады до Мексики. Как и ранее в России, в его концертах нередко принимала участие жена. Последующие 10 лет Левины провели в Берлине. Здесь важное место в деятельности музыканта снова стала занимать педагогика. С учениками он занимался в промежутках между концертными поездками, которые проходили с октября по июнь. В отсутствие Иосифа уроки давала Розина, выполнявшая при нем обязанности ассистента. И в творческих, и в педагогических вопросах они всегда были единомышленниками. Тяжелым периодом в жизни Левиных стала 1 -я мировая война. Как подданным России, им запрещено было выезжать из Берлина и давать платные концерты. Ученики Л" большинство которых составляли американцы и англичане, вынуждены были покинуть Германию или оказались в лагерях для интернированных. Семья была почти без средств к существованию. Большую поддержку оказал Л. венгерский музыкальный издатель Барци, который добился для него разрешения ежегодно выступать в Венгрии. --- По окончании войны Левины возвратились в США и снова могли посвятить себя любимому делу. До конца жизни Иосиф продолжал активно концертировать в Америке, а, начиная с 1926, регулярно выступал и в Европе. Ни разу, однако, он не приезжал в Советский Союз. Весьма критически оценивая все то, что происходило тогда у него на родине, Л. заявил как-то в ответ на вопросы журналистов, что не будет играть в России до тех пор, пока не получит гарантий, что его там не убьют или не посадят в тюрьму. В 1924 в Нью-Йорке была организована Джульярдская музыкальная школа. С самого основания одним из ведущих ее педагогов стал Л. Здесь в полной мере расцвел его преподавательский талант (среди его учеников известные пианисты А.Маркус, С.Городницкий, Б.Смит). В своей работе с учениками Л. руководствовался важнейшими принципами русской фортепианной педагогики, унаследованными им от его учителей, Сафонова и Рубинштейна. Он воспитывал у начинающих музыкантов утонченную культуру звукоизвлечения, пристальное внимание к каждой детали нотного текста, абсолютную естественность и свободу исполнительского аппарата, Все в игре должно было быть подчинено характеру исполняемого произведения. Свой огромный опыт музыканта Л. передавал также на летних курсах в Американской консерватории в Чикаго, при университетах в Денвере и Болжере, в зальцбургском "Моцартеуме". Его практические советы начинающим пианистам собраны в книге "Основные принципы игры на фортепиано", впервые изданной на английском языке в 1924. --- Л.-исполнитель владел значительным фортепианным репертуаром. Свой подход к составлению концертных программ он сформулировал в характерной юмористической манере: "Публичное выступление должно быть как хороший обед: не слишком много бифштексов, но и не один пустой десерт". В концертах Л. нередко звучали виртуозные сочинения Мошковского, Таузига и других композиторов, популярных на рубеже веков. Большое место в репертуаре Л. занимала музыка Рубинштейна, в частности, его концерты. Исполнение их поражало слушателей виртуозной мощью, красотой и разнообразием тона. Восторженный американский рецензент так писал об исполнении пианистом Пятого концерта Рубинштейна: "Сдержанные и экономные в движениях, его тяжелые лапы опускались на клавиатуру, исторгая из инструмента рев русского медведя, который восхитил бы самого Рубинштейна. Никогда простые гаммообразные пассажи не производили таких звуковых ураганов. С удивлением приходилось вглядываться в оркестр: что за разрушительное орудие, изобретенное Рихардом Штраусом, удалось контрабандой протащить в рубинштейновский концерт? Но это был всего лишь Левин, играющий гамму... В других местах гаммы рассыпались у него хрустальными звучаниями, а пассажи стаккато хрустели и вспыхивали, подобно электрическим искрам..." --- Звуковое великолепие игры Л. было плодом не стихийного порыва, а прежде всего мудрого и тонкого мастерства, прекрасного владения всеми тайнами инструмента. Главной целью пианиста всегда было донести до слушателей красоту композиторского замысла. Отсюда простота, убедительность и благородство трактовок Л., отсутствие всякого намека на артистический самопоказ. Это подчас даже вредило его внешнему успеху среди неподготовленной публики. "Левин слишком великий художник, чтобы думать о достижении собственной выгоды", - заметил как-то один из рецензентов. --- С годами в творчестве пианиста все более усиливалось сдержанно-лирическое начало. В программах его, наряду с Шопеном, Шуманом и русскими композиторами, все чаще звучала музыка Брамса и Дебюсси.Л. стал одним из первых в Америке "дебюссистов". Его называли "идеалистом, мечтателем, стремящимся к утонченности, отточенности и совершенству". "Он, кажется, совершенно не приемлет энергичной манеры многих современных инструменталистов и нашел убежище в созерцательной философии", - писала "New York Times". Не случайно яркому и блестящему звучанию "Стейнвея" он со временем начал предпочитать более мягкий и матовый тембр роялей Чикеринга и Балдуина, выступал в полутемных залах, дабы ничто не отвлекало слушателей от музыки. --- До самого конца жизни Л. продолжал концертировать, в последние годы по большей части с Розиной. Искусство его оставалось таким же совершенным, как и в молодости. К сожалению, пианист мало записывался на пластинки, и мы ныне лишены возможности почувствовать в полной мере все величие этого, как выразился его друг, пианист Артур Рубинштейн, - "последнего аристократа клавиатуры". --- Лит.: Brower Н. Modern Masters of the Keyboard. New York, 1926 (repr. 1969); Левина P. Записки / Выдающиеся пианисты-педагоги о фортепианном искусстве.М.-Л., 1966; Wallace R.K. A Century of MusicMaking: The Lives of Josef and Rosina Lhevinne. Bloomington, 1976; Schonberg H.C. The Great Pianists from Mozart to the Present. New York, 1987; Гинзбург Л. Талант и коррекция времени. Иосиф Левин: Дорога к дебюту // Муз. жизнь, 1994, № 6. --- С. Грохотов ---

На фотозаставке сайта вверху последняя резиденция митрополита Виталия (1910 – 2006) Спасо-Преображенский скит — мужской скит и духовно-административный центр РПЦЗ, расположенный в трёх милях от деревни Мансонвилль, провинция Квебек, Канада, близ границы с США.

Название сайта «Меч и Трость» благословлено последним первоиерархом РПЦЗ митрополитом Виталием>>> см. через эту ссылку.

ПОЧТА РЕДАКЦИИ от июля 2017 года: me4itrost@gmail.com Старые адреса взломаны, не действуют.