МЕЧ и ТРОСТЬ
27 Сен, 2022 г. - 22:22HOME::REVIEWS::NEWS::LINKS::TOP  

РУБРИКИ
· Богословие
· Современная ИПЦ
· История РПЦЗ
· РПЦЗ(В)
· РосПЦ
· Развал РосПЦ(Д)
· Апостасия
· МП в картинках
· Распад РПЦЗ(МП)
· Развал РПЦЗ(В-В)
· Развал РПЦЗ(В-А)
· Развал РИПЦ
· Развал РПАЦ
· Распад РПЦЗ(А)
· Распад ИПЦ Греции
· Царский путь
· Белое Дело
· Дело о Белом Деле
· Врангелиана
· Казачество
· Дни нашей жизни
· Репрессирование МИТ
· Русская защита
· Литстраница
· МИТ-альбом
· Мемуарное

~Меню~
· Главная страница
· Администратор
· Выход
· Библиотека
· Состав РПЦЗ(В)
· Обзоры
· Новости

МЕЧ и ТРОСТЬ 2002-2005:
· АРХИВ СТАРОГО МИТ 2002-2005 годов
· ГАЛЕРЕЯ
· RSS

~Апологетика~

~Словари~
· ИСТОРИЯ Отечества
· СЛОВАРЬ биографий
· БИБЛЕЙСКИЙ словарь
· РУССКОЕ ЗАРУБЕЖЬЕ

~Библиотечка~
· КЛЮЧЕВСКИЙ: Русская история
· КАРАМЗИН: История Гос. Рос-го
· КОСТОМАРОВ: Св.Владимир - Романовы
· ПЛАТОНОВ: Русская история
· ТАТИЩЕВ: История Российская
· Митр.МАКАРИЙ: История Рус. Церкви
· СОЛОВЬЕВ: История России
· ВЕРНАДСКИЙ: Древняя Русь
· Журнал ДВУГЛАВЫЙ ОРЕЛЪ 1921 год

~Сервисы~
· Поиск по сайту
· Статистика
· Навигация

  
Электронный словарь
Поиск      
[ А | Б | В | Г | Д | Е | Ж | З | И | Й | К | Л | М | Н | О | П | Р | С | Т | У | Ф | Х | Ц | Ч | Ш | Щ | Ъ | Ы | Ь | Э | Ю | Я ]



    КОРОВИН Константин Алексеевич    (23.11.1861, Москва- 11.9.1939, Париж) живописец, художник театра, график. Вырос в семье старообрядцев. Дед по отцовской линии владел ямщицким извозом, а по материнской был крупным чаеторговцем. Родители будущего художника получили хорошее образование и увлекались музыкой и живописью. Среди друзей дома были художники Л.Каменев и И.Прянишников. В 1875 К. поступил на архитектурное отделение Московского училища живописи, ваяния и зодчества, в следующем году перешел на живописное отделение, где познакомился с И.Левитаном, М.Нестеровым, А.Архиповым, Л.Пастернаком. Учился у Прянишникова, В.Перова, В.Поленова, А.Саврасова. В 1882-83 несколько месяцев учился в Петербургской Академии художеств, затем в 188386 завершал обучение в Московском училище. Получил малую серебряную медаль за живописные этюды, стипендию князя Долгорукова - за рисунки (1883); звание неклассного художника (1884). --- В 1885 К. познакомился с С.Мамонтовым, вошел в Абрамцевский кружок, увлекся театром и сценографией. В Частной опере оформлял (вплоть до 1900) спектакли "Снегурочка", "Псковитянка", "Садко" (совм. с С.Малютиным и М.Врубелем), "Хованщина", "Князь Игорь", "Алда", "Кармен", "фауст" и др. С 1889 участвовал в выставках Московского общества любителей художеств (до 1896); Товарищества Передвижнщх художественных выставок (1899). Начал регулярно участвовать в европейских выставках. В 1894 предпринял вместе с В.Серовым путешествие по русскому Северу. В 1896 работал над оформлением павильона Крайнего Севера на Всероссийской ярмарке в Нижнем Новгороде. С 1898 участвовал в выставках Московского Товарищества художников (до 1899). В 1899-1900 К. работал над оформлением Русского павильона и, в частности, Кустарного раздела для Всемирной выставки в Париже: исполнил 30 панно на темы Сибири, Средней Азии и Севера. Был удостоен Ордена Почетного легиона, Гран-при и нескольких медалей Выставки за декоративные работы, К этому времени относится его сближение с художниками круга "Мира искусства". --- В 1899-1903 он выставлялся на выставках "Мира искусства". --- С 1900 К. начал работать для императорских театров. Назначен главным художником Большого театра в Москве. За 1900-е -1910-е оформил более 100 оперных и балетных постановок, в том числе: "Конек-Горбунок", "Аленький цветочек", "Сказание о невидимом граде Китеже", "Дон Кихот" и др. С 1901 К. вместе с В.Серовым преподавал в Московском училище живописи, ваяния и зодчества (до 1918), В 1903-23 - член-учредитель и постоянный участник выставок Союза русских художников. В 1905 был избран академиком живописи. --- С 1917 К. активно участвовал в общественной жизни: член Особого совещания по делам искусств, Совета организаций художников Москвы, Коллегии художников театра; работал в Отделе пластических искусств, участвовал в реорганизации Московского училища живописи, ваяния и зодчества и Строгановского училища. В 1918-19 преподавал в Государственных Свободных художественных мастерских. В 1921-22 прошли персональные выставки К., устроенные Главполитпросветом в Москве, --- В 1923 К. уехал во Францию, обосновался в Париже. На следующий год участвовал в выставке Русского искусства в Нью-Йорке. В 1925 состоялась его персональная выставка в парижской галерее Бернхейма. В 1920-е 1930-е продолжал заниматься станковым искусством (портреты, натюрморты, пейзажи из серии "Огни Парижа"): оформлял спектакли многих театров и театральных трупп в разных странах: балет "Дон Кихот" (для гастролей труппы А.Павловой в Лондоне): оперы "Севильский цирюльник" (для гастролей Ф.Шаляпина в США), "Снегурочка" и "Князь Игорь" (для "Русской оперы" М.Кузнецовой в Париже) и др. Писал мемуарные очерки, рассказы и публиковал их в эмигрантских изданиях, в частности, в газете "Возрождение". Среди этих сочинений - мемуары "Из моих встреч с А.П.Чеховым" (1924, опубл. в 1929), воспоминания о М.Врубеле и А.Головине и др. Позднее вышла его книга "Шаляпин. Встречи и совместная жизнь" (1939). В 1929 прошла персональная выставка К. в парижской галерее Кольбера, Входил в жюри конкурса "Мисс Европа" в Париже. --- К. умер в забвении в одной из парижских богаделен. Похоронен на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа под Парижем рядом с супругой - А.Коровиной и сыном А.Коровиным. --- Соч.: Константин Коровин вспоминает... Ред.-сост. И.С.Зильберштейн и В.А.Самков.Л., 1971; М., 1990; Краски России. Очерки. Воспоминания. Рассказы.Л., 1986. --- Лит.: Константин Коровин. Жизнь и творчество. Письма, документы. Воспоминания. Сост. и авт. монографического очерка Н.М.Молева.М., 1963; Коган Д.З. Константин Коровин.М., 1964; Басыров А.Я. Константин Алексеевич Коровин Л., 1985. --- А. Толстой ---

    КОСТИЦЫН Владимир Александрович    (28.5.1883, Ефремов, Тульской губ. 29.5.1963, Париж) - математик, астрофизик, теоретик-эколог. Отец - Александр Васильевич К., окончил историко-филологический факультет Московского университета, мать Ольга Васильевна (урожд. Раевская), дочь священника, В 1886 семья переехала в Смоленск в связи с назначением отца на должность учителя смоленской реальной гимназии, Там же поначалу учился и К., затем он перешел в мужскую классическую гимназию, которую закончил в 1902. Поступил на математическое отделение физико-математического факультета Московского университета, где стал учеником выдающегося математика профессора Д.Егорова. Будучи еще первокурсником, К. принял участие в только что организованном студенческом математическом обществе, В 1906 К. успешно сдал зачеты и получил право сдавать государственные экзамены, но, как писал он в заявлении ректору, "этим правом не воспользовался, т.к. желал посвятить себя научной деятельности и считал целесообразным пробыть еще год в университете". Трудно сказать, насколько это объяснение было исчерпывающим, т.к. в это время К. принимал активное участие в революционных событиях 1905-7. Весной 1907 К. был арестован и помещен в одиночную камеру Петербургского губернского жандармского управления. Профессор Егоров обратился к ректору университета А.Мануйлову с просьбой помочь К" которого он знает "как выдающегося студента, весьма талантливого и преданного науке". Однако обращение Мануйлова к властям об освобождении К. из-под стражи по состоянию здоровья не было удовлетворено; К. освободили лишь в 1908. --- Вернувшись в Москву, К. узнал, что его исключили из университета еще 26.3.1908. Для получения диплома ему надо было проучиться в университете еще полтора года. Между тем по причинам политического характера оставаться в Москве было небезопасно, и он уехал за границу. По имеющимся сведениям, К. встречался с революционерами, в том числе с В.Лениным. Осенью 1909 К. поступил в Парижский университет; продолжал заниматься математикой, поддерживал связь со своим учителем Егоровым, В 1912 в "Математическом сборнике" была опубликована статья К. о системах ортогональных функций. --- Незадолго до начала 1-й мировой войны К. вернулся в Россию, вскоре был мобилизован в действующую армию, где установил контакты с большевиками. После Февральской революции К. был назначен комиссаром своего полка, участвовал в Октябрьской революции. В конце 1917 его пригласили на работу в научный отдел Наркомпроса. В 1918 принял активное участие в работе московского отделения Комиссии по изучению естественных производительных сил России (КЕПС), занимался теоретической разработкой проблем, связанных с изучением курской магнитной аномалии. Разрабатывая теорию интегральных уравнений, успешно применил ее к решению практической задачи выявления глубины рудной залежи. В 1924 опубликовал одну из первых математических работ в данной области. --- В начале 20-х К. вел интенсивную административную, научную и педагогическую работу. Он принял участие в создании при физико-математическом факультете 1-го МГУ трех научно-исследовательских институтов: математики и механики, астрофизического и геофизического, которые были объединены в Ассоциацию научно-исследовательских институтов. Являясь членом президиума Ассоциации, К. работал во всех трех институтах: ученым секретарем Института математики и механики, членом президиума Российского астрофизического института (с 1924), а затем - заведующим отделом теоретической астрофизики: членом президиума Государственного геофизического института, с 1927 - его директором и заведующим теоретическим отделом. Будучи профессором МГУ, К. участвовал в работе Московского математического общества, входил в редколлегию выпускаемых обществом "Математических сборников". С 1922 работал в научно-технической секции ГУС'а, занимавшейся изданием учебников, а также в экспертных комиссиях учебно-консультационного совещания Главнауки по астрономии, геодезии, физике и математике (1927, 1928). По заданию Главнауки писал рецензии на вышедшие в свет учебники, научные и научно-популярные книги. Эти рецензии, публиковавшиеся в серийном издании "Печать и революция", характеризуют К. как эрудированного ученого в области математики, астрономии, астрофизики и истории науки. --- Кроме научных работ, К. опубликовал ряд научно-популярных статей, книг и брошюр, в том числе "Курская магнитная аномалия" (1923), "Что дает геофизика человечеству" (1926), "Происхождение Вселенной" (1926), "Н.И.Лобачевский и его значение в науке" (1926), "Успехи астрономии в СССР" (1928). --- Под его редакцией и с его предисловием вышел сборник "Классические космогонические гипотезы" (1923), в который вошли переводы оригинальных работ И.Канта, П.Лапласа, Э.Фая, Дж-Дарвина и А-Пуанкаре. --- В своей математической работе К. изучал различные виды интегральных уравнений, в том числе и нелинейные, а также дифференциальные и интегральные уравнения, используемые в молекулярной физике. В области астрономии и астрофизики К. исследовал структуру звездных систем, формы спиральных туманностей. Для изучения распределения звезд в шарообразных звездных скоплениях он применил метод интегральных уравнений к звездной динамике: его же он использовал и в другой области - при построении теории гистерезиса. Тесные научные контакты в этот период К. поддерживал с В.Вернадским. Будучи сотрудником Главнауки и Наркомпроса, К. содействовал Вернадскому в решении административных проблем не только по Радиевому институту, который тот возглавлял, но и по таким делам как, например, сохранение Тверской церкви Знамения. Широта взглядов Вернадского на естественные науки и их взаимосвязь несомненно оказала влияние на К., интерес которого к естественно-научным проблемам сочетался с государственным подходом к организации науки в стране. --- К. принимал участие в различных научных форумах: в 1924 сделал доклад "Некоторые применения интегральных уравнений к задаче магнитного гистерезиса" на международном конгрессе математиков в Торонто, в 1926 он выступил с речью "Успехи современной геофизики и ее ближайшие задачи" на пленуме 1-го Всесоюзного геофизического съезда. 7,5.1927 К. выехал на три месяца в командировку во Францию, из которой вернулся только в октябре. В его отсутствие на заседании Президиума коллегии Наркомпроса, состоявшемся 29 сентября под председательством А.Луначарского, было принято постановление: "Ввиду того, что заведующий научным отделом Главнауки проф. Костицын, выбывший 7 мая с/г в 3-месячную заграничную командировку, до настоящего времени не вернулся, несмотря на отказ Главнауки продлить его командировку, считать его освобожденным от занимаемой должности". К. обжаловал это постановление. Однако 25.10.1927 Президиум подтвердил увольнение, хотя в другой редакции: по собственной просьбе К. --- В конце 1928 К. получил разрешение уехать для лечения во Францию. В январе 1929 на закрытом заседании коллегии Наркомпроса была принята характерная для тех лет резолюция: "...поручить Главнауке справиться в нашем полпредстве во Франции о политическом поведении проф.Костицына в Париже. Одновременно поручить Главнауке совместно с ПТУ проверить обстоятельства и порядок выезда проф.Костицына". Неизвестно, какие последовали действия Главнауки и ПТУ и что стало известно об этом К" но в Россию он не вернулся. Была еще одна причина продления его пребывания во Франции. Жена К., Юлия Ивановна, в это время находилась в Париже на стажировке в лаборатории экспериментальной морфологии и очень увлеклась работой. --- В эмиграции научное творчество К. приняло новое направление: он занялся решением задач биологии математическими методами и эволюционной теорией. Первая его работа в эмиграции была написана в соавторстве с женой и посвящена математико-статистическому анализу инвазии (заражения) раков-отшельников. Началось тесное сотрудничество К. с известным итальянским математиком Вито Вольтерра. В 1938 вышла их совместная статья.К. опубликовал около двух десятков работ по эволюционной теории, естественному отбору и связи биологических и геофизических феноменов, в том числе монографии: "Симбиоз, паразитизм и эволюция" (1934), "Эволюция атмосферы, биосферы и климата" (1935), "Математическая биология" (1937: англ. пер, 1939). В Париже К. установил научные контакты с ведущими экологами Франции. Вероятно, он виделся с Вернадским, который был там в 1932, и обсуждал с ним геологические проблемы, что стимулировало появление в том же году статьи К. "Об одном приложении дифференциальных уравнений в геологии". --- После оккупации Парижа немецкими войсками К. был заключен в лагерь, но через некоторое время освобожден. В 1942 ему была вручена премия Монтьона Французской Академии наук. --- В послевоенные годы К. продолжил свои исследования в различных областях естествознания. Далеко не все его работы оценены по достоинству. Однако выработанный им подход к построению математических моделей для комплексного изучения биосферы оказал влияние на развитие этих исследований в нашей стране. --- Лит.: Scudo P.M., Ziegler J.R. Vladimir Aleksandrovich Kostitzin and Theoretical Ecology // Theor. Popul. Biology, 1970, vol. 10; Моисеев H.H. Предисловие редактора / Костицын В.А. Эволюция атмосферы, биосферы и климата.М., 1984. --- Арх.: ГАРФ, ф.2306, оп.1, Д.181, 21686; оп.19, д. 160; оп.69, Д.3389, 582, 557, 832, 834, 1876; ф.298, оп.1. д.5, 100; ф.2307, оп.7, Д.2, 145; Арх. РАН, ф.518, on.3, д. 840. --- Н. Ермолаева. ---

    КОШИЦ Нина Павловна    (17.1.1892, Киев14.5.1965, Санта-Ана, шт. Калифорния, США) артистка оперы и камерная певица. Родилась в семье солиста Большого театра тенора Павла Алексеевича Порай-К. - артиста, высоко ценимого П.Чайковским, первого исполнителя на русской сцене вагнеровского Зигфрида. Певицей была и ее сестра Мария, брат - хороший дирижер.К. получила разностороннее музыкальное образование: Московскую консерваторию она окончила по классу вокала у профессора У.Мазетти, по классу фортепиано - у профессора К.Игумнова; занималась у С.Танеева. В год окончания консерватории (1913) К. дебютировала на сцене одного из лучших оперных театров России - Московской оперы С.Зимина в партии Татьяны в "Евгении Онегине" Чайковского. Во время работы в театре С.Зимина, продолжавшейся по 1918 включительно, она с большим желанием исполняла роли в новых операх, пусть даже и не претендующих на достоинства известных, - это Клара Милич в одноименной опере А.Кастальского, Руфь в одноименной опере М.Ипполитова-Иванова, Электра в танеевской "Орестее", Настя в опере А.0ленина "Кудеяр", Маша в "Капитанской дочке" Ц.Кюи, Анюта в заново оркестрованной опере XVIII в.М.Соколовского и Е.Фомина "Мельник - колдун, обманщик и сват" и т.п. При этом К. славились своим исполнением партий Лизы в "Пиковой даме" П.Чайковского, Ярославны в "Князе Игоре" А.Бородина, Дездемоны в "Отелло" Дж.Верди. --- К. гастролировала в Киеве, Казани, Тифлисе и Баку, выступала в Петербурге, в том числе на сцене Мариинского театра, но была по преимуществу "московской" певицей. Ее артистическая деятельность органично входила в богатейшую музыкальную жизнь Москвы предреволюционных лет. Наибольшую известность К. приобрела своими концертами, быстро завоевав репутацию первоклассного интерпретатора русской и мировой камерной вокальной классики, новых произведений русских композиторов. Она была в числе первых исполнителей кантаты С.Танеева "По прочтении псалма" (апр. 1915). Кульминационным пунктом раннего периода творчества К. стали пять концертов в ансамбле с С.Рахманиновым в октябре 1916январе 1917 в Москве, Петербурге, Киеве и Харькове. В программе были только произведения Рахманинова, в том числе посвященные певице Шесть романсов, ор.38, --- В 1920 вместе с украинским хором, руководимым ее братом, певица уехала в США. Дебют в Америке состоялся благодаря помощи руководителя симфонического оркестра в Детройте, дирижера и пианиста русского происхождения О.Габриловича. В 1921 К. впервые выступила в США в концерте Детройтского оркестра. Затем последовало приглашение в Чикагскую оперу, второй по значению театр Америки после "Metropolitan Opera" в Нью-Йорке. Здесь в декабре 1921 К. стала участницей первого исполнения оперы С.Прокофьева "Любовь к трем апельсинам" (партия Фата-Морганы). Чрезвычайно быстро певица приобрела известность и авторитет в музыкальном мире Америки. Ее приглашали для участия в симфонических концертах лучшие оркестры США - филадельфийский (тогда руководимый Л.Стоковским), Бостонский С.Кусевицкого.К. выступала на сценах театров Нью-Йорка и Филадельфии, гастролировала в Париже и Буэнос-Айресе. В Париже она встретилась с величайшей певицей предыдущего поколения Ф.Литвин и брала у нее уроки. В своих воспоминаниях Ф.Литвин называет К. лучшей ученицей, в чьем пении она "узнает себя". Кроме Франции, гастроли К. в Европе проходили в Бельгии и Голландии, скандинавских и прибалтийских странах. Характерным для исполнительской деятельности К. являлся цикл концертов из произведений русских композиторов, осуществленный в Нью-Йорке в 1926. --- В 1930-х певица ограничивала свою концертную деятельность пределами США. Здесь она концертировала в ансамбле с Н.Метнером (1929-30), давала сольные концерты с программами из произведений русских авторов в крупных и небольших городах. Концертный репертуар К. был поистине необъятным. Он включал классические русские романсы М.Глинки, А.Даргомыжского, Бородина, М.Балакирева, М.Мусоргского, романсы Чайковского (подготовленные под руководством С.Танеева), Н.Римского-Корсакова, Рахманинова, Метнера, А.Гречанинова, Н.Мясковского, С.Прокофьева, И.Стравинского, множество произведений менее известных авторов, зарубежную вокальную лирику от XVIII в. (Мартини) до XX в. (Равель). Певица сама была не чужда композиторских опытов: она автор ряда романсов на слова И.Бунина и др. русских поэтов, В исполнении огромного музыкального материала К. проявила качества музыканта высшего класса. Ее пение всегда отличали необычайная проникновенность, трепетность, искренность переживания. Обладая всей суммой данных для карьеры оперной певицы - изумительный голос (лирико-драматическое сопрано), большой сценический талант, яркая внешность, К. пренебрегала карьерой примадонны, хотя уже выступала как гастролер, и с успехом, на таких сценах как "Grand-Opera" в Париже, Чикагская опера, театр "Colon" в Буэнос-Айресе. Она и не ставила себе целью "завоевание" славы оперной "звезды". Концертная работа оставляла ей больший простор для творчества. --- В конце 1930-х К. поселилась в Голливуде. Здесь неожиданно в ее жизнь вторглось кино. Она снялась вместе с знаменитым французским актером Шарлем Буайе в фильме "Алжир". В 1940-х певица уже выступала редко. В дальнейшем ее основная работа - это вокальная педагогика (дочь - Марина Кошиц, стала незаурядной певицей; она участница известного фильма "Великий Карузо"). По заказам музыкальных издательств К. переводила на английский язык поэтические тексты романсов русских композиторов, --- Лучшим документом, сохранившим в какойто мере искусство К., являются ее записи. Самые ранние из них произведены в Киеве на рубеже 1913-14 компанией "Экстрафон" и выпущены в престижной серии пластинок под маркой "Артистотипия". В начале 1914 в Москве голос К. записала немецкая фирма "Beka" - это самые редкие пластинки певицы, до 1-й мировой войны их успело выйти в свет немного, В 1922 и 1923в США К. записывалась на фирме "Branswick". В 1928 и 1929 были сделаны лучшие, по сумме технических и художественных достоинств, записи выдающейся русской певицы. В Кемпдене (США) несколько пластинок записала компания "Victor". С дубликатов матриц в Европе эти диски выпускала знаменитая компания "Gramophone" (марка "His Masters Voice"). В числе этих записей романсы Гречанинова в ансамбле с автором у фортепиано, неповторимые исполнения фрагментов из "Князя Игоря" и "Садко", филигранные по технике пения и полные очарования "Эстрелита" М.Понсе и "Plaisir d'Amour" Мартини. В 1939 в Нью-Йорке небольшое предприятие "Schirmer" записало альбом пластинок К" включающий 14 романсов Рахманинова, романсы Чайковского и А.Аренского и две пьесы ("Любовь" Д.Садеро и "Очи черные"), в которых певица аккомпанирует себе на рояле. В этих записях уже чувствуются потери в голосе, но мастерство и одухотворенность исполнения захватывают слушателя. В США в 60-70-х были выпущены две "долгоиграющие" пластинки певицы. На одной были представлены избранные записи 1922-29 (к сожалению, реконструкция звучания выполнена небрежно), на другой - все записи 1939. На родине записи певицы, к сожалению, известны лишь незначительному кругу музыкантов и собирателей вокальных раритетов в грамзаписи. --- Лит.: Kutsch J., Riemens L. Unvergangliche Stimmen, Sangerlexicon. Bern, Munchen, 1975; Пружанский А.М. Отечественные певцы 1750-1917. М., 1991. --- П.Н. ---

    КРЫМОВ Владимир Пименович    (20.7.1878, Двинск - 6.2.1968, Шату, пригород Парижа) журналист, путешественник, писатель. Выходец из бедной староверческой сибирской семьи; согласно семейному преданию, вел по материнской линии родословную от протопопа Аввакума. Учился в Петровской сельскохозяйственной академии. Будучи студентом, печатал в московских газетах статьи и заметки, в том числе корреспонденции со Всемирной выставки в Париже (1900), Окончил в 1908 Московский университет. В 1909 совершил поездку в Южную Америку как представитель крупного акционерного общества: публиковал очерки о путешествии в газете "Новое время". Позднее совершил поездку в Центральную Америку; описал свои впечатления в книге "В стране любви и землетрясений" (1914). Первая беллетристическая книга (под псевд.Н.Н.Тавридин) - сборник психологических этюдов "Здесь" (Харьков, 1909) - была конфискована. В книгу "О прочем" (СПб., 1912) вошли печатавшиеся в газетах фельетоны, путевые очерки, небольшие рассказы ("Как меня прогнал Толстой" и др.). В 1917 вышла книга наблюдений и журналистских заметок о переломном для России времени - "Чтобы жизнь не была так печальна", Все эти книги К. издавал на свои средства. --- С 1911 К. жил в Петербурге, сблизился с А.Сувориным, был коммерческим директором газеты "Новое время", затем предпринял издание собственного "журнала роскошной жизни" - "Столица и усадьба" (1914-16), что позволило ему устанавливать контакты с выдающимися личностями, включая членов царской семьи. Суворин наставлял его в то время: "Пишите, как начали, просто, смело и ясно, без замысловатых выкрутасов, туманных фигур и притянутых за хвост образов и метафор". В 1914-16 К. написал книгу "То, что нельзя печатать" - об ужасах войны и бедах России, "которой правили Распутин и банки"; рукопись ее была изъята полицией. В апреле 1917 отправился из Петербурга через Сибирь в кругосветное путешествие, дважды обогнул земной шар: в Россию больше не вернулся; в 1921 обосновался в Берлине: описал странствия в книге "Богомольцы в коробочке" (Берлин, 1921). В заключительной ее части К. размышлял о контрастах увиденного, пропасти между бедными и богатыми, революции в России и ее влиянии на судьбы мира. Главный смысл происходящего видел в том, что под влиянием страшной войны и революции в России мир предстал "под иным углом зрения", "разделение людей на рабов и господ ушло в вечность"; писателю, чьи "мозги очистились от шелухи", стала близка мысль об изменении социальных условий для работающих, о мировом братстве людей и строительстве новой, просвещенной России. С этим убеждением связана символика названия книги:, богомольцы в коробочке - это люди, замкнувшиеся в себе; "строя новую Россию, надо это понимать". --- Жил в США, в Англии, с 1923 в Берлине, по свидетельству современника, был "почти миллионером" и умножил свое состояние, участвуя в германо-советской торговле. Редактировал "сменовеховскую" газету "Русский голос". Обратился с письмом к И,Сталину "как одному из крупных государственных деятелей в современной России". Призывал его "во что бы то ни стало сохранить власть..., ничего не щадя", заботиться об усилении армии и увеличении населения, не притеснять религию, привлекать частный капитал; отмечал, что "революция уже сделала колоссально много", но "нужны какие-то выполнения обещанного благополучия пролетариата. А пока у вас волокиты больше, чем в царском строе", --- В 1922 опубликовал очерк о Лондоне "Город-сфинкс", в 1923 - 2-е издание книги о кругосветном путешествии "Радость бытия", в 1927- книгу о поездках в Монако - "Монте-Карло", В 1930 вышла книга "Люди в паутине" - о последнем его большом путешествии (1919) по странам мира, который, как писал он во введении, изменился поразительно, но "попрежнему человек еще опутан паутиной". Книга "Сегодня" (Л., 1925) - описание событий 1917 в Петрограде. Из беллетристических произведений К. в Берлине вышли: сборник "Странные рассказы" (1921) - о причудах миллиардера, "которому все надоело", "Детство Аристархова" (1924) и роман "Бог и деньги" (1926); эти произведения явились подготовительными этапами к роману-трилогии "За миллионами" (1933, "Сидорове ученье", "Хорошо жили в Петербурге", "Дьяволенок под столом"). Роман выходил с вариантами в Берлине и Париже, выдержал 4 издания. Трилогия, как и роман "Бог и деньги", имели автобиографическую основу.К. писал: "Я рос и работал полжизни в той среде, в тех стремлениях и идеалах, среди тех людей, для которых высшим достижением было накопление богатства, деньги, миллионы". По словам К., трилогия - это "хроника из предреволюционной жизни русской буржуазии"; он стремился "изобразить переживания человека, который полжизни думал, ...что в осуществлении задуманной карьеры вся цель жизни, важно только быстрое движение вверх, по ступенькам социальной лестницы: обгоняя толпу, он уперся вдруг в стену, озираясь растерянно на пройденный путь, вдруг понял, что цель была ничтожна, только мираж". Герой трилогии - издатель, затем крупный биржевой делец в Петербурге, после революции - в Нью-Йорке и Лондоне. --- В 1933, с приходом нацистов к власти в Германии, К. переселился во Францию, в фешенебельный пригород Парижа - Шату. На эмигрантском материале написал роман "фуга" (1935); детективные романы "Похождения графа Азара" (1938) и "Сенсация графа Азара" (1939); сочинение в жанре научной фантастики "В царстве дураков" (1939): роман "Фенька" (1945, репринт 1973). В числе изданного также "Дрозофилы и мы" (1947), сборник, составленный по записным книжкам, "Из кладовой писателя" (1951, репринт 1973). Книга, написанная на сюжет парапсихологии с элементами таинственного, опубликована в журнале "Мосты" (Мюнхен, 1960, № 5). Последний, философско-психологический роман "Завещание Мурова" (Нью-Йорк, 1960) создавался в условиях трагических переживаний автора во время немецкой оккупации Парижа и при полной потере им зрения: как и в прежних романах К., его персонаж в главных чертах является двойником автора. --- Семь книг К. было издано в Лондоне в переводе на английский язык. "У автора исключительно острый дар наблюдательности, редкое, но тонкое остроумие и литературное умение, более которого нельзя желать", - писала газета "Daily Mail". О романе "Сидорове ученье" писала "Daily Herald": "Потрясающая картина русского общества накануне революции. Остро, тонко и убедительно". Книга К. "Голос горной пещеры" издана в 1960 в Буэнос-Айресе. Остался неизданным сборник "Портреты необычных людей" (М.Горький, Г.Уэллс, В.Розанов, С.Рейли, А.Н. Толстой). --- По-разному оценивала творчество писателя русская эмигрантская критика. По свидетельству К.Померанцева (1985), Г.Адамович считал книги К. "ниже всякого уровня". Сам же Померанцев признавал, что в романах "Сидорове ученье" и "Фенька" К. "талантливо рисует характеры и быт русских староверов"; о К. он писал, что это был человек "малоинтересный, ограниченный "практическим разумом", предельно сосредоточившим его на делании денег". По мнению В.Яновского, К. "был несомненно талантливым литератором, с культурою языка", но "привязанность к деньгам" и "скупость" были в нем "сильнее всего". "Житейская хроника, широкая словесная картина", - писала о "Завещании Мурова" Н.Клименко, отметившая, что герой романа из тех, кто в конце XIX - начала XX вв. пришел на смену дворянину-мыслителю или разночинцу, "борцу за народ", проявив упорство и энергию в достижении цели жизни - "стать самим собой", Писатель сумел "заглянуть во все изгибы, углы, извилины души своего героя и талантливо показал его образ". --- Лит.: Померанцев К. Сквозь смерть. Владимир Пименович Крымов // Рус. мысль, 1985, 23 мая; Яновский B.C. Поля Елисейские. СПб., 1993. --- Е. Трущенко ---

    КУЗНЕЦОВА    (в разное время к девичьей фамилии прибавлялись фамилии ее мужей: -Бенуа, -Карепанова, -Массне) Мария Николаевна (1880, Одесса - 26.4.1966, Париж) - оперная и камерная певица (лирическое сопрано), балерина, исполнительница народных танцев, музыкально-общественный деятель. Отец К. известный художник-портретист Н.Д.Кузнецов (автор знаменитого портрета П.Чайковского, 1893). В художественном салоне Кузнецовых в Одессе часто бывал со своими студентами и коллегами И.Мечников (дядя будущей певицы), П.Чайковский, обративший внимание на исключительную музыкальную одаренность девочки и предсказавший ей большое артистическое будущее. Однако творческие способности К. нашли свое применение лишь в Петербурге, куда она переехала, выйдя замуж за сына известного акварелиста Альбера Бенуа - А.Бенуа. Занятия с артистом итальянской труппы маэстро Марти принесли ей первый успех - дебют в партии Маргариты ("Фауст" Ш.Гуно) в петербургской оперной антрепризе князя А.Церетели (1904). Вскоре К. предложили прийти на пробу голосов в Мариинскую оперу. Авторитетная комиссия во главе с дирижером Э.Направником по достоинству оценила талант певицы, и с 1905 она стала солисткой ведущего оперного театра России. --- К. дебютировала в партиях Татьяны ("Евгений Онегин" Чайковского) и Маргариты ("Фауст"). Одно за другим следовали ее успешные выступления в партиях Антониды ("Жизнь за царя" М.Глинки), Ольги ("Русалка" А.Даргомыжского), Маши ("Дубровский" Направника), Виолетты ("Травиата" Дж.Верди), Джульетты ("Ромео и Джульетта" Гуно), Эльзы ("Лоэнгрин" Р.Вагнера). Гибкий ровный сильный голос широкого диапазона, незаурядное актерское дарование, яркая и обаятельная сценическая внешность позволяли артистке одинаково успешно воплощать такие разнохарактерные образы как Горислава и Людмила ("Руслан и Людмила" Глинки), Снегурочка и Купава ("Снегурочка" Н.Римского-Корсакова). Вскоре она уже пела в очередь со знаменитыми М.Фигнер, Л-Лапковской, М.Черкасской, А.Больской. За 1,5-2 года, по всеобщему мнению, молодая дебютантка успела сложиться в большую и зрелую артистку. --- К. постоянно совершенствовала свое мастерство, она брала уроки у своего партнера по спектаклям И.Тартакова - замечательного оперного певца, талантливого педагога, незаурядного режиссера и мастера сцены {Ф.Шаляпин недаром называл его в числе своих учителей). Ученик прославленного К.Эверарди, Тартаков открывал К. тайны итальянской культуры пения бельканто, учил голосом передавать характер и оттенки настроения героини, "петь мысль", заложенную в содержании партии.К. училась у него разработке тонкой тембровой палитры, усиливавшей воздействие певца-актера на слушателей. Великолепной школой была для нее также подготовка партий под руководством Направника, знакомившего К. с традициями, сложившимися при его совместной работе с Чайковским, Рубинштейном, Римским-Корсаковым и др. композиторами. Эталоном для К. стал уже прославленный к тому времени Шаляпин, с которым она впервые встретилась в спектакле "фауст" (новый летний театр "Олимпия", антреприза Е.Кабанова и К.Яковлева, 25.8.1904): позднее Шаляпин пригласил ее на роль Тамары, когда в день своего бенефиса решился впервые выступить на сцене Мариинского театра в баритоновой партии Демона в одноименной опере А.Рубинштейна (30.12.1905). В дальнейшем, неоднократно выступая с Шаляпиным, певица постоянно пользовалась его советами, как на сцене "разворачивать" жест, психологически наполняя и обыгрывая его, как работать над внешним рисунком роли, дикцией и интонированием смысла. Под влиянием Шаляпина К. первой из певиц-актрис на сцене Мариинского театра начала борьбу с оперными штампами. Она сценически прорабатывала свои роли с А.Петровским - одним из основателей "Школы сценического искусства", известным характерным актером Александрийского драматического театра, - передавшим К. тайны искусства перевоплощения. Добиваясь легкости, изящества и отточенности сценических движений, К. обратилась к балерине О.Преображенской, и та открыла в ней новую грань таланта - танцовщицы и балерины. Впоследствии К. эпизодически выступала в балетных спектаклях в Петербурге и Москве, а однажды даже участвовала в парижской премьере балетной пантомимы Р.Штрауса "Легенда об Иосифе" (Русские сезоны С.Дягилева, "Grand-Opera", 1914). К. были чрезвычайно близки новаторские идеи, пытаясь развивать их на специальных пластических вечерах, она заслужила титул "русской Дункан". --- Репертуар К. был обширен. Она вошла в историю музыкального театра как первая исполнительница партий Февронии ("Сказание о невидимом граде Китеже" Римского-Корсакова, Петербург, 1907) и Клеопатры (в одноименной опере Ж.Массне, Монте-Карло, 1914). Принимая активное участие в вагнеровском цикле "Кольцо нибелунга", где ее партнерами были И.Ершов, Ф.Литвин, М.Фигнер, К. великолепно исполняла партию Зиглинды и впервые на русской сцене создала образ Воглинды в "Золоте Рейна". Она первой познакомила русских слушателей с оперой "Таис" Ж.Массне и блистала в премьерах Мариинского театра - операх "Нерон" А.Рубинштейна (Криза) и "Мадам Баттерфлай" Дж.Пуччини (Чио-Чио-Сан). С Л.Собиновым она участвовала в мейерхольдовской постановке оперы К.Глюка "Орфей" (1912), вызвавшей горячую полемику в музыкально-театральной среде. Своим же участием в премьере оперы Чайковского "Черевички" (Оксана) на Мариинской сцене артистка вызвала бурный восторг: сама украинка, она брала всем - очаровательной внешностью, певучестью, а в сцене с пляской просто не имела соперниц. Артистка тонко разрабатывала психологию характера своих героинь. Придавая большую значимость выразительности и точности слова, К. приветствовала и активно вводила в спектакли новые русские переводы зарубежных опер, приближающие к оригиналу, углубляющие смысловое содержание партии, К. всячески стремилась выйти за рамки традиционного амплуа. Ради партии Кармен артистка сознательно пошла на риск (партия написана для меццо-сопрано), даже в сопрановой транскрипции несколько насилуя свой голос. Зато этот образ, дававший огромные возможности в плане сценической актерской игры, пластического и психологического решения, по признанию современников, стал своего рода квинтэссенцией ее многогранного артистического дарования. --- Достаточно скоро К. приобрела известность за рубежом. Первые ее гастроли в январе 1908 в парижском "Grand-Opera" прошли с грандиозным успехом. В "Лоэнгрине" (постановка была специально возобновлена для гастролей К.) ей пришлось бисировать арию Эльзы и дуэт с Ортрудой, а на представлении "Фауста" парижская публика буквально неистовствовала после сцены и арии с жемчугом и последнего действия. Затем последовали столь же успешные гастроли в Париже и Лондоне, Монте-Карло и Ницце, Нью-Йорке и Чикаго, поездки по городам Италии и Испании, Южной Америки и Японии. Как отмечали современники, ее не только ждали иной раз месяцами для объявления той или иной премьеры, но Массне специально для нее написал свою оперу "Клеопатра". К. покоряла слушателей не только превосходной сценической игрой, но и высокой певческой культурой. Подобно А.Неждановой и М.Куренко, она обогатила в своем искусстве блестящую итальянскую технику вокала певучестью украинской речи. Ее отлично отшлифованный голос располагал к полнокровной кантилене, и даже на коротких нотах звук был тягуч. Главное же - пение К. всегда было наполнено внутренним содержанием; любой пассаж был оправдан логикой музыкальной речи, вытекал из смысла и становился неотъемлемой частью фразы, что являлось одним из наиболее верных признаков русского исполнительского стиля. В 1917 К. выехала с пианистом Г.Поземковским на гастроли в Швецию. Ее камерные концерты, где она исполняла романсы Чайковского и Рахманинова, повлекли за собой новые приглашения, выгодные ангажементы. Вернувшись в Петроград, К. столкнулась с разрухой, фактическим развалом оперного дела. Осенью 1918 она покинула Россию. Гастролировала по Скандинавии ив 1919 стала солисткой сразу двух Королевских оперных театров - Швеции и Дании, выступала также на оперных сценах Парижа (французская премьера оперы Массне "Клеопатра", театр "Лирико", Париж, 1919) и Лондона ("Covent Garden", 1920). Кроме того, К. решила завоевать себе на Западе славу танцовщицы. Она восстановила отдельные номера петербургских программ, усовершенствовала испанские пляски, которыми пленяла в "Кармен" на Мариинской сцене, сшила себе умопомрачительные туалеты по эскизам самых известных художников (в частности, Л.Бакста) и стала выступать в концертах, имевших шумный успех в Париже и Лондоне. Как вспоминал один из современников, К. обставляла свои вечера с большой помпой; солидные композиторы писали для нее музыку или оркестровали ее; все до последнего штриха отделывалось с величайшей тщательностью и вкусом. --- В 1922 в Париже возник театр миниатюр под художественным руководством Л.Бакста. К. вступила в это предприятие и поручила Р.Болеславскому набрать труппу в ее антрепризу. По замыслу это должен был быть театр типа "Летучей мыши" Н.Балиева. На первых порах ставились инсценированные песни, костюмные танцы, стилизованные картины из восточной и древнеруссской жизни, в которых К., наряду с другими артистами, появлялась во всех амплуа. В погоне за популярностью представление в целом "отдавало" кафе-шантаном. Сборы прибыли не приносили. Организаторы рассчитывали на гастроли в Америке, и, действительно, труппа была приглашена на 3 месяца в НьюЙорк в др. города Северной Америки. --- С годами, однако, К. приходила к убеждению, что ее главная задача - популяризация за рубежом сокровищ русской музыкальной культуры и прежде всего - русской оперы, С помощью своего нового мужа - Альфреда Массне, племянника композитора, крупного акционера большого банка, миллионера - она создала "Русскую частную оперу в Париже" (торжественное открытие 27.1.1929 в Театре Елисейских полей). Труппа была необычайно сильной: в группе сопрано выступали Яковлева, Роговская, Новикова, Боярская, Азрова; меццо-сопрано - Давыдова, Садовень, Турель, Антонович; в группе теноров блистали Пиотровский, Петраускас, Третьяков, Райчев, Лаврецкий, Рич; у баритонов - Юренев, Попов, Дубровский, Лукин, Мельников; составом же басов мог бы гордиться любой европейский театр это Запорожец, Кайданов, Ждановский, Жукович, Океанский, Житовский. Удалось также собрать отличный хор в количестве 90 человек (из Рижской оперы и певцов Парижа) и пригласить превосходный оркестр (т.н. "Оркестр Концертов- Страрама"). В качестве руководителя музыкальной частью и главного дирижера был приглашен Э.Купер, позднее, после отъезда К. в США, его заменил А.Лабинский - ученик К: по Петроградской консерватории. В работе театра деятельное участие принимал и дирижер М.Штейман, часто выступавший с Шаляпиным и К. в Париже и Лондоне. Помимо оперы, был набран балетный состав во главе с М.Фокиным. Художники - И.Билибин и К.Коровин, режиссеры - А.Санин, Н.Евреинов и А.Севастьянов, Осенью 1928 К. провела "пробные" гастроли труппы в Барселоне, где впервые был исполнен "Царь Эдип" И.Стравинского (дирижер М.Штейман). Спекталь не имел успеха, и К. поняла, что акцент в репертуаре должен быть сделан на русской самобытности, она остановила свой выбор на операх А.Бородина ("Князь Игорь") и Н.Римского-Корсакова ("Сказка о царе Салтане", "Снегурочка", "Сказание о невидимом граде Китеже"). Блестящее открытие "Русской оперы" спектаклем "Князь Игорь" (дирижер Купер) буквально ошеломило парижан. И от премьеры к премьере успех рос.К. принимала участие в каждой постановке, исполняя ведущие партии (Ярославна, Царевна Лебедь, Снегурочка и Купава, Феврония). Критики отмечали продолжавшийся творческий рост артистки. Если в мариинской премьере "Китежа" она вносила в образ Февронии страстное увлечение, то в парижском спектакле ее героиня дышала чистотой и неземной отрешенностью. Спектакли давали невероятные сборы. В течение полугода Театр Елисейских полей буквально ломился от зрителей. Подобный успех сопровождал и гастроли труппы в Мадриде и Барселоне, Мюнхене и Милане. --- Летом 1929 весь коллектив театра ( 12 9 человек) вместе с декорациями и костюмами отправился за океан - на гастроли в Бразилию, откуда началось триумфальное "завоевание" Южной Америки. Русские оперы впервые звучали на сценах ведущих театров Бразилии, Аргентины, Уругвая, Чили. Опьяненная успехом, К. сделала опрометчивый шаг - выступления в Уругвае и Чили не были предусмотрены в контракте, А.Массне, финансировавший поездку, потребовал срочного возвращения супруги в Париж. Она покинула труппу, оставив ее на попечение сына, Гастроли по Западному побережью своими утомительными переездами, отсутствием сборов в небольших городках внесли разлад в труппу русских артистов. Все же к следующему сезону К. удалось собрать новую труппу. В 1934 в Париже музыкальная общественность торжественно отметила 30-летие творческой деятельности К. --- Оставив сцену, К. поселилась в Барселоне, где давала уроки и была музыкальным советником в оперном театре. Последние годы ее жизни прошли в Париже, который стал для К. второй родиной. О замечательном искусстве певицы некоторое представление дают записи, осуществленные граммофонными фирмами Петербурга, Парижа, Берлина. Многие из них ныне реставрированы и входят в золотой фонд истории вокального искуства. --- Лит.: Старк Э. (Зигфрид). Петербургская опера и ее мастера.Л.-М., 1940; Левик С.Ю. Записки оперного певца, 2-е изд.М., 1962. --- В. Руденко ---

На фотозаставке сайта вверху последняя резиденция митрополита Виталия (1910 – 2006) Спасо-Преображенский скит — мужской скит и духовно-административный центр РПЦЗ, расположенный в трёх милях от деревни Мансонвилль, провинция Квебек, Канада, близ границы с США.

Название сайта «Меч и Трость» благословлено последним первоиерархом РПЦЗ митрополитом Виталием>>> см. через эту ссылку.

ПОЧТА РЕДАКЦИИ от июля 2017 года: me4itrost@gmail.com Старые адреса взломаны, не действуют.