МЕЧ и ТРОСТЬ
25 Мая, 2017 г. - 11:06HOME::REVIEWS::NEWS::LINKS::TOP  

РУБРИКИ
· Богословие
· Современная ИПЦ
· История РПЦЗ
· РПЦЗ(В)
· РосПЦ
· Развал РосПЦ(Д)
· Апостасия
· МП в картинках
· Распад РПЦЗ(МП)
· Развал РПЦЗ(В-В)
· Развал РПЦЗ(В-А)
· Развал РИПЦ
· Развал РПАЦ
· Распад РПЦЗ(А)
· Распад ИПЦ Греции
· Царский путь
· Белое Дело
· Дело о Белом Деле
· Врангелиана
· Казачество
· Дни нашей жизни
· Репрессирование МИТ
· Русская защита
· Литстраница
· МИТ-альбом
· Мемуарное

~Меню~
· Главная страница
· Администратор
· Выход
· Библиотека
· Состав РПЦЗ(В)
· Обзоры
· Новости

МЕЧ и ТРОСТЬ 2002-2005:
· АРХИВ СТАРОГО МИТ 2002-2005 годов
· ГАЛЕРЕЯ
· RSS

~Апологетика~

~Словари~
· ИСТОРИЯ Отечества
· СЛОВАРЬ биографий
· БИБЛЕЙСКИЙ словарь
· РУССКОЕ ЗАРУБЕЖЬЕ

~Библиотечка~
· КЛЮЧЕВСКИЙ: Русская история
· КАРАМЗИН: История Гос. Рос-го
· КОСТОМАРОВ: Св.Владимир - Романовы
· ПЛАТОНОВ: Русская история
· ТАТИЩЕВ: История Российская
· Митр.МАКАРИЙ: История Рус. Церкви
· СОЛОВЬЕВ: История России
· ВЕРНАДСКИЙ: Древняя Русь
· Журнал ДВУГЛАВЫЙ ОРЕЛЪ 1921 год

~Сервисы~
· Поиск по сайту
· Статистика
· Навигация

  
Электронный словарь
Поиск      
[ А | Б | В | Г | Д | Е | Ж | З | И | Й | К | Л | М | Н | О | П | Р | С | Т | У | Ф | Х | Ц | Ч | Ш | Щ | Ъ | Ы | Ь | Э | Ю | Я ]



    АНРЕП Глеб Васильевич, фон    (10.9.1889, Петербург - 9.1.1955, Каир) - физиолог. Родился в семье дворянина, известного русского ученого-фармаколога и токсиколога, профессора Василия Константиновича фон А., профессора Харьковского университета, первого ректора Женского медицинского института в Петербурге. В 1908 А. окончил гимназию в Петербурге, поступил в Военно-медицинскую академию (ВМА). В студенческие годы он заинтересовался лекциями и опытами И.Павлова и начал специализироваться по физиологии. В 1912 А. начал свою исследовательскую работу в области физиологии в лаборатории Павлова. Летом того же года по предложению Павлова А. был командирован в Англию, в Лондонский университетский колледж, где убедительно продемонстрировал Э.Старлингу действие блуждающего нерва на панкреатическую секрецию. Будучи в Лондоне, изучил методику получения секретина. --- В марте 1913 А. был исключен из ВМА вместе с другими студентами "за неподчинение приказу военного министра об отдаче воинской чести студентами, наряду с рядовыми армии". Заканчивать свое медицинское образование А. пришлось в Юрьевском университете (1913). В 1913 А. был избран членом Британского физиологического общества; получил возможность публиковать свои статьи в английском "Journal of Physiology". --- С началом 1-й мировой войны А. был мобилизован и работал врачом полевого госпиталя. За воинскую храбрость награжден Георгиевским крестом. В 1916 был ранен, демобилизован и в марте того же года прикомандирован к ВМА: возобновил научную работу под руководством Павлова на кафедре физиологии. В 1916/17 А. сдал экзамены на соискание ученой степени доктора медицины. В 1918 поступил практикантом в Физиологический отдел Института экспериментальной медицины, где выполнял (наряду с Л.0рбели) обязанности помощника заведующего отделом Павлова, совмещая эту работу с работой в ВМА. --- В 1918 А. вступил в ряды армии генерала Деникина, после поражения которой в 1920 эмигрировал в Англию. Вначале он занимал должность ассистента в Университетском колледже Лондона; вскоре ему была присуждена степень доктора медицины. В 1925 получил английское гражданство. В 1926 А. перешел на работу в Кембридж, где преподавал физиологию в должности доцента. В 1928 А. был избран членом Лондонского королевского общества: помимо диплома докторй наук, был удостоен в Англии также диплома доктора искусств Кембриджа (Master of Art Cantabrigian). --- Работы А. по изучению условных рефлексов, физиологии пищеварения и физиологии кровообращения, опубликованные во многих физиологических журналах, были удостоены высоких научных наград, в том числе премии Э.Шарпей-Шефера (президента Британского физиологического общества), премии Вест Майкла и др, А. принадлежит несколько открытий в области физиологии высшей нервной деятельности (явление "статистической иррадиации" или открытие "предела торможения"; описание наличия максимума тормозного напряжения коры головного мозга): описание особенностей функционирования кожного анализатора, синхронно изменяющего свое состояние во всех своих точках и др. --- Почти все работы А. в области высшей нервной деятельности и условных рефлексов были выполнены им еще на родине, в лаборатории Павлова, тогда как работы по физиологии пищеварения и кровообращения, также начатые в России по предложению Павлова, велись и за границей - в Великобритании и Египте, куда семья Анрепов переехала в 1931. На медицинском факультете университета в Каире А. руководил кафедрой физиологии почти до конца жизни. Здесь он исследовал восстановительные процессы в поджелудочной железе и сделал вывод об их относительной независимости от нервной регуляции. Он также изучал деятельность слюнных желез, гуморальную регуляцию просвета сосудов с помощью адреналина и гистамина, рефлекторные воздействия на сердечный ритм, влияние нервной и гуморальной регуляции на дыхание и коронарное кровообращение и др. Большое значение для пропаганды павловского учения за рубежом сыграло издание "Лекций о работе больших полушарий головного мозга" Павлова (1927, на англ. яз.). Павлов поддерживал с А. самые тесные отношения: он переписывался со своим учеником и неоднократно встречался с ним в своих зарубежных поездках (на 11-м международном физиологическом конгрессе в Эдинбурге в июле 1923, 12-м международном физиологическом конгрессе в Бостоне в августе 1929, Психологическом конгрессе в НьюХейвене в сентябре 1929и др.). А. оказывал большую помощь в переводе докладов Павлова на английский язык. Помимо кафедры физиологии, А. имел свою собственную физиологическую лабораторию в Каирском университете: воспитал большую группу талантливых египетских физиологов. --- Соч.: On the Part Played by the Suprarenals in the Normal Vascular Reactions of the Body // Journal of Physiol., 1912, vol. 45; Задерживающие нервы поджелудочной железы // Арх. биол. наук. 1917, т. XX; The Irradiation or Conditioned Reflexes / Proc. Roy. Soc. of London, 1923; Liberation of Histamine by the Histamine in Blood. // Journal of Physiol., 1939, vol. 95 with G.S.Barsourn and M.Talaat). --- Лит.: Who was Who. An Annual Biographic Dictionnary, vol. 5. London, 1951-1960; Квасов Д.Г.. Федорова-Грот А.К. Физиологическая школа И.П.Павлова. Портреты и характеристики сотрудников и учеников.Л., 1967. --- Арх.: РГВИА, ф. 749, on. 42, д. 15, 94. --- Т. Ульянкина ---

    АНРИ Виктор Алексеевич    (6.7.1872, Марсель, Франция - 21.6.1940, Ла-Рошель, Франция) - физиолог, физико-химик. Сын Александры Викторовны Ляпуновой, тетки академика А.Крылова со стороны матери. Сведений об отце найти не удалось. Через два года после рождения сына А.Ляпунова вернулась с ним из Марселя в Россию, сначала поселилась (вместе с семьей А.Крылова) в Таганроге, а затем в Севастополе. --- А. окончил немецкую школу (Петершуле) в Петербурге, а затем в возрасте 14 лет вместе с матерью уехал в Париж, где продолжал обучение в лицее Луи-Ле-Гран (1886-91). Со школьной скамьи А. вел переписку с А.Крыловым, обсуждая с ним решение различных, преимущественно математических вопросов. Дружеские контакты с Крыловым сохранились и позже. --- Уже в лицейские годы А. начал посещать лекции в Сорбонне и в "College de France". Став студентом Сорбонны (1891), он получил сначала аттестат по математике, а вскоре и по естественным наукам. Затем последовало увлечение психологией и философией, ив 1897 в Гёттингене ему была присуждена степень доктора философии за диссертацию "Локализация чувства вкуса", руководителем которой был Элиас Мюллер. " --- Вернувшись в Париж, А. вместе с А.Бине подготовил работу "Интеллектуальная усталость", опубликованную в 1897. Этот труд и до сих пор привлекает внимание специалистовпсихологов. Присущее А. стремление проникнуть в суть вещей и явлений привело его к мысли, что психологию надо отделить от физиологии, а последняя должна основываться на физике и молекулярной химии. В 1900 он стажировался в Лейпциге, работая в лаборатории В.Оствальда, бывшего в то время директором Института электрохимии. --- После возвращения в Париж А. продолжал свои занятия в области физико-химической биологии в Сорбонне, где в 1903 защитил диссертацию "Общие законы действия ферментов" и получил степень доктора наук. В это же время он стал ассистентом физиологической лаборатории в Сорбонне, которой руководил профессор Д^стр, ученик К.Бертрана, разделявший взгляды своего учителя на психологию как науку физико-химическую. --- Еще раньше, когда М.Ковалевский с группой либеральных профессоров организовал в Париже Русскую высшую школу общественных наук, А. некоторое время был не только слушателем этой школы, но и сам читал там лекции. --- Научные работы А, были отмечены премиями Института высших исследований в Париже, а на результатах его докторской диссертации было основано немало последующих трудов других ученых.А. занимался исследованиями коллоидов, изучал действие ультрафиолетового излучения на человека и спектры поглощения биомолекул. В 1910 он изобрел прибор для опреснения воды. В 1913-14 А. стал заместителем директора физиологической лаборатории в Практической школе высших исследований. --- 1-я мировая война прервала бурную научную деятельность А. Многие коллеги и друзья были убиты или ранены. Сам А. в 1915 устремился в Россию, чтобы внести вклад в дело защиты страны, которую он считал своей родиной и в которой он, по-видимому, намеревался остаться навсегда. В Москве в 1916-18 он стал заведовать лабораторией в Научно-исследовательском институте физики, директором которого был П.Лазарев: получил кафедру в московском Народном университете им.А.Шанявского. Поступило и предложение от Академии наук стать ученым секретарем московской секции Комиссии по изучению естественных и производительных сил. --- По воспоминаниям коллег А., в его характере и в научных трудах проявились как стремление к логической строгости и ясности, так и пылкий романтизм. Не удивительно поэтому, что революцию в России А. воспринял как начало новой жизни, при которой общая организация науки будет способствовать счастью человечества, Об этом он сам говорил в предисловии к написанному им по-французски в 1918 курсу лекций по фотохимии, рукопись которого хранится в филиале архива Академии наук в Петербурге. Этот курс был издан в Париже в 1919. --- Через некоторое время А. переехал в Петроград, где стал профессором Государственного оптического института, преподавал в различных учебных заведениях, а также работал как сотрудник Народного комиссариата здравоохранения старшим инспектором Рентгено-электромедицинской и фотобиологической подсекции (1919). В том же году А. выехал за рубеж как член комиссии по закупке оборудования и литературы, которую возглавлял Крылов, и больше в Россию не вернулся. За ним последовала жена, В.Ляпунова, брак с которой он заключил в России. В 1920-30 А. работал в Цюрихском университете (с 1924 в должности ординарного профессора), одно открытие следовало за другим. Его волновала разгадка тайн простых и многоатомных молекул. В 1925 появилась монография А. "Структура молекул", где он предложил новую молекулярную модель, ав 1927- его совместный с Р.Вюрмсером фундаментальный труд "Элементарный механизм фотохимических процессов". --- В 1930 А. решил воплотить в жизнь свои мечты о приложении результатов фундаментальной науки в промышленности. Он ушел из Цюрихского университета и переехал снова во Францию, где занял пост директора исследовательской службы на крупном нефтеочистительном комплексе, расположенном на берегу Этан-де-Бера вблизи Марселя. В декабре 1930 он прочитал в Париже лекцию "Научное обоснование крекинг-процесса и гидрогенизация нефти", в которой доказал, что решение больших промышленных задач будет успешным только в том случае, когда это решение опирается на фундаментальную науку.А. собирался возглавить будущий институт петрохимии, но эти планы не осуществились, и с конца декабря 1932 он снова на научно-педагогическом поприще, но уже как штатный профессор Льежского университета и директор лаборатории физической химии при этом университете.А. занимался спектроскопией многоатомных молекул и химической кинетикой, изучал спектры гормонов и витаминов для обоснования методов их дозировки - "Молекулярные спектры, структура молекул" (Париж, 1937). За 10 лет работы в Льеже он подготовил целую плеяду способных исследователей. А. часто выступал с лекциями и докладами в США и в европейских странах, причем всегда на языке пригласившей его страны. --- И снова война прервала его работу. В мае 1940 нацисты оккупировали Бельгию, нависла угроза над Францией.А. присоединился к Национальному центру прикладных научных исследований, в котором П.Ланжевен возглавил лабораторию физики. В июне 1940 вместе со службами Национального центра А., заболевший воспалением легких, покинул Париж. Однако болезнь приняла необратимый характер, и через несколько дней в Ла-Рошели он скончался. --- Лит.: Contribution & l'etude de la structure moleculaire / Dedife a la memoire de V.Henri par R.Audulbert, R.F.Barrow, A.Barawoy. Liege, 1947-48; Крылов A.H. Воспоминания и очерки. М,, 1956; Duchesne J. Victor Henri / Liber memorialis l'Universit" de Liege 1936 a 1966. Liege, 1967: Стеклов B.A. Переписка с отечественными математиками. Воспоминания.Л., 1991. --- Н. Ермолаева ---

    АНТОНИЙ    (в миру Храповицкий Алексей Павлович) (17.3.1863, с. Ватагино, Новгородской губ, - 10.8.1936, Белград) - церковный деятель, философ, богослов. Из дворян. В 1885 окончил Петербургскую духовную академию: принял монашеский постриг. С 1890 ректор Петербургской духовной семинарии, с 1892 - Московской духовной академии. Епископ Чебоксарский (с 1897), Чистопольский (с 1899), Уфимский (с 1900), Волынский (с 1902); архиепископ Харьковский и Ахтырский (с 1914); митрополит Киевский и Галицкий (с 1917). Член Государственного совета и постоянный член Святейшего Синода (1906-7, 1912). Самый образованный и популярный иерарх Русской церкви, учитель и духовный авторитет известнейших церковных деятелей XX в., таких как митрополиты Петр (Полянский), Евлогий (Георгиевский), Сергий (Страгородский) и т.д. Друг и единомышленник, а затем непримиримый оппонент Вл.Соловьева. Делегат на Всероссийский поместный собор Русской православной церкви 1917-18 от ученого монашества; товарищ председателя собора. Первый из трех по количеству поданных голосов претендентов на патриарший престол -101 голос против 2 3, отданных за будущего патриарха Тихона (Белавина). После убийства в 1918 митрополита Киевского Владимира был избран украинским духовенством его преемником и утвержден в этом качестве патриархом Тихоном. В декабре 1918 после захвата Киева Петлюрой А. вместе с архиепископом Евлогием был арестован и заточен в униатский монастырь в Галиции. После освобождения председатель Высшего церковного управления (ВЦУ) Юга России, эмигрировал вместе с остатками белой армии в 1920 в Константинополь. --- Актом от 29.12.1920, подписанным местоблюстителем Вселенского патриарха митрополитом Прусским Доротеусом, получил право управления русской церковной диаспорой. В 1921 по приглашению Сербского патриарха Димитрия А. вместе с ВЦУ Русской церкви заграницей переехал в Сербию. Как старейший по хиротонии архиерей и единственный постоянный член Священного Синода в соответствии с указом патриарха Тихона от 7.11.1920 был избран главой ВЦУ, вокруг которого объединялись все русские архиереи вне пределов России. Председатель 1-го Заграничного собора (нояб. 1921) Русской православной церкви заграницей (РПЦЗ), обратившегося к Генуэзской конференции с просьбой не поддерживать большевистскую власть в России и помочь русскому народу освободиться от коммунистического режима. После роспуска в 1922 (под давлением ПТУ) патриархом Тихоном ВЦУ А. был избран председателем Архиерейского Синода РПЦЗ и его имя возносилось за богослужениями во всех русских церквах после имени патриарха Тихона. В своих посланиях ко главам православных церквей, правительствам западных стран и руководителям инославных конфессий А. постоянно обращался за помощью в защите гонимой русской церкви на родине. Его обращение к архиепискому Кентерберийскому имело следствием вмешательство английского правительства в судьбу патриарха Тихона и освобождение его из заключения уже во время составления ГПУ обвинительного акта для вынесения смертного приговора. --- После подписания заместителем патриаршего местоблюстителя митрополитом Сергием (Страгородским) декларации от 29.7.1927 о лояльности советской власти и его требования к заграничному духовенству дать аналогичные подписки А. разорвал церковное общение с Москвой и выступил с резким обличением декларации и политики митрополита Сергия. Его позиция получила поддержку подавляющего большинства русских зарубежных иерархов за исключением митрополита Евлогия, митрополита Платона и их викариев. Поддержавшие позицию Архиерейского Синода и А. эмигрантские епископы при участии и посредничестве сербского патриарха Варнавы выработали в 1935 "Положение о Русской православной церкви заграницей", явившееся основой для управления Русской зарубежной церковью. Основанная А. РПЦЗ (т.н. "Карловацкая церковь" по месту расположения Синода г.Сремские Карловцы) была признана Сербским, Константинопольским, Антиохийским, Александрийским, Иерусалимским, Болгарским патриархатами; она осуществляла руководство русскими приходами по соглашению с предстоятелями этих церквей и самостоятельно действовала в предоставленных ими границах. В 1935 в Белграде был отмечен юбилей - 50летие священнослужения А., в котором приняли участие представители всех русских юрисдикций и многих православных поместных церквей. --- А. вошел в историю русского православия как церковный реформатор, богослов и христианский философ. В своем ответе на опрос епископата Синодом в 1905 относительно реформ в церкви он настаивал на возрождении патриаршества, полной независимости церкви от государства; предлагал закрыть духовные семинарии и заново открыть их на совершенно новых началах - в монастырях, находящихся вне больших развращенных городов. Он считал, что русская церковь "лишена законного главы и отдана в порабощение мирским чиновникам", что "Синод есть учреждение, неведомое святому православию и придуманное единственно для его расслабления и растления". Являясь монархистом и русским патриотом, он, как и Иоанн Кронштадтский, резко выступал против Кишиневского погрома 1903, а в эмиграции отказывался поддерживать шовинистические настроения русских националистов. "Теперь вдруг полезли ко мне русские из Румынии, домогающиеся автономии церковной и славянского богослужения. Им я ничего не обещал, потому что у них стремления национально-шовинистические, а не церковные. Впрочем, последние мало у кого остались и поэтому всех, кто их сохранил, я ценю теперь еще выше, чем прежде, когда я впрочем тоже симпатизировал им более, чем кому бы то ни было". Признавая в частном порядке законность претензий великого князя Кирилла Владимировича на императорский престол, был уверен, что "не из учреждений политических, но именно из подвига срободных душ идет очищение нравов". Он постоянно выступал против всякой секуляризации церкви, являлся убежденным приверженцем ученого монашества, до конца дней своих сохранял некоторое пренебрежение к обмирщенному "белому" духовенству. --- На формирование философской богословской системы А. огромное влияние оказали религиозное славянофильство, а также творчество Ф.Достоевского, большим ценителем и знатоком которого он был (А. стал легендарным прототипом Алеши Карамазова). Магистерская диссертация "Психологические данные в пользу свободы воли и нравственной ответственности" (1887) была написана им по философии и очерчивала круг будущих интересов этого богослова. Для его системы характерна попытка соединения веры и философии при полном неприятии "школьно-катехизического" учения об искуплении, т.н. "юридической теории", воспринятой русской религиозной мыслью из западной схоластики. Однако в своих работах - "Догмат искупления" (1917) и "Опыт христианского православного катехизиса" (1924) -он идет дальше, рассматривая основополагающий догмат христианства об искуплении с точки зрения "нравственного монизма". Это - неслучайный термин, взятый им по аналогии с натурфилософским монизмом. Если последний представляет собой как бы обожествление материалистической идеи (слияние с пантеизмом, однако без признания бытия Божия), то "нравственный монизм" А. является аналогичным изобретением в области богословия, т.к. переносит догмат об искуплении из иррациональной области в область чисто морального воздействия при соответствующем толковании евангельских текстов. От признания ненужности для искупления человека голгофской жертвы А. приходит к отрицанию христианского учения о наследовании первородного греха и вообще о первородном грехе. --- Появление "катехизиса" А. вызвало "шок неожиданности" у многих известных богословов. В частности, некоторые критики митрополит Елефеврий, архиепископ Феофан (Быстров) - указывали на наличие в нем пеллагианской ереси, отрицающей первородный грех. После решения Архиерейского Синода РПЦЗ от 27.3.1925 о замене "классического" катехизиса митрополита Филарета на катехизис А. ряд русских архиереев обратились в русский Синод с протестом против включения его в учебный план русских духовных школ. Протест был поддержан известным критиком софиологического учения епископом Серафимом (Соболевым) и известным сербским богословом, редактором журнала "Гласник" о. Милошом Парента. В результате решение Синода о замене катехизиса было отменено, однако в особом письме А. просил разрешить пользоваться его катехизисом в качестве дополнительного учебного пособия. --- Попытка нравственного истолкования догматов приводят А. к явному неприятию позднейшего "византинизма", к которому он относится скорее сурово и сожалеет, что "наше религиозное сознание воспитано в направлении этого, исключительно отрицательного, склада духовного саморазвития, исчерпывающегося в одной борьбе со страстями и малознающего о положительных плодах царства Божьего, о жизни радостной любви к людям". Будучи одним из наиболее известных критиков учения Вл.Соловьева, он часто упрекает его за традиционный византийский "сакраментализм", за его взгляд на таинство "не как на акт моральный..., но как на акт только "мистический", т.е. как на какое-то священное волшебство". Миссия церкви мыслится А. также в моральном плане: "Богословие наше должно разъяснять, что жизнь земная представляет море страданий, горя и слез. Время ли, место ли заниматься бездеятельным созерцанием наличных своих сил и способностей и уклоняться от служения ближнему своему под предлогом нравственного несовершенства". --- Миссия церкви, по А., есть прежде всего "руководство народной совестью". Поэтому он не перестает настаивать на необходимости для пастыря знать "жизнь и науку", особенно "со стороны их заманчивости для современных характеров, а равно их влияния на нравственную жизнь человека". Ему претят "бесконечные речи о противоположности знания и веры, о религии безотчетного чувства, о гибельности любознательного разума, опасение религиозных споров и даже несочувствие к принимающим православие иноверцам". Общественное призвание церкви - строить Царство Божие, однако пастырь всячески должен оберегаться от внутреннего обмирщения, от заражения формализмом и законничеством, должен остерегаться духовного насилия. --- В онтологии А. является безусловно одним из самых ярких представителей православного "имманентизма": он считает, что, "представляя Бога имманентным миру, мы приняли не самый пантеизм, а ту частицу правды, которая содержится в нем. Теизм перестает быть теизмом и становится пантеизмом не через внедрения Бога в мир, а через отрицание жизни в Боге". "Бог, оставаясь субъектом всех физических явлений, предоставил самостоятельное бытие субъектам явлений нравственных". Таким образом, с имманентизмом тесно связан и персонализм А. Он решительно отвергает представление "о каждой личности, как законченном, самозамкнутом целом (микрокосме)" и настаивает, что "единая природа" людей не есть только абстракция, отвлеченное понятие, но "реальная сущность". Эта единая природа, однако, не отвергает личностного бытия каждого:' "Разделение в нас лица и естества не есть нечто непонятно отвлеченное, но истина, прямо подтверждаемая самонаблюдением и опытом". По мере духовного роста человек перестает ощущать себя как некую самозамкнутую структуру, но "свобода каждой личности совмещается - вопреки пантеизму - с метафизическим единством их бытия". --- Богословское наследие А" наиболее известная часть которого - пастырское богословие, является безусловным достоянием не только русской религиозной, но и философской мысли XX в. Ему принадлежат также многочисленные статьи о русской литературе. --- Соч.: Соч., т. 1-3. СПб., 1911-13. --- Лит.: Архиепископ Никон Рклицкий. Жизнеописание Блаженнейшего Антония, Митрополита Киевского и Галицкого.т. 1-10. Нью-Йорк, 1953-65. --- Р. Южаков ---

    АНЦЫФЕРОВ Алексей Николаевич    (10.8.1867, Воронеж - 1943, Париж) - экономист, педагог, публицист, кооператор. Из семьи военного. После окончания воронежской классической гимназии А. поступил на юридический факультет Московского университета. Среди преподавателей выделялся А.Чупров - известный российский экономист, статистик, немало времени уделявший изучению кооперативного движения. Именно он пробудил и развил у молодого А. интерес к исследованию проблем кооперации и статистики. В 1890 А. окончил курс университета и почти 10 лет трудился в земских организациях, состоял уездным и губернским гласным Воронежской губернии, почетным мировым судьей. --- В 1899 А. отправился в Германию, где посещал лекции и семинар профессора И.Конрада. После возвращения в Россию он предпочел карьере юриста преподавательскую деятельность: в 1902 читал курс лекций по экономическим дисциплинам в Харьковском университете. В 1903 А. совершил вторую поездку в Германию и Францию, где изучал под руководством западных экономистов (И.Конрада, Л.Брентано, Ш.Жида, фон Майера) особенности сельскохозяйственного кооперативного движения. Результаты заграничных командировок нашли отражение в курсе лекций, которые А. читал в учебных заведениях Харькова и Москвы, в исследовательских трудах,. в магистерской диссертации "Кооперация в сельском хозяйстве Германии и Франции", защита которой состоялась в 1907. В 1908 А. совместно с другими деятелями кооперации разрабатывал устав Московского народного банка, участвовал в съездах российских кооператоров, в международных конгрессах кооператоров в Баден-Бадене. Свои размышления и выводы по различным проблемам кооперативного движения - своеобразный итог исследований этого общественного явления - А. обобщал на страницах периодической печати: "Вестник кооперации", "Экономист России", "Хроника учреждений мелкого кредита", в сборниках лекций и статей. Незадолго до 1-й мировой войны А. участвовал в занятиях Международного института земледелия в Риме. Плодотворной была и преподавательская деятельность А, В Москве он читал лекции по кооперации в Коммерческом институте и Московском Народном университете им.А.Шанявского, в Харьковском университете возглавлял кафедру политической экономии и статистики, а на Высших женских курсах - кооперативное отделение. --- После Февральской революции А. выступил одним из авторов "Положения о кооперативных товариществах и их союзах", принятого 20.3.1917. Закон определял правовое положение российской кооперации, расширял границы ее деятельности и задачи - на ближайшее время и на перспективу. В мае 1917 состоялась защита докторской диссертации А. "Центральные банки кооперативного кредита". --- В 1920 А. навсегда покинул Россию. Все годы эмиграции прожил в Париже, преподавая время от времени в Праге. В мае 1921 на Всеславянском кооперативном съезде А., представляя "Сельскосоюз", принял участие в разработке проекта организации кооперативного учебного заведения - Русского института сельскохозяйственной кооперации в Праге. В течение 4-х лет А. возглавлял Совет института. После переизбрания оставался заведующим кафедрой сельскохозяйственной кооперации и кооперативной статистики, редактором научных изданий института, а также входил в состав редакций ряда исследовательских журналов, выходящих в Праге на русском языке ("Земледелие", "Хутор", "Хозяин"). Одновременно А. состоял профессором Русского юридического факультета в Праге, читал курс лекций по статистике. В Чехословакии А. переиздал ряд своих работ по теории и истории кооперации, статистике, опубликовал результаты исследований в области организации сельского хозяйства, кредитования, русского земледелия. В монументальной "Энциклопедии социальных наук", выходившей в Нью-Йорке под редакцией профессора Зелигмана, А, поместил ряд статей по вопросам демографии и социальной политики. В 1929 А., в сотрудничестве с профессором Кайденом и при поддержке фонда Карнеги, издал свое исследование "Effect of the War upon Cooperative Credit and Agricultural Cooperation in Russia", в котором обобщил итоги влияния мировой и гражданской войн на развитие кооперации в России, --- Значима деятельность А. и во Франции. Он преподавал на русском отделении юридического факультета Парижского университета (Институт права и экономики), где читал лекции "Методология статистики", "Экономический строй России"; заведовал кафедрой в Русском высшем техническом институте (французская высшая техническая школа с преподаванием на русском языке); вел экономический семинар в Институте славяноведения. С 1923 А. возглавлял Русскую академическую группу (РАГ) в Париже, которая объединяла ведущих специалистов практически всех отраслей научных знаний, представителей деловых кругов, творческую интеллигенцию. РАГ выступала одним из организаторов Экономического совещания российской эмиграции, съездов русских ученых, деятелей сельского хозяйства. Она способствовала финансированию высших учебных заведений во Франции и других странах, изданию работ исследователей и периодики, осуществляла подготовку научных кадров и т.д. --- А. состоял бессменным председателем кружка "К изучению России", который ставил своей целью "обследование причин, объясняющих ход культурного развития русского народа в прошлом и выяснение условий, могущих благоприятствовать его успешному социально-экономическому развитию в будущем". В деятельности кружка принимали участие русские эмигранты - экономисты, юристы, инженеры, общественные деятели: Н.Автономов, В,Аршаулов, Н.Беляев, М.Бунятян, Г.Глинка, К.Зайцев, Н.Зворыкин, А.Карташев, П.Мигулин (отделение кружка в Ницце) и др. Этот кружок осуществлял издание трудов своих членов, которые выносили на обсуждение научной общественности различные вопросы, касающиеся аграрной проблематики, сельскохозяйственной катастрофы в Советской России, истории русского земства, будущего своего отечества. --- А. возглавлял Совет русских высших учебных заведений во Франции и занимал пост вице-президента Ассоциации бывших студентов Московского университета. В начале 30-х А. выступил одним из организаторов создания Международного института по изучению социальных движений, был избран членом Международного института изучения кооперации (Institut International de l'6tudes cooperatives). В официальном уведомлении об этом избрании отмечено, что "своим вотумом Институт хотел выразить признание научных заслуг проф. Анцыферова, выразившихся в опубликовании многочисленных трудов, написанных на кооперативные темы". Французская республика по достоинству оценила вклад А. в развитие мировой науки, удостоив его в 1942 премии Академии наук. --- Основную массу трудов ученого составляли работы по важнейшим проблемам теории и истории кооперативного движения: дефиниция и классификация, функции и отличительные черты, преимущества и недостатки системы.А. характеризовал кооперативное движение как свободное, добровольное соединение группы лиц для достижения единых хозяйственных целей, базирующееся на принципах полного равенства прав участников и самоуправления, в котором каждый из членов принимает непосредственное участие и несет материальную ответственность, а получаемая в результате хозяйственных дел прибыль не идет на рост капитала. Выступая сторонником Нимской школы, А, оценивал кооперацию с точки зрения разновидностей форм хозяйственного предприятия и хозяйственных отношений, как явление, отличающееся и от капитализма и от коммунизма. Взаимопомощь, свободное и мирное сотрудничество, составляющие незыблемый фундамент кооперации; нравственный, т.е. христианский принцип любви к ближнему, который необходимо внедрить в хозяйственную ткань, - такова, по мнению А., сущность кооперации. Исходя из этого, А. попытался теоретически развести кооперацию и "антагонистическую" ей систему - капитализм с его основополагающими факторами - конкуренцией, прагматизмом, разумным эгоизмом, А. считал, что исторически неверно связывать возникновение кооперации с капиталистическим строем, т.к. она возникла гораздо раньше. Дальнейшее развитие кооперации от ее простейших к более сложным формам должно вытеснять капиталистические формы. Подобный процесс просматривался, как полагал А., на примере эволюции сибирского и датского кооперативного маслоделия. --- Представляют интерес работы А., в которых рассматривались вопросы демографии, статистики, христианства, правоведения. В своей последней работе - "Важнейшие законодательные акты Державы Российской" (опубл. посмертно, в 1950) - А. отстаивал идеи монархизма как основы государственного устройства, который, по словам автора, наиболее приемлем для России, исходя из ее исторического прошлого, ментальности, религиозности. --- Соч.: Кооперативный кредит и кооперативные банки. Прага, 1922; Курс кооперации. Париж, 1929; Russian Agriculture during the War. New Haven, 1930; О законе земельной ренты / Тр. V съезда рус, академ, орг-ций в эмиграции. София, 1930; Христианство и кооперация // Вестник. Орган церков.-обществ, жизни, 1937, № 3-4. --- Лит.: Прокопович П. Проф.А.Н.Анцыферов // Хозяин, 1929, № 36-37; Ижболдин B.C. А.Н.Анцыферов как экономист // НЖ, 1976, № 124; Телицын В.Л. Алексей Николаевич Анцыферов (Краткий биографический очерк) // Кооперация. Страницы истории. Вып. IV. М., 1994. --- В. Телицын ---

    АРСЕНЬЕВ Николай Сергеевич    (16.5.1888, Стокгольм - 18.12.1977, Нью-Йорк) - богослов, культуролог, историк, писатель. Родился в семье русского дипломата С.Арсеньева. Духовную атмосферу в семье сформировала его мать, Е.Арсеньева (урожд. Шеншина), обучившая сына английскому, французскому и немецкому языкам и привившая вкус к очень широкому кругу чтений: Библия и "Добротолюбие", знакомство в подлинниках с сочинениями Гёте, Гейне, Расина и Мольера, раннее чтение святоотческих текстов Исаака Сирина, Макария Египетского, Св.Франциска Ассизского. --- Школьное образование А. получил в Московском лицее. Это был период его увлечения философией и греческим языком. Сильнейшее впечатление на лицеиста произвели книги ректора Московского университета князя С.Трубецкого "Метафизика древней Греции" и "Учение о Логосе". Глубокое религиозное воспитание, полученное в семье, было созвучно атмосфере русского религиозно-философского ренессанса начала XX в. В 1906 А. поступил на историко-филологический факультет Московского университета с уже сложившимся, по его мнению, мировоззрением, которое он называл философией сердца, освещавшей смысл жизни и живой лик Божества. Увлеченность А. религиозно-философской проблематикой эпохи средневековья и платонизмом эпохи Возрождения вылилась в целый ряд публикаций - "В поисках Абсолютного Бога" (М., 1910); "Плач по умирающем Боге" (М" 1912); "Платонизм любви и красоты в литературе эпохи Возрождения" (Журн. мин-ва народи. просвещения, 1913, янв. и февр.). Большое значение на духовную жизнь А. оказали философские кружки и салоны, которые он довольно активно посещал: Психологическое общество при Московском университете под председательством А.Лопатина: Религиозно-философское общество памяти Владимира Соловьева: "Кружок ищущих духовного просвещения" под руководством В.Кожевникова. --- После окончания университета (1910) с дипломом 1 -и степени А. был оставлен для подготовки к профессорскому званию и получил возможность совершить заграничную поездку в научные центры Мюнхена, Фрейбурга и Берлина (1910-12). В 1912 А. сдал магистерские экзамены и в марте 1914 был избран приват-доцентом Московского университета по кафедре западноевропейской литературы. В период 1 -и мировой войны (с сент. 1914 по сент. 1916) А, был мобилизован и проходил службу в Красном Кресте на Северо-Западном фронте, --- В сентябре 1916 курсом "Мистическая поэзия средних веков" А. возобновил свою педагогическую деятельность на историко-филологическом факультете Московского университета. Специальные курсы по культуре и литературе средних веков и эпохи Возрождения одновременно читались им на Московских Высших женских курсах и в Московском Народном университете им.А.Шанявского. В 1918 А. был избран профессором нового Саратовского университета. Религиозно-мистические интересы А. этого периода нашли отражение в его более поздних публикациях: "Античный мир и раннее христианство" и "Жажда подлинного бытия" (обе - Берлин, 1922). --- В марте 1920 А. эмигрировал. С 1920 по 1944 жил в Кенигсберге, где на философском факультете университета последовательно занимал должности лектора русского языка, приват-доцента, доцента, сверхштатного профессора по русской культуре и истории русской духовной жизни. Одновременно с 1926 по 1938 был профессором по Новому Завету и по истории религий и сравнительному богословию на православном факультете Польского государственного университета в Варшаве. Развиваемые им идеи вызывали неизменный интерес не только среди философов-эмигрантов, но и в широких научных кругах Западной Европы.А. часто приглашали читать отдельные лекции в университеты Лозанны, Берна, Оксфорда, Кэмбриджа, Лондона, Гренобля, Страсбурга. В мае 1945 он переехал в Париж, а в феврале 1948 - в Нью-Йорк, где в Православной духовной академии Св. Владимира занял должность профессора. --- Несмотря на признанный авторитет и известность, мыслитель в эмиграции пребывал в состоянии интеллектуального одиночества. "Я жил, в общем, на отлете", - писал он в очерке "О русской эмиграции" (Дары и встречи жизненного пути. Франкфурт-на-Майне, 1974). Возможно, определенную роль сыграло нежелание А. участвовать в эмигрантских философских дискуссиях, возможно, его взгляды представлялись слишком самобытными и не находили своих последователей. Вместе с тем А. вел весьма активную жизнь: частые лекционные поездки, участие в экуменическом движении (участник католических конгрессов и конференций, в 1964 был представлен папе римскому Павлу VI). А. активно сотрудничал в бердяевском журнале "Путь", где публиковал как аналитические статьи ("Об избыточествующей жизни. Мистика и Церковь", № 3; "Пессимизм и мистика в древней Греции", № 4-5; "О духе нашего времени", № 6), так и обзорно-информационные ("Современные течения в католичестве и протестантстве в Германии", № 1: "О современном положении христианства", № 7; "Лозаннская конференция", № 10; "Религиозные съезды в Ньюкастле и Кембридже", № 20: "Религиозное движение молодежи в Германии", № 23; "Движение к единению христианских церквей и проблема современного мира", № 31 и др.). --- Проявившийся в публикациях интерес А. к западноевропейской религиозной и церковной жизни не был, однако, определяющим в общем спектре его духовных исканий. В сущности А. был мыслителем одной темы - духовной культуры России и русского православия, Структура и стилистика сочинений А. такова, что его можно вполне принять за богослова, но по сути он - историк религиозной культуры (Запада и Востока), философ культуры с "больным сознанием". Болезнь эта была всепоглощающей и всерадостной, т.к. называлась Россией с ее трагической судьбой и с вечными ценностями ее культуры, которая в своей православной форме жизни преизбыточествующей единственно способна к преображению мира и жизни. --- А. был убежден в том, что существует некий высший смысл и непререкаемый внутренний закон творения и жизни, как жизни мира, так и жизни человека. Основные мотивы и обоснование этой убежденности А, изложил в своем учении о Логосе Божием, который понимался не только как основа творения вообще, но и как средоточие истории человечества, как специфический духовный центр, невольно притягивавший всякого человека, приходящего в мир. Воплощенный Логос Божий, воплощенное Слово Божие, по глубочайшему убеждению А., есть центр истории мира. К нему сходятся и от него расходятся все лучи. В Логосе все обетования Божий, в нем осуществляется план Божий о мире. В Логосе решающим образом раскрылась и вошла в мир воплощенная Любовь Божия - основоположный закон и "задний фон" бытия всего мира. Размышляя о структуре мира, А. видел в нем огромное величие: "В этих круговых вращениях электронов, в этом огромном напряжении и устремлении сил, из взаимодействия которых рождается то, что мы называем материей, здесь есть не только захватывающий зов глубин, уходящих в бесконечность, но и красота и планомерность, поражающие наш ум. Мы начинаем понимать слова о Премудрости, лежавшей в основе мироздания, подобно тому, как эту Премудрость разумел автор книги Иова и авторы псалмов, когда они восхищались величием Божиим". Нет никакого сомнения в том, что подобные рассуждения в значительной мере носят профетический характер, но это профетИзм не религиозного фанатика, а углубленного ученого-богослова и тонкого мыслителя, пытающегося философски осмыслить пласты христианской культуры и осветить онтические аспекты мудрости античного и христианского миров. --- Соч.: Из русской культурной и творческой традиции. Франкфурт-на-Майне, 1959; Преображение мира и жизни. Нью-Йорк, 1959; О Жизни Преизбыточествующей. Брюссель, 1966: О Достоевском. Четыре очерка, Брюссель, 1972; Единый поток жизни: К проблеме единства христиан. Брюссель, 1973; О красоте в мире, Мадрид. 1974; О некоторых основных темах русской религиозной мысли 19-го века / Русская религиозно-философская мысль XX века. Питсбург, 1975. --- Лит.: Плетнев Р.Н.С.Арсеньев / Русская религиозно-философская мысль XX века. Питсбург, 1975; Филонова Л.Г. Николай Сергеевич Арсеньев / Русские философы.М., 1993. --- А. Абрамов ---


<< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 20 30 40 50 60 70 80 >>
Название сайта «Меч и Трость» благословлено последним первоиерархом РПЦЗ митрополитом Виталием>>> см. через эту ссылку публикацию.

На фотозаставке сайта вверху последняя резиденция митрополита Виталия (1910 – 2006) Спасо-Преображенский скит — мужской скит и духовно-административный центр РПЦЗ, расположенный в трёх милях от деревни Мансонвилль, провинция Квебек, Канада, близ границы с США.

Новый адрес электронной почты нашей редакции: v84992678001@gmail.com