МЕЧ и ТРОСТЬ
27 Сен, 2022 г. - 21:45HOME::REVIEWS::NEWS::LINKS::TOP  

РУБРИКИ
· Богословие
· Современная ИПЦ
· История РПЦЗ
· РПЦЗ(В)
· РосПЦ
· Развал РосПЦ(Д)
· Апостасия
· МП в картинках
· Распад РПЦЗ(МП)
· Развал РПЦЗ(В-В)
· Развал РПЦЗ(В-А)
· Развал РИПЦ
· Развал РПАЦ
· Распад РПЦЗ(А)
· Распад ИПЦ Греции
· Царский путь
· Белое Дело
· Дело о Белом Деле
· Врангелиана
· Казачество
· Дни нашей жизни
· Репрессирование МИТ
· Русская защита
· Литстраница
· МИТ-альбом
· Мемуарное

~Меню~
· Главная страница
· Администратор
· Выход
· Библиотека
· Состав РПЦЗ(В)
· Обзоры
· Новости

МЕЧ и ТРОСТЬ 2002-2005:
· АРХИВ СТАРОГО МИТ 2002-2005 годов
· ГАЛЕРЕЯ
· RSS

~Апологетика~

~Словари~
· ИСТОРИЯ Отечества
· СЛОВАРЬ биографий
· БИБЛЕЙСКИЙ словарь
· РУССКОЕ ЗАРУБЕЖЬЕ

~Библиотечка~
· КЛЮЧЕВСКИЙ: Русская история
· КАРАМЗИН: История Гос. Рос-го
· КОСТОМАРОВ: Св.Владимир - Романовы
· ПЛАТОНОВ: Русская история
· ТАТИЩЕВ: История Российская
· Митр.МАКАРИЙ: История Рус. Церкви
· СОЛОВЬЕВ: История России
· ВЕРНАДСКИЙ: Древняя Русь
· Журнал ДВУГЛАВЫЙ ОРЕЛЪ 1921 год

~Сервисы~
· Поиск по сайту
· Статистика
· Навигация

  
Электронный словарь
Поиск      
[ А | Б | В | Г | Д | Е | Ж | З | И | Й | К | Л | М | Н | О | П | Р | С | Т | У | Ф | Х | Ц | Ч | Ш | Щ | Ъ | Ы | Ь | Э | Ю | Я ]



    ЛИПКОВСКАЯ Лидия Яковлевна    (28.4.1884, с. Бабино, Хотинского у. Бессарабской губ. 22.3.1958, Бейрут) - артистка оперы, концертная певица (сопрано), педагог.Л. родилась в семье сельского учителя, обучалась в гимназии в Каменец-Подольске. Здесь она пела в церковном хоре, с 14 лет участвовала в любительских концертах. Семнадцати лет, выйдя против воли родителей замуж, уехала в Петербург. Через год Л. (тогда под фамилией Маршнер) поступила в Петербургскую консерваторию, в класс профессора Н.Ирецкой (едва ли ни самый крупный в России педагог, занимавшийся с женскими голосами). Еще будучи студенткой, Л. восхищала своим талантом А.Глазунова, Э.Направника.Н.Римский-Корсаков угадал в ней будущую идеальную исполнительницу персонажей его опер - Снегурочки и Марфы. Дебютировала на сцене Л., не проучившись и года, несмотря на запрет педагога. Поддавшись на уговоры антрепренера "русско-итальянской оперы" А.Угетти, Л. без репетиций заменила заболевшую певицу в "Риголетто" Дж.Верди с участием Н.Фигнера, выдающегося тенора, любимца петербургской публики (4.1.1904). Ирецкая "отлучила" Л. от занятий, но вскоре простила и вернула в класс. На экзамене Л. предложил петь Снегурочку сам Римский-Корсаков, но Ирецкая настояла на том, чтобы профессиональная карьера ее ученицы не форсировалась. Все же уже через два года, окончив консерваторию, Л. заключила контракт на три года с Мариинским театром. --- На первой оперной сцене России она фактически стала преемницей знаменитой лирикоколоратурной певицы Е.Мравиной. Первой ролью в Мариинском театре была Джильда в "Риголетто", затем она исполнила заглавную партию в "Лакме" Л.Делиба в спектакле с участием Ф.Шаляпина (28.11.1906). По свидетельству очевидцев, "закончила она арию сверхвысоким "ми". Публика наградила ее бурей аплодисментов, а Шаляпин, обняв ее, подвел к рампе..,". В следующем спектакле "Лакме" ее партнером был Л.Собинов. За короткое время Л. сформировалась в певицу мирового уровня. Она выдерживала сравнение с любой русской и зарубежной певицей в "Риголетто", "Травиате" Верди, "Сказках Гофмана" Ж.Оффенбаха, "Ромео и Джульетте" Ш.Гуно. Но особенно прославилась артистка в партиях Снегурочки и Марфы ("Царская невеста") - в них она поднималась до вершины подлинной трагедии (по воспоминаниям ветеранов Мариинского театра, все, кто только мог из его работников, собирались за кулисами, чтобы услышать и увидеть потрясавшее всех исполнение сцены таяния Снегурочки). Другая грань таланта Л. проявилась неожиданно в оперетте - она пела Валентину в "Веселой вдове" Ф.Легара (постановка Мариинского театра с участием А.Вяльцевой и А.Давыдова). --- В 1909 Л. впервые отправилась за рубеж. После недолгих занятий в Милане у известного педагога Витторио Вандзо она выступила в "La Scala", затем в Париже на сцене театра Шатле исполнила партию Ольги в "Псковитянке" Римского-Корсакова (с участием Шаляпина, В.Дамаева, Е.Петренко, В.Касторского), пела Людмилу в "Руслане и Людмиле" М.Глинки; позднее в лондонском "Covent Garden" участвовала в премьере оперы Э.Вольф-Феррари "Секрет Сюзанны". Осенью 1909 певица отбыла в Америку. Вместе с Г.Баклановым и Е.Бронской она пела на открытии и в первых спектаклях оперы в Бостоне, в Чикагской опере. Ее репертуар "Лючия ди Ламмермур", "Дон Паскуале", "Любовный напиток" Г.Доницетти, "Ромео и Джульетта" и "фауст" Гуно, "Лакме" Делиба. В "Metropolitan Opera" в Нью-Йорке дебютировала в "Травиате", имея партнером Энрико Карузо, затем пела с великим итальянцем в "Риголетто". В числе знаменитостей, с которыми Л. пела в Нью-Йорке, - тенор Алессандро Бончи, баритон Паскуале Амато. Из отзыва "Daily Telegraph"; "Г-жа Липковская - самая прелестная Лючия, какую когда-либо видели в Чикаго...". --- В мае 1910 в Париже, в "Opera Comique" пела заглавную партию в "Таис" Ж.Массне (специально для Л. композитор изменил эту партию, исходя из специфики ее голоса). В августе и сентябре 1910 Л. выступала в Риме, в Милане, в "La Scala" для нее ставили оперу В.Беллини "Сомнамбула". Затем снова Америка, вторые гастроли в "Metropolitan Opera". Вместе с Д.Смирновым Л. пела в "Травиате" и "Риголетто", выступала с концертами в различных городах США. Пресса свидетельствовала о "полном покорении" Америки. Директор консерватории в Чикаго Рабинов предлагал учредить что-то вроде синдиката для пропаганды русского исполнительского искусства, а для начала провести концерты Л. и Смирнова во всех городах США. --- В апреле 1911 Л. триумфатором возвратилась в Петербург. "Я так рада, что очутилась снова в Петербурге и вижу серенькое, но милое небо моей Родины", - говорила она. Но уже в мае она в Париже. В Театре Сары Бернар ставили 6 русских опер, из них две - для Л. - "Царскую невесту" и "Майскую ночь". В "Opera Comique" Л. пела в "Богеме" (партия Мими), в "Фаусте", в "Таис" и "Манон" Массне. По свидетельству журнала "Театр", Массне заявил, что "это - лучшая Манон из до сих пор им слышанных и виденных". --- В сентябре 1911 певица возвратилась в Мариинский театр, заключила с ним контракт на два года. Кроме прежних партий, она пела в "Искателях жемчуга" и в "Секрете Сюзанны", в "Севильском цирюльнике". "Биржевые ведомости" писали о ее партии Снегурочки: "Маленькая, субтильная, воздушная, неземная Снегурочка-Липковская кажется прелестной снежинкой, которая вот-вот умчится вдаль... И это таяние - целая драма: снежинка полюбила!.. в минуту можно выразить всю глубину чувств, и Липковская это сделала!" В том же году она впервые выступила на сцене Большого театра в Москве (Джильда в "Риголетто"). Не прекращались и ее зарубежные гастроли: в октябре 1911 вместе с Баклановым она пела в Венской придворной опере. В декабре 1911- "Орфей и Эвридика" К.Глюка в Мариинском театре (постановка В.Мейерхольда) с Собиновым, в январе 1912 - участие в прощальном спектакле М.Фигнер в Мариинском театре - Микаэла в "Кармен" Ж.Бизе. Наконец, гастроли по России - концерты в Москве, Киеве, Одессе, Екатеринославе, Кишиневе, Ростове, Варшаве, Лодзи, Риге, Вильно. Апрель 1912- спектакли в Будапештской опере. --- Осенью 1912 Л. пела на сцене Мариинского театра - в ансамбле со Смирновым, Собиновым. Тогда же в концерте певицы принял участие знаменитый скрипач Л.Ауэр. С февраля 1913- гастроли по городам России, затем выступления а Париже, в "Grand-Opera". После возвращения на родину Л. пела в Московской опере С.Зимина на сцене Народного дома в Петербурге (антреприза С.Аксарина). Декабрь 1913 - вместе с Баклановым в "Гамлете" А,Тома на сцене Гамбургской оперы. Февральмарт 1914 -Л. покорила изысканную публику театра "Casino" в Монте-Карло. Здесь она выступила в опере-балете Ж.Ф.Рамо "Празднество Гебы" (заглавная роль), в премьере оперы А.Понкьелли "Валенсианские мавры" (партия Элемы). В мае 1914 Л. заключила контракт с Петербургским театром музыкальной драмы (ТМД), известным интересными сценическими решениями оперной классики, и уехала в Милан. Там она готовила с В.Вандзо партии в "Золотом петушке" Римского-Корсакова и опере Сен-Санса "Предки" для следующего сезона в Монте-Карло. С участием Л. и Карузо в МонтеКарло планировали также "Лючию ди Ламмермур", "Риголетто" и "Богему", но эти планы изза начавшейся войны остались нереализованными, также как не состоялись намеченные в "La Scala" на декабрь 1914 года 9 спектаклей "Риголетто" под управлением А.Тосканини. --- В октябре-ноябре 1914 Л. пела в Петербурге: в Мариинском театре участвовала в постановке В.Мейерхольда "Секрет Сюзанны" Э.Вольф-Феррари, в ТМД пела в "Паяцах" Р.Леонкавалло и в опере Ц.Кюи "Мадемуазель фифи"; в основном же выступала на сцене Народного дома, называемого часто "театром гастролеров", в своих знаменитых ролях - в "Манон", "Травиате", "Лакме" (с Шаляпиным). Певица продолжала гастроли в лучших частных театрах России (Киев, Тифлис, Баку). Март 1916, Московская опера С.Зимина - "Риголетто" в ансамбле с Собиновым; тогда же с ним и в Большом театре в "Манон" и "Травиате". Как писала "Рампа и жизнь", "Манон" с Л. и Собиновым - "светлый праздник искусства". В октябре 1916 "Биржевые ведомости" в Петербурге рассказали читателям о намерении Л. создать свой театр, где "она будет ставить оперы на французском и русском языках". Как и почти все проекты тех дней, этот остался неосуществленным. Можно лишь сожалеть, что выдающаяся актриса не смогла испытать свои силы в качестве режиссера. --- После выступлений в Мариинском театре в декабре 1916 Л. вместе со Смирновым и басом А.Мозжухиным пела в Киеве, и затем отправилась за рубеж. Началась беспокойная жизнь "вечного гастролера" - Париж и Монте-Карло, Рим и Лондон, Прага и Вена, Берлин и Стокгольм, Варшава. Русская певица исколесила Северную и Южную Америку, посетила Сингапур, Японию, Китай, Новую Зеландию. В 1925 поселилась в Кишиневе, начала сотрудничество с оперой в Бухаресте. Бухарестская "Рампа" писала о Л. в роли Виолетты: "Она законченная трагедийная актриса. Патетическая игра, сильная выразительность и скульптурная жестикуляция делают Липковскую одной из самых выдающихся артистических фигур эпохи". В 1927, после блистательных концертов в Париже и выступлений в Бухарестской опере с выдающимся итальянским баритоном Умберто Урбано, великая певица приехала на родину. Первое выступление состоялось 13 ноября в Большом зале Ленинградской филармонии, "Жизнь искусства" дала такой отзыв: "Большая, подлинная артистка, с голосом, по-прежнему свежим и певучим, с неисчерпаемыми ресурсами вокальной виртуозности и с властвующим над всем этим вокальным богатством огромным и глубоко индивидуальным артистическим темпераментом - такова Липковская, вновь представшая после десятилетнего отсутствия перед аудиторией филармонии". После трех концертов певица выступила в бывшем Мариинском театре в "Травиате" и в "Севильском цирюльнике". Затем она отправилась в путешествие по стране (Москва, Киев, Ростов-наДону, Одесса, Баку, Тбилиси, Днепропетровск). Из откликов "Известий" на выступление Л.: "Ее колоратура - не виртуозное украшение, а музыкально-оформленные интонации взволнованной речи, легко переходящие в живую разговорную речь, в смех, в слезы, ее декламация - средство создания художественного образа и даже маленькой драмы, звук выразителен, красочен и в то же время не отрывается от музыкально-драматического целого". Свое турне Л. закончила в Ленинграде в апреле-мае 1928, исполнив главные партии в "Мадам Баттерфлай", "Лакме", "Манон", "Севильском цирюльнике", "Риголетто", "Травиате". В это время в Ленинграде гастролировала студия К.Станиславского, и Л. выступила в ее спектаклях "Царской невесте" и "Богеме". Зимой 1928-29 она совершила еще одно длительное турне Ленинград, Москва, Харьков, Киев, Ростов-наДону, Тбилиси, Баку, выступила в бывшей Мариинке в пяти операх. В Ленинграде Л. дала 22 концерта, в Москве - 18, в них принимали участие такие прославленные артисты как В.Качалов, Ю.Юрьев, пианист из Франции Ив Нат, молодой Д.Шостакович. Деятели искусства оценивали ее последние выступления на родине как нечто исключительное: "Липковская была очаровательной женщиной и превосходной артисткой ...ее мимика, жесты поражали чарующей свободой. Все обнаруживало истинный талант - не только певицы, но и драматической и комедийной актрисы". --- В Париже, куда Л. прибыла из СССР, она попала в автокатастрофу. Это заставило ее нарушить обязательства перед концертными организациями и театрами. Артистическая репутация ее в это время была необычайно высока: в США пресса считала, что лишь одна певица легендарная ныне Амелита Галли-Курчи - может состязаться с Л. в совершенстве вокальной техники; в Париже был выпущен альбом "Липковская на сцене и в жизни", чего не удостоились даже ее великие предшественницы. Находясь на вершине славы, певица сократила (очевидно вынужденно) свои выступления. Последний раз она дала концерты в Кишиневе в 1936. В 1937 возглавила кафедру сольного пения Кишиневской консерватории. В 1941, в начале войны, Л. пыталась эвакуироваться с консерваторией. Ее ученица, известная молдавская певица Т.Чебан, вспоминала: "На вокзале я увидела Липковскую. Как и все мы, она хотела попасть на поезд. Неожиданно на вокзал налетели самолеты и начала его бомбить. Все мы разбежались, и я больше не видела Липковскую". Ей все же удалось добраться до Одессы, но оттуда пришлось перебираться в Бухарест. Там она сначала довольствовалась частными уроками, затем начала преподавать в консерватории. Как педагог Л. проявила себя в высшей степени незаурядно: среди ее учеников ряд видных певцов Молдавии и Румынии - Т.Чебан, Л.Боксан, Л.БабичХанку, А.Стырча, известный солист оперы в Бухаресте тенор Г.Зобиан, сопрано ВирджиниЯ Зани (Дзани), выступавшая на лучших сценах Италии и др. В 1952 Л. уехала в Париж, где рассчитывала преподавать в Русской консерватории. Когда и при каких обстоятельствах она оказалась в Бейруте (где скончалась в крайней бедности), неизвестно. --- Л. обладала уникальной суммой дарований: в удивительной гармонии сочетались легкий голос прозрачного, серебристого тембра, феноменальная вокальная техника, высочайшая музыкальная и артистическая культура, огромное сценическое дарование и обаятельная внешность. Во времена Л. в России, в Европе и Америке было несколько певиц-сопрано, обладавших исключительной техникой колоратуры: Альма Фострем, А.Нежданова, Луиза Тетраццини, АТалли-Курчи, Зельма Курц и некоторые др. Все они, однако, не могут сравниться с Л. как трагедийной, лирической и комедийной актрисой, а чисто технический шедевр Л. в записи - ария из "Семирамиды" Дж.Россини - позволяет считать и ее вокальную технику выше, чем у любой из современниц, --- Звуковое наследие певицы сравнительно невелико. Все записи сделаны еще до 1 -и мировой войны, и все же они дают достаточное представление об искусстве певицы. В сезоне 1909/10 в Петербурге были записаны 3 двусторонние пластинки под маркой "Odeon" - на них 4 арии: Виолетты, Снегурочки, две - Марфы из "Царской невесты". Это самые редкие записи Л. В 19 II в США голос великой певицы записывала компания "Columbia". На этих пластинках арии из "Риголетто", "Ромео и Джульетты", "Лючии ди Ламмермур", две арии из "Манон", три дуэта (из моцартовского "Дон Жуана", "Травиаты", "Севильского цирюльника") с испанским баритоном Рамоном Бланшаром, дуэт из "Риголетто" с Баклановым и посвященный певице "Липковская вальс". Все произведения исполнены на языке оригинала. Крупнейшая европейская компания "Gramophone" записывала Л. в 1912-14в Петербурге - всего 1 7 произведений. Пластинки этой компании имели распространение не только в России, но и в Европе, где они включались в категорию "экстра". Среди этих записей выделяются два изумительных фрагмента из "Снегурочки", в том числе знаменитая сцена таяния, две арии из "Царской невесты", ария из "Иоланты" П.Чайковского. Шедевры искусства bel canto - арии из "Риголетто", "Ромео и Джульетты", "Богемы", транскрипции (специально для Л.?) фрагментов из балетов Л.Делиба дают представление о певице в "международном" репертуаре. Совсем незначительно в грамзаписи представлено искусство Л.-камерной певицы: "Шестнадцать лет" А.Даргомыжского, две песни Р.Шумана, в исполнении которых артистка проявила себя редкостным мастером психологически достоверной интерпретации. Все записи "Gramophone" реконструированы и изданы в середине 1980-х фирмой "Мелодия" - одна монографическая пластинка и диск совместно с записями Бакланова. --- Лит.: Kutsch J., Riemens L. Unvergangliche Stimmen. Sangerlexicon. Bern, Munchen, 1975; Арабаджиу P. "Очарованная песней" (Страницы жизни и творчества Л.Я.Липковской). Кишинев. 1977; Его же. "Судьба примадонны" (Воспоминания и документы о жизни и творчестве Л.Я.Липковской). Кишинев, 1989; Перепелкин Ю.Б. Аннотация к пластинке фирмы "Мелодия" М10 46831004 "Лидия Липковская, сопрано" в серии "Музыкальное наследие. Исполнительское искусство". 1986; Пружанский А.М. Отечественные певцы 1750-1917. М.. 1991, --- П.Н. ---

    ЛИПШИЦ Жак    (30.8.1891, г. Друскеники, Гродненской губ. - 27.5.1973, о. Капри, Италия) - скульптор. Сын подрядчика. Учился в хедере, с 1899 в коммерческом училище в Белостоке и в Вильно, затем в Виленской рисовальной школе, готовясь стать архитектором. В 1909 отправился в Париж. Увлекшись скульптурой, поступил в Академию изящных искусств, где его мэтром стал Ж.А.Инжальбер; посещал также сеансы рисунка и лепки в академии Жюльена, академии Коларосси, муниципальном колледже на бульваре Монпарнас. --- В 1912 уехал в Россию для прохождения военной службы. Вернувшись во Францию в 1913, снял мастерскую в "La ruche" ("Улей"), охотно общался с земляками {М.Шагалом, О.Штеренбергом, О.Цадкиным, Х.Сутшшм и др.), но наиболее близок ему оказался А.Модильяни, написавший двойной портрет "Жак Липшиц с женой" (1916-17). Решающее влияние на художественное мировоззрение Л. оказал кубизм Пикассо и Брака; ранние произведения Л. (из камня) - своеобразные кубистические полотна, вышедшие в третье измерение, обладающие устойчивостью, монолитностью, утяжеленной компактностью ("Голова", 1915-16; "Гитарист", 1915: "Арлекин с аккордеоном", 1918 и др.). В рельефы и барельефы Л. вводил полихромную раскраску ("Натюрморт с гитарой", 1919; "Музыкальные инструменты", 1924). В 1920 состоялась первая персональная выставка Л. в галерее Эффор Модерн. В 1924 принял французское гражданство. Международное признание принесла ему выставка в галерее Бюше (1930). --- В середине 1920-х пластический язык Л. решительно изменился - сильное лирическое начало смягчило строгость и четкость линий, жесткую огранку условных обобщенных изображений. На смену стереометрическим объемам, группировавшимся в монолитную центрическую композицию, пришли динамика, пространственная свобода, прихотливость линий и силуэтов. Камень уступил место бронзе, лепка вытеснила ваяние. Проемы и "дыры" в плотной вещественности были самой заметной, бросавшейся в глаза пластической особенностью бронзовых вещей Л.: они породили общее определение новых работ - "транспарантная" ("ажурная") скульптура. Излюбленными ее темами стали сюжеты, связанные с Арлекином ("Арлекин с мандолиной", 1925: "Арлекин с банджо", 1926: "Арлекин с гитарой", 1926 и др.) --- В 1928 участвовал в русском разделе выставки "Современное французское искусство" в залах Музея нового западного искусства. В 1935 приехал в СССР, впервые побывал в Ленинграде, в Эрмитаже. В Москве получил заказ на портрет Ф.Дзержинского (1935, бронза): подарил Музею изобразительных искусств им. А.Пушкина один из вариантов бронзовой скульптуры "Радость жизни". Почувствовав враждебную настороженность, отказался от мысли вернуться в СССР, но вынес из поездки сильные впечатления, особенно от размаха строительства, значимости пластики в архитектуре, т.к. считал чрезвычайно важным одухотворение архитектурных сооружений.Л. был близок со многими архитекторами группы "Esprit Nouveau", с ее организатором Ле Корбюзье, который спроектировал виллу Л. - одно из выдающихся сооружений XX в, --- Свои представления о роли скульптуры в создании современного пластического синтеза Л. воплотил в монументально-декоративной композиции "Прометей", украсившей "Дворец открытий и изобретений" на международной выставке в Париже в 1937. Тема трагической битвы титана с хищным орлом стала сквозной в его творчестве: одну из лучших композиций создал в 1942-44 для здания бразильского министерства национального образования и здравоохранения в Рио-де-Жанейро. --- После оккупации Франции нацистами переехал в 1941 в США и остался там жить после окончания войны. С конца 1930-х стали появляться произведения Л" интерпретировавшие в современном ключе барочные пластические концепции с их напряженностью объемов и масс, динамикой композиции, экспрессивной игрой светотени. Один из шедевров Л. - бронзовая группа "Мать и дитя" (1941-45), трагический пафос которой рожден переживаниями военных лет (женский торс с мучительно запрокинутой головой: раскинутые руки, защищавшие дитя). В послевоенные годы продолжал работать в области монументальной пластики: новый вариант скульптуры "Прометей, удушающий орла" (1944-53); композиция с фигурой Богоматери для собора в Асси (Франция). --- Постоянной темой на протяжении всей творческой биографии Л. был портрет, не подверженный никаким пластическим экспериментам в отличие от станковых и монументальных скульптур. В портретах Л. всегда был реалистом. Считал обязательным внешнее сходство, стремился выразить всю глубину индивидуальности модели. Обобщенность форм, компактность масс, бережная модуляция сглаженных поверхностей придавали портретам Л. монументальность и весомую значимость: лучшие среди них - портрет Гертруды Стайн, портреты жены (1920-е) и др. Незадолго до смерти возвратился в Европу. Соч.: My Life in Sculpture. New York, 1972. --- Лит: Hammacher A. Jackes Lipchitz. New York, 1975. --- А. Шатских ---

    ЛИТВАК Анатолий Михайлович    ( 10.5.(по др. св. 5.5.11902, Киев- 16.12.1974, Нейи-сюрСен, под Парижем) - кинорежиссер. Детство и юность провел в Киеве, затем изучал философию в Петрограде. Увлечение драматическим искусством привело его в театральные студии Е.Вахтангова и В.Мейерхольда. Играл на сцене, поставил несколько спектаклей, затем заинтересовался кинематографом. В 1922-23 работал в "Севзапкино", его режиссерским дебютом на этой студии был фильм "Татьяна" (1923). В 1924 поставил одну из первых советских кинокомедий "Сердце и доллары", сатиру на нэпманское мещанство (в фильме снимались С.Магарилл, М.Бабанова, Е.Корчагина-Алексеева), а в 1925- "Самый юный пионер". В том же году уехал на 6 месяцев во Францию с целью продолжить образование, однако на родину не вернулся. Работал в небольших театрах Парижа, затем в кино, на первых порах в качестве декоратора и ассистента режиссера. Под руководством русского режиссера-эмигранта А.Волкова принимал участие в съемках его фильмов "Казанова" ("Casanova", 1927), "Шахеразада" ("Sheherezada", 1929), "Белый дьявол" ("Der weisse Teufel", 1930). В 1929 Л. выехал в Германию. С этого периода и до своего отъезда в Америку в 1936 Л. попеременно работал на студиях Берлина, Парижа и Лондона. Среди его первых самостоятельных фильмов - "Долли делает карьеру" ("Dolly macht Karriere", 1932), "Песня одной ночи" ("Das Lied einer Nacht"), "Этот старый мошенник" ("Cette vieille canaille, 1933), "Экипаж" ("L'Equipage", 1935), "КалеДувр" ("Calais-Douvres") и др. Это были комедии, приключенческие ленты, мелодрамы. В них снимались популярные актеры 30-х: Ян Кипура, Лилиан Харвей, Магда Шнайдер, Харри Бор, Анабелла, Шарль Ванель, Жан-Пьер Омон. Но подлинный успех пришел к нему с постановкой "Майерлинга" ("Mayerling", 1936). Это была наиболее зрелая работа: высокий уровень культуры, эрудиция, хороший вкус, интуиция художника помогли Л. с предельной достоверностью показать эпоху, приметы быта и времени, внешнюю атрибутику габсбургского императорского дома и вместе с тем максимально "очеловечить" хрестоматийные, почти условные исторические персонажи. Роман кронпринца Рудольфа и юной Марии Вечеры предстал на экране как история большой любви. Существенное значение имел при этом выбор исполнителей главных ролей. Способность "угадать" актера, увидеть его основные достоинства и умело использовать их стало неотъемлемой чертой режиссерского таланта Л. Молодая, тогда еще малоизвестная Даниэль Даррье, одна из самых лирических актрис французского экрана, и Шарль Буайе с его характерной загадочной внешностью преобразили скандальный адюльтер с кровавой развязкой в трогательную, поэтическую мелодраму. Успех фильма означал признание высокого уровня профессионализма Л. --- В 1936 Л. уехал в Америку. С тех пор его имя оказалось надолго связано с кинопродукцией Голливуда. В США Л. довольно быстро завоевал репутацию режиссера, которого отличали хороший европейский вкус, великолепное чувство стиля, тщательность, отточенность мельчайших деталей в работе, организаторский талант и умение быстро достигать цели в рамках поставленных задач. Благодаря этим качествам Л., как художник не обладавший яркой индивидуальностью, создавал ленты, имевшие практически постоянный зрительский и коммерческий успех. Работал Л. в основном на студиях "Wamer Brothers" и "XX Century Fox". В 1937 женился на "звезде" американского кино Мириам Хопкинс, исполнительнице главной роли в его первом заокеанском фильме "Женщина, которую я люблю" ("The Woman I Love", 1937). Среди других его довоенных работ - мюзикл "Товарищ" ("Tovarich", 1937), где остроумно и изящно обыгрывались жизненные перипетии русских эмигрантов, в том числе и членов бывшей царской династии в Париже; картина смешанного жанра "Удивительный доктор Клиттерхауз" ("The Amazing Dr. Clitterhouse", 1938), в которой режиссер талантливо сочетал дух веселой комедии с элементами криминальной уголовной драмы; мелодрама и психологическая драма "Сестры" ("The Sisters", 1938) и "Все это и небо впридачу" ("АН This and Heaven Too", 1940). В фильмах снимались кумиры американского экрана: Ш.Буайе, Клодетт Кольбер, Эдвард Робинсон, Эрол Флинн, Бетт Дейвис, Хемфри Богарт, Клер Трейвор. --- Среди довоенных лент особое чувство гордости вызывала у Л. картина "Признание нацистского шпиона" ("Confessions of a Nazi Spy", 1939). Это был первый американский фильм, предупреждавший об опасности распространения фашизма в США и угрозе мировой войны, Режиссер сознательно сфокусировал внимание на фактической стороне в ущерб художественной, показав зверства нацистских банд, сеть шпионажа и работу агентов гестапо в Америке. Картина грешила некоторой схематичностью, но нарочитая близость к документальной манере повествования усилила эффект эмоционального воздействия. Фильм имел огромный успех и производил колоссальное впечатление на зрителя, хотя некоторые представители американской администрации расценили его как провокацию, направленную на вовлечение США в войну.Л. предстал по этому обвинению перед комиссией по расследованию антиамериканской деятельности, и только нападение Японии на Соединенные Штаты остановило процесс. Военная тема разрабатывалась и в последующих его лентах. В фильме "Это прежде всего" ("This Above All", 1942) был поднят вопрос об ответственности правящих кругов за развязывание войны и роли рядовых граждан в ней. Но война вошла не только в творческую биографию Л. В начале 40-х он принял гражданство США, вступил в армию добровольцем, пробыл в ее рядах с 1942 до 1946, участвовал в операциях в Северной Африке, в Нормандии и дослужился до чина полковника. В 1943-44 вместе с известным американским режиссером Френком Капра работал над документальнопропагандистским киносериалом "Почему мы сражаемся?" ("Why We Fight?"), Л. был автором нескольких фильмов этой серии: "Нацисты наступают" ("The Nazis Strike", 1943); "Разделяй и властвуй" ("Divide and Conquer", 1943): "Битва за Россию" ("The Battle of Russia", 1944); "Битва за Китай" ("The Battle of Chine", 1944) и "Война пришла в Америку" ("War Comes to America", 1945). --- По общему признанию, лучшим из них был фильм "Битва за Россию". Удачно комбинируя отрывки из советских историко-патриотических художественных фильмов ("Александр Невский", "Петр Первый" и др.) и документальные кадры, Л. сумел эмоционально и фактически достоверно показать всю тяжесть тех испытаний, которые выпали на долю советского народа, его стойкость и мужество в борьбе с фашистской Германией. Для съемок фильма режиссер выезжал на фронт, какое-то время провел в Полтаве, откуда советские и американские самолеты вылетали на запад бомбить немецкие соединения. Во время одного из налетов Л. был ранен. В своем фильме режиссер использовал много кинохроники, снятой советскими операторами. Спустя два десятилетия он с большой теплотой вспоминал о встречах со своими бывшими соотечественниками: "Я счастлив, - говорил он, - что видел войну советского народа так, как видели ее солдаты". Фильм вышел накануне открытия второго фронта и имел огромное пропагандистское значение, Это был яркий и талантливый кинорассказ, который, как декларировалось в фильме, "навсегда уничтожил миф о непобедимости фашистов". --- После войны Л. продолжил работу в Голливуде. В 1947 он сделал римейк фильма известного французского режиссера Марселя Карне "День начинается". Американская версия под названием "Длинная ночь" ("The Long Night", в гл. роли Генри Фонда) ничем не напоминала свой французский оригинал - шедевр драматургии и режиссуры. Его своеобразная поэтическая атмосфера, сложность человеческих чувств, драма любви - все было выхолощено в новой постановке, призванной строго соответствовать стандартам заокеанской продукции. Следующий фильм Л. - "Змеиная яма" ("Snake Pit", 1948) был страстным и страшным киноповествованием о больных людях, содержащихся в психиатрических клиниках, о чудовищной атмосфере, антигуманном, практически бесконтрольном поведении медиков по отношению к своим пациентам. С помощью различных режиссерских приемов, мастерски используя технические возможности кино, он сумел показать восприятие происходящего как бы изнутри, глазами больного человека, проникая в тайники его пораженного сознания и воспроизводя это с максимальной точностью на экране. Фильм, почти документальный по стилю и манере повествования, проникнутый искренней болью и сочувствием к этим людям, имел широкий общественный резонанс. Коллегия врачей-психиатров написала протест, сочтя его своего рода пасквилем, но критика и зрительская аудитория дали ему высокую оценку. Блестящая работа Оливии де Хевиленд в роли главной героини в немалой степени была тоже заслугой Л., который всегда умел акцентировать внимание на актерской игре, выдвигая ее на первый план и демонстрируя публике наиболее сильные стороны дарования исполнителя в ущерб своим режиссерским амбициям. --- В 50-60-е Л. снимал фильмы не только в Америке: в качестве постановщика его часто приглашали в Европу, в основном на киностудии Франции и Великобритании. Среди работ этого периода были ленты самых разных жанров: антифашистский фильм "Решение перед рассветом" ("Decision Before Dawn", 1951); великолепная мелодрама, одна из лучших его лент "Акт любви" ("Act of Love", 1954); психологическая драма "Глубокое синее море" ("Deep Blue Sea", 1955); фильм о венгерских событиях 1956с элементами социальной критики "Путешествие" ("The Journey", 1958): блестящий триллер "Пять миль в полночь" ("5 Miles to Midnight", 1962). В фильмах снимались в основном "звезды" мирового экрана; Отто Вернер, Кёрк Дуглас, Вивьен Ли, Юл Бриннер, Дебора Керр, Софи Лорен и мн. др. Как и прежде, актерская игра являлась главным компонентом фильмов Л. Недаром целый ряд занятых в его картинах артистов удостаивались престижных наград. Ингрид Бергман получила "Оскара" за главную роль в фильме "Анастасия" (1956) - очередном киномифе о судьбе младшей дочери последнего русского императора. Энтони Перкинсу был вручен Золотой приз Каннского международного кинофестиваля (1961) за лучшее исполнение мужскои роли в одноименной экранизации романа Франсуазы Саган "Любите ли вы Брамса?" Великолепный актерский ансамбль (Ингрид Бергман, Ив Монтан, Энтони Перкинс) и добротная высокопрофессиональная постановка обеспечили этой картине огромную зрительскую аудиторию и небывалый коммерческий успех. --- В 1967 еще одно созвездие актерских имен было представлено в новом фильме Л. "Ночь генералов" ("The Night of the Generals"). Эта картина стала кульминацией его творческого подъема на завершающем жизненном этапе. Экранизация одноименного романа Ганса Гельмута Кирста, по признанию самого Л., была его "важнейшим послевоенным произведением". Мастерски используя все выразительные средства кинематографа, добиваясь почти документальной правды и высочайшего эмоционального накала, он вновь, как и 30 лет назад, предупреждал с экрана об угрозе фашизма. Бесчеловечность как основа фашистской морали стала главной темой фильма. Режиссер, по его словам, стремился показать нравственную деградацию "сверхчеловеков", бывших в действительности лишь "мелкими карьеристами и убийцами", и тем самым пытался пресечь предпринимаемые попытки их моральной и политической реабилитации. Образ эсэсовского генерала Танца, садиста и маньяка, воплощал суть нацизма как чудовищного сплава человеческих пороков. Автору удалось создать серьезное, талантливое произведение. Особо были отмечены интересные актерские работы исполнителей главных ролей - Омара Шарифа, Филиппа Нуаре и Питера 0'Тула. --- Последним фильмом Л. стала экранизация одного из лучших детективных романов известных французских писателей П.Буало и Т.Насержака "Дама в автомобиле, в очках и с ружьем" ("La Dame dans l'auto, avec des lunettes et un fusil"). В этой картине Л. остался верен себе: режиссура, прекрасная актерская работа Стефани Одран плюс все необходимые слагаемые коммерческого успеха. --- Л. был награжден за участие в войне орденами Франции: Военным Крестом и орденом Почетного легиона. За вклад в развитие киноискусства - Международным призом Веницианского МКФ; за фильм "Змеиная яма" в 1949 он получил премию гильдии режиссеров Америки. --- Соч.: "A Cutter at Heart" (интервью) // Films and Filming, 1967, Febr. --- Лит.: Nolan Jack. Anatole Litvak // Film in Review, 1967, Nov.; Интервью с А.Литваком / Экран 19671968. M" 1968; Anatole Litvak / American Film Directors. New York, 1974. --- Т. Гиоева. ---

    ЛИФАРЬ Серж    (Сергей Михайлович) (2.4.1905, Киев - 15.12.1986, Лозанна, Швейцария) - танцовщик, балетмейстер, педагог. Азы хореографического образования получил в студии Б.Нижинской в Киеве (1921). В 1923 по рекомендации Нижинской вместе с четырьмя другими ее учениками был вызван на просмотр в "Русский балет" С.Д.Дягилева, испытывавший острую нехватку артистов. Несмотря на крайне слабую подготовку, новобранцев, включая Л., показавшегося хуже всех, приняли в прославленную труппу. Начался трудный процесс превращения начинающих любителей в профессиональных танцовщиков. Помогали уроки опытнейшего Э.Чекетти и общение с профессионалами высочайшего класса, которые всегда присутствовали в антрепризе.Л. обладал выигрышной внешностью, хорошими пропорциями удлиненного тела, достаточно привлекательным лицом с выразительными глазами. Дягилев имел страсть создавать и коллекционировать таланты, нередко остывая к предыдущим избранникам, торопясь заменить их новыми. Неуступчивость Нижанской в работе над "Голубым экспрессом" (1924) вызвала раздражение всесильного мэтра и желание расстаться. Тайком Дягилев начал пробовать Л. как хореографа; 19-летний юноша был явно не готов к новой деятельности, тем не менее оказанное доверие, несомненно, заронило мысль о такой возможности в будущем. Так началось сближение Л. с Дягилевым. --- В 1925 начинающий артист впервые исполнил ведущую партию Борея в балете "Зефир и Флора" на музыку В.Дукельского с хореографией Л.Мясчш (28 апр., Театр Монте-Карло). Танцы неокрепшего новичка не могли быть удовлетворительны. Удачней выступил Л. на премьере "Матросов" с музыкой Ж.Орика и хореографией Мясина (17.6.1925, " Гёте-лирик", Париж). Исполняя вместе с Л.Войциховским и Т.Славинским роли трех моряков, обратил на себя внимание не только молодостью, но и элегантной небрежностью, так шедшей его французскому герою. Занятия с Н.Легатом, а после ухода того - с П.Владимировым помогали преодолевать недостатки образования. Следующей премьерой для Л., уже в новом качестве ведущего танцовщика, стал балет с хором "Барабо" на музыку В.Риети (11.12.1925, "Колизеум", Лондон). Роль щеголя Сержанта давала возможность подчеркнуть достоинства нового фаворита Дягилева, скрывая при этом недостаточное владение техникой танца. Это была 2-я постановка Дж.Баланчина, ставшего основным хореографом в последний период существования "Русского балета". Л. принимал теперь участие почти в каждой новой премьере. В "Ромео и Джульетте" с музыкой К. Ламберта и хореографией Нижинской (4.5.1926, Театр Монте-Карло) Л.-Ромео появлялся сначала в костюме эпохи Возрождения, затем в униформе летчика, чтобы увезти Джульетту на самолете. Баланчин ставил антракт-балет для отдельно танцующих ног, которые видны были зрителю изза намеренно опущенного не до конца занавеса. Партнершей была знаменитая Т.Карсавина. Правда, ни она, ни шокирующие нововведения не сделали спектакль сенсацией, однако сотрудничество с мастерами способствовало становлению Л. и как танцовщика, и как личности. --- К тому времени репертуар содержал лучшее из созданного дягилевской антрепризой, по сути был антологией крупнейших завоеваний балета последних двух десятилетий, начиная от постановок крупнейших мастеров XIX в. и кончая шедеврами М.Фокина, прозрениями В.Нижинского. У Л. постепенно формировалось собственное отношение к этому богатейшему опыту. Процесс превращения в эрудированного классного профессионала был быстрым. Недостаток школы возмещался смелостью и самоуверенностью - привилегированное положение тому способствовало. Полезно было даже участие в проходных спектаклях - таких как "Пастораль" Ж.0рика с Л. в роли Разносчика телеграмм (29.5.1926, Театр Сары Бернар, Париж) или "Триумф Нептуна" Д.Бернерса с Л. в роли моряка Тома Гужа (3.12.1926, "Лицеум", Лондон) - оба в постановке Баланчина. Жанровое начало придавало живость созданным образам. Интерес к актерской стороне роли преобладал. Хуже обстояло дело с академическим репертуаром - здесь требовалось мастерство в незаметной помощи партнерше и элегантная сдержанность, умение стушеваться, чтобы выгоднее подать балерину. Одноактный вариант "Лебединого озера" Л. танцевал с А.Даниловой. С нею же исполнил "Жар-птицу" в новом оформлении Н.Гончаровой. В "Послеполуденном отдыхе фавна" партнершей была Л.Чернышева.Л. был полной противоположностью создателю хореографии и роли В.Нижинскому. Приходилось с помощью более опытных коллег искать свои краски, собственное отношение к необычной пластике. --- В следующем сезоне Л. исполнял "Лебединое озеро" с О.Спесивцевой. Они очень подходили Друг Другу: оба обладали эффектной внешностью. Трагедийность дара Спесивцевой выгодно оттенялась напыщенной декоративностью партнера. К этому времени сильный женский состав солистов "Русского балета" первенствовал там, где главным были виртуозные танцы; в современном же репертуаре Дягилев сохранил принципиальную установку на первенство мужского танца. В "Кошке" А.Соге (30.4.1927, Театр Монте-Карло) исполнение Л. затмило успех Спесивцевой. Это было самое удачное из последних созданий Баланчина. Юноша влюблялся в кошку и умолял Афродиту превратить ее в девушку. В новом качестве кошка не выдерживала искуса и, увидев мышь, кидалась за нею, принимая прежнее обличье. Юноша, потрясенный утратой, погибал. Аффектированность пластики, неординарность ситуации (басня Эзопа была перенесена в условия современной жизни) помогли Л. быть убедительным на сцене. Выигрышным оказалось и центральное рае de deux. Смелым было оформление Н.Габо и А.Певзнера, соорудивших архитектурные декорации из целлулоида и такие же прозрачные костюмы. Последняя премьера сезона - "Стальной скок" С.Прокофьева в постановке Мясина (7.6.1927, Театр Сары Бернар, Париж) - представляла собой дивертисмент на фоне конструктивистского оформления. Интересного материала для Л" неизменно появлявшегося с велосипедом, постановка не дала. В неудачной последней работе Мясина у Дягилева - двухактной "Оде" на музыку Н.Набокова (6.6.1928, там же) - Л. досталась невыразительная роль Студента, спасти которую не удалось. Центральным событием сезона стал "Аполлон Мусагет" И.Стравинского с оформлением А.Бошана в замечательной постановке Баланчина (12.6.1928, там же). В центральной партии Аполлона скульптурность выразительных поз чередовалась с классическим танцем, и Л. вполне справлялся и с тем и с другим. Музами, сопровождавшими Аполлона, были Данилова, Л.Чернышева, Ф.Дубровская. --- Сезон 1929 был заключительным в истории дягилевской труппы. Положение фаворита обязывало и оказалось непростым для Л. Психология выскочки победила. Зазнайство, бахвальство, лживость расцвели, да так, что оттолкнули покровителя. По крайней мере, Дягилев к Л. совершенно охладел. Центральным событием оказалась премьера "Блудного сына" Прокофьева в постановке Баланчина с оформлением Ж.Руо (21.5.1929, Театр Сары Бернар, Париж). Л. исполнял главную партию. Баланчин избегал открытой театральной эмоции, предпочитая обобщенность символическую. Картинность разгула и страданий была Л. близка. Успех спектакля, в котором его партнершей выступила Дубровская (Сирена), был значительным. Обоих героев, правда, упрекали в недостатке драматизма. Балетмейстерский дебют Л. - новая версия "Байки про Лису, Петуха да Барана" И.Стравинского - прошел в тот же вечер без особого успеха.Л. для каждой роли назначил двух исполнителей: танцовщика и акробата, и они одновременно находились на сцене, поочередно вступая в действие. Танец перемежался акробатикой, как требовала того мода. --- Конец дягилевской антрепризы застал Л. сложившимся танцовщиком и начинающим балетмейстером, Смерть мэтра поставила каждого в труппе перед необходимостью самому определять свою судьбу. В драматической жизненной ситуации Л. обнаружил завидный практицизм, Он победил в борьбе за право быть душеприказчиком Дягилева. Это давало не столько материальные преимущества, сколько право быть духовным воспреемником, что создавало престиж, служило гарантом успешной карьеры. Л. обосновался в "Grand-Орбга)". Это был уже другой человек - циничный, с железной деловой хваткой, способный выстоять в театральной борьбе, в любой сшибке характеров и амбиций. В нем обнаружился настоящий талант слышать время, улавливать меняющиеся вкусы публики; талант нравиться и талант ставить вполне профессионально, интересно, изобретательно. Как это ни парадоксально, Л. оказался самым живым памятником Дягилеву - его энергии, вкусу, безошибочности выбора, умению менять чужую судьбу. --- Л. возглавил балет Парижской оперы - это значило, он стал законодателем вкуса французского балета. Он был премьером (1929-56), главным балетмейстером и педагогом (192945, 1947-58, 1962-63, 1977) "Grand-Opera", способствовал превращению этой труппы в первоклассный художественный организм, с интересным и самобытным репертуаром, выдающимся составом труппы. За долгую творческую жизнь Л. сочинил более 200 балетов, в основном одноактных, и дивертисментов в операх; охотно сам танцевал в них, с некоторого времени выступал только в собственных постановках, Рамками своего театра не ограничивался, переносил и ставил новое для других трупп, порою брался руководить ими. Организовал труппу "Nouveaux Ballet de Monte Carlo" (1945-47), для которой осуществил "Утреннюю серенаду" Ф.Пуленка, "Drarnma per musica" И.-С.Баха, "Шота Руставели" Онеггера и других, "Пери" Дюкаса, "Ночь на Лысой горе" М.Мусоргского (все 1946), "Наутеос" Д.Лало (1947). В качестве приглашенного хореографа ставил на других сценах Франции и за рубежом. Уроки дягилевской антрепризы пришлись кстати, и Л. обращался к самым разным слоям музыки, сохраняя при этом неизменный интерес к современным поискам в этой сфере. В выборе жанра Л. также стремился сохранить присущую Дягилеву широту: диапазон, правда, определялся возможностями и пристрастиями самого хореографа. При всем разнообразии его спектакли представляли некую стилистическую цельность. Склонный к библейским и античным сюжетам, к темам, почерпнутым из классической поэзии и литературы, хореограф предпочитал патетически приподнятую театральность, скульптурность декоративной статики, намеренную нарочитость аллегории, дававшую нередко выразительные сценические эффекты. Создавал он и бессюжетные композиции, разрабатывающие симфонические возможности инструментального классического танца. Плодовитость не всегда была итогом вдохновения - практицизм нередко брал верх, приводя к повторам. Зато руководимые им труппы острого репертуарного голода не знали.Л. не стал ни изобретателем новых форм, ни создателем новых направлений. Он талантливо претворял открытия реформаторов балета XX в., разрабатывал брошенные ими походя идеи. Гастроли "Grand-Opera" в СССР (1958, 1969-70) познакомили с рядом его произведений.Л. приезжал в СССР, подарил Пушкинскому дому часть раритетов из коллекции Дягилева. --- Л. стал автором более 25 книг о балете, исследовал некоторые теоретические проблемы танца. Основал Парижский институт хореографии (1947) и Университет танца (1957), С 1955 читал курс истории и теории танца в Сорбонне. Подвел итог опыту дягилевской антрепризы в сочинениях мемуарного плана. С 1959 находясь на отдыхе, возвращался в "GrandOpera" эпизодически. Член Академии изящных искусств (1968), многих комитетов и жюри. Учредил дипломы Анны Павловой и Вацлава Нижинского. Последние годы провел в Швейцарии в местечке Глион. Несмотря на то, что большинство созданных им балетов исчезли из репертуара, Л. оказал огромное влияние на всю современную хореографическую культуру Франции. Соч.: Лифарь С. Дягилев. СПб., 1993. --- Лит.: Koegler Н. The Concise Oxford Dictionary of Ballet. 2 ed. London, New York, Melbourne, 1982: Григорьев С.Л. Балет Дягилева. 1909-1929. М., 1993. --- А. Соколов-Каминскай ---

    ЛОССКИЙ Борис Николаевич    (род. 28.3.1905, Петербург) - искусствовед, историк архитектуры, мемуарист, сын философа Н.О.Лосского и Людмилы Владимировны Лосской, дочери видного педагога В.Стоюнина. Брат В.Лосского. Воспитывался и учился в Петербурге, в гимназиях М.Шидловской и М.Стоюниной. Дружил с молодым Митей Шостаковичем, посещал вместе с ним "Музыкальные курсы И.Гляссера". С юных лет определилось увлечение Л. искусствоведением и, особенно, историей архитектуры. В 1922, несмотря на то, что отец уже находился в заключении, ожидая высылки, Борис принял решение поступить на факультет общественных наук Петроградского университета, дабы не "оказаться между двух стульев" в случае, если ему удастся остаться на родине. Однако уже в ноябре 1922, проучившись в университете чуть более месяца, он вместе с семьей выехал в Берлин, а затем в Прагу, где продолжил учебу на архитектурном отделении Чешского политехникума. Для совершенствования образования отправился в 1927 в Париж, закончил там Школу Лувра (1934) и Сорбонну (1937). С 1932 он гражданин Франции, в 1933-34 отбывал воинскую повинность в 158-м пехотном полку Страсбурга, закончив службу в чине капрала. 26.6.1937 состоялось венчание Л. с Надеждой Константиновной Георгиевой, дочерью болгарского писателя К.Георгиева. --- Деятельность Л. во 2-й половине 30-х была посвящена, главным образом, разыскиванию и изучению предметов французского искусства в Югославии и Чехословакии, 1.9.1939 был мобилизован в действующую армию, затем 19.6.1940 последовало пленение в городе Эпиналь и пребывание в лагерях в Нижней Австрии (до мая 1945). Условия жизни Л. в лагере были более или менее сносными. Он читал лекции по истории искусств для самодеятельного кружка французских военнопленных, смог написать несколько статей по искусствоведческой проблематике. --- В 1945-47 Л., назначенный на пост "офицера по делам искусств" при французском оккупационном правительстве в Инсбруке, занимался розыском предметов французского искусства, вывезенных нацистами в Австрию. В 194765 состоял хранителем музеев городов Тур, Амбуаза, Ришелье, ас 1965 до выхода на пенсию в 1970 - хранителем национального дворца-музея в фонтенбло. Научные исследования в области европейского Ренессанса, маньеризма, барокко и классицизма, несколько сотен статей, посвященных искусствоведческим и историко-архитектурным вопросам, снискали ему широкую известность как во Франции, так и за ее пределами. В разное время он удостаивался почетного членства и президентства в научных обществах и академиях Франции: в 1962 ему присвоено звание кавалера Почетного легиона. --- После ухода на пенсию Л. продолжает активную деятельность в качестве искусствоведа, консультирует коллег из отделов Лувра и др. музеев Франции. Не покидая западноевропейской тематики, он в значительной мере переориентировался на историю российского искусства и архитектуры, опубликовав около 40 статей о творчестве архитекторов Петербурга - Леблона, Кваренги, Бренна, Тома де Томоне и др. Участились его контакты с сотрудниками Эрмитажа, Русского музея, Исторического музея Петербургской Академии художеств. Весьма удачным следует признать дебют Л. в мемуаристике - воспоминания о ДШостаковиче, семье Лосских-Стоюниных в 191422, жизни русской эмиграции в Праге (1922-27). --- Соч.: Le Manierisme en France et en Europe du Nord. Geneve, 1979; Наша семья в пору лихолетья // Минувшее, вып. 11-12. Париж, 1992-93. --- П. Шалимов ---

На фотозаставке сайта вверху последняя резиденция митрополита Виталия (1910 – 2006) Спасо-Преображенский скит — мужской скит и духовно-административный центр РПЦЗ, расположенный в трёх милях от деревни Мансонвилль, провинция Квебек, Канада, близ границы с США.

Название сайта «Меч и Трость» благословлено последним первоиерархом РПЦЗ митрополитом Виталием>>> см. через эту ссылку.

ПОЧТА РЕДАКЦИИ от июля 2017 года: me4itrost@gmail.com Старые адреса взломаны, не действуют.