МЕЧ и ТРОСТЬ
06 Дек, 2019 г. - 13:50HOME::REVIEWS::NEWS::LINKS::TOP  

РУБРИКИ
· Богословие
· Современная ИПЦ
· История РПЦЗ
· РПЦЗ(В)
· РосПЦ
· Развал РосПЦ(Д)
· Апостасия
· МП в картинках
· Распад РПЦЗ(МП)
· Развал РПЦЗ(В-В)
· Развал РПЦЗ(В-А)
· Развал РИПЦ
· Развал РПАЦ
· Распад РПЦЗ(А)
· Распад ИПЦ Греции
· Царский путь
· Белое Дело
· Дело о Белом Деле
· Врангелиана
· Казачество
· Дни нашей жизни
· Репрессирование МИТ
· Русская защита
· Литстраница
· МИТ-альбом
· Мемуарное

~Меню~
· Главная страница
· Администратор
· Выход
· Библиотека
· Состав РПЦЗ(В)
· Обзоры
· Новости

МЕЧ и ТРОСТЬ 2002-2005:
· АРХИВ СТАРОГО МИТ 2002-2005 годов
· ГАЛЕРЕЯ
· RSS

~Апологетика~

~Словари~
· ИСТОРИЯ Отечества
· СЛОВАРЬ биографий
· БИБЛЕЙСКИЙ словарь
· РУССКОЕ ЗАРУБЕЖЬЕ

~Библиотечка~
· КЛЮЧЕВСКИЙ: Русская история
· КАРАМЗИН: История Гос. Рос-го
· КОСТОМАРОВ: Св.Владимир - Романовы
· ПЛАТОНОВ: Русская история
· ТАТИЩЕВ: История Российская
· Митр.МАКАРИЙ: История Рус. Церкви
· СОЛОВЬЕВ: История России
· ВЕРНАДСКИЙ: Древняя Русь
· Журнал ДВУГЛАВЫЙ ОРЕЛЪ 1921 год

~Сервисы~
· Поиск по сайту
· Статистика
· Навигация

  
Электронный словарь
Поиск      
[ А | Б | В | Г | Д | Е | Ж | З | И | Й | К | Л | М | Н | О | П | Р | С | Т | У | Ф | Х | Ц | Ч | Ш | Щ | Ъ | Ы | Ь | Э | Ю | Я ]



    АЛЕХИН Александр Александрович    (18.10.1892, Москва - 24.3.1946, Эшториал, Португалия) - шахматист. Сын А.И.Алехина воронежского губернатора, предводителя дворянства, члена 4-й Государственной думы и А.И.Прохоровой - сестры директора правления Товарищества Прохоровской Трехгорной мануфактуры. Окончил гимназию Поливанова в Москве и Петербургское училище правоведения. С шахматами познакомился семи лет; в гимназические годы начал участвовать в соревнованиях. В 1908 одержал победу в московском турнире любителей, затем дебютировал на международной арене (турнир в Дюссельдорфе, 4-5 места). В 1909-14 успешно выступал в ряде всероссийских и международных соревнований, выдвинувшись в число сильнейших шахматистов мира. Ошеломляющим был успех А. в петербургском международном турнире 1914, собравшем всю тогдашнюю шахматную элиту: занял 3-е место, пропустив вперед лишь чемпиона мира Э.Ласкера и будущего чемпиона мира Х.Р.Капабланку, опередив Рубинштейна, Тарраша, Нимцовича, Маршалла, Яновского и др. Своим учителем считал Ласкера, о котором впоследствии писал: "Без него я не был бы тем, кем я стал". В этот период в основном сформировались черты шахматного облика А.: ярко выраженное творческое начало, стремление решить исход борьбы неожиданным комбинационным ударом, постоянная нацеленность на осложнения и атаку. Поставив цель добиться мирового первенства, А. стремился к ней с упорством, граничащим с фанатизмом. --- В начале 1 -и мировой войны интернирован в Германии, где находился как участник турнира в Мангейме: вернулся в Россию, инсценировав душевную болезнь. Войну провел на фронте в качестве начальника летучего отряда Красного Креста, был контужен: находясь в Тарнопольском госпитале, давал сеансы одновременной игры местным шахматистам. В 1918-19 прожил в Одессе. Арестованный как сотрудник деникинской контрразведки красными, был спасен от расстрела по указанию Л.Троцкого. С 1919 в Москве, работал в московском уголовном розыске. В 1920 выиграл без единого поражения первый советский чемпионат шахматную олимпиаду Всеобуча. --- Женившись на швейцарской журналистке, выехал в 1921 за границу. Одержав блестящие победы на турнирах в Триберге, Будапеште и Гааге, принял решение не возвращаться в Советскую Россию, после чего был объявлен советским шахматным руководством "белоэмигрантом" и исключен из шахматной организации. Поселился в Париже; в 1923 защитил в Сорбонне диссертацию на звание доктора права. Победа на сильнейшем по составу турнире в Баден-Бадене (1925) (12 побед, 8 ничьих без единого поражения) сделала А. в глазах шахматной общественности кандидатом на матч за мировое первенство с Капабланкой. Матч состоялся в 1927 в Буэнос-Айресе, были сыграны 34 партии, ничьи не засчитывались; Капабланка выиграл 3 партии, А. же - требуемые 6. "Мечта моей жизни осуществилась, и мне удалось пожать плоды моих долгих трудов и усилий", - писал А. об итогах матча. --- В последующие годы стремился доказать неслучайность своего успеха. Завоевал первые призы на турнирах в Сан-Ремо (1930), Бледе (1931), Лондоне (1932), Берне (1932), Цюрихе (1934), не считая мелких соревнований. В 1929 и 1934 отстоял звание чемпиона мира в матчах с Е.Боголюбовым. К середине 30-х у А. обострилось чувство ностальгии по родине, он не раз обращался с телеграфными приветствиями к советским шахматистам, стремясь восстановить прерванные связи; вел переговоры с М.Ботвинником о матче между ними. Неупорядоченный быт (А. был женат 4 раза), отсутствие настоящего дружеского окружения усиливали депрессию, привели к злоупотреблению алкоголем и утрате спортивной формы. В 1935 А. потерпел поражение в очередном матче на мировое первенство с М.Эйве, но в 1937 в матч-реванше возвратил себе титул чемпиона мира. --- О начале 2-й мировой войны узнал в Аргентине, где участвовал в Турнире Наций (командном чемпионате мира). Вернувшись во Францию, вступил в армию в качестве военного переводчика. После поражения Франции дал согласие играть в турнирах, организуемых гитлеровцами. Крайне неблагоприятное впечатление произвела опубликованная в нацистской "Парижской газете" антисемитская статья А. "Еврейские и арийские шахматы" - о якобы характерном для "неарийцев" творческом бессилии в области шахмат. Сам А. впоследствии утверждал, что передал газете чисто шахматный материал, подмененный или переписанный нацистами. Возможно, что статья была написана, чтобы получить визу на выезд в Испанию. После окончания войны А. обвиняли в коллаборационизме, требуя лишить звания чемпиона мира. Последние годы жизни провел в Испании и Португалии в бедности и лишениях, В феврале 1946 получил от М,Ботвинника телеграмму с вызовом на матч за мировую корону; согласился при условии проведения матча в Москве, но вскоре неожиданно скончался от паралича сердца. --- В 1956 прах А. был перевезен во Францию и погребен на кладбище Монпарнас в Париже. На могиле А. Международной шахматной федерацией был поставлен памятник, основание которого выполнено в виде шахматной доски: на черно-белом мраморном обелиске - скульптурный барельеф А. и надпись: "Александр Алехин, Гений шахмат России и Франции". --- Соч.: Международный шахматный турнир в НьюЙорке 1924. М., 1925; Мои лучшие партии, кн. 1-2. М.-Л., 1928; Международный шахматный турнир в Нью-Йорке 1927. М.-Л., 1930; На пути к высшим шахматным достижениям (1924-1927). М., 1932 (Нотгингем, 1936; М., 1962). --- Лит.: Alexander С.Н. Alekhine's Best Games of Chess, 1938-1945, London, 1949; Панов B.H. 300 избранных партий Алехина с его собственными примечаниями.М., 1954; Котов А.А.А.Алехин.М., 1973; Его же. Белые и черные, 3-е изд.М., 1981; Шахматное наследие Алехина, 2-е изд., т. 1-2. М., 1982;. Шабуров Ю.Н. Александр Алехин - непобежденный чемпион.М., 1992. Дудаков С. Об "арийских" и "неарийских" шахматах // Евреи в культуре рус. зарубежья. вып. 1. Иерусалим, 1992. --- В. Акимов ---

    АМФИТЕАТРОВ Александр Валентинович    (псевд. Old Gentleman, Икс, Аббадонна и др.) (14.12.1862, Калуга - 26.2.1938, Леванто, Италия) - прозаик, публицист, фельетонист, литературный и театральный критик. Отец Валентин Николаевич - протоиерей, настоятель Архангельского собора Московского Кремля, мать - Елизавета Ивановна (урожд. Чупрова), дворянка, сестра профессора А.Чупрова. В 1881 А. окончил 8-ю московскую гимназию, в 1885юридический факультет Московского университета. В автобиографии он писал: "Увлекся искусством, стал учиться петь у профессора Кизатти, потом у А.Александровой-Кочетовой. Окончив университетский курс в 1885, через год поступил на оперную сцену. Имел контракт с Мариинским театром, но оказался для него "слишком молодым" и отправился для усовершенствования в Италию, где учился у знаменитого Виче". Первые стихи опубликованы в мае 1878 в журнале "Пчела"; в 1882-87 сотрудничал в юмористическом журнале "Будильник". После возвращения из Италии пел два сезона в Тифлисе и Казани. Первое крупное произведение - повесть "Алимовская кровь" (Рус. ведомости, 1884, 24,25,27 окт.), В 1886-87 корреспондент русских газет в Милане, в 1889 оставил оперную карьеру, работал фельетонистом и театральным обозревателем в тифлисском "Новом обозрении" (188891), бакинском "Каспии" (1892): вел в московском "Новом времени" (1891-99) рубрики "Москва, Типы и картинки" и "Этюды", выступая как остроумный, но не беспристрастный журналист умеренно-охранительного толка. --- В 1897 А. совершил поездку в Польшу, которая, по его признанию, сильно поколебала "доверие к охранительству и национализму", после чего началось "охлаждение между ним и "Новым временем", окончившееся во время мартовских студенческих беспорядков 1899 разрывом". К этому времени опубликованы романы "Людмила Верховская" (М., 1890) и "Жар-цвет" (ч. 1-2, журн. "Север", 1895, № 2-47), свидетельствовавшие об увлечении А. оккультизмом и спиритизмом, сборник рассказов "Психопаты" (М., 1893), "Оборванные струны" (М., 1895), драмы "Полоцкое разорение" (М" 1892), "Отравленная совесть" (СПб., 1898), которые шли в московском Малом театре. В 1899 А. совместно с В.Дорошевичем основал радикальную газету "Россия", где выступал с фельетонами, литературно-критическими статьями, сатирическими сказками, направленными против косности и застоя в общественной жизни. Накануне 1-й революции совершил резкий поворот влево, критикуя правящую династию в памфлете "Господа 06мановы" (Россия, 1902, 13 янв.), за что газета была вскоре закрыта, А. сослан в Минусинск, затем в Вологду. --- Оказался там в большой колонии политических ссыльных (А.Богданов, Н.Бердяев, А.Ремизов, Б.Савинков и др.), но "во внимание к заслугам его престарелого отца" был в 1903 освобожден. В январе-феврале 1904 получил разрешение выехать корреспондентом на Дальний Восток, но за публикацию в газете "Русь" статьи "Листки" (27 апр.) был лишен права литературной деятельности и в июле уехал за границу. В Париже в 1906-7 издавал журнал "Красное знамя" - без определенного политического направления, но с ярко выраженной антицаристской направленностью. Выступал с публичными лекциями в Высшей русской школе общественных наук, издал сборник "Современные сказки" (Женева, 1905, вып. 15), "Акафист Сергию Каменноостровскому и Стихиры" (Париж, 1906), высмеивая политику С.Витте и других политических деятелей; совместно с Е.Аничковым написал памфлет "Победоносцев" (СПб., 1907). --- С 1906 по 1916 жил в Италии, постоянно общался с Г.Лопатиным, часто виделся и переписывался с М,Горьким, что дало повод В.Поссе назвать Горького и А. "Герценом и Огаревым русской эмиграции"; работал над многотомными историческими романами: "Восьмидесятники" (т. 1-2. СПб., 1907), "Девятидесятники" (т. 1-2. СПб., 1910-11), "Закат старого века" (т. 1-2. СПб., 1910), "Дрогнувшая ночь" (СПб., 1914), предполагая объединить их в хронику о судьбах русского общества под общим заглавием "Концы и начала", Бытовой натурализм, за который критики называли А. "маленьким русским Золя", сочетался в них с тонкими наблюдениями, пристрастием к красочному факту: А, включал в повествование реально существующих лиц или их шаржированные образы, легко узнаваемые читателями. По отчетам библиотечной выставки 1911 книги А, занимали 2-е место в России после сочинений А.Вербицкой.И.Шмелев считал достоинством язык романов - "живой, с русской улицы, с ярмарки, из трактира, из гостиных, из "подполья", из канцелярий, от трущоб". --- Продолжая очерки о Балканах, которые суммировали его впечатления от неодно- кратных поездок в Болгарию, Македонию и др. страны ("В моих скитаниях. Балканские впечатления". СПб., 1903), А. издал книгу "Славянское горе" (М., 1912), печатал корреспонденции в газетах "Киевская мысль" и "Одесские новости", в петербургской "Нашей газете". Романы "Марья Лусьева" (1903), "Виктория Павловна" (1903), "Марья Лусьева за границей" (1910), "Дочь Виктории Павловны" (1914-15), посвященные проблеме женской эмансипации, вызвали упреки критики в легковесности и торопливости: "Бегом через жизнь, не давая ее углубленной трактовки" (А.Измайлов). --- В литературно-критических работах А. создал выразительные портреты Л.Толстого, М.Горького, Л.Андреева и др. писателей, актеров, драматургов. В Италии продолжал работу над исторической хроникой из жизни Рима эпохи Нерона "Зверь из бездны" (т. 1-4; полн. изд. в собр. соч., т. 5-8. СПб., 1911-14), антологией сатиры и юмора "Забытый смех. Поморная муза" (сб. 1-2. М" 1914-17). В 191112 руководил журналом "Современник", пытаясь воскресить в нем демократические традиции одноименного журнала 1860-х, однако отсутствие ясной политической программы не принесло журналу успеха. --- В сентябре 1910 А. писал Н.Рубакину. "Считаю себя... не записанным эсером. Но в хороших отношениях со всеми другими левыми партиями, борющимися с монархизмом", В годы 1-й мировой войны А, занял, по его словам, "яро-патриотическую позицию и в качестве корреспондента "Русского слова" в Риме горячо отстаивал русское дело". Вернувшись в 1916 на родину, сотрудничал в газетах "Русская воля", "Петербургский листок", журналах "Бич", "Нива", "Огонек" и др. Продолжал работать над серией романов под общим названием "Сумерки божков", в которую предполагал включить 12 томов, "изображающих ликвидацию русского XIX века в веке ХХ-м переломы в искусстве, в семье, в торговле, в политике и т.д." --- В феврале 1917 за публикацию "Этюдов" с криптограммой, высмеивающей министра внутренних дел А.Протопопова (Рус. воля, 22 янв,), был выслан в Иркутск, "ввиду вредной его деятельности", но освобожден февральской революцией. Октябрь встретил крайне отрицательно, определив большевистский переворот как "лавину ужасов и мерзостей", Работал во "Всемирной литературе", создав для секции "исторических картин" пьесы "Аввакум" и "Василий Буслаев" (Берлин-Ревель, 1922). Оценивая последнюю, А.Блок писал: "Все изрядно упрятано в литературу, сглажено, как у Ал.Толстого (или Римского-Корсакова), отчего эта самая русская мордобойная "правда" выходит немного слащавой, книжной, даже... газетной. Есть, однако, и живые слова и та сочность, которая свойственна А. всегда". М. Горький похвалил драму: "Хорошая вещь. Я полагаю лучшее из всего когда-нибудь сочиненного Амфитеатровым". --- Проживая в революционном Петрограде, А. трижды подвергался арестам и допросам в ЧК. Речь, произнесенная им на банкете по случаю приезда Г.Уэллса, и неопубликованный очерк "Ленин и Горький" свидетельствуют о его резко отрицательном отношении к советской власти. Опасность нового ареста заставила А. эмигрировать: 23.8.1921 вместе с семьей он на лодке уехал в Финляндию. Опубликовал в рижской газете "Последние новости" открытое письмо Ленину, в котором констатировал исчезновение "грани между идейным коммунизмом и коммунизмом криминальным", т.к. для осуществления "самых соблазнительных лозунгов" избран "противоестественный путь, путь крови и насилия". После недолгого пребывания в Праге поселился в Италии (Леванто), где прожил до смерти. Сотрудничал в берлинских, парижских, шанхайских изданиях ("Сполохи", "Перезвоны", "Илл. Россия", "Слово"), был постоянным сотрудником парижской газеты "Возрождение", поддерживал монархическую организацию "Братство русской правды". Написанные в это время исторические хроники ("Сестры". Берлин, 1922-23: "Гнездо". Прага, 1922) продолжали и развивали его ранние произведения. Используя "человеческие документы", А. почти не прибегал к вымыслу, хотя романтическое повествование часто брало верх над объективным изложением. Манера его письма приобрела философский характер, романист пытался осмыслить опыт последнего десятилетия, объясняя "социально-политическое безобразие русской коммуны" крахом старой культуры, рухнувшей под напором "извечной азиатчины". В книге "Горестные заметки. Очерки красного Петрограда" (Берлин, 1922) собраны статьи, печатавшиеся в гельсингфорской газете "Новая русская жизнь". Дневниковые записи А. близки "Несвоевременным мыслям" Горького, "Окаянных дням" И.Бунина. Не прекращая публицистическую деятельность, А. все больше погружался в изучение древних памятников, легенд и поверий, в стихию древнерусской литературы и фольклора. Итогом этой работы явились книги "Одержимая Русь: демонические повести XVII века" (Берлин, 1929), "Соломония бесноватая" (Златоцвет, 1924, -22-30). Параллельно работал над сборником "Зачарованная степь" (1921), "На заре и другие рассказы" (1922), романами "Без сердца" (Берлин, 1922) и "Скиталица" (Берлин, 1922). --- Продолжая работу над исторической хроникой "Концы и начала", создал роман "Вчерашние предки" (т. 1. Новый Сад, 1928; т. 2. Белград, 1931) - пятую часть повествования, доведенного до начала XX в.; намерение А. охватить период до 1-й мировой войны и Октябрьской революции не осуществилось. В те же годы А. развивал тему женского равноправия - в книге "Заря русской женщины" (Белград, 1929). В романе "Лидяша" (кн. 1-3. Рига, 1928) история "одной женской жизни" раскрывается на фоне повествования о тайной проституции. --- В последние годы жизни А. выступал с воспоминаниями о театральных деятелях, этюдами о писателях и актерах (В.Комиссаржевской, А.Сум6атове-Южине, М.Писареве, И.Гор6унове и др.). Лекция, которую он прочитал в Миланском филологическом обществе в мае 1929, легла в основу его книги "Литература в изгнании" (Белград, 1929). Характеризуя разные ветви эмигрантской литературы, А. замечал картину не упадка, "а высокого подъема и прочного созидания". В произведениях И.Бунина, С.Зайцева, И.Шмелева, А.Куприна, В.Набокова и др. писателей русского зарубежья он находил "красочного богатства несравненно больше, чем в предшествовавший нам литературный период от кончины Чехова до революции". Работал над книгой о Гоголе "Человек, смешащий людей", которая осталась неоконченной (этюды в газете "Возрождение", 1936: сборнике "Земля Колумба". Нью-Йорк, 1937, № 2). --- Значительная часть обширного творческого наследия А. осталась неопубликованной. Собрание его сочинений (далеко не полное), выходившее в России с 1910, оборвалось на 37м томе. В некрологе Н.Кривич писал: "Ушел последний выдающийся представитель целой полосы в истории русской журналистики". Критики отмечали, что исторические романы и хроники А. во многом носили автобиографический характер, под прозрачными псевдонимами его героев угадывались "вся Москва и весь Петербург". В.Ивинский заметил, что А. - писатель "подлинной культуры и культуры национальной, тонко чувствующий прелесть русского языка, знавший его как мало кто другой и любивший его". --- Соч.: Собр.соч., т. 1-30, 33-35, 37. СПб., 1911-16 (1-е изд., 1910-14); Русский поп ХН-го века. Белград. 1930; Стена плача и стена нерушимая. Брюссель, 1931; Две надежды. Шанхай, 1936; Мертвые боги. Рассказы. Роман.М., 1991. --- Лит.: Рыбинский К. Неостывающее сердце: К 70летию А.В.Амфитеатрова // Рус. голос, 1932, 17 июля. Некрологи: ПН, 1938, 1 марта; Возрождение, 1938, 4 марта;'Букчин С. Судьба фельетониста. Минск, 1975; Спиридонова (Евстигнеева) Л.А. Русская сатирическая литература начала XX века.М., 1977. --- Арх.: РГАЛИ, ф. 34. --- Л. Спиридонова ---

    АНДРЕЕВ Леонид Николаевич    (9.8.1871, Орел - 12.9.1919, дер.Нейвола, близ Териоки, Финляндия) - прозаик, драматург, публицист. Родился в семье чиновника. В 1897 окончил юридический факультет Московского университета. Начал печататься в 1892 в петербургском журнале "Звезда" (рассказ "О голодном студенте"). В 1901 в издательстве "Знание" вышел первый сборник его рассказов. Произведения конца 1890-х- 1-й половины 1900-х ввели его в круг писателей-знаньевцев. В дальнейшем для творчества А. стало характерным редкое для русской литературы сочетание традиционно-реалистической манеры письма с символистско-гротескной образностью, что проявилось в его драматургии: "Жизнь человека" (1907), "Царь-голод" (1908), "Черные маски" (1908), "Анатэма" (1909), "Океан" (1910). Накануне и во время 1-й русской революции был захвачен революционными настроениями. В "Рассказе о семи повешенных" (1908) - одном из вершинных своих произведений - выразил протест против смертных казней. Начиная с 1907 отходит от горьковского "Знания"; сблизился с петербургским издательством "Шиповник", в альманахах которого печатались его пьесы "Екатерина Ивановна" (1912), "Милые призраки" (1917), роман "Сашка Жегулёв" (1911), повесть "Иго войны" (1916). В 1913 издательством А.Маркса было выпущено полное собрание сочинений в 8-ми томах. В 1913-17 выходило собрание сочинений в 17-ти томах, но оно не было завершено (издано четыре тома, после смерти А. его вдова, Анна Ильинична Андреева, продолжала издание за границей). В 1914-17 публицист был одним из наиболее активных выразителей идеи "войны до победного конца". Статьи этих лет составили сборник "В сей грозный час" (Пг" 1915). С 13.4.1917 - главный редактор газеты "Русская воля", на страницах которой с декабря 1916 по октябрь 1917 появилось около 100 статей, фельетонов, рецензий, открытых писем и художественных произведений А. --- Февральскую революцию 1917 А. восторженно приветствовал. В статье "Путь красных знамен" писал, что "в своем логическом развитии эта война... закончится не обычным путем всех ранее бывших войн, а европейской революцией. В свою очередь эта революция приведет к уничтожению милитаризма, то есть постоянных армий, и к созданию европейских соединенных штатов". То, что произошло в России вслед за Февралем, повергло А. в состояние, близкое к отчаянию: "Я на коленях молю вас, укравших мою Россию: отдайте мне Россию, верните, верните..." --- Октябрьскую революцию 1917 А. не принял "ни единым атомом своей души", как писал в своих мемуарах В.Вересаев. 25.10.1917 А. уехал из Петрограда в Финляндию на свою дачу на Черную речку (Ваммельсу) и оказался после провозглашения независимости Финляндии 31.12.1917 в эмиграции. Его выступления в печати, а также письма 191819 к В.Бурцеву, И.Гессену, П.Милюкову, Н.Рериху, С.Голоушеву, И.Белоусову, записи в дневнике, которые были частично опубликованы в 1920 и 1922 в Париже и Берлине, содержат резкие характеристики большевиков и их политики, исполнены боли и тревоги за судьбу и будущее России. Большевики, по мнению А., ввергли страну в хаос и анархию, "закона нет, власти нет, весь общественный строй без охраны". Большевизм "съел огромное количество образованных людей, умертвил их физически, уничтожил морально своей системой подкупов, прикармливания. В этом смысле Луначарский со своим лисьим хвостом страшнее и хуже всех других Дьяволов из этой свирепой своры". "Конечно, как двухголовый теленок, как всякий монструм, биологически нелепый, большевизм должен погибнуть, но когда это будет?" По поводу расстрела Николая II в дневнике А. содержится следующая запись: "Мне не жаль Николая II, я когдато слишком ненавидел его, чтобы перейти к иному чувству. Бездарный и бессильный, ...злой неудачник - он заслужил свою судьбу. Но расстрел его - безобразен, невыносим для ума и человеческого сознания, как воплощение глупости, безобразия и жалкой низости". В написанной за полгода до смерти в феврале 1919 статье "S.O.S." А. призывал правительства США, Англии и Франции не входить ни в какой альянс с большевиками (речь шла о предполагавшейся конференции на Принцевых островах) и прийти на помощь России, гибнущей под большевистской властью: уподоблял понятие "большевик" образу "современного Безумца человека, лишенного зрения и слуха, памяти и сознания, разума и воли, человека, страдающего нравственным умопомешательством, грязного и тупого". "Надо совсем не иметь ушей, - или иметь, но ничего ими не слышать, писал А., - чтобы не услыхать этих воплей и стонов, воя женщин, писка детей, хрипения удушенных, треска непрерывных расстрелов, что составляет неумолчную песню России в течение последних полутора лет. Надо совсем не знать разницы между правдой и ложью, между возможным и невероятным, как не знают ее сумасшедшие, чтобы не почувствовать социалистического бахвальства большевиков в их неистощимой лжи: то тупой и мертвой, как мычание пьяного, как декреты Ленина, то звонкой и виртуозной, как речи кровавого шута Троцкого..." --- В начале 1919 А. закончил свое последнее художественное произведение - роман "Дневник Сатаны", впервые опубликованный после смерти автора в 1921 в издательстве "Библион" в Гельсингфорсе. В интервью, данном им финским журналистам 29.8.1919, А. сказал, что его деятельность писателя "прервалась сразу же после большевистской революции. Три года ... я почти ничего не писал. Только последней зимой я написал роман "Дневник Сатаны". Это фантастический роман, героем которого является дьявол. Действие романа происходит в довоенные годы... В том же интервью (оно оказалось последним) А. изложил свою точку зрения на положение послереволюционной России: "Я считаю, что Россия уничтожена как государство, но русский народ существует и будет существовать... Для того, чтобы Россия смогла стать на ноги, нужно, по-моему, по крайней мере, два года..., не больше. Но ей потребуется десять лет, может быть, и дольше, чтобы выздороветь окончательно..., по-моему, сейчас можно сравнить русский народ с больным человеком". --- 26.6.1919 А. переселился с семьей из Ваммельсу, где проходила линия фронта, на дачу Лобека в Тюрсево - там к этому времени обосновалась колония беженцев из России. В последние месяцы жизни собирался предпринять поездку в Америку и Англию, о чем сообщал в письме к И.Гессену: "Еду в Америку. Там читаю лекции против большевиков, разъезжаю по штатам, ставлю свои пьесы ...и миллиардером возвращаюсь в Россию для беспечальной маститой старости". Предполагал занять пост министра пропаганды в белогвардейском Северо-Западном правительстве; с этой целью поехал для переговоров в Гельсингфорс в конце августа 1919. Но, как вспоминал впоследствии сын писателя Вадим Андреев, "для белой эмиграции Андреев оказался слишком яркой и революционной фигурой", и через несколько дней он вернулся в Тюрсево. Осуществление его планов и замыслов не состоялось из-за внезапной смерти от разрыва сердца. В 1956 прах А. перенесен из Ваммельсу на Литераторские мостки Волкова кладбища в Ленинграде. --- Соч.: Держава Рериха // Рус. жизнь, 1919, 29 марта (переизд. Жар-птица. Берлин-Париж, 1921, № 4/5); Европа в опасности / Скорбь земли Русской: Сб.статей. Нью-Йорк, 1920; Из дневника / Рус. сборники. Париж, 1920; Ночной разговор. Гельсингфорс, 1921; Собачий вальс // СЗ, 1922, № 10; Отъезд: Страничка из дневника // Грани, 1922, № 1; Письма к Н.К.Рериху // Нов. рус. слово, 1924, 23, 30 нояб., 14 дек.; Самсон в оковах // СЗ, 1925, № 24; Перед задачами времени: Полит, ст., 1917-1919 гг. Бенсон (Вермонт), 1985; Письма Л.Андреева к Л.А.Алексеевскому // Рус. лит-ра, 1990, № 3; Из частной переписки: Последние дни Леонида Андреева. Письмо Л.Андреева к И.В.Гессену // Арх. рус. рев-ции, т. 1. М., 1991; "Спасите наши души!": Статья и письма к В.Л.Бурцеву и И.А.Белоусову // Вопр. лит-ры, 1991, № 7; Два неизвестных письма к П.Н.Милюкову // Минувшее, вып. 4. М., 1992. --- Лит.: Нильский П.М. Леонид Андреев: Заметки памяти и дневника // Одесский листок, 1919, 17 окт.; Иорданская М.К. Эмиграция и смерть Леонида Андреева: Воспоминания // Голос России, 1920, 23 мая, 6, 13, 20 июня (перепеч. Родная Земля, сб. 1. Нью-Йорк, 1920); Рогальский М.Л. Леонид Андреев // Русь, 1920, № 1; Цетлин М.О. О творчестве Леонида Андреева // Грядущая Россия, 1920, № 2; Чириков Е.Н.Л.Андреев // Рус. сборники, кн. 2. София, 1921; Книга о Леониде Андрееве. Пб., Берлин, 1922; Скиталец С.Г.Л.Андреев; Воспоминания // Рус. голос, 1922, 7,12,17,19,21 февр.; Фальковский Ф.Н. Предсмертная трагедия Л.Андреева: Из воспоминаний // Прожектор, 1923, № 16; Айхенвальд Ю.И. Л.Андреев: К 5-летию со дня кончины // Сегодня, 1924. 12 сент.; Kaun A. Leonid Andreev: A Critical Study. New York, 1924; Андреев П.Н. Воспоминания о Л.Андрееве // Лит. мысль, 1925, № 3; Андреев А. Из воспоминаний о Л.Андрееве // Красная новь, 1926, № 9; (Андреев Н.Е.) "S.O.S.": Десять лет со дня смерти Л.Андреева // Новь, 1928, № 2; Адамович Г. Л.Андреев: К 10-летию со дня смерти // Илл. Россия, 1929, № 41; Реквием. Сб. памяти Леонида Андреева. М., 1930; Андреев В.Л. Детство.М., 1963; Его же. Дом на Черной речке.М., 1980; Хелман Бен. Леонид Андреев и революция // Рус. мысль, 1987, 5 июня. --- А. Руднев ---

    АНДРУСОВ Николай Иванович    (7.12.1861, Одесса - 27.4.1924, Прага) - геолог и палеонтолог. Отец - Иван Андреевич - уроженец Нарвы, служил вольнонаемным штурманом в Русском обществе пароходства и торговли, погиб во время шторма 5,9.1870 у берегов Анапы. Мать - Елена Филипповна - дочь керченского купца Ф.Белаго, после смерти мужа уехала с детьми (тремя дочерьми и двумя сыновьями) к одному из своих братьев в Керчь, Учился А. в Александровской керченской гимназии, отличался пытливым умом и любовью к природе, увлекался археологией, зоологией, собирал окаменелости в окрестностях Керчи. В гимназии прочитал первые книги по геологии. из-за материального недостатка в семье рано начал трудиться и уроками зарабатывать на жизнь. --- Окончив с отличием гимназию (1880), А. поступил в Новороссийский университет как стипендиат Русского общества пароходства и торговли. Учителями, формировавшими научное мировоззрение начинающего ученого-геолога, были профессора университета И.Мечников, А.Ковалевский, А.Клосовский и др. Увлекательные лекции Мечникова по морфологии и эмбриологии животного мира усилили пробудившийся еще в гимназии интерес к зоологии, однако постепенно перевесила любовь к геологии, обещавшей более интересные перспективы в будущем. Занятия в геологическом кабинете под руководством профессора И.Синцова окончательно сформировали интересы А. в избранной области науки. Геологические командировки на Керченский полуостров, осуществленные в 1882-84 на средства Новороссийского общества естествоиспытателей, позволили А. собрать обширный материал о фауне полуострова, составить его палеогеографические карты по эпохам и опубликовать первые, студенческие работы (в числе них "Заметки о геологических исследованиях в окрестностях города Керчи", 1883). --- По окончании университета (1884) А. намеревался поступить в аспирантуру, но этому помешали его радикальные взгляды, а также выговор, полученный от университетского Совета за то, что в 1883 он подписался под протестом против увольнения И.Мечникова и ряда др. профессоров в отставку. Профессорам зоологии В.Заленскому и А.Ковалевскому удалось выхлопотать для А, Микрюковскую стипендию, которая назначалась на два года для усовершенствования образования за границей в размере 1200 рублей в год. В 1885-87 А. побывал в Вене, Мюнхене, Загребе, Кроации, Италии, Тироле. Лекции Э.Зюсса в Вене по общим проблемам геологии и курс лекций по палеонтологии, прослушанный в Мюнхене у К.Циттеля, а также общение с известными западноевропейскими учеными способствовали расширению научного кругозора А. Он научился свободно говорить по-немецки, овладел основными западноевропейскими языками - английским, французским, итальянским, испанским и др., знание которых открывало доступ к зарубежной научной литературе, --- После возвращения из-за границы А. поступил в аспирантуру на кафедру геологии Петербургского университета, которую возглавлял профессор А.Иностранцев (1887). В этом же году он стал членом Петербургского общества естествоиспытателей, где сделал ряд докладов ("О характере миоценовых осадков Крыма" и др.). В 1888 А. совершил первую экспедицию в Закаспийскую область. Результаты этих полевых изысканий были опубликованы в том же году в работе "О третичных отложениях Дагестана". В 1888 проводил гидрогеологические исследования в Керчи, В 1890 защитил магистерскую диссертацию "Керченский известняк и его фауна". --- 14.2.1889 А. получил должность лаборанта Геологического кабинета Новороссийского университета, а после защиты магистерской диссертации в звании приват-доцента читал в 1890-91 лекции о геологической роли организмов и курс геотектоники, В рамках реализованного в Одессе проекта по изучению Черного моря сделал 22,1.1890 на заседании Географического общества доклад "О необходимости глубоководных исследований в Черном море". Президентом общества был великий князь Константин Николаевич, который содействовал организации экспедиции, осуществленной летом 1890 после того, как морское министерство выделило Географическому обществу канонерскую лодку "Черноморец" для исследования дна Черного моря. Помимо интересных физико-географических результатов, касающихся температур, плотностей и пр., экспедиция сделала два открытия - нашла на дне моря остатки послетретичной фауны каспийского типа и установила заражение вод Черного моря на глубине ниже 100 метров. --- В 1889 А. женился на дочери выдающегося археолога Г.Шлимана - Надежде. Семейные обстоятельства (смерть тестя) заставили А. зиму 1891-92 провести в Париже. Летом 1892 он побывал на съезде британских натуралистов. Затем в Вене и Загребе готовил материал для докторской диссертации о дрейссенсидах. Осенью 1893 А. вернулся в Петербург и был назначен приват-доцентом Петербургского университета. В 1894 он организовал экспедицию на турецком корабле "Селяник" на Мраморное море. Экспедиция получила новые данные по обмену вод Черного и Средиземного морей, их глубинной фауны, а также геологического происхождения прилегающего района. Еще одну плавательную экспедицию - на судне "Красноводск" - А. осуществил в 1897, когда его научные интересы обратились к другому водному бассейну - Кара-Бугаз. --- Одним из лучших периодов в жизни А. были годы работы в Юрьевском университете, где с 1896 по 1905 он заведовал кафедрой геологии. 20.5.1897 защитил докторскую диссертацию "Живущие и ископаемые дрейссенсиды Евразии". Эта работа в 1898 была отмечена Ломоносовской премией. В 1897 принимал участие в 7-м Геологическом конгрессе. А, часто выезжал в поле на Кавказ (Шемаха, Кубанская обл., Дагестан) и на Керченский полуостров, где собирал материалы по мшанковым рифам. --- В 1904 А. получил приглашение на кафедру геологии в Киевский университет, приступил к работе осенью 1905. Условия для работы в Киеве были непростыми: у местных властей он числился в списке "неблагонадежных", не смогли сложиться отношения с консервативно настроенными профессорами университета. Несмотря на это годы педагогической и научной деятельности в Киеве были плодотворными. На киевский период приходится более четверти всех опубликованных при его жизни трудов, среди которых большое место занимают работы, составляющие главный труд жизни - создание подробной стратиграфии неогена юга России на солидной основе палеонтологических данных ("Критические заметки о русском неогене", 1909; "О стратиграфическом положении так называемых конкских пластов", 1910: "О возрасте и стратиграфическом положении акчагыльских пластов", 1912; "Ископаемые мшанковые рифы Керченского и Таманского полуостровов", 1909-12). В этот период А. проводил геологические исследования в Румынии, на Мангышлаке, в Керчи, в окрестностях Судака, в Абхазии и Шемахинском уезде, собирая материалы по стратиграфии неогена и геологической истории Понтокаспийского бассейна. --- В 1912 А. переехал в Петербург и стал профессором Высших женских курсов. 3.5.1914 его избрали в ординарные академики Академии наук (член-корреспондент с 1910); он сосредоточил усилия на организации работы Геологического музея, издании под его эгидой "Трудов" и "Геологического вестника". Погруженный в научные исследования, ученый не проявил интереса к революционным событиям 1917, однако последствия этих событий сами вмешались в его жизнь. Трудности со снабжением топливом, продовольствием и т.п. нарушили работу Геологического музея.А. начал искать возможность перебраться в более теплый и спокойный район России. Летом 1918 он выехал по командировке Академии наук в Крым; занимался исследованиями на берегах Керченского пролива и преподавал в Таврическом университете. В Крыму находились также его дочери Вера и Марианна, сыновья Вадим и Дмитрий. Не было лишь старшего сына Леонида, который отправился с биологической экспедицией на Кольский полуостров. В октябре 1919 А. получил трагическое известие о его гибели. Этот удар стал для него роковым: в результате наступившего инсульта произошел паралич руки и ноги. Родные решили вывезти А. во Францию. В марте 1920 семья Андрусовых отплыла из Севастополя на пароходе "Альдо" в Константинополь и после месячного путешествия добралась до Парижа. Лечение газовыми ваннами и душами немного улучшило здоровье А.; он начал сотрудничать в Геологическом кабинете Сорбоннского университета. Душой и мыслями А. был по-прежнему в России. Письма, которые он писал академикам В.Вернадскому и Ф.Левинсону-Лессигу в Петроград, полны ностальгических чувств, волнений за свое детище - Геологический музей. В 1924 Андрусовы переехали в Прагу, где материальные условия для работы были более благоприятными. Однако трудиться как прежде А. уже не мог: мешало нездоровье, отсутствие полнокровных научных контактов и необходимой перспективы.А. скончался в Праге. Его сын, Дмитрий Николаевич, ставший впоследствии действительным членом Словацкой Академии наук, опубликовал в 1925 рукопись А. "Послетретичная тирранская терраса в области Черного моря". Работы А. по неогену послужили основой дальнейшего развития стратиграфических исследований в России. --- Соч.: Воспоминания 1871-1890. Париж, 1925; Избр.тр., т. 1-4. М., 1961-65. --- Лит.: Воспоминания учеников и современников о Н.И.Андрусове.М., 1965; Оноприенко В.И. Николай Андрусов: сдвиг истории и излом судьбы. Российские ученые и инженеры в эмиграции.М., 1993. --- В. Борисов ---

    АНИСФЕЛЬД Борис Израилевич    (Бер Срулевич) (2.10.1879, Бельцы, Бессарабия 4.12.1973, Уотерфорд, США) - живописец, график, сценограф, скульптор, педагог. Родился в купеческой семье. В 1900 окончил Одесскую художественную школу у Г.Ладыженского и К.Костанди, в 1907 Петербургскую Академию художеств, где учился сначала у И.Репина, затем у Д.Кардовского. Начало известности А. связано с рисунками в политических сатирических журналах "Жупел", "Адская почта", "Сатирикон" и др., но в те же 1900-е он преимущественно занимался живописью (библейские сцены, портреты, натюрморты), которые воспроизводились в журналах "Золотое руно", "Мир искусства", "Столица и усадьба". С 1903 выставлялся на отчетных выставках Академии художеств и Союза русских художников. С 1906 выставлял свои работы за рубежом: в Париже был участником выставки русского изобразительного искусства, организованной С.Дягилевым', действительный член Осеннего салона, В дальнейшем выставлялся в Милане, Вене, Лондоне, Амстердаме, Мальмё. В 1910 вошел в объединение "Мир искусства" и выставлялся до 1917 на всех его выставках. В 1907 оформил свой первый спектакль "Свадьба Зобеиды" Г.Гофмансталя (реж. В.Мейерхольд). В 1909-11 по эскизам Л.Бакста создал декорации для некоторых постановок Русских сезонов Дягилева - отсюда бытовавшая легенда об А. - "тени" Бакста. В 191214 оформлял спектакли для заграничного турне А.Павловой ("Прелюды" Ф.Листа и "Семь дочерей Горного короля" А.Спендиарова), для лондонских выступлений В.Нижинского ("Видение розы" К.М.Вебера), для хореографа М.Фокина ("Исламей" М.Балакирева в Мариинском театре, "Садко в подводном царстве" - балет на муз.Н.Римского-Корсакова в Русских сезонах и в Мариинском театре, "Египетские ночи" А,Аренского). --- В августе 1917 по инициативе американского импрессарио выехал в США (через Сибирь, Японию, Канаду) ив 1918 поселился в Нью-Йорке, где в Бруклинском музее состоялась выставка из 200 работ А., созданных в России. После ее огромного успеха совершил с выставкой двухгодичное турне по США. Персональные выставки А. состоялись в США в 1924, 1926, 1928. Участвовал в выставках русского искусства в Париже (1921), НьюЙорке (1923), Филадельфии (1932); в передвижной выставке русского искусства в США и Канаде (1924-25): в Международных выставках в Питсбурге, Чикаго, Бостоне (192527): награжден золотой медалью за картину "Испания" на выставке в Филадельфии (1926). --- В 1919-27 работал как сценограф в американских театрах, главным образом, в нью-йоркском "Metropolitan Opera": "Мефистофель" Ф.Бойто (1920), "Снегурочка" Н.Римского-Корсакова (1922), "Король Лахора" Ж.Массне (1924); последняя работа "Турандот" Дж.Пуччини (1927) - осталась неосуществленной (в музее театра хранятся эскизы). Для Чикагской оперы оформил спектакль "Любовь к трем апельсинам" С.Прокофьева (1921, 1-я постановка в США), для балетной труппы М.Мордкина - балеты "Азиада" и "Ярмарка" на музыку Ф.Листа, А.Глазунова и др. --- В 1928 переехал в Чикаго, преподавал здесь в Институте искусств (1929-57). В 1933 после самоубийства жены переехал в штат Колорадо, создал "Школу живописи Анисфельда" (гл. обр, работая с учениками на пленэре). После перерыва возвратился к станковой живописи, порвав навсегда с театром. Регулярно выставлялся в крупнейших выставочных залах США, собирая восторженную прессу. Последние крупные выставки: "Театральный дизайн Анисфельда" в Нью-Йорке (1968) и Вашингтоне (1971). В последние годы А. жил затворником в хижине в "Скалистых горах", куда периодически приезжали его ученики. --- Картины и эскизы театральных работ А. в России хранятся в Русском музее, Третьяковской галерее, музее Большого театра, Театральном музее им.А.Бахрушина, в картинной галерее Перми и др. Театральные работы А. выставлялись в Москве и Ленинграде на выставках, посвященных русскому театрально-декорационному искусству в 1960-80-е, на выставках из собрания Никиты и Нины Лобановых-Ростовских (1991, 1994). Выставка эскизов костюмов и театральных декораций А. из американских музеев и частных собраний (совм. с музеями России) состоялась в 1994 в Петербургском музее театрального и музыкального искусства. --- В Вашингтоне, по сведениям Н.Лобанова-Ростовского, значительная часть работ А. хранилась в подвале, где они сильно пострадали от сырости; к сожалению, их не пытались реставрировать. После смерти А. его дочь Мара передала большую часть работ отца в дар Публичной библиотеке Нью-Йорка. Несколько ранних работ маслом купил у Мары в 1984 известный коллекционер Р.Шепард: после реставрации он выставил их в своей галерее в Нью-Йорке: выставка пользовалась успехом. --- С ранних лет А. - признанный колорист, в этом он проявил себя как один из самых выдающихся художников современности. Эмоциональное воздействие цветом в живописи и сценографии А. всегда подчеркивалось критиками: "алхимик цвета" - оценка искусства А. в американских художественных кругах. "Живопись - это симфония цвета", - повторял А. ученикам. Искусство А., от ранних до поздних работ, - типичное воплощение идей символизма в мировом изобразительном искусстве, об этом говорят даже названия его работ ("Контраст", "Мистики". "Мечтания", "Судьба" и т.п.): специфичен и творческий процесс художника: долгие годы он работал только при свечах, считая, что лишь таким способом можно передать мистические оттенки цвета. В 1940-60-е А. разрабатывал евангельские темы в живописи и частично в скульптуре. Вместе с тем изысканное искусство А., лишенное экзальтации, поэтично и конкретно; оно оставалось традиционно-реалистическим, приближаясь, в своей философской задаче, скорее к Врубелю и работам мирискусников, чем к иррационализму символистов европейской школы. По мнению Н. Лобанова-Ростовского, работы А. последних лет "напоминали смесь Филонова с Врубелем". --- Лит.: Эфрос А.М. Живопись театра // Аполлон. 1914, № 10; Грабарь И.Э. Искусство русской эмиграции // Рус. современник, 1924, № 3; Головин А.Я. Встречи и впечатления.Л.-М., 1960; Пожарская М.Н. Русское театрально-декорационное искусство конца XIX - начала XX в.М., 1970; Ее же. Русские сезоны в Париже. Эскизы декораций и костюмов. 1908-1929. М" 1988: Boris Anisfeldt. Twenty Years of Designes for the Theatre. Exh. Washington City, 1971; Северюхин Д.Я., Лейкинд О.Л. Художники русской э миграции (1917-1941). Биографич. словарь. Петербург, 1994. 1 --- Арх.: Арх. ун-та шт. Огайо (США); Арх.М.ЧатфилдТейлор (США). --- А. Кузнецов ---


<< 1 2 3 4 5 6 7 8 10 20 30 40 50 60 70 80 >>
На фотозаставке сайта вверху последняя резиденция митрополита Виталия (1910 – 2006) Спасо-Преображенский скит — мужской скит и духовно-административный центр РПЦЗ, расположенный в трёх милях от деревни Мансонвилль, провинция Квебек, Канада, близ границы с США.

Название сайта «Меч и Трость» благословлено последним первоиерархом РПЦЗ митрополитом Виталием>>> см. через эту ссылку.

ПОЧТА РЕДАКЦИИ от июля 2017 года: me4itrost@gmail.com Старые адреса взломаны, не действуют.